.: Футбол. Тема
Евгений Муравьев: «В «Кубани» и «Динамо» прошел такое, что и врагу не пожелаешь»
Б
ывший вице-губернатор Краснодарского края, а также генеральный директор «Кубани» и московского «Динамо» Евгений Муравьев ответил на вопросы обозревателя «Матч ТВ» Евгения Дзичковского. Отметим, что это его первое за последние 2 года интервью.
Но для начала - справка. С 2003 по 2015 годы Евгений Муравьев курировал краснодарскую «Кубань» и некоторое время возглавлял ее в качестве генерального директора. С 2003-го по 2009-й он занимал пост вице-губернатора Краснодарского края, кандидат экономических наук. С 2009 по 2013 годы работал на руководящих должностях в структурах «Норильского Никеля». С сентября 2016-го по март 2018-го - генеральный директор ФК «Динамо» (Москва). Покинул столичный клуб после того, как «Совет директоров клуба большинством голосов принял решение досрочно прекратить полномочия». Причина - сделка по приобретению защитника Константина Рауша и «не одобренные Советом директоров» агентские комиссионные в размере 1 миллиона 250 тысяч евро, которые «Динамо» должно было выплатить посреднической компании «Golden Toys». Позже арбитражный суд расторг сделку между клубом и агентами, а часть материалов по делу «Golden Toys» глава ВФСО «Динамо» Владимир Стржалковский «лично передал министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву».
фото: ФК «Кубань»
- Евгений Иванович, вы покинули «Динамо» 2 года назад. Чем занимались с тех пор?
- Собственными проектами. Один удалось реализовать в Подмосковье, для меня знаковый и приятный. Большая частная клиника хорошего уровня. Возводили и обустраивали несколько лет, наконец, удалось запустить. Есть 2 строительных проекта в Краснодарском крае. Кризис их немножко притормозил, но работы хватает.
- Базируетесь в Москве или на юге?
- То здесь, то там. Часто летаю.
- В связи с расследованием правоохранительных органов подписок о невыезде не приходилось давать?
- Ни разу. С этим не было проблем.
- В начале апреля появилась информация об аресте имущества 8-ми бывших руководителей «Кубани». Вас, как экс-генерального директора краснодарского клуба, это тоже коснулось?
- Меня, моих предшественников и последователей (арест наложен на активы бывшего владельца клуба Олега Мкртчана и его племянника Сурена Мкртчяна, других генеральных директоров клуба - Владислава Терешкова, Валерия Стаценко, Евгения Муравьева, Геннадия Крапивки, бывшего заместителя министра спорта Краснодарского края Романа Зарубина и одного из членов совета директоров Владимира Дорофеева, - прим.ред.). Странно, что к членам последнего совета директоров «Кубани» и куратору, который занимается клубом несколько очень проблемных лет, претензий не возникло.
- Если вы про Андрея Коробку, то он вице-губернатор края, кто ж его тронет. Какое именно имущество арестовали?
- Счета и недвижимость. Хотя, когда в декабре дело рассматривалось в краснодарском арбитраже, я предоставил документы об отсутствии у «Кубани» претензий ко мне. До этого судился с клубом, чтобы вернуть вложенные в него личные деньги. Тогда проводилось несколько аудитов, показавших: всё чисто. Перепроверили весь мой период и не нашли ничего такого, что нанесло бы клубу ущерб. Правда, сменщику - Валерию Стаценко - сказал: «Не представляешь, во что влезаешь. Ты футбольный человек, но тебя подставят, помяни мое слово». - «Ничего, справлюсь».
- Справился?
- У него отобрали всё, что можно, включая дом. Предъявили долги по заплате, невозвратные кредиты, еще что-то. Были суды. До сих пор, бедный, с этой «Кубанью» развязаться не может. Общаемся, уважаю его как профессионала, но всё вышло так, как я и говорил, - подставили.
- За 6 лет работы упомянутых руководителей «отрицательный показатель чистых активов клуба увеличился с минус 68 миллионов до минус 2,3 миллиарда рублей». Если аудиторы ничего не нашли, долг за период вашей работы, получается, не вырос?
- Остался таким же. Хотя, если бы не трансфер Ивелина Попова в московский «Спартак», пришлось бы тяжко. С его помощью удалось залатать дыру, а так сидел бы на нарах. Остались долги, накопленные до меня. И после, конечно, - все эти «схематозы» Мкртчана и вакханалия, наступившая при его сменщиках, жутких непрофессионалах. При них будто вернулись 90-е. О чем говорить, если клубом управлял банный массажист?
- Геннадий Крапивка?
- Кто знает, тот поймет. У Мкртчана хоть есть, что арестовывать. А с того же Стаценко что взять? Довели человека до банкротства. Или сотрудник администрации края Зарубин. Не сам же он принимал решения в совете директоров! Ретранслировал указания сверху.
- Почему в клубе из футбольного города десятилетиями не заканчивается шапито?
- А почему вас это удивляет, если не меняются кураторы? Причина - колоссальный непрофессионализм. Меня позвал в «Кубань» предыдущий губернатор - Александр Ткачев. В 2003 году при моем непосредственном участии команда вышла в премьер-лигу. Были периоды, когда отходил от дел, уезжал работать в «Норильский никель», занимался другими проектами, но «Кубань» не бросал, был в курсе всех спортивных дел. В 2015-м мы играли в финале Кубка России - высшее достижение в истории команды, которым откровенно горжусь. Едва не дожали московский «Локомотив» - не хватило пары нюансов, уступили в дополнительное время.
Потом сменился губернатор. Давно знаю Вениамина Кондратьева, долго работали вместе. Сказал ему, что нужно для благополучия «Кубани». Но, как и позже в «Динамо», нашлись люди, «разыгравшие свою партию». Ткачев убрал их за то, что творили в клубе. Кондратьев вернул, посчитав, быть может, что спортивная сторона менее важна, чем кое-что сопутствующее. Я написал заявление, ушел. И всё, что предсказывал, сбылось. До тех пор, пока эти люди управляют клубом, цирк будет продолжаться.
- Сколько своих денег, Евгений Иванович, вложили в «Кубань»?
- Порядка 20-ти миллионов рублей. Многие расходы, не имевшие отношения к спортивной составляющей, оплачивал из своего кармана. Честно говоря, было стыдно судиться с «Кубанью», рассчитывал на порядочность людей, обещавших всё вернуть на следующий день после ухода. Не вернули до сих пор.
- Даже после суда?
- Сначала пытался оспорить через РФС. Администрация края стыдила: «У нас такие материальные сложности, а ты…» Потом люди стали уходить от общения, пришлось обращаться в суд. Выиграл все три инстанции, присудили компенсацию. Но поскольку верил губернатору с Мкртчаном и вносил деньги под честное слово, сумму долга признали частично.
- Да и Мкртчана посадили.
- Не сразу - через год. Успел сделать всё, что хотел, кроме возвращения долга. Для понимания - зарплату в клубе я сначала вообще не получал, был директором по совместительству. Потом в связи с лицензированием пришлось занять ставку с окладом порядка 2-х тысяч долларов. Левых сделок через клуб не проводил, дивидендов не имел. Наоборот, совершил самый дорогой на тот момент трансфер в истории «Кубани», продав Ивелина Попова. С него, кстати, всё и началось.
- Что именно?
- Мкртчан поднял волну, возмутился фактом продажи. А как не продать, если у «Кубани» полно долгов, и к футболисту есть интерес? Видимо, был расчет, что трансфер будет таким же, как другие, совершенные не мной. Знаете, допустим, за сколько продали Ласину Траоре?
- Слышал.
- Его купили, насколько я помню, за 4 миллиона евро, отдали в «Анжи» за 2 - столько дошло до кассы «Кубани». В 10 раз меньше, чем реальная сумма сделки! В некоторых жила надежда, что Попов уйдет по схожей схеме, а я продал его в открытую, за 6 миллионов. Даже когда «Спартак» предлагал увести в тень половину суммы, ответил: «Исключено, у нас нечем закрывать зарплатную ведомость, в бюджете прореха». Кого «Кубань» только ни продавала - Алексея Козлова, Озбилиза, Траоре, Мельгарехо… Но самый дорогой по официальной ведомости - Попов и уже потом, кажется, Каборе. Это ответ на вопросы о печальной судьбе клуба.
- Вернемся к московскому «Динамо». После вашего увольнения глава ВФСО (Всероссийского физкультурно-спортивного общества «Динамо») Владимир Стржалковский заявил: «Материалы по деятельности Муравьева переданы в правоохранительные органы». Во что это вылилось?
- Один раз вызывали свидетелем, прошлой весной. Через несколько месяцев дело было закрыто. Правда, возникло еще одно, странное и надуманное. Попытались вовлечь меня в ситуацию, связанную с другими людьми. Однако новые собственники «Динамо» повели себя здраво и разумно. Насколько я знаю, развития там нет.
- То есть сейчас не ведутся следственные действия, нет отложенных судов?
- Только по моему увольнению - оспорил незаконную невыплату компенсации при уходе. Решение было странным образом не в мою пользу, думаю, не обошлось без админресурса. Стал оформлять кассационную жалобу, но в связи с пандемией, уверен, всё затянется на неопределенных срок. Больше по мне никаких дел не было, ни уголовных, ни административных.
- В сентябре прошлого года арбитражный суд Москвы признал договор об оказании посреднических услуг между «Динамо» и компанией «Golden Toys» недействительным. Почему?
- Давайте по порядку. В декабре 2017 года руководство ВТБ вроде как пообещало «Динамо» дополнительное финансирование. 11 января собрался трансферный комитет клуба: руководитель общества, я, главный тренер Дмитрий Хохлов, исполнительный директор Алексей Смертин, глава селекционной службы Юрий Шеленков. Обсуждали приобретения, велся протокол встречи. И Шеленков внес предложение по Раушу. Я возразил: дорого. Тем более что помимо финансовой стороны у игрока были и футбольные недочеты. В общем, выступил против. Что и подтвердил в интервью «СЭ», заверенном руководством. Хохлов не согласился, хотя потом, когда Рауш уже был в команде, признал мою правоту: имелись проблемы с игровой дисциплиной. Стржалковский, однако, жестко настоял, даже голос повысил: «Вы что, надо приобретать, это футболист сборной! Деньги есть, берем!»
- Быстрота и натиск.
- Спустя 3 дня возник конфликт, связанный с моими обязанностями не в футбольном клубе, а в ВФСО «Динамо». Был человек, очень рвавшийся на мое место и спровоцировавший нехорошую ситуацию внутри общества.
- Кто он?
- Амбициозный коллега. Важно то, что я написал заявление об уходе. Второе, кстати. Первое было в августе 2017 года, когда из клуба убрали главного селекционера Геннадия Голубина и исполнительного директора Евгения Кречетова. Их заставили уволиться в мое отсутствие, я сказал, что если мне не доверяют в отношении подчиненных, тоже готов уйти. В ответ услышал: «Нечего ерундой заниматься, иди работай». То же самое было сказано и на этот раз. С добавлением: «Подписывай Рауша». Не знаю, с чем это связано, но руководство твердо нацелилось его купить. Хотя возникали сложности: то Рауш не хотел в Россию, то раздумывал над предложением «Краснодара», то проблемы с визой, то в контракте с немецким «Кельном» всплывала сумма отступных в 6 миллионов евро. Хотя мы рассчитывали купить Рауша в 4 раза дешевле плюс подъемные и зарплата. Причем, условия были одобрены руководством. В итоге пришлось подключать Станислава Черчесова. Мне поступило прямое указание звонить тренеру сборной, просить, чтобы помог уговорить Рауша перейти в «Динамо».
- Интересно.
- 19 января игрок прилетел, я его встретил в аэропорту. Начался торг. Мы озвучили начальные условия: выкупная цена - полтора миллиона, подъемные - 800 тысяч, 3-летний контракт, зарплата 1 миллион евро в год. Они ушли совещаться. То ли агенты вели свою линию, то ли сам Рауш сделал «козью морду», не знаю, но формулируют ответ: на общую сумму согласны, только давайте подъемные сделаем 1 миллион 250 тысяч, а зарплату снизим на 150 тысяч в год. То на то и получится.
- В чем смысл?
- Они хотели заложить агентские комиссионные в подъемные. Агента Рауша Дмитрия Студеникина я знал еще по «Кубани», он участвовал в трансфере того же Попова. Отвечаю: «Стоп, не пойдет. Подъемные обременят клуб дополнительным подоходным и социальным налогом. Если так, давайте проведем комиссионные через лицензированного агента, там другая ставка». Позже это в какой-то степени сыграет против меня: недодал, мол, государству. Но экономическую целесообразность в бизнесе никто не отменял, тем более - если всё по закону. А тогда они взяли паузу на обдумывание, я озвучил руководству финальный вариант: трансферная стоимость без изменений, зарплата 850 тысяч, подъемных нет, вместо них - агентские. Сумма та же, налоги меньше.
- Что сказало руководство?
- «Оформляй». Сторона Рауша дала согласие. В 6 утра субботы разбудили Смертина и подписали контракт. Порядочный парень, профессионал, он слышал, какое давление шло сверху, даже с криком, поэтому не роптал. Подписали, и ладно. Начальство довольно, позиция в составе закрыта, идем дальше. 30 января улетаю на переговоры, юрист, недавно пришедший в клуб, готовит документы, выносим Рауша на совет директоров. С одним «но».
- С каким?
- Не уволься Кречетов, он бы проверил. Моя вина тоже есть, недосмотрел. Короче говоря, на совет директоров были вынесены только трансферный и трудовой контракт. Агентские каким-то образом выпали. Начинаю разбираться, юридический отдел разводит руками: «Мы думали, так и надо». - «Как - так? Любые действия должны проходить через совет директоров! Срочно правьте!» Готовим через 10 дней новое заседание. Внесли все данные, сам проверил, объяснил: «Golden Toys», через которых решено проводить сделку, официально лицензированы РФС». И улетел на сбор команды в Турцию. Правда, по дороге в аэропорт поступила информация: обещанных ВТБ денег не будет. Жаль. Но по Раушу всё уже было решено, не отступать же. Селекционная служба даже получила премии за трансферную кампанию, которую совет директоров признал удачной. Ужмемся, реструктурируем, перенесем что-то на потом, не вижу проблем. В крайнем случае, в следующий трансферный период возьмем свободных агентов. Так и сказал руководству.
- А оно?
- Нахожусь в Турции, общаюсь с командой. Впервые увидел Тетте, который был креатурой Хохлова, он заводил его в клуб. Не очень мне нравился, но платежная ведомость поджимала, приходилось брать недорогих. Вдруг получаю сообщение: «По линии «Golden Toys» никому не платить!» Перезваниваю: «В чем проблема?» - «Ты что, не знаешь, что это подстава, контора-однодневка, зарегистрированная на квартиру?» - «Кто вас накрутил? РФС проверяет агентов перед выдачей лицензии, в том числе по линии ФСБ». - «Сказано - не платить». Возвращаюсь. Звоню Студеникину: «Вы где зарегистрированы?» Называет адрес - я чуть не упал. В доме, где я живу! Иду к начальству, взываю к логике: «Квартиры в моем доме стоят не одну сотню миллионов, даже если фирма там зарегистрирована, она не может быть шарашкиной конторой». Но Стржалковский уже на взводе. Собирает через день совещание и начинает при всех песочить, причем, не за клубные дела, а по проблемам ВФСО. У меня там был приличный объем работы - всё имущество и финансы. Незадолго до этого благодарил за служебные дела, руку жал, и вдруг такой прессинг.
- Выяснили причину?
- Начал понимать: что-то пошло не так, и крайним решено сделать меня. Естественно, психанул. Еще раз написал заявление об увольнении из клуба и общества. На этот раз в отношении ВФСО оно было удовлетворено, а клуб в марте 2018-го собрал совет директоров. Где мое заявление по собственному желанию отмели и поставили вопрос об увольнении по инициативе работодателя. Спрашиваю: «На каком основании?» - «Недоверие. Превышение полномочий». - «Тогда выплачивайте компенсацию в несколько зарплат, как положено по закону». Они взяли тайм-аут, уволили юриста, допустившего ошибку в документах, а затем и меня без компенсации.
- Сила в движении!
- Что ни делается, к лучшему. Искренне благодарен Стржалковскому за 2 динамовских года - нервных, поучительных, сблизивших меня с клубом. До сих пор переживаю за «Динамо» и понимаю, как много непрофессионалов им управляло. Отсюда все беды. Нынешние руководители пытаются что-то сделать, но наследие очень тяжелое.
- Место регистрации «Golden Toys» - ваш дом. Квартира тоже ваша?
- Нет, конечно. Смеетесь? Надо совсем не иметь мозгов, чтобы регистрировать агентскую фирму на свой адрес. Кто-то вынес глупость в прессу, чтобы оправдать собственные действия. Рауша задергали до такой степени, что человек год не мог нормально играть, эту ерунду придумали, команда психологически плыла, в результате чуть не вылетели. Ничипорука, второго из «Golden Toys», я до скандала вообще не знал, даже понятия не имел, что он живет в моем доме и зарегистрировал фирму на себя.
- Почему «Golden Toys» получили лицензию лишь за месяц до сделки по Раушу?
- Спрашивал Студеникина. Услышал: «Мы вели игрока в московский «Спартак» и зарегистрировали компанию под этот трансфер». Но что это меняет по большому счету?
- Юридически ничего. Удивляет скорость получения лицензии.
- Она была выдана в декабре. О Рауше я узнал 11 января на трансферном комитете, так что к созданию «Golden Toys» отношения иметь не мог. Не верю, что кто-то готовил сделку за моей спиной, поскольку полностью контролировал ситуацию в клубе. А уж быстро или медленно шло оформление - вопросы к РФС, который регистрировал агента.
- Почему у руководства клуба и общества изменилось отношение к сделке по Раушу? Они пробили «Golden Toys» по своим каналам и заподозрили подвох?
- Нет. Когда ВТБ передумал выделять допфинансирование, у руководства возникло желание не платить «Golden Toys» на том основании, что это недавно зарегистрированная фирма. Банально сэкономить. Но разве дата регистрации делает трансфер менее чистоплотным? Люди заплатили за лицензию 10 миллионов рублей, прошли все проверки. Да и не делается так бизнес. Если «Кельн» выставлял Рауша за 6 миллионов, а в итоге согласился на полтора, понадобились серьезные усилия, чтобы сбить цену. Никто не станет заниматься этим бесплатно, тут для «Динамо» выгода очевидна.
Во-вторых, перевод комиссионных через «Golden Toys» - чисто технический момент. Не знаю, зачем они регистрировали фирму, может, Рауш сам не хотел платить агентские из подъемных, попросил его не впутывать. В любом случае, всё было оформлено юридически грамотно.
Но кому-то понадобилось разогреть тему до скандала. И я знаю, кому, только не хочу говорить. Руководителю напели про подозрительных посредников, а тут еще я со своим заявлением, бросил его одного в сложный для ВФСО момент. И стал мишенью. При этом в совете директоров не было единства по поводу моего увольнения. Имелись и противники, и воздержавшиеся.
- Стржалковский сам пригласил вас в «Динамо». И вдруг такие мировоззренческие расхождения.
- Мы знали друг друга 15 лет. Работал под его началом в «Норникеле», остался после него заниматься производством. 56 тысяч человек в подчинении, фонд заработной платы 95 миллиардов рублей - наверное, в чем-то разбирался и что-то мог, если доверили такой участок. И после этого я стал бы химичить в клубе из-за каких-то копеек?! Плюс собственные проекты. Неужели не знаю, как делать бизнес? Наверняка нашли бы грязь, будь я нечист на руку, потому что после скандала в «Динамо» копали во всех направлениях. Но придраться оказалось не к чему.
Понимаю, что в какой-то степени подвел Стржалковского, оставив у разбитого корыта в сложной ситуации. Он вырулил за счет других людей и ресурсов, но обида осталась. Она и вылилась в то, что произошло. Зла не держу. С другой стороны, надо опираться на профессионалов, прислушиваться к мнению людей, разбирающихся в футболе, а не тех, кто преследует личные цели.
- На покупке Рауша настояло руководство ВФСО, подписи на документах ставил Алексей Смертин. Вас формально связывает со сделкой лишь адрес регистрации «Golden Toys». Удивлены, что пострадали в одиночку?
- В том и заключался расчет: найти крайнего, обвинить в бесконтрольных действиях, сделать «ритуальной жертвой» и выгородить себя. Смертин практически не участвовал в сделке по Раушу, как его обвинишь? Для этой цели нашелся я. Перелопатили всю бухгалтерию, пытались доказать какие-то траты на личные нужды, ничего не нашли и разыграли другую партию. Жаль родных и близких, которые были вынуждены читать всё, что на меня выливалось. По их нервам било очень сильно.
Нападающего Павла Погребняка пристегнули сюда же. Дескать, я не смог с ним расторгнуть контракт, а Роман Широков, он на тот момент работал в «Динамо», смог. Что тут удивительного, если я не хотел платить отступные, а после меня он ушел довольный с полной компенсацией? У Погребняка изначально была невменяемая зарплата. И отсутствовало желание делать шаги навстречу клубу. Пришлось ловить его на глупости, оформлять прогул. Понимал, что юридически увольнение или штраф в 20 миллионов евро вряд ли удастся прокачать. Но даже те 2-3 месяца, которые «Динамо» не платило Погребняку в полном объеме, стали облегчением для клубной казны. 10 миллионов рублей в месяц для человека, протиравшего на лавке штаны, явный перебор. Видимо, кому-то очень нужно было подписать с ним такой контракт. В «Тосно», насколько знаю, Погребняк играл за 1 миллион рублей в месяц.
- Разница, однако.
- А взять ситуацию с полузащитником Ташаевым? Классика! Роман Широков, когда пришел, заявил: «Ташаев не нужен». - «Как это? Наш воспитанник, встроен в команду». - «Не нужен, и всё. Таких - десятки на рынке». А у него контракт заканчивался. 2 недели я убеждал руководство сохранить футболиста, встречался с его агентом Агузаровым, с отцом Ташаева. Прошли по краю, продлили соглашение в последние дни декабря. Сторона игрока просила двукратное повышение зарплаты и подъемные. Удалось сохранить прежний оклад, правда, снизили сумму выкупа с 3-х до полутора миллионов евро, без компромисса игрок контракт не продлил бы. Всё согласовал с руководством, провел через совет директоров. Через месяц всё-таки договариваюсь с Ташаевым увеличить отступные до 3-х миллионов. Заключили допсоглашение, и вот его через совет директоров почему-то не провели.
- Почему?
- Потому что не верили, скорее всего, что Ташаев кому-то пригодится. Таких же «десятки на рынке». А его купил московский «Спартак». И кого потом обвинили в недостаточной сумме трансфера? Меня! Хотя продления контракта с Ташаевым вообще могло не быть, ушел бы бесплатно. И подобных примеров могу привести не один. А уж насколько бездарно полтора ташаевских миллиона потратили на трансферы летом 2018-го, отдельный разговор.
Останься я в «Динамо», так и был бы козлом отпущения. Еще и рассорился бы со всеми. Тому же «Golden Toys» была обещана сумма, согласованная на всех уровнях. Обещания надо выполнять. Я не захотел обманывать людей и оказался виноватым. Придумали личную заинтересованность, чтобы оправдать собственный непрофессионализм.
- Сейчас общаетесь со Стржалковским?
- Нет.
- «Динамо» выкинули из еврокубков до вас. Пытались разобраться, каким образом деньги ВТБ за покупку динамовской недвижимости вдруг превратились в титульное спонсорство, отчего доходы моментально стали для УЕФА нерелевантными?
- Владею неофициальной информацией, озвучивать не стану. Ясно, что причина в неквалифицированном управлении. Когда пришел в «Динамо» и увидел почти 13-миллиардную(!) долговую дыру, пережил шок. Первым желанием было как можно быстрее банкротить клуб и начинать жизнь с чистого листа. Но имя и традиции не выведешь из уравнения. Пришлось жить в существующих реалиях.
- Непонятно, почему не пострадал никто из организаторов 13-миллиардной дыры.
- Некоторых еще и вернули в управление клубом. Один из лучших опорников РПЛ Самба Соу пришел к нам бесплатно. Чем не устраивал? Но затем возник личный конфликт футболиста и спортивного директора Романа Орещука. Продали Соу, взяли Шарля Каборе, хотя его время уже пару лет как ушло.
- Продавать динамовскую недвижимость, погашая клубный долг, - тяжелый процесс?
- Решалось всё точно не в моем кабинете. И имущество принадлежало не клубу, а обществу. Но возникла другая ситуация, о которой мало кто знает: попытка продажи футбольной базы в Новогорске.
- Которая как раз принадлежит клубу.
- Совершенно верно. Едва не вывели базу из активов. В какой-то степени оправдываю свое увольнение тем, что не хотел этого делать и не сделал бы. А вот если остался бы, пришлось бы очень нелегко, давление шло серьезное. Но ошибка выглядела настолько грубой, что продавший базу гендиректор сидел бы сейчас не на диване, разговаривая с вами, а в совсем другом месте. К счастью, информация кое-куда просочилась, и базу удалось отстоять.
- Поработав в 2-х клубах, возьметесь сказать, чего больше в российском футболе - спорта или грязи?
- Хотел бы верить, что первого. Но боюсь, что второго.
- Если бы снова, Евгений Иванович, позвали в футбол, пошли бы?
- Знаете, я и в суд обращался не для того, чтобы «Динамо» выплатило мне две или три зарплаты, а чтобы вернуть доброе имя. И чтобы люди знали: написанное на заборе не является правдой. Реализовать себя в новом клубе будет очень сложно, но, если вернуть времена, когда с тобой разговаривают как с равным в части управления и принятия решений, согласился бы.
Люблю футбол, в этом и беда. Никогда не рассматривал его как источник дохода и тем более наживы. У меня успешный бизнес: в 2014 году сдал в эксплуатацию 350 тысяч квадратных метров жилья в Краснодарском крае, а построил - еще больше. Это второй показатель в регионе. Когда рассказал в Перми, где тоже открывал бизнес, там удивились: «А мы 100 тысяч на весь Пермский край сдаем в год». Конечно, собственные проекты отнимают время, но в «Кубани» удавалось совмещать бизнес с управлением клубом. Командой, которую мы создали в 2014-2015 годах, горжусь. Владиславом Игнатьевым, доросшим до сборной, Ивелином Поповым, Беленовым, Мельгарехо, Шуньичем, Алексеем Козловым, Тлисовым, Сосниным…
- Если говорить о «Динамо», что сейчас сделали бы не так, будь возможность?
- Настоял бы на уходе раньше, в августе 2017-го. До сих пор чувствую определенную вину перед Голубиным и Кречетовым. Оба - востребованные профессионалы, с ними, уверен, скандал не разразился бы. Провели бы сделку по Раушу юридически четко. А так, доверился, не проконтролировал, и случилась буря в стакане воды. Искренне жаль. Но рад, что «Динамо» выходит из передряг. Великий клуб, который ждет светлое будущее.

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: