.: Футбол. Тет-а-тет
Андрей Михеев: «Слушал советы Галицкого, забивал Акинфееву, играл у Карпина»
П
олузащитник Андрей Михеев родился в Ростове-на-Дону, но почти всю карьеру провел за пределами родного города: наблюдал расцвет «Краснодара», запуск карьеры Шамиля Газизова и Антона Заболотного в «Уфе», а еще - армавирскую «перезагрузку» Валерия Карпина.
Завершив карьеру в 30, Михеев остался в песчанокопской «Чайке» и стал развивать детско-юношеский футбол. 2 года назад Академия вышла на новый уровень, а президент клуба озвучил цель - стать лучшими в России.
В интервью корреспонденту «Sports.ru» Андрей Михеев вспомнили свою игровую карьеру и рассказал, как устроена футбольная Академия в частном провинциальном клубе.
Советы Галицкого, премиальные за поражение, 10 матчей до часов «Ролекс»
- Андрей, в «Краснодар» вы пришли в конце 2008-го, когда клуб только провел свой первый сезон в профессиональном футболе. Было ощущение, что это временный проект?
фото: ФК «Чайка»
- Нет, хотя многие болельщики скептически относились к клубу. До Галицкого в России таких проектов почти не было: частный инвестор вкладывал в футбол собственные средства, строил инфраструктуру. Клубу еще не было и 2-х лет, но мы уже тренировались на базе «Четук», которой бы позавидовали многие команды премьер-лиги. Все условия были на высшем уровне, а со временем они стали еще лучше.
- «Постановка задачи - российская тема. Она безобразна по своей причине», - говорил Сергей Галицкий в 2011-м. Тогда для него результат был не важен?
- Результат всегда важен, кто бы что ни говорил. Вкладывая большие деньги в развитие клуба, всегда хочешь получить больше, чем просто красивую игру. Другое дело, что Галицкий никогда не стремился выйти в следующую лигу любой ценой. Так получилось, что в ФНЛ «Краснодар» поднялся с 3-го места, а в премьер-лигу - с 5-го. Тогда мы даже шутили, что попадем в Лигу чемпионов с 7-го места, потому что остальные клубы не пройдут финансовый «фэйр-плей». Дебют «Краснодара» в групповой стадии Лиги чемпионов через 12 лет после основания клуба - это суперуспешный результат.
- Во 2-м круге сезона-2010 судьи часто ошибались в пользу соперников «Краснодара». Как реагировал Галицкий?
- Это было так давно, что я сейчас и не вспомню (улыбается). Если команда ставит большие задачи, она должна выигрывать, несмотря на судей. Если ты сильнее - никакие арбитры не помешают.
- Есть тонны историй о том, как Галицкий включался в тренировочный процесс. Расскажите свою.
- Больше всего запомнилось, что, будучи очень занятым человеком, Галицкий много времени уделял клубу. Приезжал на базу, смотрел тренировки, общался с командой. Историй, как Галицкий заходил в «квадрат», я не помню. Зачастую он оставался с футболистами после тренировки и бил по воротам. Ему было интересно узнать мнение футболиста по какому-то вопросу, высказать свои мысли. Например, с голкипером Андреем Синицыным они спорили, как нужно отбивать пенальти: гадать или реагировать по удару. Мне он как-то сказал: «А что, если смещаться с правого фланга в центр и внешней стороной стопы бить в дальний угол? Давай попробуем?». Начинаешь отрабатывать, и думаешь: «Блин, а ведь неплохая идея!»
- На матчи с «Кубанью» были двойные премиальные?
- Да. Однажды были даже тройные. Галицкий вообще никогда не скупился на премиальные. Если команда выигрывала, и он был доволен, то всегда мог их удвоить или утроить. В 2010-м мы играли дома с новосибирской «Сибирью». На 2-й минуте у нас удалили защитника. В динамике показалось, что по делу, но потом на повторе было четко видно, что он сам зацепился за свою ногу. К перерыву мы проигрывали 0:3. Во втором тайме побежали вперед, забили 2 гола, могли и третий вколотить. Плюс судья не назначил явный пенальти. Галицкий видел желание, с которым команда играла до последних минут. На следующий день он приехал на базу и сказал, что будут премиальные, как за ничью. В моей карьере это был единственный случай, когда команда получила премию за поражение.
- В «Краснодаре» вы работал с Хакуновым, Ташуевым, Муслиным. От работы с кем из них получили наибольшее удовольствие?
- Период работы с Сергеем Ташуевым был непростой, но, тем не менее, я считаю его лучшим тренером в своей карьере. При нем я постоянно прибавлял. На этом багаже у меня получилось играть еще и у Славолюба Муслина. Он тоже очень качественный тренер, но больше рассчитывал на легионеров. Возможно, у него было недоверие к российским игрокам.
- Ходили слухи, что Муслин брал деньги за место в составе.
- Нужно спрашивать у тех, кто эти слухи разносит, либо у тех, кто платил за место в составе. Я с таким не сталкивался. Я никогда не держался за контракт. Для меня было лучше уйти туда, где ты будешь играть, пусть и за меньшие деньги. Зато будет возможность доказать на поле, что ты футболист, что ты достоин этих денег. А потом вернуться на те же условия или даже лучше.
- В «Краснодаре» вы пересекались с защитником Алексеем Бугаевым - участником Евро-2004. В 2010-м он завершил карьеру. Говорят, из-за проблем с алкоголем.
- Бугаев - один из сильнейших центральных защитников, против которых я играл. Он был невысоким, но выигрывал борьбу у нападающих за счет прыжка. Виден был его класс - не зря же он ездил на Евро. Не помню, чтобы пропускал тренировки или появлялся с перегаром. А чем он занимался в свободное время, я не знаю.
- В 2011-м в «Краснодаре» были Спартак Гогниев, Игорь Пикущак и Евгений Калешин, которые сейчас тренируют в ФНЛ. Тогда могли себе такое представить?
- Конечно, нет. Когда ты действующий футболист, то не задумываешься о том, что будет дальше, как развернется твоя карьера. Не у всех футболистов получается получить лицензию «PRO», не говоря уже о том, чтобы стать хорошимитренером, как это удалось Игорю, Евгению и Спартаку. Кстати, Женя Калешин начинал свой тренерский путь у Ташуева. Игорь Пикущак начинал как тренер в «Краснодаре», потом продолжил в «Ноа» - выиграл Кубок Армении. Надеюсь, что и в тольяттинском «Акроне» у него всё получится. Футбол, в который играет «Алания», для меня является большим открытием. Никто не думал, что владикавказцы будут играть в настолько атакующий футбол. Приятно смотреть их матчи: забив один гол, бегут забивать второй.
фото: СЭ
- Все отмечают, что Гогниев большой мотиватор. Каким он был футболистом?
- Достаточно эмоциональным. В жизни абсолютно спокойный человек, но на поле он злился, даже когда проигрывал в незначительном упражнении. Запомнился момент после игры во Владивостоке. Я получил красную, мы сыграли вничью. Сижу в раздевалке, влетает Гогниев, со всей силы пинает чью-то сумку, швыряет бутылку. Понятно, что он злился и на себя, и на партнеров. В том эпизоде с судьей не было ничего криминального, хотя тренер не должен позволять себе подобных эмоциональных всплесков. Понятно, что иногда какие-то судейские решения могут выбить из колеи. Гогниев только начинает свой большой тренерский путь, поэтому хочу пожелать ему успехов и терпения.
- До получения часов марки «Ролекс» от Галицкого вам не хватило всего 10-ти матчей (Сергей Николаевич дарит их тем, кто провел 100 матчей за «Краснодар», - прим. ред.). Досадно?
- Не в «Ролексах» счастье (смеется). Обидно, что не хватило 10-ти матчей, чтобы войти в историю, вписать свое имя в «Клуб 100». Я мог бы стать вторым игроком после Владимира Татарчука. Сложно уходить из клуба, где всё хорошо: и финансово, и инфраструктурно. Но ты должен понимать, что твое время закончилось. Нужно со всеми попрощаться, пожелать удачи и двигаться дальше. Я с удовольствием вспоминаю те 4 года, проведенных в «Краснодаре».
- Самое яркое воспоминание за все время в клубе?
- Ярких воспоминаний достаточно много. В «топ-3» точно войдут следующие: участие в премьер-лиге; работа с сильными тренерами, у которых я многое подчерпнул; 2 забитых мяча: в ворота «Анжи», когда там было много мировых и отечественных звезд, и ЦСКА. С Акинфеевым после матча хотел поменяться футболками, но не успел - он быстро ушел в раздевалку.
Трудяга Заболотный, сахалинская икра, форма Карпина
- После «Краснодара» вы попал в «Уфу», где только начинал работать гендиректором Шамиль Газизов.
- Да, он тогда только начинал свой путь в футболе. При нем команда развивалась, вышла в премьер-лигу. У нас с ним сложились хорошие отношения. Я приехал в команду и не мог сыграть несколько месяцев. Мне только прооперировали колено, по приезду в Уфу у меня начались мышечные травмы. Возможно, из-за искусственного газона. Возможно, я тренировался с излишним усердием, потому что скорее хотел вернуться на прежний уровень. Но что-то пошло не так. Не послушав врачей, которые предлагали подождать, я начал тренироваться и опять получил повреждение. Тогда меня вызвал Газизов и сказал: «Ты что тут устроил?! Ты один из самых высокооплачиваемых футболистов, а второй месяц не играешь». Я ответил: «Можете не платить мне зарплату, пока я не восстановлюсь». Видимо, эти слова его зацепили. Вскоре он подошел ко мне и сказал, чтобы я не переживал и спокойно готовился вернуться в строй.
- Там же вы пересеклись с нападающим Антоном Заболотным. Сейчас он легенда мемов, а кем был тогда?
- Тогда он пришел из ЦСКА, где его уже подпускали к основе. У него тоже не сразу начало всё получаться. На сборах он получил травму и вылетел на месяц. Могу сказать, что он на сто процентов трудяга. Даже когда у него ничего не получалось, он всё равно не опускал рук, продолжал работать.
- Андрей, а как тебя занесло на Сахалин?
- В волгоградском «Роторе» полгода не платили зарплату. Нужен был альтернативный вариант, и я отправился в «Сахалин». Провел в команде 3 месяца и столько же раз летал на Сахалин. Команда провела на острове несколько игр. Большую часть «домашних» матчей мы сыграли в Москве, где и жили. С Сахалина постоянно везли икру. Не только мы, но и все команды. «Томь» однажды увезла больше 100 килограммов. Тогда она стоила около полутора тысяч за кило.
- Сильно удивились, когда узнали, что Валерий Карпин будет тренировать в Армавире?
- Тогда в армавирском «Торпедо» по несколько месяцев не платили ни зарплату, ни премиальные. Играли на энтузиазме. В последнем туре мы случайно выиграли ПФЛ. Мало кто верил, что клуб заявится в ФНЛ. Ходили разговоры, что команда сменит название и станет фарм-клубом «Кубани». Помню, как после товарищеского матча в Афипском мне позвонил генеральный директор «Торпедо» и сказал, что мы с Сергеем Путилиным (сейчас он работает массажистом в московском «Динамо») летим в Москву. Тогда на контракте в клубе были только мы с ним. По прилету узнали, что специально под ФНЛ перевезли почти целую команду из чемпионата Армении - «Улисс». Конечно, в таких условиях было сложно поверить, что Карпин, тренировавший московский «Спартак» и испанскую «Мальорку», приедет работать в Армавир.
- Сам Карпин говорил, что потренируется месяц и сможет без проблем провести полчаса в ФНЛ. Он правда был в такой хорошей форме?
- Он реально был в порядке! Мог включаться в тренировку, когда были удары по воротам, игровые упражнения. Карпин открыто говорил нам: «Любую передачу я отдам лучше вас». На это все футболисты реагировали по-разному: кого-то это злило, а кто-то задумывался. У Карпина была классная игровая карьера, он играл на топовом уровне - а ты сейчас в ФНЛ. Надо грызть землю, чтобы к нему приблизиться.
- Армавирское «Торпедо» установило рекорд ФНЛ, сыграв 5 нулевых ничьих подряд. Это напрягало?
- Конечно, напрягало. Все хотят показывать результат, набирать очки. Когда столько ничьих, ты вроде и не проигрываешь, но находишь внизу турнирной таблицы. Появляется нервозность, начинается перетасовка состава. Карпин тоже переживал. Это было видно по тем теориям, где он приводил цифры из «InStat», по тому, как он постоянно искал новые сочетания состава, варианты розыгрыша «стандартов». Много анализировал матчи. Было видно, что он пытался что-то изменить. Копался в себе.
- В том сезоне был сыгран один из самых странных матчей ФНЛ, когда «Армавир» пробил 3 пенальти в одном матче.
- Когда в ворота домашней команды ставят 3 пенальти, это что-то из ряда вон выходящее. Пусть лучше в этом разбирается судейский комитет.
- Часто вы понимали, что что-то в матче идет не так?
- Достаточно часто. Сразу приходит на ум игра за белгородский «Салют». Мы играли дома против «Алании» Газзаева. У них тогда стояла задача выйти в премьер-лигу. После первого тайма был счет 0:0, а у гостей - ни одного момента. Судья удалил у нас сначала одного игрока - не помогает, потом второго. В итоге «Алания» еле-еле выиграла 1:0.
- Что чувствуешь, когда видишь такое, находясь на поле?
- Это только подстегивает: еще больше бежать, пытаться доказать, что в футболе всё решается на поле, а не за счет благосклонности судей.
Академия: задача - стать лучшими в России
- Андрей, вы закончили карьеру в 30. Почему так рано?
- Ресурс организма был исчерпан. Пошли травмы. Поэтому решил, что пора заканчивать. В «Краснодаре» были шикарные условия для восстановления: хамам, душ-шарко, криосауна… Когда ты молодой, этим пренебрегаешь, после тренировки быстрее мчишь домой. А с возрастом понимаешь, что это одно из ключевых условий футбольного долголетия.
- Как и когда вам предложили стать директором Академии песчанокопской «Чайки»?
- Закончив карьеру, я не мог понять, что делать дальше? У нас состоялся разговор с владельцем донского клуба Андреем Ивановичем Чайкой, в ходе которого он доверил мне развивать в «Чайке» детско-юношеский футбол. Пошел учиться на тренерскую категорию «С». В процессе обучения понял, что это не мое. Я не хочу быть одним из тренеров с лицензией. Мне больше нравится работа менеджера. Когда мы с «Чайкой» вышли в ФНЛ, где по регламенту каждый клуб обязан иметь собственную Академию, я был назначен ее директором.
- Какие задачи поставил перед вами президент клуба?
- Стать лучшей Академией России с того момента, как появится соответствующая инфраструктура. У нас уже заканчивается строительство современного футбольного поля размером 105 на 68 метров в ФОК в Левенцовском микрорайоне. В Ростове это первое поле такого уровня: из пробкового наполнителя португальского производства, которое, в отличие от обычного, не нагревается на солнце. Там будут заниматься старшие возрасты нашей академии. Плюс планируется появление двух полей в Северном микрорайоне, размером 60 на 40, куда будут переброшены младшие команды. К этой цели движемся планомерно. Мы не можем взять, щелкнуть пальцами и стать лучшими в стране. Мы каждый день движемся вперед и в плане наших спортивных результатов, и в плане комплектования команды. Нашей Академии всего полтора года, но мы уже сделали намного больше, чем другие клубы за несколько десятков лет.
- Например.
- Мы стали лицензированной Академией РФС, обучили тренеров, проводим обучающие семинары с приглашением специалистов очень высокого уровня. Например, в феврале читал лекции Борис Григорьевич Чирва, преподаватель Высшей школы тренеров. Далее планируем получить сертификат «Футбольной академии высшей категории», который позволить участвовать в Юношеской футбольной лиге. Уверен, что через год мы попадем в эти «топ-20» команд. Сейчас наша селекция ограничивается Ростовом-на-Дону. Но скоро появится интернат, сможем расширить рамки. Пока немножко опережаем нашу инфраструктуру.
- Вы начали заниматься футболом в середине 90-х. Как тогда все было устроено в детском футболе? Из серии - вот вам мяч, бейте по воротам?
- Да-да, примерно так. Я пришел в ростовский СКА в 1995 году. Мы тренировались на поле с щебенкой. Тренер приходил, садился на скамейку и говорил: «Мячи в сетке, занимайтесь». Потом я перешел в «Ростсельмаш», где нам уделяли уже больше внимания. В «Ростсельмаше» мы тренировались на резиновом поле, которое местами было стерто до асфальта. Сейчас арендуем поля с искусственным покрытием. Условия тогда и сейчас - это небо и земля. Остается только показывать себя.
- «Краснодар» начал выстраивать Академию с приглашения главным тренером сербского специалиста Александра Марьяновича. Вы не думали над тем, чтобы пойти по такому же пути?
- Наша философия заключается в том, чтобы вырастить не только сильных футболистов, но и тренеров. У нас очень много молодых специалистов, которые постоянно обучаются. У нас лучшие молодые тренеры в Ростове. Если посмотреть на их состав - он целиком состоит из жителей нашего региона. Мы не нацелены на то, чтобы приглашать тренеров из других мест. У нас достаточно своих грамотных специалистов. В нашей Академии нет приезжих тренеров. Уверен, что даже в нашем регионе мы можем воспитать целое поколение качественных специалистов. Я еще понимаю приглашать иностранного специалиста на конференцию, семинар. Или отправить нашего тренера на стажировку, чтобы он посмотрел, как работают за границей. Но уж точно не приглашать на работу тренера из-за рубежа.
- На какие академии вы ориентировались?
- У меня уже была четкая картинка, как мы будем выстраивать работу нашей Академии, плюс я посетил топовые академии России: «Чертаново», «Спартак», «Краснодар», ЦСКА. Больше всего, к слову, почерпнул у ЦСКА. Там нет раздутого штата, чрезмерной инфраструктуры. Всё компактно, но хорошо организовано. Простой пример: в одно время на одном поле занимаются сразу две команды. В остальных академиях условия гораздо лучше, но это не мешает ЦСКА показывать отличные результаты: в составе ежегодно появляются собственные воспитанники. По соотношению «цена-качество» у ЦСКА однозначно лучшая в стране Академия.
- В прошлом году Академия «Чайки» получила статус «Академии футбола РФС». Что это дает?
- Это обязательное условия для участия в ФНЛ. Для получения статуса мы предоставили в РФС большой список документов, в том числе программу развития.
- Есть ли для таких академий поддержка от РФС?
- Нет. Надеюсь, что в дальнейшем ситуация изменится, и академиям будут выделяться гранты, на которые можно будет строить тренировочные объекты. Чем лучше инфраструктура - тем лучше качество подготовки футболистов. Мне кажется, было бы хорошей идеей, если бы для клубов, имеющих в своем составе академии, предусматривалась скидка на участие в первенстве - для них был бы меньше взнос. Есть команды, которые хотят играть в ФНЛ, но у них нет даже своей школы, не то что Академии.
- Когда можно будет сказать, что Академия «Чайки» пришла к цели - стала лучшей в России?
- Что мы подразумеваем под лучшей Академией? Мы ведем очень большую работу не только в спорте, но и в образовательном плане. Мы работаем в разных направлениях. Развиваем и социальную, и ментальную, и психологическую сферы. В этом уже стали лучшей Академией. Когда подтянутся спортивные показатели, мы будем играть в ЮФЛ, ежегодно пополнять основную команду или продавать наших выпускников в другие клубы, когда к нам, как и в московские академии, будет стоять очередь из желающих обучаться, тогда можно будет сказать, что мы достигли уровня лучшей Академии. Если из каждого возраста Академии 3-4 человека будут попадать в профессиональный футбол, это будет большим успехом.
- В чем конкурентное преимущество Академии?
- Во-первых, мы сертифицированная структура. Во-вторых, у нас очень квалифицированные тренеры. В-третьих, у нас есть программа развития. И, главное, у нас есть профессиональная команда - вершина, куда может попасть воспитанник Академии, пройдя все ступени. Плюс на подходе лучшая инфраструктура в Ростове. Это те факторы, которые должны замотивировать родителей отдать своего ребенка именно к нам.
- Летом Академии «Чайки» будет 2 года. Какими ее результатами вы гордитесь?
- Мы очень легко проходим лицензирование, получили статус. Удалось за такой небольшой срок собрать тренерский коллектив, обучить многих специалистов, что тоже немаловажно. Одно дело - отправить тренеров на обучение, другое - получить соответствующие лицензии. Очень рад, что у нас качественные кадры, которые спокойно подтвердили свои лицензии. Третье - успех молодежной команды, которая вошла в четверку в первенстве области, хотя год назад были девятыми. Один игрок этой команды уже подписал контракт с главной. Еще двое ездили зимой на сборы с основой. Помимо футбольных навыков наши воспитанники развиваются творчески, благодаря различным конкурсам, лекциям и тренингам.

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: