.: Футбол. Тет-а-тет
Эдуард Антонянц: «Первооткрыватель талантов»
О
н мог стать ярким футболистом, но, несмотря на свой несомненный талант, не стал им, поскольку однажды отказался от предложения одного из ведущих советских клубов, а в других - не сложилось.
Он мог бы стать квалифицированным наставником команды мастеров, но не стал им, поскольку отменно проявил себя в качестве второго тренера, а вот серьезного предложения на должность главного так ни от кого и не получил.
Зато он стал великолепным детским тренером футболистов.
Он - это Эдуард Антонянц, человек, родившийся в центре Краснодара и пригодившийся родному городу…
- Эдуард Дмитриевич, в «Независимой спортивной газете» мы регулярно публикуем интервью с кубанскими футболистами разных лет - большие и не очень. И не только с теми, кто оставил заметный след в истории краснодарских команд, но и с теми, кто заиграл в клубах других городов нашего края. Да и не только нашего. Многие из этих мастеров сумели проявить себя далеко от своей родины. И не раз уже случалось, что футболисты своим первым тренером называли вас. Какие чувства вы испытали, читая эти интервью, - радость, гордость удовлетворение?
фото: ФК «Урожай»
- Скажу так: мне было приятно. Не только за себя, но и за них самих. Ведь моя заслуга в том, что я их научил играть в футбол, а в том, что ребята стали настоящими мастерами, велика и их заслуга. Даже в большей степени, чем заслуга первого тренера. Я, конечно, всем им старался прививать не только игровые качества, но и человеческие. И всё же настоящий характер, волю, терпение, целеустремленность, безошибочность в принятии решений не в каждого удается вложить.
- ???
- Да, именно так. Я со своими коллегами открывал ученикам двери в футбольный мир, а входили в него они сами. Среди моих воспитанников было много талантливых ребят. Но далеко не все лучшие из них стали футболистами. Я, например, до сих жалею, что не сложилась футбольная судьба у ребят 1993 года рождения - Алексея Рудовина и Андрея Арефьева. А ведь потенциал у них был огромнейший!
- И что же им помешало его раскрыть?
- Одному - характер, другому - травма. А вернее, и то, и другое - обоим. В 2009 году сразу после крупного детско-юношеского турнира в Дагомысе Лешу Рудовина, выступавшего, скажем так, в группе атаки, пригласили в московский «Спартак». Жить бы ему там какое-то время пришлось в общежитии футбольной академии этого клуба, но родители юного футболиста всё равно согласились отпустить его в столицу. Возможно, надеялись, что их сын добьется того же или даже больше, чего добился Саша Липко, который в 17 лет уехал в тот же клуб и через 2 года стал в составе красно-белых чемпионом России. В общем, Рудовин полетел на 20-дневный сбор московского «Спартака», вроде бы успешно его прошел, но тут вдруг тренер, который и пригласил Лешу на сбор, засобирался в столичный «Локомотив». Он, конечно, позвал парня с собой, однако менять обстановку, привыкать к новой команде Рудовин не захотел. Вернулся домой, а здесь так никому и не пригодился. Был, правда, момент, когда на Лешу обратили внимание тренеры «Краснодара» (мои ребята 1
993 года рождения провели товарищескую встречу с дублем черно-зеленых), но вскоре Рудовин получил травму и так и не перешел в стан «быков». Сейчас выступает в любительских турнирах.
Что же касается Андрея Арефьева, то на этого высокорослого парня (его рост - под 190 сантиметров), способного выступать как в атаке, так и в обороне, и обладающего могучим, хорошо поставленным ударом, после уже упомянутого мной турнира в Дагомысе вышел «Зенит». И родители юного футболиста также были согласны на его переезд в «другую столицу». Поэтому никого не удивило, что в составе юношеской команды Петербурга Арефьев отправился на турнир в Финляндию, где и стал лучшим бомбардиром. Понятно, что после такого проявления бомбардирских качеств в «Зените» на него серьезно рассчитывали. Но когда Андрей прилетел домой за школьным аттестатом, к его родителям вдруг пришли представители «Кубани» и уговорили их направить парня в дубль своей команды. Мол, в составе желто-зеленых у юного краснодарца больше шансов пробиться в основу. Однако за резервный состав «Кубани» Арефьев отыграл всего один сезон. А затем из-за конфликта с тренером (тому не понравилось, что, забив в «двусторонке» 3 гола, Андрей в конце матча не п
обежал к своим воротам при атаке соперника, а парень на повышенных тонах высказал, что он думает по поводу этой претензии) был отчислен из команды. Типа, чтоб другим было неповадно. Арефьев вернулся ко мне. Вскоре он получил предложение из «Ростова». Отыграл за дубль дончан полсезона. Когда же тренер предложил ему «набраться опыта» в чемпионате Ростовской области, плюнул на всё, и вернулся домой. Пробовал затем пробиться в профессиональный футбол через новокубанский «Биолог», затем через майкопскую «Дружбу», но тут пошли травмы, которые окончательно поставили крест на его карьере. Сейчас Андрей также реализует себя лишь на любительском уровне.
- О ваших учениках мы еще поговорим. А сейчас давайте вернемся непосредственно к вам…
- К моей биографии, что ли? И с чего начинать?
- С самого начала.
- Да я многого уже и не помню (смеется). Но попытаюсь. Родился я 4 января 1939 года в Краснодаре. Можно сказать, в самом центре - наш дом располагался рядом с перекрестком улиц Красной и Орджоникидзе, примерно там, где сейчас находится театр оперетты. Папа - армянин, мама - русская. Что было до войны, естественно, не помню - мне всего 2 года было, когда она началась. Отец же воевал. Был на фронте артиллеристом. 5 раз ранен. Имел награды. В том числе и благодарность от Верховного главнокомандующего Сталина. Мама оставалась дома, даже тогда, когда в Краснодар вошли фашисты. Мне потом рассказывали, как всё было, сам же я о них ничего не помню. Может быть, потому, что нашу семью беда обошла стороной. То есть сильных впечатлений, которые сохраняются в памяти даже с раннего детства, у меня, к счастью, не было. Краснодар в оккупации находился полгода. Бои за него при отступлении и наступлении наших войск шли практически только на подступах к городу, а в смене ситуации на улицах краевого центра 3-летний ма
лыш разобраться, конечно, не мог. Какие-то личные воспоминания у меня сохранились лишь о времени ближе к окончанию Великой Отечественной войны, но именно, что личные, рассказывать о них не стоит.
- А сразу после войны…
- А сразу после войны среди мальчишек началось повальное увлечение футболом и другими видами спорта. Играли мы и в «войнушку», но в футбол - всё же больше. Благо, у нашего дома был двор с турником, брусьями и волейбольной площадкой, на которой можно было гонять мяч порой целыми днями. А если собиралось много ребят, мы шли на Затон - там было, можно сказать, настоящее футбольное поле.
- Родители не ругали?
- Если из-за футбола чего-то не сделал, могли и поругать. А так, отец хоть и не был профессиональным спортсменом (он работал на стройке, специализировался на отделке помещений), но имел 1-й разряд по классической борьбе - сейчас ее называют греко-римской - и на любительском уровне играл в футбол. Так что, можно сказать, спортом увлекался. Мама же… плохими делами я не увлекался, а за футбол, как и за другие игры, матери детей тогда не ругали.
- Где и кем работала ваша мать?
- Ой, это было еще до моего рождения. А с того времени, как я стал подростком, и до конца своих лет она была домохозяйкой.
- В конце 40-х и начале 50-х годов вы, наверное, не только гоняли мяч во дворе, но и ходили на стадион смотреть футбол в исполнении игроков краснодарского «Динамо» (так тогда называлась «Кубань») и их соперников…
- А не «Нефтяника»? Впрочем, да, это название команда получила в году 1953-м или 1954-м… Конечно, ходил! Чаще всего - с друзьями. И был свидетелем триумфа краснодарской команды в 1948 году. Она тогда стала чемпионом РСФСР, разгромив в финале на родном стадионе «Динамо» из Молотова (так в то время называлась Пермь) - 4:0.
- На стадионе «Труд»?
- Нет, «Труд» примерно на том месте, где мы сами играли в футбол, был построен лет через 10, - по-моему, в 1958 году. А финальный матч состоялся на стадионе «Динамо». Вы, кстати, наверное, знаете, что в первенстве РСФСР тогда принимали участие команды, не выступавшие в тот период в чемпионате СССР, и титул чемпиона России давал возможность клубу заявиться во всесоюзные соревнования…
- Я подготовился к беседе с вами и выяснил в справочниках, что голы в том матче забили нападающие Василий Амелякин, Алексей Горохов и дважды Николай Корзунов. А вы помните этих футболистов?
- И этих, и многих других. С капитанской повязкой, например, выводил команду на поле многоопытный Федор Заварзин. У Корзунова же был еще брат Василий, который впоследствии стал моим тренером в школе краснодарского «Динамо» (как, кстати, и Иван Комаров). Помню также вратаря Валентина Ковалева, а из полевых игроков - защитника Тадеуша Славинского и форварда Григория Евсюкова, хотя последний из них в то время только начинал свою игровую карьеру и, возможно, в финальном матче не участвовал. Тогда же или чуть позже пришли в команду полузащитник Анатолий Жуковский и нападающий Петр Аванесов. А тренировал чемпионский состав краснодарцев Андрей Павлович Агеев - легендарный человек в истории кубанского футбола.
- Вскоре в юношескую команду краснодарского «Динамо» попали и вы…
- Да, лет с 12-ти. Правда, это был не тот клуб, который в разные годы назывался и «Динамо», и «Нефтяником», и «Спартаком», и (более полувека) «Кубанью», а футбольная школа (с командой при ней), созданная краснодарским отделением спортобщества «Динамо». Тренировали нас уже упомянутые мною чемпионы РСФСР Василий Корзунов и Иван Комаров. Чуть позже - Алим Тлиап. В составе «Динамо» в 1954 году я стал чемпионом Краснодара среди сверстников. Но футбол в детстве был не единственным увлечением. Я входил в сборную школы (обычной, общеобразовательной) по волейболу, имел неплохие результаты в легкой атлетике и боксе. В том же 1954-м, к примеру, стал чемпионом края по боксу. Среди, юношей, конечно. Во 2-м полусреднем весе. И поехал на юношеский чемпионат России в Курган. Там 3 боя выиграл, а в одном - в равной борьбе - уступил. От обиды я даже заплакал. Мне показалось, что поединок прошел с моим преимуществом, да и два из трех боковых судей подняли флажки за меня, но тут в дело вмешался рефери на ринге, который и при
судил победу сопернику. В итоге я стал лишь 4-м в России. Для многих это немыслимая высота, а мне было обидно.
- То есть в боксе на каком-то этапе вы были успешнее, чем в футболе. Не жалеете, что в итоге решили связать свою судьбу с «игрой миллионов»?
- Если учесть, что карьера футболиста у меня не сложилась, то в какие-то моменты жалею. В Краснодаре азам бокса меня обучали Леонид Павлович Кривоносов (он был наставником призеров Олимпийских игр Анатолия Лагетко и Юрия Радоняка) и Владимир Александрович Лавров, младший брат которого Артем в 80-х годах ХХ века стал главным тренером сборной СССР по боксу. Оба они говорили, что у меня талант, и со временем я могу стать одним из сильнейших боксеров страны в своем весе. А когда я уже учился в Москве, на меня обратил внимание еще один прославленный специалист в этом виде спорта - многократный чемпион СССР, доцент кафедры бокса ГЦОЛИФК Евгений Иванович Огуренков. Тоже перетягивал к себе. В общем, попрессовали меня достаточно (улыбается), но я выстоял. А сейчас вот иногда думаю: а может быть, зря? Глядишь, и стал бы знаменитым боксером. Но «задним умом» все сильны (смеется). Тогда же я больше любил футбол.
- Вот мы уже и до Москвы добрались. Как вы туда попали?
- От Краснодара до Москвы - рукой подать. Особенно, если добираться в столицу через Брянск (смеется). В 1956 году я окончил школу и, можно сказать, начальное футбольное образование. А юношеская команда краснодарского «Динамо», за которую и я выступал, пробилась на всесоюзный финальный турнир первенства СССР ЦС «Динамо». Он-то и состоялся в Брянске. И вместе с нами туда пробились динамовские команды Москвы, Киева, Тбилиси, Минска и других городов. Кстати, на том турнире хорошо проявили себя два защитника, которые затем несколько лет выступали за «Кубань» (она, правда, по-разному тогда называлась), - наш Виктор Басов и Игорь Ковалев из Тбилиси. А еще, как потом выяснилось, за грузинскую команду в том турнире играл Нодар Ахалкаци. Ему не удалось впоследствии пробиться в основу тбилисского «Динамо», зато чуть позже уже в качестве главного тренера Ахалкаци привел эту команду к самому выдающемуся в ее истории успеху - победе в Кубке Кубков 1981 года.
- И причем же тут ваш переезд в Москву?
- На турнире в Брянске мы довольно успешно выступили - заняли 4-е место. И, наверное, и я на правом краю защиты выглядел неплохо, раз получил предложение из московского «Динамо». Но тогда порядки были не такие, как сейчас. Если футболист не проходил в основу команды мастеров, ему надо было параллельно где-нибудь работать или учиться. В столице я поступил на педагогический факультет Государственного центрального ордена Ленина института физической культуры имени Сталина (ГЦОЛИФК), который уже в нынешние времена был переименован в университет без упоминания наград и фамилий большевистских вождей. Причем, профильный вступительный экзамен сдавал будущему арбитру международной категории Павлу Казакову и звезде московского «Спартака» испанцу Руперто Сагасти. Одним из моих тренеров в институте был легендарный вратарь Алексей Хомич, оставивший неизгладимое впечатление на родине футбола во время турне «Динамо» по Великобритании осенью 1945 года. А партнерами по студенческой команде и юношескому «Динамо» - будущие з
везды советского футбола Эдуард Мудрик и Игорь Численко. Вместе с ними и я входил в число самых перспективных игроков. Был шанс уже в 1957-м, в возрасте 18-ти лет, попасть в первую команду…
- Почему же не попали?
- Потому что был молод и горяч. В тот год, как вы, наверно, помните, в Москве проходил Международный фестиваль молодежи. В его программе были спортивные соревнования, в том числе - и по футболу. В составе студенческой сборной страны я должен был выступить в фестивальном турнире. Однако для этого главный тренер клуба Леонид Константинович Соловьев должен был выписать и у кого-то заверить справку участника этого первенства. И он обещал это сделать. Но, в то же самое время, «Динамо» должно было ехать на какой-то официальный турнир в Донецк, и Соловьев в суете подготовки к этому выезду дважды забывал оформить мне справку. Обидевшись, я сдал форму и ушел из клуба. Казаков и Сагасти уговаривали не делать этого, но я их не послушал. Взял билет на самолет и улетел в Краснодар. Потом, конечно, переживал из-за этого. Да что толку? В столичное «Динамо» я больше не вернулся.
- Как и вообще в столицу?
- Нет, почему же? Я же был студентом института физкультуры. Вернулся в Москву и продолжил учебу. И по-прежнему играл в футбол за институтскую команду. Причем, не только в товарищеских матчах, но и в первенстве столицы. Тогда в высшей лиге чемпионата СССР не было турнира дублеров, и потому многие мастера столичных команд, пропустившие какое-то количество встреч из-за травм или других причин, набирали форму в таких вот любительских соревнованиях. Большинство из этих футболистов я уже и не вспомню, но то, что мне дважды пришлось противостоять олимпийскому чемпиону Мельбурна Эдуарду Стрельцову, никогда не забуду!..
- И чем закончилась ваша дуэль с легендой советского футбола?
- Подробностей не помню, но ощущение, что мне пришлось нелегко, осталось навсегда. Да что там говорить? С ним и более опытные защитники не справлялись. Жаль, конечно, что Стрельцов, как, кстати, и Численко, в полной мере не реализовал свой невероятный потенциал.
- В Москве вы, наверное, не только сами играли в футбол, но и ходили на стадионы смотреть, как играют настоящие мастера?
- Это само собой разумеется. Чаще всего отправлялись туда группами - человек по 10-12.
- Ну и что можете сказать об увиденном тогда?
- То, что это действительно были настоящие мастера! И лучшие из них обладали своим фирменным почерком. Сейчас ведь тоже ведущие футболисты вроде бы «на ты» с мячом. Но у большинства из них нет игровой изюминки. Градация идет только по физическим кондициям: высокие обычно, как, например, Дзюба, не обладают большой скоростью, зато неплохо играют головой, крепко сбитые сильны в единоборствах, у маленьких преимущество в том, что они юркие, шустрые. Надень же на всех маски, и по игре футболистов, имеющих примерно одинаковые «габариты», друг от друга не отличишь. А тогда во всех клубах были мастера, которых всегда узнаешь, какие бы маски они не надевали. Игорь Нетто, Эдуард Стрельцов, Валентин Иванов, Никита Симонян, Сергей Сальников, Анатолий Ильин, Борис Разинский, Слава Метревели, Михаил Месхи, Юрий Войнов… - все были кудесниками мяча! Но при этом кардинально отличались друг от друга - дриблингом, ударом, пасом и прочим. А вратарь Лев Яшин совершил революцию на своей позиции и совершенно справедливо вскоре б
ыл признан лучшим игроком Европы. Ни одному больше голкиперу в мире этот титул не покорялся. Именно поэтому тогда сборная СССР и Олимпиаду 1956 года выиграла, и чемпионат Европы 1960-го. А сейчас мы уже 12 лет перетираем бронзу на Евро-2008 и присуждаем футболистам звания заслуженных мастеров спорта за выход в четвертьфинал чемпионата мира…
- Наверное, надо учитывать, что тогда был Советский Союз, теперь же - Россия. Республики стали самостоятельными государствами. А в них тоже блистали футболисты…
- Да, изменились обстоятельства… Но дело не в этом. Вернее, не только в этом. Олимпиаду-1956 выиграли практически футболисты сборной Москвы. Хотя потом, не спорю, в главной команде страны всё более значительную роль стали играть и представители других республик - Украины, Грузии, Белоруссии, Армении, Азербайджана. Но где они сейчас? Соотносимый с Россией уровень сохранила только сборная Украины. Да и наш уровень далек от того, что был раньше. Совсем вроде бы недавно Александр Мостовой и Максим Бузникин забивали голы, обводя в штрафной площади соперника по 5 человек. Но кто из нынешних отечественных футболистов может повторить это?
- Опять же все можно объяснить. Просто интерес к футболу в России по сравнению со временами вашей молодости упал…
- А почему он не падает в Испании, Германии, Англии или Бразилии? Всякий интерес надо подпитывать на государственном, общественном и, если хотите, нравственном уровне, а у нас всё пущено на самотек. Построили к чемпионату мира-2018 современные стадионы, провели этот чемпионат на высоком уровне, и все причастные к событию люди теперь хвастаются, что «мы такие крутые». А чего хвастать-то? В Нижнем Новгороде и Калининграде нет пока таких команд, чтобы зрители под завязку забивали трибуны. В Казани даже в чемпионские годы «Рубина» посещаемость была невысокой, а сейчас вообще упала. В Саранске футбол практически никому не нужен. А в Сочи стадион находится так далеко от центра, что, как говорится, не наездишься. То есть почти половина арен, построенных к чемпионату мира 2018 года, пустует. А это деньги. Немалые средства были вложены в модернизацию или строительство стадионов. Поддерживать их в оптимальном состоянии бесплатно тоже никто не будет. А где на это деньги взять? Ясно где - из детского и провинциальног
о клубного футбола. Мы провели блестящий чемпионат мира, но при этом откинули развитие самой популярной среди людей игры лет на 20 назад. Я понимаю, что у государства есть более насущные задачи, на всё средств не хватает. Но вопрос всё равно остается открытым. Более-менее нормальные детские футбольные школы существуют лишь при крепких профессиональных клубах. В остальных местах они или закрылись, или влачат жалкое существование. И всем всё равно. Мол, так и надо. Никакой внутренней ответственности.
- А это как-то можно исправить?
- Теперь уже не сразу. Но можно. Если изменить отношение к делу! Может быть, это неправильно, но я приведу в пример себя. После окончания института физкультуры я, в принципе, мог отказаться от обязательной в то время 3-летней отработки в должности работника детской спортивной школы и отправиться играть за команду мастеров. Благо, сразу же поступили предложения из Новороссийска и Армавира. Но я не смог из-за «хочу» переступить через «надо». И в 21 год начал тренировать детей в группе подготовки при спортивном обществе «Динамо». Предполагал, что возобновлю карьеру игрока через 3 года, но втянулся в работу и не смог бросить своих воспитанников. К тому же, уже на 2-й год моей работы в школе мы стали чемпионами России среди детских динамовских команд…
- В то время зарплата футболиста и детского тренера не так сильно отличалась, как сейчас.
- Почему я и говорю о продуманной государственной программе. Не стадионы в непонятных местах надо строить, не пыль в глаза пускать, а вкладывать деньги в развитие. В том числе - и в нормальную оплату труда специалистов. Тогда возникнет конкуренция, и их уровень значительно поднимется. Я сейчас говорю о футболе, о спорте, но такую же политику надо вести и в других отраслях экономики и культуры. Появятся достижения - появится и интерес. Вы думаете, в той же Англии детский тренер получает столько же, сколько и футболист команды мастеров? Нет, конечно, гораздо меньше. И всё же его заработка хватает не только на оплату коммунальных услуг, но и довольно комфортное житье. А у нас…
- А у нас переключение темы разговора. Вы сказали, что через 3 года после начала работы в детской школе вы не смогли расстаться со своими воспитанниками. А кто из первого вашего набора стал профессиональным футболистом?
- Не просто профессиональным футболистом, а одной из легенд «Кубани» стал полузащитник Виталий Фурса. Я не буду о нем распространяться, потому что в вашей газете о нем уже многое сказано. Отмечу лишь, что в тот год, когда «Кубань» впервые добилась права выступать в высшей лиге чемпионата страны, ее капитаном как раз и был Фурса. Возможно ли такое доверие, если бы этот человек не был одним из лидеров команды?
- Виталий Фурса стал капитаном «Кубани», а вы его готовили к этому в детской футбольной школе спортобщества «Динамо»…
- Нет, лучше сказать по-другому. Фурса провел свои лучшие годы в «Кубани», а выступал он, пусть и недолго, и в других командах - сначала в любительских, а потом на один сезон переходил в майкопскую «Дружбу». Не меньшие надежды в моем первом выпуске подавал и центральный нападающий Виктор Тытюк. Увы, травма колена помешала ему вписать свое имя в историю нашего футбола. А с Виталием мы потом пересеклись в «Кубани», куда в 1978 году на должность второго тренера меня пригласил тогдашний наставник желто-зеленых Виктор Георгиевич Корольков.
- Корольков был впечатлен вашей работой в детско-юношеской спортивной школе?
- Может быть, и это повлияло. Ведь я 7 лет проработал в «Динамо», затем (если правильно помню, в 1967 году) перешел в школу подготовки «Трудовых резервов», где успехи тоже пришли быстро - мы с ребятами стали победителями проходившего в Туапсе первенства Центрального совета СССР этого спортобщества, а Александр Рубцов и Владимир Светличный стали впоследствии известными игроками. Первый выступал за дубль краснодарской «Кубани», ставропольское «Динамо» и другие команды, второй пробовался и в основе желто-зеленых. Ну а в 1975-м я перебрался в СДЮШОР-5, что и поныне базируется на стадионе «Кубань». И всё же школы школами, а на приглашении в команду мастеров, вероятно, больше сказалось то, что мы с Виктором Георгиевичем познакомились и подружились еще в институте физкультуры, хотя он и был курса на два старше меня. Играли ведь в одной студенческой команде.
- С Корольковым ассоциируется высший взлет «Кубани» в советское время. В течение 3-х лет он вывел команду сначала в первую лигу, а затем и в высшую. Об этом уже много сказано, но все же интересно знать ваше мнение, что этот столичный специалист внес такого в игру краснодарцев, что они так стремительно взлетели?
- Во-первых, он сразу же наладил в команде замечательный микроклимат, что далеко не всем тренерам удается. Во-вторых, Корольков настолько был всеведущ в теории и практике футбола, что ребята воспринимали его как настоящего мастера своего дела. А в-третьих, благодаря поддержке краевого руководства и любые бытовые вопросы Виктор Георгиевич всегда решал оперативно. Поэтому и футболисты при нем практически во всех официальных матчах выкладывались на 100 процентов.
- Виктор Корольков за год вернул «Кубань» из второго дивизиона в первый и за 2 года вывел ее в высшую лигу. Но в ней краснодарская команда выступала уже без него…
- Корольков - москвич, вот только в столичных командах закрепиться не смог и основную часть своей игровой карьеры (а он был нападающим) провел в Казахстане. Выступал в карагандинском «Шахтере», где, кстати, и звание мастера спорта СССР получил. В этой же команде он начал в 1967 году и тренерскую карьеру. И сразу же едва не вывел ее в высшую лигу - в финальной пульке победителей других зон второй группы класса «А» его «Шахтер» занял 2-е место. В 1973-м Виктор Георгиевич вывел в высшую лигу кишиневский «Нистру», но не смог в следующем году закрепиться с ним в элите, хотя его подопечные на своем поле с одинаковым счетом 1:0 обыграли киевское «Динамо» и московский «Спартак» - тогдашних чемпиона и вице-чемпиона страны. Пустили слух, что Корольков, выведя в высшую лигу и «Кубань», опасался, что и ее выступление в элитном дивизионе может оказаться неудачным и поэтому отказался продолжить в ней работу. Но на самом деле всё было не так. Просто организованным им взлетом «Кубани» Виктор Георгиевич окончательно убеди
л руководителей московских клубов, что он умелый и фартовый наставник. По окончании сезона-1979 ему из столицы поступили предложения от «Спартака» (скорее всего, на должность второго тренера с перспективой стать первым) и «Динамо». Для коренного москвича это были слишком заманчивые предложения, чтобы от них отказываться. Корольков слетал на переговоры в Москву, что, естественно, не могло быть не замечено руководителями края. И отношение к тренеру-победителю в кубанских верхах резко изменилось. Курировал «Кубань» в то время краевой совет профсоюзов, и вот его председатель Олег Сергеевич Никитюк (он до этой должности несколько лет работал первым секретарем горкома КПСС Краснодара) срочно созвал совещание, на повестке дня которого были итоги выступления краснодарской команды в 1979 году и ее задачи в следующем. На это совещание, естественно, сорвавшись из Москвы, прибыл и Корольков. Но прибыл психологически неподготовленным. Он, конечно, очень хотел поработать с какой-нибудь московской командой, но переговоры по этому поводу только начались. Если бы они оказались неудачными, тренер вернулся бы в «Кубань» и стал бы более тщательно думать, как подготовить команду к следующему сезону и какие позиции в составе требуют усиления. Пока же тренерским штабом был составлен лишь предварительный список потенциальных новичков. Какие-то имена в нем Королькова устраивали, какие-то не очень. В общем, кандидатуры требовали осмысления. А Никитюк сразу же поставил вопрос ребром: «Виктор Георгиевич, скажите, кем вы хотите усилиться перед новым сезоном?» Корольков попытался объяснить свои сомнения и ни одной конкретной фамилии не назвал. Глава крайсовпрофа же настаивал на своем, но вновь не получил четкого ответа. И тогда Никитюк нервно сказал своему заместителю: «Корольков не подготовился к совещанию», - и вышел из зала. Через несколько дней крайспорткомитет уволил главного тренера «Кубани». Всё бы ничего, но и переговоры со «Спартаком» и «Динамо» у Королькова завершились ничем.
- А почему он не стал оглашать фамилии из намеченного вами списка?
- Не знаю. О тех сомнениях, которые его одолевали, я уже сказал. Представьте, вы на таком совещании называете первого, второго, третьего и четвертого игрока, а потом при дальнейшем осмыслении ситуации решаете, что первый и второй вам действительно подойдут, а вот вместо третьего и четвертого лучше пригласить в команду пятого и шестого. Но курирующие клуб начальники, ухватившись за ваши же слова, приглашают именно тех, от которых вы уже отказались. Подобный исход разговора, вероятно, и предполагал Корольков, который ко всем начальникам, за исключением первого секретаря крайкома партии Сергея Медунова, относился высокомерно. Считал, что они, возможно, сильны в партийной и административной работе, но в футболе разбираются поверхностно.
- В «Кубани», как прозвучало раньше, вы вновь пересеклись со своим воспитанником из первого набора Виталием Фурсой, в «Кубани» же с ним и расстались…
- Да, всего один сезон в этой команде с ним вместе провели. Но какой! «Кубань» впервые в истории вышла в высшую лигу, а Виталий был ее капитаном. Провел тогда почти все матчи.
- Но в элитном дивизионе так и не сыграл…
- Тогда «критический возраст» для профессионального футболиста был ниже, чем сейчас. В год дебюта «Кубани» в высшей лиге Виталию исполнилось 34 года. Он попал в заявку команды на сезон, но что-то не сложилось. В принципе, как я помню, уходить Фурса не собирался, однако новый наставник команды Владимир Михайлов практически сразу убрал из состава защитников Алексея Овчинникова и Анатолия Рыбака, а на Виталия, как и на Виктора Батарина, перестал рассчитывать. Ведь состав у «Кубани» и без этих игроков был боевым. Напомню его: вратари - Александр Артеменко и Александр Балахнин, защитники - Игорь Гришин, Юрий Чеботарев, Владимир Комаров, Юрий Сенечкин, Владимир Лагойда, Евгений Половинко, Виктор Кукин и Василий Шитиков, полузащитники и нападающие - Александр Семенюков, Игорь Калешин, Валерий Еркович, Александр Багапов, Алексей Михайлов, Александр Чугунов, Александр Плошник, Рушан Хасанов, Юрий Семин, Николай Егоров, Сергей Горюнов и Сергей Андрейченко. Конечно, в этой компании и Фурса бы не помешал, но главный
тренер решил иначе. Виталий весной принял участие в 2-х кубковых матчах, а 18 июня на домашней игре с одесским «Черноморцем» клуб устроил ему проводы. Они получились замечательными - «Кубань» разгромила одесситов со счетом 4:0.
- Помимо Фурсы, из вашего школьного первого набора какое-то время в «Кубани» провели Виктор Трембач и Виктор Тищенко…
- Нет, они на 2-3 года младше Виталия. К тому же, Трембач провел всего один полноценный сезон за краснодарскую команду, а основную часть своей футбольной карьеры связал с ростовским СКА и ленинградским «Зенитом». Тищенко же как игрока болельщики знают мало (5-7 матчей за «Кубань» и несколько сезонов за клубы второго дивизиона из других регионов), более известен он как тренер. В высшей лиге тренировал тольяттинскую «Ладу», а у нас на Кубани - армавирское «Торпедо», краснодарский «Колос», новороссийский «Черноморец», «Сочи-04» и всего несколько дней (в 1998 году) «Кубань».
- Как, кстати, вам дался переход из детской футбольной школы в команду мастеров?
- Легко. Во-первых, тогда все вопросы в клубе решал главный тренер, а его помощники выполняли его задания. Во-вторых, и при Королькове, и при двух Владимирах - Михайлове и Белоусове - в тренерском штабе команды, как и в целом в клубе, были нормальные рабочие отношения. Они испортились лишь тогда, когда в «Кубань» пришел Александр Кочетков, который, по сути, и развалил команду. В-третьих, я в основном работал с дублерами, а их, как и детей в спортшколе, еще многому надо было учить. Да и вообще, самое главное в тренерской работе - любить свое дело и правильно выстраивать занятия. Когда ты набираешь 7-летних ребят, их нужно научить азбуке футбола, то есть остановке мяча, передачам разной длины с сопротивлением и без, удару по воротам, подкату и тому подобное. Не все детские тренеры этому уделяют повышенное внимание, чаще всего, особенно в последнее время, делают акцент в работе на физическую подготовку ребят. Вот и приходилось в занятиях с дублерами исправлять какие-то прорехи их футбольного воспитания. Благ
о, в юношеском возрасте еще что-то можно подправить.
- «Кубань» 2 сезона продержалась в элите, а на 3-й вылетела. Что пошло не так?
- В принципе, можно говорить и о каком-то невезении. За 10 туров до финиша чемпионата мы находились ближе к середине турнирной таблицы. Смазали концовку. Если бы зацепили очки в том или другом матче, когда мы уступали соперникам в равной борьбе, то могли бы и остаться в высшей лиге, уровень которой в то время был очень высок. Сказалась и нехватка конкурентоспособного резерва. Многие из тех футболистов, что вывели в «Кубань» в высшую лигу, ушли или приблизились к критическому возрасту, своя молодежь оказалась еще не готова стабильно играть на высоком уровне, а со стороны приглашали в основном ветеранов, у которых лучшие годы были уже позади. Утратил былую результативность Рушан Хасанов, который в предыдущие 2 года забивал не намного меньше, чем Александр Плошник. Перешел на тренерскую работу Юрий Семин, с блеском реализовавший потом себя в душанбинском «Памире», московском «Локомотиве» и киевском «Динамо». В общем, прогнили отдельные кирпичики, а дом обрушился весь. Его, конечно, еще можно было восстановит
ь, но тут пришел Кочетков, который, как я уже сказал раньше, окончательно добил команду…
- Почему же ему это позволили?
- Так он позиционировал себя как новый Корольков! В должности главного тренера (тогда он назывался старшим) побеждал в 1965 году с владивостокским «Лучом» в зональном турнире класса «Б», а в 1972-м такого же успеха, только уже во второй лиге, добился с благовещенским «Амуром». Вывел в 1977 году в высшую лигу ташкентский «Пахтакор» и закрепился там. То есть как специалист он до прихода в «Кубань» неплохо себя проявил. Но, наверное, эти былые успехи и испортили ему характер. Если Корольков был заносчив только в отношениях с вышестоящим начальством, а в клубе создал доверительную атмосферу, то Кочетков повел себя высокомерно по отношению к своим помощникам и футболистам команды. Уже после зимних сборов в Сочи он убрал из команды Семина и меня. Никто тогда не понял, почему. Может быть, почувствовал в нас «конкурентов», которые могут «подсидеть» его, хотя ни я, ни Юрий Павлович даже и не помышляли об этом и не вели закулисных игр.
Но крайспорткомитет в первые кадровые решения нового наставника не стал вмешиваться, возможно, потому, что Кочетков умел красиво говорить и убеждать руководителей в своей правоте. К тому же, вместо нас его помощниками стали воспитанник «Кубани» Юрий Колинько и поигравший за нее 3 сезона Леонид Пахомов. Состав он тоже «перешерстил» - «Кубань» лишилась 8-ми лучших футболистов основы. А в итоге же задачу мгновенного возвращения команды не решил - в 1983 году «Кубань» в первой лиге заняла лишь 8-е место. Кочеткову эту неудачу простили, слегка укрепили состав (пришел, к примеру, неординарный полузащитник Иван Котенов), но и 1984-м краснодарцы, хоть и заняли во втором эшелоне советского футбола 4-е место, не составили реальной конкуренции двум первым командам лиги. А 1985 год стал вообще провальным - «Кубань» откатилась на 18-е место, с большим трудом отстояв прописку в первой лиге. Причем, сделано это было уже при Юрии Колинько, который в августе того года сменил на посту старшего тренера команды Кочеткова.
- Потеряв работу в «Кубани», вы…
- …вернулся в СДЮШОР-5. И через пару лет едва не ушел из футбола.
- Как так?
- В 1986 году юношеская команда «Кубани» отправилась на чемпионат СССР среди своих сверстников, который проходил в Днепропетровске. В подгруппе мы с одинаковым счетом 2:0 победили московское «Динамо» и ленинградский «Зенит» и явно выглядели в ней сильнее всех. А Василия Блея и Владислава Великодного после того турнира пригласили в юношескую сборную СССР. Но в последнем матче группового этапа «Кубань» играла с хозяевами поля - днепропетровцами. Хотел сказать - со сверстниками, но это было не так. У соперника несколько футболистов были более возрастными. Тем не менее, мы были явно сильнее днепропетровцев и должны были их побеждать. Но сыграли вничью - 3:3. При этом еще 3 наших чистых гола судья не засчитал, определив со своими помощниками, что они были забиты из положения «вне игры», хотя на самом деле никакого офсайда и близко там не было. В итоге по дополнительным показателям мы стали в своей подгруппе 2-ми и могли рассчитывать максимум на 5-е место, а днепропетровцы с 1-го места вышли не только в
четверку сильнейших, но и стали победителями этого турнира. Представляете, как тяжело мне было смотреть в глаза мальчишкам, не встречавшимся еще с таким несправедливым судейством!.. У меня просто опустились руки. Ради чего работать? В общем, на эмоциях я хотел уйти из футбола вообще. Но потом остыл и продолжил работу.
- Вот и еще двух ваших воспитанников узнали - Блея и Великодного. А верно ли, что вы не только сами готовили для «Кубани» футболистов, но и находили их на стороне?
- Верно. Только до этих моих ребят были и другие воспитанники нашей школы. И самый известный из них - Евгений Калешин, который и как футболист сумел себя реализовать (провел более 70-ти матчей в премьер-лиге), и как тренер растет семимильными шагами. Работал довольно неплохо в «Кубани», а сейчас возглавляет калининградскую «Балтику», которая с каждым матчем играет всё лучше. И если бы не провальный старт сезона, когда из-за дисквалификации Евгений не мог присутствовать на тренерской скамейке и в раздевалке 7 или 8 матчей, эта команда вполне могла бы быть среди лидеров первой лиги нынешнего сезона.
Что же касается вашего вопроса, то в 1966 году я рекомендовал «Кубани» крайнего нападающего Валентина Спиридонова, замеченного мною в анапском «Динамо». Он отыграл за краснодарскую команду 2 сезона, а в 1968-м перешел в московское «Торпедо». А чуть позже выступал еще и за столичный «Локомотив». Из команды краснодарского политехнического института, уже будучи вторым тренером «Кубани», в конце 70-х годов я пригласил в стан желто-зеленых Владимира Подобедова и Адама Натхо. И, наконец, в 1981 году настоятельно рекомендовал Владимиру Белоусову (тогдашнему наставнику «Кубани») обратить внимание на нападающего Владимира Кобзева, защищавшего цвета «Кайрата» из Алма-Аты. Но форвард перешел в наш клуб лишь через год, когда я уже вернулся в СДЮШОР-5, а до этого провел сезон в составе московского «Динамо». Все эти ребята оставили свой след в «Кубани». Однако и мои воспитанники еще «попылили» в ней. Болельщики со стажем, наверное, помнят вратаря Александра Перова и защитника Сергея Шипулина. Первые азы футбола препода
л им я и мои коллеги по СДЮШОР-5.
- В начале нашей беседы вы говорили о том, что раньше в нашей стране было больше талантливых футболистов с фирменным почерком. А что неординарного зритель увидел в ваших учениках?
- Не буду говорить обо всех, потому что это займет слишком много времени и места. Скажу, лишь о некоторых. Так, Виталий Фурса блестяще исполнял «сухой лист», то есть удар со специфической траекторией полета футбольного снаряда. Мог, как и Валерий Лобановский, закрутить мяч в сетку ворот прямо с углового. Причем, если выдающийся футболист (а потом и тренер) киевского «Динамо» закручивал мяч внутренней стороной подъема, то Виталик мог это сделать и внешней. А у Саши Перова была такая реакция и пластичность, что он вполне бы мог дорасти до уровня голкипера сборной страны, но из-за травмы спины так по-настоящему и не реализовал свой потенциал. У Евгения Калешина футбольный талант, может быть, был и не такой большой, как у его отца - Игоря Калешина, который выделялся в «Кубани» даже в то время, когда вместе с ним выходили на поле такие мастера, как Юрий Чеботарев, Владимир Лагойда, Александр Плошник и другие, но упорством и самоотдачей этот парень превзошел своего славного отца. И это можно сказать как
о его действиях в официальных матчах, так и на тренировках…
- От учеников вновь перейдем к вам. В 1986 году вы едва не ушли из футбола, а в 1987-м вновь оказались в «Кубани»…
- После отставки Кочеткова в команде началась тренерская чехарда. «Кубань» свалилась во вторую лигу, и, пока руководство искало «нового Королькова», временно возглавить ее попросили Хамзу Багапова. А таким же временным вторым тренером назначили меня. Мы вернули в состав команды некоторых футболистов, отчисленных еще Кочетковым, отправились с ней на традиционный предсезонный сбор в Сочи, и начали напряженно работать. И когда кураторы прибыли к нам посмотреть, что же у «временного тандема тренеров» получается, они увидели выздоровевшую от недавней депрессии команду - ребята охотно тренировались, а в контрольных матчах настрой был только на победу. Да и о предстоящем сезоне они говорили, что надо обязательно вернуться в первую лигу. Увидев такие перемены в команде, руководители клуба решили прекратить поиски нового наставника и утвердили нас. Багапова - старшим тренером, меня - его помощником. И мы в том сезоне задачу-максимум решили. Причем, не только вернулись в первую лигу, но еще и стали чемпионам
и РСФСР. Для Хамзы Абдуловича этот титул стал вторым. В 1962 году он выиграл чемпионат республики, будучи футболистом нашей команды, а теперь и тренером.
- И кого же вы тогда вернули в команду?
- Трех Александров - вратаря Балахнина, полузащитника Багапова (сына наставника) и нападающего Плошника. Кого еще? Да всех и не вспомню сейчас. По-моему, опытного форварда Николая Колесова. На один сезон…
- Поднявшись, в первую лигу…
- …Мы выступили средне. Под новый уровень выступлений вернулись в команду полузащитники Андрей Юдин и Олег Мирный, но даже их присутствие не помогло нам стабилизировать игру команды. Тем не менее, мы не висели в аутсайдерах и в конце весны отправились на международный турнир в Индию. По возвращении же узнали, что Багапова убрали из команды. Мне и сейчас непонятно, почему. Но нового наставника команды нам не прислали. Багапову тогда помогали я и Игорь Калешин. Из нас и решили выбирать. Предложили «взяться за гуж» мне, но я отказался. А Калешин согласился.
- На следующий год вы вновь вернулись в СДЮШОР-5 и больше ее не покидали. А в 2012 году вышли на пенсию…
- Ну да, я сказал себе: хватит. 53 года проработал тренером (6 лет помощником главного тренера в «Кубани», остальные - детским тренером) и решил, что в 77 лет пора и на покой (улыбается).
- И кто же из ваших воспитанников последнего времени может заявить о себе?
- Уже заявил. Я говорю о Николае Комличенко, нападающем 1995 года рождения, который недавно стал лучшим бомбардиром чемпионата Чехии, а сейчас выступает за московское «Динамо» и сборную России. Коля вымахал под 2 метра, но при этом обладает хорошей скоростью и весьма пластичной техникой. Я, правда, не могу сказать, что он выпускник нашей школы, поскольку он завершал футбольное образование в академии «Краснодара». Но первые азы этой игры он получил именно у нас. И мне, честно говоря, жаль, что Комличенко не оставили в «Краснодаре». С его данными он мог бы вписаться в любую тактическую модель.
- Резонен и следующий вопрос. Кто еще из нынешних отечественных футболистов вам нравится?
- Звезд уровня Льва Яшина, Альберта Шестернева и Игоря Численко среди них нет. Футбол стал более динамичным, но однообразным.
- А кто из правых защитников в чемпионате России лучший? Вы ведь на этой позиции выступали…
- На этой. Хорош, пожалуй, бразилец Марио Фернандес из ЦСКА, но и он до лучших образцов не дотягивает. К тому же, он иностранец, хоть и выступает за сборную России. У наших же даже ведущих футболистов не хватает школы. То обводка неважнецкая, то удар плохо поставлен, то отбор мяча некачественный. А это после 18-ти лет уже трудно исправить. Так что на данный момент у меня всего одно пожелание: вернуть всем ДЮСШ прежний уровень футбольного образования. Если туда придут настоящие мастера, да еще и умеющие прививать любовь к футболу детям, то всё у них получится.
Алексей Воскобойник

.: Другие материалы рубрики






Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: