поиск по сайту
.: Футбол. Тет-а-тет

Павел Стипиди: «Мой заработанный в футболе капитал - это общение с незаурядными людьми»

П
оставить запятую в известной фразе «Казнить нельзя помиловать» трудно не только на судебном заседании, но и на футбольном поле. Арбитр ФИФА Павел Стипиди оглашал судебные вердикты и в матчах статусных команд Советского Союза и России, и в кубковых сражениях между европейскими клубами, и в отборочных играх чемпионата мира...
Однако, как говорится, не судейством единым: Павел Александрович - еще и спортивный функционер, специалист в сфере селекционной политики, да и просто интересный собеседник.
Последнее обстоятельство особенно актуально при подготовке интервью для «Независимой спортивной газеты».
Долгожданное возвращение
- Павел Александрович, хоть у вас и кубанские корни, родились вы далеко за пределами земли предков...
- Да, моя малая Родина - Казахстан. Там в селении Раздольное Павлодарской области я и появился на свет в семье греков, депортированных из Краснодарского края в 1942 году. Родители - коренные кубанцы: отец - Александр Григорьевич - уроженец станицы Северской, мать Ольга Лефтеровна - родом из Ильской. Я не только не единственный ребенок, но и не единственный спортсмен. Старший брат занимался конным спортом и сдал норматив мастера. Средний, как и я, - футболист. Только сестру увлечение спортом обошло стороной, зато у нее юбилей сродни рекорду - 40 лет работы в одной школе.
 
Возвращения на Кубань пришлось ждать почти четверть века: состоялось оно в 1966 году. Обосновались мы в Елизаветинской. Нашли неплохое место, присмотрели старый домик и начали всё заново. А уже через 2 года, в 11-летнем возрасте, я записался в футбольную секцию.
- И правильно сделали: ведь спустя пару лет весь Краснодарский край охватил настоящий футбольный бум...
- О, это было сумасшедшее в хорошем смысле слова время, незабываемое! Но к нему мы еще вернемся.
- Тогда давайте о ваших первых шагах в футболе.
- Особых достижений у меня на футбольной стезе не было, хотя знание футбола «изнутри», конечно же, в дальнейшем пригодилось. Моими тренерами стали Юрий Горин и Эдуард Антонянц в обществе «Трудовые резервы». Их роль трудно переоценить: первый наставник в футболе - как первый учитель в школе. Мне с «учителями» повезло: оба оказались душевными и очень порядочными людьми, при этом блестяще разбирающимися в футболе. Каждый из них в свое время выступал за «Кубань» - Юрий был нападающим, а Эдуард - полузащитником. Вероятно, они неплохо передали мне свои навыки, потому что уже скоро на меня обратил внимание тренер группы подготовки футбольного клуба «Кубань» Илларион Николаевич Авраамов и, не мешкая, забрал меня к себе. В отличие от Горина и Антонянца, Авраамов раньше никогда не играл в футбол (ну разве что во дворе), зато умел великолепно работать с детьми. Здесь у него был дар от Бога.
- А возможна ли переквалификация из детского наставника в тренера взрослой команды?
- Да, вполне. Но не наоборот: если вы, как сейчас говорят, «заточены» на работу со взрослыми, тренировать детей желательно даже не пробовать. Почему так, не знаю, но факт остается фактом. В общем, из группы подготовки я попал в ФШМ - футбольную школу молодежи, их было много по всему Союзу. И снова у меня был прекрасный руководитель - Анатолий Михайлович Миронов.
- Вам на тренеров действительно прямо везло...
- Тут не в везении дело: просто советская система, готовившая футбольные кадры, в то время выдавала результат бесперебойно. Что касается Миронова, то о его футбольном прошлом в двух словах, пожалуй, не скажешь. Он был очень сильным нападающим, со всеми навыками форварда - владел роскошным скоростным дриблингом, прицельно бил с обеих ног, обладал уникальным голевым чутьем и замечательно видел поле.
Им бы дубли в лиге взять, да отменить
- Напомните тем, кто, быть может, подзабыл, какой команде посчастливилось использовать его таланты?
- Краснодарской «Кубани». Занимаясь у Миронова, я даже и не думал, что окажусь в его бывшем клубе. Ну, может, разве что в глубине души мечтал...
- И мечта стала явью?
- Да, по окончании ФШМ я и еще семеро ее выпускников стали игроками дубля головной команды края. Но история выступлений в первой лиге, увы, недолго длилась: в межсезонье футбольные чиновники дубль второго по силе союзного дивизиона вдруг взяли, да и упразднили.
- Но и одного круга достаточно, чтобы от игры за «Кубань» остались целостные впечатления?
- (Призадумавшись). Впечатлила, пожалуй, не столько даже игра, сколько главный тренер дубля Владимир Александрович Бражников. Он добивался результата как глубокими познаниями в футболе, так и безобидной шуткой. Умением снять напряжение одной остроумной фразой. Скажите, кто из наших современных тренеров - специалист высочайшего класса и балагур в одном лице?
- Что-то не припомню.
- Даже и не пытайтесь: напрасная трата усилий. Что касается времени, то оно в такой непринуждённой атмосфере пролетело незаметно - пришла пора идти мне в армию. В 1977-м возвращаюсь «на гражданку» и сразу получаю приглашение от Анатолия Вдовенко - рулевого ФК «Дружба» из Новотитаровской. Но если вы подумали, что путь из столицы края в станицу - для футболиста снижение статуса, то ошибаетесь. Середина 70-х - золотая пора для футбола Кубани. Тот легендарный футбольный бум, который мы упоминали в самом начале нашей беседы.
- Может, еще разок упомянуть?
- Я только «за»: могу об этом говорить до бесконечности. Итак, 1977 год. Интерес к игре номер один в нашем крае невероятный! У каждого колхоза имеется своя футбольная команда, в каждой станице - стадион с газоном хорошего качества. Чемпионат Краснодарского края в то время по уровню - как сегодняшняя ФНЛ. А если проводить аналогии с тогдашними соревнованиями, то сопоставим он был со второй лигой союзного первенства. В Армавире, Кропоткине, Славянске-на-Кубани, Тимашевске, Приморско-Ахтарске, Ейске, других райцентрах футбольные арены вмещали 5-6 тысяч зрителей, и трибуны всегда украшал полновесный аншлаг. В населенных пунктах габаритами поскромнее стадионы были рассчитаны примерно на 1 тысячу человек, но и там постоянный «биток» гарантировал хозяевам мощнейшую поддержку.
- А что из себя представляла тогдашняя «Дружба»?
- Между прочим, чемпион Краснодарского края и Российской федерации, победитель всесоюзного турнира среди сельских команд «Золотой колос». Ее держал колхоз-миллионер, положивший мне зарплату в 160 рублей (не считая премиальных). Он же и оплачивал мое проживание в станице. Короче говоря, на всё про всё вполне хватало. С этой командой я выигрывал краевое первенство, прочие престижные соревнования. Довелось выходить мне на поля кубанских стадионов и в футболках других популярных в крае команд, не менялось лишь при этом амплуа - опорный полузащитник. Впрочем, последние 8 лет моей футбольной биографии я оставался верен одному и тому же клубу - «Голубой Ниве» из Славянска-на-Кубани.
Прессе лучше помолчать
- В чем же причина постоянства?
- Человеческий фактор. Главный тренер Олег Иванов смело внедрял в ежедневный тренировочный процесс, как сейчас бы сказали, современные инновации. И при этом не ленился разъяснять каждому из игроков практическую пользу от новых упражнений, методик, тактических наработок. Словом, «близкий к народу революционер».
- После «Нивы» вы все же решились расстаться с футбольным мячом...
- Да, но с футболом не распрощался, выбрав в 1989-м ремесло арбитра.
- С вами и здесь бок о бок шли настоящие профессионалы?
- Это правда. Например, попробовать себя на поприще судьи мне дал возможность Михаил Хурум. Реорганизация судейского комитета Краснодарской краевой федерации футбола не состоялась бы без участия моих коллег Юрия Чеботарева и Евгения Хомутянского, которые вместе со мной сформировали бригаду (иногда меня и Женю подменял Саша Артеменко - известный в прошлом вратарь «Кубани» и майкопской «Дружбы»). После этой самой реорганизации появилась целая плеяда талантливых служителей Фемиды, таких, как Василий Тарабрин, Валерий Мезенцев, Владимир Орел, Юрий Андрюшин, Василий Правило, Рашид Абдулкадыров, Юрий Куница, Александр Пестрецов, Геннадий Сотников… - всех не перечислишь. А чуть позже Юре Чеботареву и мне присвоили звание арбитров ФИФА.
- С таким статусом недолго и «звезду словить», Павел Александрович...
- Ну, от этого мы были застрахованы. Нас, рожденных в СССР, отличала реальная самооценка.
- Зато сегодня в футболе «головокружение от успехов» происходит у очень многих - как правило, у игроков.
- Знаете, считаю, в этом виноваты телевидение и пресса, слишком рано и громко поющие дифирамбы юным талантам. А потом мы удивляемся, почему вдруг условные Захарян и Тюкавин стали меньше выкладываться на футбольных полях...
Скажи-ка, дядя, ведь недаром...
- Можно ли уберечь молодых футболистов от «звездной болезни»?
- Рецепт на все случаи жизни вы не узнаете, но как вариант - пример Гамида Агаларова, нападающего «Уфы». Между прочим, на сегодня - бомбардира РПЛ номер один. Могу точно сказать, что зазнайство ему не грозит.
- Откуда такая уверенность?
- Я проработал на Кавказе довольно длительное время и знаю, что значит тамошнее воспитание. Гамид родился и вырос в Дагестане, он уважает отца, берет на вооружение папины советы и рекомендации. С его отцом я знаком лично, тот играл у меня в махачкалинском «Динамо», когда я там работал спортивным директором. Очень важно, что папа Гамида постоянно рядом с сыном, в случае чего может и «напихать». Так что лекарство от звездной болезни, как говорится, всегда в наличии.
- А способен ли «вправить мозги» племяннику, который сегодня судит матчи в премьер-лиге, его знаменитый дядя? Догадайтесь, о ком сейчас речь?
- Догадался (улыбается). К счастью, мой 41-летний племянник Алексей Стипиди повода для жестких воспитательных акций мне пока не предоставляет. С работой он справляется неплохо, а если что-то непонятно, не стесняется спросить: советом я всегда готов ему помочь.
- Ну, вы о родственнике слишком уж скромно. А вот многие эксперты говорят, что Стипиди-младший - сегодня один из лучших в футбольном судейском цеху России.
- Не знаю. Экспертам виднее. Но если уж зашла об Алексее речь, не могу не отметить одно из его главных профессиональных качеств - уравновешенность, умение работать головой и мыслить нестандартно.
Да, есть арбитры в наше время...
- Павел Александрович, можете назвать еще пару кубанских судей, соответствующих европейским критериям?
- Это в первую очередь 39-летний Павел Кукуян из Сочи - очень талантливый судья, профессионал, обслуживающий матчи РПЛ в качестве главного арбитра. У него есть все данные для того, чтобы судить международные встречи под эгидой УЕФА. Есть еще Андрей Гурбанов из Краснодара - ассистент на матчах в премьер-лиге. Он совсем молод: ему всего 30. Что касается Павла Кукуяна, то он, к слову, еще известен и как футболист-профессионал, в свое время поигравший в первой лиге за «Жемчужину-Сочи». Отдельно рассуждая о физико-технических параметрах арбитров, я бы отметил «фишку» Андрея Гурбанова - его прекрасный приставной шаг, с помощью которого он передвигается вдоль кромки поля.
- Что дает это умение?
- Арбитру на линии оно позволяет великолепно видеть поле. В этом случае судья смотрит не на угловой флажок, а на то, что происходит в игре. Между тем, сегодня многие российские арбитры, среди них и весьма маститые, бегут по линии лицом вперед. А это - существенный «минус»: они на несколько секунд рискуют упустить из виду ключевые события на футбольном газоне.
- А кого вы можете выделить из арбитров во всероссийском масштабе?
- Сергей Карасев, Сергей Иванов, Николай Левников, Вячеслав Безбородов. Между прочим, Карасева уже признала вся Европа, он теперь постоянный участник важных международных матчей. И там Сергей лицом не ударяет в грязь.
- Но грязи на него немало вылили после нашумевшего матча Евро-2020 между Чехией и Нидерландами, когда он удалил с поля звездного голландского защитника Де Лигта…
- Здесь опять гримасы прессы - на сей раз зарубежной. В современном футболе без этого не обойтись. Очередная проверка на прочность.
- Выдержит ли тест на прочность новый глава РПЛ Ашот Хачатурянц?
- Он чиновник очень высокого уровня, и этим уже многое сказано. Отдельное ему спасибо за работу на посту руководителя судейского комитета РФС: здесь его главная заслуга в том, что он сумел сохранить костяк отечественных арбитров. Думаю, его работа в РПЛ позитивно скажется на развитии этой структуры.
Спасение супруги Олега Блохина
- Павел Александрович, какое из воспоминаний в вашей богатой судейской карьере было одним из самых ярких?
- (После паузы). Пожалуй, поездка в Афины в конце 90-х для работы на матче Кубка УЕФА между «АЕКом» и клубом из Словакии. Это были 3 волшебных, незабываемых дня! Я впервые в жизни побывал на Родине далеких предков, такой красивой и гостеприимной. В ходе самого матча, после оглашения диктором моей фамилии, весь стадион встал и поприветствовал меня овациями. Любое мое действие встречалось затем «на ура», даже если вердикт мой был не в пользу любимцев трибун.
- Вы общались на улицах с местными жителями?
- Конечно! Ведь нас не разделял языковой барьер, хоть понтийский диалект и отличается от классического греческого. Общий язык (во всех смыслах слова) мне удалось найти даже с пограничниками, и это очень помогло... жене звездного форварда Олега Блохина.
- Ну-ка, пожалуйста, подробнее.
- За день до матча мы вместе с четвертым арбитром из нашей бригады Владимиром Овчинниковым находились в аэропорту Афин для улаживания каких-то юридических формальностей. Внезапно Володя увидел неподалеку в накопителе знаменитого советского нападающего и подошел к нему - тот ли за автографом, то ли просто в знак уважения. Возвращается и говорит: у Блохина проблемы, его жена Ирина Дерюгина, легендарная в свое время гимнастка, не может вылететь в Киев из-за просроченной визы. Недолго думая, я направился к стоявшим на входе офицерам пограничной службы и сказал, что я арбитр из России, который будет завтра судить игру «АЕКа». Пограничники оказались болельщиками черно-желтых и, то ли в шутку, то ли всерьез, попросили меня относиться к «АЕКу» помягче. Ну, я тоже в ответ отшутился, представители греческой армии закрыли глаза на целый ряд формальностей, и супруга выдающегося форварда киевского «Динамо» и сборной СССР благополучно улетела на Украину.
- А если бы пограничники были фанатами «Панатинаикоса», злейшего врага «АЕКа»?
- (С улыбкой). Думаю, с ними я и в этом случае тоже сумел бы договориться.
Сувениры из штаб-квартиры
- Но зачастую за границей судьям приходится общаться не только с народом, но и с его «слугами»: в смысле, с чиновниками...
- У меня тоже возникали такие ситуации, и вот одна из них. Когда в 1996 году наша судейская бригада из России, в составе которой нашлось место и мне, прибыла в Цюрих для работы на отборочном матче ЧМ-1998 Швейцария - Польша. После российской разрухи «лихих 90-х» благополучная страна в центре Европы казалось нам оазисом в пустыне. Особого же пика эмоции достигли в те минуты, когда нас привезли в штаб-квартиру ФИФА - надо полагать, в рамках познавательной экскурсии.
- Увиденное восхитило?
- Скорее, удивило. Вообще-то, в нашем представлении резиденция такой крутой конторы должна была располагаться в ультрасовременном небоскребе из «стекла и бетона». Однако офис этой организации приютил с виду ничем не примечательный скромный двухэтажный особняк, расположенный, правда, в «хорошем» районе города. Не особо впечатлило нас и внутреннее убранство: средних размеров холл, стенды с вымпелами и буклетами... Оказалось, что на стендах - атрибутика ФИФА, которую разрешалось взять с собой в любом объеме на память о посещении знакового для многих футбольных болельщиков места.
- Рискну предположить, что наша делегация мимо таких презентов не прошла...
- Да, «витрина» быстро опустела (улыбается). «После русских ничего не остается», - по-английски прокомментировала эту сценку какая-то дама, вероятно, сотрудница офиса. Но людей можно было понять: не каждый день вы попадаете в святая святых футбольной планеты. К тому же, речь не о музейных экспонатах - все выставленные сувениры для того и предназначалась, чтобы занять место в саквояже очередного посетителя знаменитой штаб-квартиры. Между тем, через пару минут наша «экскурсия» внезапно прервалась - на лестнице послышались шаги, и в вестибюль спустился... Йозеф Блаттер собственной персоной! Тогда он был вторым человеком во всемирной футбольной организации, занимая должность генерального секретаря ФИФА.
Фотосессия с Йозефом Блаттером
- Снова попытаюсь угадать: люди бросились к нему с просьбой о совместном фото?
- На этот раз, увы, ошибочка. Всемирно известный спортивный функционер сам подошел к гостям из России и на языке Шекспира поделился с нами мнением о российских арбитрах. Из слов Блаттера следовало, что с футбольным судейством у нас всё в порядке. Что касается фотосессии, то упрашивать генсека не пришлось - он с явным удовольствием позировал на камеру, и мы вместе с ним. Одним словом, нормальный мужик, без гонора и заморочек.
- Ну а как прошел футбол?
- Итоговый счет 3:0 в пользу Швейцарии, главным арбитром был Тарас Безубяк из Питера. А я отработал на линии - говорят, что неплохо.
- Казалось, вот она - минута славы: штаб-квартира ФИФА, статусный международный матч, общение с Иозефом Блаттером... Тем не менее, вы через 3 с небольшим года бросаете большой футбольный арбитраж.
- Кстати, международных матчей в моей карьере в общей сложности 13. Ну а вообще, лучше уйти чуть раньше, чем засидеться - не только в спорте, между прочим. Хотя в чем-то вы и правы: мне даже не было 43-х, пару лет как минимум мог бы послужить Фемиде. Но у меня не сложились отношения с Николаем Толстых - в то время крупным российским спортивным чиновником. Я перестал попадать на матчи высшей российской лиги и поменял профессию, став в 2000 году спортивным директором саратовского «Сокола».
Как обрезали «Соколу» крылья
- На такой должности, наверное, человеку надо быть коммуникабельным, знающим психологию каждого из собеседников...
- Именно так: ведь решение «технических вопросов» порой означало простой поиск денег. Например, в 2005-м клуб в одночасье остался без спонсоров. А платить людям надо - они же в футбол играют не за «спасибо»... Короче, нашел я серьезных деловых людей, искренне любящих клуб «Сокол». Время от времени они предоставляли деньги в долг. И в результате мы на протяжении целого ряда «безденежных» месяцев исправно выдавали зарплату футболистам и персоналу. В платежной ведомости оставалась только одна фамилия, напротив которой вместо цифр с указанием энных сумм стояли прочерки. Наверное, не надо уточнять, о каком сотруднике речь?
- То есть вы от получаемых денег не оставляли себе ни копейки?
- А иначе бы зарплаты на всех в клубе не хватило. В общем, «Сокол» продолжал играть, никто в клубе не бунтовал, но в один прекрасный день настало время платить по счетам. Платить же, увы, было нечем...
- Ну а что кредиторы?
- Назначили мне встречу. Я взял с собой все документы: был уверен, что деньги из нас начнут выбивать через суд. Прихожу к назначенному часу в указанное место, а там... накрытый стол. И во главе стола - один из тех, кому мы кругленькую сумму задолжали. Слова, которые я от него услышал, забыть невозможно: «Долгое время команда «Сокол» доставляла нашему городу радость, дарила всем ее жителям праздник, и в благодарность за это мы прощаем все ваши долги!»
- Красиво...
- Думаю, ради, в том числе, и таких моментов и существует футбол.
- Какой была дальнейшая судьба «Сокола»?
- Сначала - тренерские отставки: в 2002 году на смену Корешкову - умному знающему тренеру - пришел Ткаченко и... вылетел с командой в первую лигу. Вместо него назначили Шевчука, но и у него не очень-то получилось: по итогам сезона «Сокол» обосновался на 4-м месте. Только не с начала, а с конца. Тогда, вероятно, хозяева «Сокола» вспомнили поговорку «Старый друг лучше новых двух» и вернули на пост главного тренера Корешкова. Результат не замедлил сказаться: в 2003 году команда завершила сезон 5-й, а год спустя заняла 3-ю позицию, остановившись в шаге от возвращения в высшую лигу. Увы, еще через год клуб «Сокол» прекратил свое существование.
- Но как такое могло случиться?
- Дело в том, что ранее содержала команду администрация губернатора области Аяцкова. В ту пору в Саратовской области активно развивался не только футбол, но и другие игровые виды спорта: волейбол, баскетбол, хоккей… И в каждой из этих дисциплин была команда мастеров. Ушел хозяин - остался один баскетбол, да и тот чуть позже задышал на ладан. Такова «роль личности в истории», в том числе - и в истории спорта.
Работа на «два фронта»
- Подозреваю, что не только «Сокол» зависел от большого человека...
- Правильно подозреваете. Но иногда могущественным покровителем той или иной команды является не государственный деятель, а успешный предприниматель. Как, к примеру, это было с клубом «Динамо» из Махачкалы: там в дагестанскую дружину свои средства инвестировал бизнесмен Осман Кадиев. Именно он в 2006-м и позвал меня на работу.
- И снова спортивным директором?
- Да, но в Саратове мне пришлось постигать азы этого ремесла, порой учиться и на собственных ошибках. А здесь у меня уже был кое-какой практический опыт. Жаль только, он не пригодился в полной мере: уже год с небольшим спустя «Динамо» прекратило свое существование. Не буду вдаваться в детали, кому понадобилось уничтожить этот проект... Который был мне интересен хотя бы уже тем, что на тот момент махачкалинское «Динамо» представляло из себя классический футбольный частный клуб. Которых в нашей стране сегодня совсем немного.
- Но и в России же есть позитивные примеры клубов-частников: например, «Краснодар»...
- Капля в море. И при этом никаких преференций со стороны государства. Показательна судьба другой частной команды - «Чайки» из Песчанокопского. Совместными усилиями чиновники выдавили клуб из первого дивизиона во второй вместо того, чтобы всячески поддержать прогрессивное начинание. О махачкалинском «Динамо» я уже говорил. Что касается Дагестана, то помимо чисто футбольных дел он запомнился мне и своими людьми - открытыми, человечными. Там до сих пор у меня много друзей, с которыми я и сегодня всегда на связи.
- После махачкалинского «Динамо» был новороссийский «Черноморец»?
- Я бы уточнил здесь: «Черноморец» с «Тереком».
- Вы что, трудились одновременно в двух командах?
- Да. И в обоих случаях сделал результат: новороссийцы при мне вышли в первый дивизион, а клуб из Грозного поднялся в высшую лигу. Началось с «Черноморца», где собралась отличная команда во главе с тренером Хазретом Дышековым - в прошлом блестящим футболистом, техничным и забивным нападающим. Снова я на посту спортивного директора, всё вроде бы идет неплохо, но тут мне следует предложение от «Терека», который поставил задачу выхода в элитное футбольное сообщество. Амбиции чеченских футболистов меня задели за живое: мне нравиться ставить высокие цели и следовать к их достижению. Но и бросать земляков было неправильно. И я принял приглашение из Чечни, но не расстался с «Черноморцем».
- Ситуация уникальная...
- Ну, не самая стандартная, скажем так. Приходилось почти всё время сидеть на чемоданах. Благо, от Новороссийска до Кисловодска не очень-то и далеко. Вот если бы пришлось мне совмещать работу в Питере и, скажем, в Сочи, было бы значительно сложнее (улыбается). А так, надо было просто трудиться в двойном объеме и всегда быть легким на подъем. И еще надо было всегда находить нужные слова. Когда грозненцам не разрешалось проводить матчи на домашнем стадионе (из соображений безопасности), я попросил Кадырова решить этот вопрос. И он его решил. Перед первым матчем в Грозном было подано 70 тысяч заявок на игру - при том, что стадион имени Билимханова вмещал всего 15 тысяч. На матче, впрочем, больше поразил не аншлаг, это было предсказуемо, а... флаги 9-ти стран на трибунах арены. Дело в том, что на тот момент в «Тереке» играло именно столько легионеров из 9-ти государств планеты - больше, чем в каком-нибудь другом российском клубе. Это к вопросу о безопасности.
- Чем еще помогал вам большой покровитель?
- Вот навскидку эпизод. После памятного матча с ЦСКА, который завершился уверенной победой «Терека», президент Чечни вошел к нам в раздевалку. Поздравил нас и направился, было, к выходу, но министр спорта республики вдруг говорит: «Вот спортивный директор что-то хочет еще сказать». А я даже и не думал... Но вовремя сориентировался: «Рамзан Ахматович, мы же выиграли у самих московских армейцев! Неплохо было бы выдать ребятам двойную премию...»
- Что ответило «начальство»?
- Немного помолчав, глава республики распорядился: «Всем - премиальные в тройном размере!»
Ночь. Автотрасса. Сумка с долларами
- То есть, каждый из футболистов в одночасье разбогател?
- И не только из футболистов: вознаграждение вручалось всему клубному персоналу. С выдачей бонусов, естественно, задержек не возникало - руководитель Чечни такого бы не допустил. Так что буквально через час на стадион была доставлена увесистая сумка, набитая зелеными банкнотами.
- Это надо было отметить.
- Надо было сначала на клубную базу вернуться! Которая располагалась в Кисловодске - в 4-х часах езды от Грозного. Представьте: мы едем в обычном автобусе через две проблемные республики - Северную Осетию и Ингушетию (а в Ингушетии, между прочим, в то время продолжались боевые действия). Едем темной ночью, по пустынной трассе, да еще и с кучей денег!
- Сюжет для боевика.
- Или для детектива - кому что больше нравится. Несмотря на мандраж, все крепко спали - ребят свалила усталость после напряженного матча с ЦСКА. И только я не сомкнул глаз ни на минуту.
- Однако такой классный хэппи-энд не помешал вам уйти из «Терека»...
- Не сработался с новым наставником команды - «однофамильцем» чеченской столицы. До Вячеслава Грозного в клубе работали очень талантливые тренеры: сперва местный специалист Талгаев, затем связка из Краснодарского края - Назаренко и Разоренов. В обоих случаях руководство, как говорится, дело свое знало. А вот Грозный с самого начала принялся меня (и не только меня) удивлять. Например, привел в команду 5 футболистов из Румынии, причем, лишь двое в этом «пополнении» мало-мальски отвечали требованиям премьер-лиги, остальные вообще ни на что не годились. Неудивительно, что с такими «великими мастерами» команда уже не думала о высоких местах и после моего ухода еле спаслась от вылета из премьер-лиги. Вот насколько важна роль тренера в любом футбольном клубе.
- Кстати о тренерах. Кого бы из наставников команд вы включили бы, скажем так, в символическую тройку?
- (Ни на секунду не задумавшись). Владимир Федотов, Виктор Гончаренко, Андрей Талалаев.
- А из наставников тех команд, в которых в свое время довелось вам поработать?
- Александр Корешков, Ваит Талгаев, Вадим Скрипченко. Последний - из «Анжи»: до этой команды мы еще не дошли.
- То есть вы снова оказались в Дагестане?
- Это было в самом конце истории с работой в разных клубах на должности спортивного директора. А из Грозного я перебрался в Пятигорск - в клуб «Машук-КМВ», по приглашению его президента Александра Сахтариди (зона «Юг» второй лиги, - прим. С.Т.). Через 2 с половиной года возвращаюсь домой, на Кубань.
- Вот и возможность отдохнуть от всех футбольных дел...
- Не тут-то было (улыбается). Следует предложение от Евгения Сусского о работе в его клубе «Биолог» (Новокубанск). Кстати, огромное спасибо этому человеку за то, что продолжает заниматься своей командой. Между прочим, позитивный пример развития сельского футбольного клуба.
В общем, год я проработал и, казалось бы, закончил, но... возник вариант с «Анжи»: на работу позвал Кадиев - тот самый, что был в «Динамо». Там всё неплохо получилось: задачу выполнили, закрепившись в РПЛ. Однако пришлось покинуть пост спортивного директора дагестанской команды по семейным обстоятельствам. Тем не менее, Дагестан для меня - река, в которую я вошел дважды, и оба раза успешно. Получается, опроверг поговорку (улыбается). Сейчас занимаюсь деятельностью футбольного агента.
- Как пришла вдруг такая идея?
- Еще в 1999-м, когда у нас в стране вообще такой профессии не было, я привез в Сочи на просмотр футболиста, которого чуть раньше случайно увидел на сборах. Смотрины прошли успешно, клуб игрока купил, а мне от этой сделки досталось 2 тысячи долларов. По тем временам хорошие деньги. После этого я начал интересоваться агентской работой - присматривался, изучал ее. И когда появилась возможность, занялся этим делом на постоянной основе. Сегодня через агентство «Osio &TEE Solutions International», в котором я работаю, проходит немало одаренных перспективных футболистов, получающих впоследствии постоянное место в основе стабильных крепких команд.
- Рынки каких стран вы уже освоили?
- Наша основная территория - постсоветское пространство и целый ряд стран Западной Европы.
- А как вы отличаете качественный «товар» от некондиционного?
- В этом нам помогают... сами же футболисты. Но не те, что играют в командах, где мы присматриваем новую «покупку», а те, что работают в нашей краснодарской конторе. Например, нигериец Осио Эдмонд: он знает толк в хороших игроках. Человеку, знающему тонкости футбола, легче разобраться в том, кто есть кто.
- Павел Александрович, какое из благ, которые вам дал футбол, для вас самое ценное?
- Тут двух мнений и быть не может - человеческое общение. Среди людей, с которыми меня сводил футбол, много интересных незаурядных личностей. Тех, о ком говорят «человек с большой буквы». А еще футбол легко стирает разногласия. Например, у кубанцев и волжан есть немало общего, но есть и различия в менталитете. И уж тем более мусульмане Дагестана и Чечни на многие вещи смотрят совсем не так, как православные христиане. Между тем, общий язык со всеми этими людьми я всегда находил без особых усилий. До сих пор перезваниваюсь с экс-коллегами по «Соколу» из Саратова, не забываю поздравлять руководителей бывшего «Терека», а теперь «Ахмата» с Рамаданом, а они меня - с Пасхой. Я могу в любой момент навестить своих знакомых и друзей в каждом из регионов, где мне в свое время довелось поработать. Меня везде примут как долгожданного гостя. И я, и эти прекрасные люди - все мы такие разные, но нас объединила, связав крепкими узами, самая лучшая в мире игра, имя которой - футбол...
- В вашем ответе слово «общение» - ключевое. А с кем больше всего вы любите общаться?
- С тремя моими внучками! Старшей из них - Кире - 11 лет, 9 лет Миланье, а самой маленькой - Оливии - всего 2 годика. И раз уж зашла речь о семье, скажу, что со своей женой Светланой мы в браке уже 40 лет (круглая дата была 13 ноября). У нас две дочки - Ангелина и Марина.
- Настоящее женское царство! Легко ли этим царством управлять?
- А управлять им и не надо. Нужно просто ко всем относиться с любовью. Это лучшее средство от разногласий, конфликтов и ссор.
Сергей Таран

.: Другие материалы рубрики