.: Футбол. Тет-а-тет
Валентин Окорочков: «Кубань - моя футбольная родина»
В
алентин Окорочков для кубанского футбола личность далеко не последнего порядка. Этого прекрасного полузащитника хорошо помнят краснодарские и новороссийские болельщики, ведь он оставил заметный след в истории не только «Кубани», но и «Черноморца». После завершения игровой карьеры Окорочков решил стать тренером и, пусть пока за короткий срок не добился на новом поприще больших успехов, тем не менее, полон решимости и энтузиазма достичь серьезных высот. Словом, достойный кандидат для полосного интервью «Независимой спортивной газете».
фото: ФК «Витязь»
- Валя, вы, как всем нам хорошо известно, родом из Орла. Гордитесь этим фактом?
- А почему бы и нет? Небольшой областной центр, уютный город с населением около 350 тысяч человек. Орел и Орловская область прославились на весь мир тем, что здесь родились или творили великие поэты и писатели: Тургенев, Лесков, Бунин, Фет, Леонид Андреев. Что касается футбольных людей, то в Орле родился замечательный форвард Сергей Кирьяков, кроме того, здесь начинал свою игровую карьеру Юрий Павлович Семин, проявивший себя впоследствии как классный атакующий хавбек и тренер.
- Любовь к футболу… С чего она у вас началась?
- Любовь к «игре миллионов» мне привил мой родной дядя - Валерий Петрович Свиридов. К сожалению, сейчас его уже нет в живых, а тогда он был детским тренером в орловской СДЮШОР-3. С 6-ти лет я стал постигать азы футбола под его руководством, занимался с ребятами на год старше меня.
- А почему с ребятами на год старше?
- Потому что тогда набор осуществлялся с 7-летних мальчишек. Но была такая возможность, начать заниматься со старшими ребятами и, естественно, я был рад ею воспользоваться. Наверное, я ни в чем не уступал парням постарше, разве что, может быть, ростом был поменьше. А когда учился в 7-м классе, то перешел уже в команду к своим сверстникам, где тренерами были Владимир Иванович Зотов и Николай Иванович Усов. Помню, в 1995-м мы стали чемпионами России на турнире в Кропоткине. А уровень соревнований, между прочим, был высоким: за Краснодар, например, там играли Игорь Кот и Андрей Топчу, а, скажем, за Питер - Андрей Аршавин.
- Из той вашей, орловской, команды, кто-то, кроме вас, стал известным футболистом?
- В основном ребята трудоустроились в клубах второго дивизиона. В первом играл Виталий Панов, а сейчас он работает помощником главного тренера астраханского «Волгаря» Юрия Газзаева.
- Вы, конечно, знаете, что из себя представляет орловская СДЮСШОР-3 в наши дни. Можете сравнить нынешние условия и тогдашние?
- Сейчас в ее распоряжении два футбольных поля с искусственным покрытием, закрытый зал для мини-футбола, не хватает только манежа - для полноценной работы в зимний период. Словом, условия сейчас там хорошие, особенно если сравнивать с теми, в каких тренировалось мое поколение. Поле, на котором мы занимались, было такое, знаете ли, горбатенькое, с земляным покрытием (улыбается). Только вот парадокс: в наши дни условия явно лучше, а воспитанников школы, ныне играющих в футбол на профессиональном уровне, стало на порядок меньше, чем 10-20 лет назад.
- И в чем причина этой негативной современной тенденции, на ваш взгляд?
- Однозначно и не ответишь. Сейчас, конечно, другое время… Многое зависит как от родителей, так и от детских тренеров. Наставник должен влюбить ребенка в футбол, заразить его «игрой номер один» на всю жизнь. И тут речь даже не столько о методиках тренерской работы, сколько об отношении тренера к детям, к тренировочному процессу. Я наблюдал разные картины: к одному наставнику ребята идут на занятия, опустив головы, как будто их заставляют, а к другому - несутся с удовольствием, с горящими глазами. Раньше у нас, на мой взгляд, все-таки было больше детских специалистов, которые работали с фанатизмом, с душой. А, может быть, в прошлые годы у детского тренера было больше свободы для творчества… Сейчас, знаете, некоторые родители ведут себя неверно, начинают вмешиваться в работу тренеров, вместо того, чтобы внимательнее относится к своим чадам. Ну и, конечно, не стоит забывать, что мое поколение буквально росло во дворе. Помимо тренировок, мы и в остальное время с утра до ночи гоняли мяч, играли двор на двор, баталии были - будь здоров! (Улыбается). Сейчас такое во дворах редко встретишь - дети увлечены всё больше интернетом.
- Вы начали профессиональную карьеру в 1997-м в «Моздоке». Каким ветром вас занесло в Северную Осетию?
- У нашей орловской футбольной школы были контакты с «Моздоком» еще до того, как меня позвали в Северную Осетию. А пригласили туда после турнира в Армавире, я тогда учился в 11-м, выпускном, классе. И когда приехал в «Моздок», там уже находилось несколько ребят постарше из нашей СДЮШОР.
фото: ФК «Кубань»
- Не боялись ехать на Северный Кавказ?
- Скажу честно, решение далось непросто. Обстановка в те времена на Кавказе, как вы знаете, была не совсем спокойной, и мама ни в какую не хотела меня туда отпускать. Она самолично поехала в Моздок вместе со мной посмотреть тамошнюю обстановку, и только после того, как все увидела своими глазами, пообщалась с руководителями клуба, успокоилась и согласилась. В действительности в Северной Осетии все было мирно и спокойно.
- В «Моздоке» вы провели 2 года? Чем запомнилось то время?
- В том, что в то время в Моздоке вообще существовала профессиональная команда, была огромная заслуга тогдашнего президента клуба Александра Куцуковича Газдарова. Он безумно любит футбол и делал для «Моздока» все, что мог. И пусть условия были скромными, но футболистам предоставляли гостиницу и питание. А самое главное - «Моздок» давал молодым игрокам хорошую возможность расти в профессиональном плане, неслучайно, многие ребята потом заиграли на высоком уровне.
- Играющим тренером «Моздока» был тогда Юрий Газзаев, я не ошибаюсь?
- Да, и мне повезло, что сразу после школы я попал к такому специалисту. Юрий Фарзунович постепенно адаптировал юных футболистов ко взрослому футболу, учил тактическим моментам, бережно дозировал нагрузки. Первые месяцы в «Моздоке» я выходил в основном на замену, и меня это злило, так как играть всегда хотел с первых минут. Но только со временем понял, что Газзаев был прав: на тот момент я был еще сыроват для мужского футбола. Кстати, в 2015-м я неделю был у Газзаева на стажировке в Астрахани и определенно кое-чему научился у него там.
- В конце 1998-го, знаю, вы ездили из «Моздока» на просмотр в московский «Локомотив»…
- Да, это правда. После того как меня стали регулярно приглашать в юношескую сборную России, поступило приглашение от «Локо», и я отправился в Москву. Первые дни в стане железнодорожников были для меня, конечно, очень волнительными, особенно в раздевалке, где бок о бок экипировался с лучшими футболистами страны - Лоськовым, Чугайновым, Смертиным… Но я, надо сказать, освоился быстро, поскольку коллектив в «Локо» был сплоченным, а атмосфера по-хорошему рабочая. Этим железнодорожники того времени славились на всю страну.
- Тренировки в «Локомотиве», наверно, были куда более интенсивными, чем в «Моздоке»?
- Ну, в игровых занятиях я не тушевался, а вот в тренажерном зале мне пришлось хорошенько попотеть. Веса мы хоть и ставили себе на снаряды произвольно, но веса приличные, и работали все на совесть. Мне, признаюсь, было тяжеловато, однако терпел, а точнее, сбрасывать килограммы попросту стеснялся (улыбается). Вообще, в «Локомотиве» я очень добросовестно исполнял то, что велели. Утренние тренировки у нас начинались в 9.00, и я, чтобы, не дай Бог, не опоздать, старался приходить на стадион первым. И вот как-то прихожу пораньше, а стадион еще закрыт. А была зима, на дворе мороз, еще темно, и вот я стою, мерзну. И тут подъезжает к стадиону «джип» и «моргает» фарами. Я подхожу, а за рулем Игорь Чугайнов, и говорит: «Садись, парень, погрейся, ты чего так рано, не уходил вчера со стадиона, что ли или не спится?» (Улыбается).
- После просмотра вы не остались в «Локомотиве». Почему?
- Понятно, что мне на тот момент сложно было конкурировать с такими мастерами, как Лоськов и Чугайнов. И если бы я в «Локо» остался, то пришлось бы играть за дубль. Юрий Павлович Семин сказал мне, что впечатление я оставил о себе хорошее, но «Моздок» поднял на меня цену (у меня оставался с ним еще год контракта). В результате, сошлись с Семиным на том, что я отыграю сезон в Моздоке, и через год он меня заберет.
- Однако вы провели в Моздоке лишь полгода, а летом 1999-го отправились в «Кубань»…
- Тот сезон мы начали в «Моздоке» хорошо, а летом у меня появились два других варианта продолжения карьеры: «Кубань» и тольяттинская «Лада». Причем я склонялся ко второму. Но тогдашний главный тренер «Моздока» Николай Николаевич Южанин и гендиректор краснодарского клуба Федор Анатольевич Щербаченко сделали многое для того, чтобы я выбрал именно «Кубань». Я прислушался к их советам и ни разу потом в жизни об этом не пожалел.
- А о том, что «отодвинули в сторонку» вариант с «Локомотивом», не пожалели?
- Понимаете, я был еще слишком молод, и вариант с «Локо» был большим риском - мог запросто затеряться в «железнодорожных закромах». Там ведь был звездный состав и путь из глубокого запаса в основу команды мог занять долгие годы, а я хотел играть.
- В Краснодаре быстро освоились?
- Сначала, конечно, было непросто. Приехав в Краснодар, я, 19-летний пацан, не только не знал никого в команде, но у меня не было даже ни одного знакомого в городе. На новом месте мне здорово помог адаптироваться Щербаченко - можно сказать, он взял шефство надо мной.
- Переход в «Кубань» был шагом вперед в вашей карьере?
- Конечно! Я ведь перешел в клуб с большими традициями и серьезными задачами.
- Как работалось с наставником желто-зеленых Софербием Ешуговым?
- Он был приверженцем строгой дисциплины и приличных нагрузок. У Софербия Бачмизовича было именно такое видение тренировочного процесса, что, кстати, очень даже неплохо. «Физика» в большом футболе играет важнейшую роль. Неслучайно, Ешугов тогда в «Кубани», а позже и с другими командами первого дивизиона добивался положительных и даже весьма достойных результатов.
- Велико ли было в стане «Кубани» разочарование после поражения в стыковых матчах-1999 с «Ладой»?
- Ну а как вы думаете?! Вообще, я считаю, что та формула определения обладателя путевки в первый дивизион - через стыковые матчи - была неправильной. Судите сами: команда весь сезон отдает все силы без остатка для того, чтобы занять первое место, но, несмотря на это, остается во втором дивизионе из-за какого-то несчастного случая. Что касается конкретно нашего противостояния с «Ладой», то в тольяттинском матче соперник выглядел помощнее, а в Краснодаре «Ладе» улыбнулась удача с быстрым голом.
- В 2000 году на тренерском мостике «Кубани» Ешугова сменил Щербаченко. Какие произошли изменения в команде?
- Федор Анатольевич раскрепостил футболистов, мы стали играть в более атакующий футбол. Плюс атмосфера в команде была у нас тогда классная. Душой коллектива был Руслан Кунихов. Постоянно, помню, подкалывал нас с Лешей Селиным (улыбается).
- В том году «Кубани» опять предстояли «стыки» за выход в первый дивизион, на этот раз с саранской «Светотехникой». Подходили к тем матчам с опаской, учитывая негативный опыт?
- Мы подходили к тем матчам с полной ответственностью и невероятной решительностью. Второй раз «наступать на грабли» не было, сами понимаете, никакого желания. В Саранске мы играли на поле, которое больше походило на болото - грязи было по щиколотку, в нее буквально засасывало (улыбается). Так что футбола было мало - одна борьба. Но нам помог «стандарт». Мы получили право на штрафной метрах в 25-ти от чужих ворот, Вова Пантюшенко соорудил бугорок из грязи, поставил на него мяч и мастерски положил его точно в угол, мы победили 1:0. А ответный матч в Краснодаре получился осторожным, практически без голевых моментов, сыграли 0:0, что, понятно, нас устроило по сумме двух встреч.
- В конце того же, 2000-го, «Кубань» возглавил Александр Ирхин, однако тренировал ее… всего 2 месяца. Успели за столь короткий срок составить о нем хоть какое-то впечатление как о тренере?
- За тот маленький период времени это сложно было сделать. Позднее, когда я работал под его руководством в воронежском «Факеле», Александр Сергеевич старался делать ставку, прежде всего, на опытных футболистов. Это, можно сказать, была его «фишка».
- После Ирхина в «Кубань» пришел Олег Долматов. Что изменилось?
- Многое. Усилился наш состав, более разнообразным стал тренировочный процесс, стало больше теории, мы перешли от персональной игры в защите к варианту игры в линию. Олег Васильевич четко и досконально нам разжевывал все тактические моменты оборонительных действий. Могу с уверенностью сказать, что именно благодаря Долматову я стал четко понимать все тонкости тактической модели с четырьмя защитниками в линию как на макете, так и непосредственно на футбольном поле.
- Какие задачи стояли перед «Кубанью» в 2001-м?
- Мы выступали в первом дивизионе, и уровень этого турнира, конечно, был выше, чем уровень второй лиги. Здесь к каждому матчу надо было подходить на максимуме готовности. У нас была задача выигрывать каждую встречу, и итоговое третье место, считаю, стало достойным результатом, учитывая то, что мы были дебютантами первого дивизиона.
- Но, наверное, все-таки остался определенный негативный осадок в связи с тем, что не смогли выйти в премьер-лигу?
- Нет, не было никакого осадка. И «Шинник», и «Уралан» на протяжении всего сезона смотрелись прилично, и итоговое распределение мест в турнирной таблице, на мой взгляд, было на тот момент объективным.
- А что за конфликт произошел в «Кубани» в 2002-м? Слышал, ряд игроков команды «сливал» Долматова…
- В начале 2002 года я отсутствовал - мне сделали операцию, после чего проходил курс реабилитации. Но по поводу конфликта и слухов про «слив» я уверен, что все это глупости.
- После ухода Долматова «Кубань» возглавил Владимир Лагойда. Какое впечатление у вас сложилось о нем?
- Добрейшей души человек! Порой мне даже казалось, что он чересчур хорошо относится к нам, футболистам (улыбается). А что касается непосредственно футбола, то Владимир Иванович вместе с Игорем Викторовичем Калешиным старались команде привить «спартаковский» стиль. То есть принципы нашей игры основывались на контроле мяча, мы, главным образом, уповали на короткие и средние передачи, забегания, пасы на третьего…
- Но «Кубань» все равно не смогла пробиться в высший дивизион.
- Во-первых, мы неважно начали тот сезон, потеряли много очков, а наверстывать упущенное всегда тяжело. А во-вторых, смена тренеров в разгар чемпионата не могла не сказаться на итоговом результате.
- В 2003-м «Кубань» добилась-таки повышения в классе. Все звезды сошлись?
- Получается, что так (улыбается). Основу того успеха заложили Лагойда и Калешин, а до логического конца дело умело довел подхвативший у них «эстафетную палочку» Южанин.
- Как отмечали успех?
- После решающего матча с «Тереком» собрались в ресторане и отметили это значимое событие как полагается. Однако празднование не затянулось, поскольку вскоре нам предстояли кубковые матчи с московским «Спартаком», который мы по сумме двух матчей одолели в эффектном стиле.
- Николай Южанин в начале 2004-го выставил вас на трансфер. Вот цитата из его интервью: «Если же вспомнить чемпионат-2003 в целом, Окорочков сыграл не больше 30 процентов матчей. Валентин уже взрослый человек, у него семья, двое детей, их надо кормить. Конечно, я мог взять его на сбор на Кипр. Но для чего? Для того чтобы он угробил себя, что-то мне доказывая? Расстаться с Окорочковым трудно, но так будет лучше в первую очередь для него». Вы были согласны с Южаниным?
- Ну, это Николай Николаевич поторопился: на тот момент у меня был только один ребенок, второй родился чуть меньше 3-х лет назад (улыбается). А если серьезно, то, конечно, было обидно, я надеялся, что хоть на сборах-то мне шанс предоставят… Однако претензии я могу предъявлять только к себе - чтобы иметь больше шансов остаться в «Кубани» на премьер-лигу, мне надо было более ярко и стабильно провести сезон-2003. Что же касается Южанина, то по истечении определенного времени в нашей с ним беседе он признал, что мое тогдашнее отстранение было ошибкой.
- Резюмируя эти годы, проведенные вами в «Кубани», как можете их описать в целом?
- Ну, если Орел - это моя историческая Родина, то Кубань - моя футбольная Родина. В Краснодаре, если можно так сказать, я стал по-настоящему профессиональным футболистом. Темы тренеров мы уже с вами касались, но также многому учился в «Кубани», играя рядом с такими опытными мастерами, как Леша Герасименко, Олег Терехин, Ансар Аюпов, Стас Лысенко, Макс Деменко, братья Коваленко… На Кубани у меня появилось много хороших знакомых и друзей, с которыми я общаюсь и по сей день. Одним словом, Краснодар стал для меня по настоящему родным городом.
- Какие матчи в составе «Кубани» вам особенно запомнились и почему?
- Да не хочется отдельно выделять какие-то игры. Просто скажу, что обычно запоминаются те матчи, на которых присутствует большое количество зрителей, а в Краснодаре с этим никогда проблем не было. Те же стыковые матчи во второй лиге проходили при аншлагах. И, кстати, мне была совсем непонятна логика наших футбольных руководителей, лишивших Краснодар возможности принять у себя поединки чемпионата мира-2018.
- Вы имеете в виду, что в Краснодаре люди очень сильно любят футбол?
- Да. Если не брать в расчет Питер и отдельные московские дерби, то я нигде больше не видел такого высокого уровня «боления», посещаемости и атмосферы на стадионах, как в Краснодаре, Воронеже (я говорю так не потому, что играл за «Кубань» и «Факел»!) и, может быть, Туле.
- Какие собственные голы в футболке «Кубани» вам больше всего запомнились?
- Да практически все помню, все они мне дороги. Может, в старости достану диск и покажу внукам, как их дед забивал (улыбается).
- На каких позициях вам было наиболее комфортно играть в «Кубани»?
- В основном я исполнял роль крайнего полузащитника, а вообще, за карьеру поиграл на всех позициях, кроме центрального защитника и, естественно, вратаря. Комфортнее всего чувствовал себя в роли инсайда, в которой меня первым начал использовать Николай Южанин. Однако, в любом случае, самым главным для меня было играть, а в каком амплуа - не столь важно, большого дискомфорта я нигде не испытывал. Всегда старался отдаваться игре на все сто, не жалеть себя.
- Вернемся в русло вашего карьерного пути. Покинув «Кубань» в 2004-м, вы отправились в воронежский «Факел». Почему именно туда?
- В «Факел» меня позвал Ирхин, цель у команды была за год вернуться в первый дивизион после вылета во вторую лигу, условия и состав клуба соответствовали поставленным задачам. У меня были предложения из первого дивизиона, но я решил перебраться в Воронеж. Был уверен, что через год с ним буду в первом дивизионе.
- И действительно, воронежцы добились повышения в классе с первого места. Но вы в следующем году ушли в курский «Авангард». Как так?
- У «Факела», увы, начались финансовые проблемы, были приличные задержки по зарплате.
- Где-то я читал, что в начале 2006-го с руководством «Авангарда» у вас возник конфликт…
- Это неправда. Там был не конфликт, а, скорее, недопонимание. Вообще, я заметил, вы не первый раз меня про конфликты спрашиваете (улыбается). Хочу вам сказать, что я человек неконфликтный, и кто меня знает близко, тот это подтвердит. Однако, конечно, характер у меня не сахар, в нем и вспыльчивость присутствует, и прямота. Но я очень быстро отхожу и могу спокойно первым подойти к человеку и пожать ему руку, даже если он не прав. Хотя, безусловно, есть такие моменты в жизни, когда нельзя прогибаться.
- В начале 2006-го вы были на сборе с «Кубанью». Почему не удалось вновь трудоустроиться в краснодарском клубе?
- Мне очень хотелось вернуться в «Кубань», но в первый же тренировочный день получил травму. Боролся за верховой мяч с Шамилем Асильдаровым и неудачно приземлился. Как результат - надрыв связок голеностопа и около месяца лечения.
- Далее вы были на просмотре в нижегородском «Спартаке»? А там почему не остались?
- Вы знаете, я и контракт уже подписал, но затем сам попросил меня отпустить. Что-то мне подсказывало, что не стоит там оставаться, и в итоге чутье не подвело (улыбается). «Спартак» недолго просуществовал.
- И вы вернулись в «Факел». Вас нормально приняли?
- Абсолютно никаких проблем не было, уходил-то я из Воронежа без скандалов. А к тому времени, когда возвращался, и руководство в «Факеле» поменялось.
- Летом 2006-го вы в очередной раз могли оказаться в «Кубани», но с клубом, слышал, не смог договориться ваш агент…
- Не совсем так, агент тут ни при чем. Все дело в том, что «Кубань» предлагала контракт только на 3 месяца, то есть до конца сезона, а я на такие условия не согласился. А по поводу агентов - у меня их вообще никогда не было. Разве что был период, когда мне помогал небезызвестный Григорий Васильевич Есауленко. Однако через пару лет совместной работы мы разошлись - без взаимных претензий, по-доброму.
- Вторую половину 2006-го вы провели в белгородском «Салюте». Как туда попали?
- В Белгороде в то время выступали Олег Терехин и Саша Перов. Мне позвонил Олег, сказал, чтобы я приезжал, главный тренер Александр Корешков заинтересовался мной. Вот так и оказался в Белгороде. Но вскоре Корешков ушел с поста главного тренера, и остаток сезона, можно сказать, мы просто доигрывали.
- В 2007-м вы все-таки вернулись в «Кубань»…
- Да, было очень приятно возвратиться в Краснодар. Хотя непросто было убедить в своей полезности команде Пал Саныча Яковенко. В итоге, контракт я подписал только после второго зимнего сбора.
- Многие футболисты жалуются, что у Яковенко невероятно тяжелые тренировки.
- Ну да, у него в плане физических нагрузок один сбор, наверное, идет за два, а то и за три (улыбается). Мне, признаюсь, тренироваться под его руководством поначалу было совсем не просто, но постепенно втянулся в новый режим. Причем хочу отметить, что, работая с Яковенко, я прибавил не только в «физике», но и, что важно, в чувстве мяча, научился жонглировать всеми частями ног и тела - этому компоненту уделялось много внимания в тренировочном процессе. И еще: при Яковенко постоянно вызывал раздражение тренер по дисциплине, который все время за всеми следил и подслушивал.
- В том году вы провели за «Кубань» в премьер-лиге только один матч. Но рассчитывали-то, наверное, на большее?
- Конечно, хотелось проявить себя в официальных матчах, но шансов практически не получал, хотя старался и работал на тренировках на полную катушку. Что ж, значит, тренеры считали, что на моей позиции в команде были более квалифицированные футболисты, чем я.
- Почему, как полагаете, «Кубани» не удалось сохранить прописку в премьер-лиге?
- На мой взгляд, увольнение Яковенко не помогло «Кубани». Оно было поспешным и нецелесообразным. Плюс частая смена тренеров во время сезона, как я уже говорил вам ранее, не идет на пользу: Яковенко, Назаренко, Ешугов…
- Зато дубль «Кубани», за который вы в 2007-м сыграли много матчей, занял итоговое 3-е место в чемпионате России. За счет чего?
- Состав у нас был сильный, и в большинстве матчей мы превосходили своих соперников и по возрасту, и по опыту.
- Чем вам запомнился очередной наставник «Кубани» Александр Тарханов? Говорят, у него много тренировочной работы с мячом.
- Да, это правда, у него все занятия с мячом, очень много игровых упражнений, всевозможных квадратов. Часто разминка при Александре Федоровиче была необычной - играли малые квадраты спущенными мячами.
- Где-то я читал, что Тарханов обманул вас: заверил в том, что клуб подпишет с вами новый контракт, но этого не произошло. Это правда?
- С Тархановым мы обо всем договорились по окончании сбора в Турции, он сказал мне, что рассчитывает на меня. После выходных я прилетел в Краснодар для продления контракта, однако… Новое руководство в лице Олега Мкртчана и Сергея Доронченко сообщило мне, что контракт со мной продлен не будет. Расстались мирно. Они взялись создавать новую команду, это была их позиция, и нужно было ее уважать. Так что, как видите, это было решение не Тарханова. Единственное, я не понял, зачем мне, для того чтобы это узнать, нужно было лететь в Краснодар - можно же ведь было по телефону объяснить, что контракт со мной продлевать не собираются.
- И в этот непростой для вас момент вам позвонил Хазрет Дышеков и пригласил в «Черноморец», верно?
- Да, верно. И мы с Хазретом Жангериевичем договорились обо всем в течение 10-ти минут.
- Можно было назвать тот «Черноморец» середняком первого дивизиона?
- Состав у нас был хороший, тренерский штаб во главе с Дышековым, а позднее с Южаниным был грамотным. Наверное, чтобы подняться выше итогового 9-го места, нам просто не хватило стабильности.
- «Черноморец» в 2008-м трижды играл против «Кубани» и трижды ей проиграл. Были ли у моряков в тех матчах реальные шансы на успех?
- Были. В первых двух встречах, прошедших в Новороссийске, я не заметил какого-то ощутимого преимущества «Кубани», а в матче на Кубок России мы и вовсе пропустили в конце добавленного времени, а так - дело уже шло к серии пенальти. Что касается матча чемпионата в Краснодаре, то там «Кубань» победила заслуженно, хотя после первого тайма «Черноморец» и вел в счете 1:0.
- Как болельщики «Кубани» реагировали на то, что вы выходили против их любимой команды в футболке «Черноморца»?
- Вы знаете, у меня очень хорошие отношения с болельщиками всех клубов, где я играл. У меня даже есть друзья из болельщицкой среды. Я спокойно отношусь к таким вещам. Любому спортсмену всегда приятно, когда болельщики тепло к нему относятся, это и есть главная награда за ежедневный труд на тренировках и в матчах. Кстати, мне приходилось по разу забивать за «Кубань» в ворота «Черноморца» и наоборот, так что у меня 1:1 в этом плане (улыбается). Помню, когда я забил в 2008-м в Краснодаре в ворота «Кубани» и диктор объявил по стадиону мою фамилию, зрители встретили это аплодисментами. Вот тут слов не подобрать, побежали мурашки по коже…
- Почему вы покинули «Черноморец» после сезона-2008? Это как-то связано с Южаниным?
- Да нет, с Южаниным все нормально было. Да и сейчас у нас с ним добрые отношения, мы периодически созваниваемся. Уходить тогда из «Черноморца» я не хотел, просто просил оставить такие же условия, какие и были. Но ушел, потому что руководство не стало сохранять костяк команды, что, я считаю, и привело к вылету Новороссийска во второй дивизион в следующем году.
- 2009 год вы провели в том же в первом дивизионе, только в «Балтике». Расскажите, что было в Калининграде.
- Мы удачно стартовали, после 6-ти туров шли в лидерах, но затем - как отрезало. Начался просто кошмар, мы не понимали, что происходит: порой игру демонстрировали хорошую, а все равно уступали. И, наконец, в 6-м матче - в Хабаровске, после 5-ти поражений подряд, победили. Однако тренера Зураба Саная все равно сняли, и вместо него пришел Леонид Ткаченко - наставник настоящей советской закалки, в хорошем смысле. Мог пошутить с крепким словцом, но, в то же время, и расслабляться никому не давал. А если был в гневе, то лучше под горячую руку ему было не попадаться. По итогам сезона мы заняли 9-е место - думаю, результат объективный.
- В 2010-м вы опять вернулись в «Черноморец». К Дышекову пошли?
- Да, мы ведь уже были знакомы с ним, его требования на поле я знал, чувствовал себя комфортно под его руководством. Кроме того, условия в Новороссийске - как для работы, так и для отдыха - были хорошие, так что, не долго думая, дал согласие на переход. Был уверен, что в том сезоне «Черноморец» вернется в первый дивизион - так, кстати, и получилось. Единственное, что было со знаком «минус», так это то, что в конце 2009-го получил травму - мучился с приводящей мышцей бедра, но доктора не могли точно определить диагноз. За 6 месяцев я дважды ложился на операционный стол и только в июне провел первый официальный матч в 2010 году.
- В 2012-м ушли в «Орел», потому что хотели завершить карьеру в родном городе?
- Скорее, к данному решению меня подтолкнули семейные обстоятельства.
- Валентин, а почему вы закончили игровую карьеру относительно рано - в 33 года?
- Причина простая - травма колена. За год сделал три операции, никак не хотел сдаваться. Но боль не отпускала. Доктора сказали, что проблема в хряще и что нагрузки колено уже не выдержит - рассыплется. Скажу откровенно, тяжело было смириться с тем, что пришла пора заканчивать - сил-то было еще невпроворот, раньше думал, до 40-ка буду играть… Сейчас стараюсь не упускать возможности иногда побегать с ветеранами или с молодежью, состояние еще в порядке, ни грамма лишнего веса, как был игровой вес 67 килограммов - так и остался. Только вот колено теперь приходится беречь.
- Вы довольны своей игровой карьерой или думаете, что могли добиться на футбольных полях большего?
- Я не из тех людей, которые жалеют о чем-то. Возможно, моя карьера могла сложиться лучше, но ведь могла сложиться и хуже. Поэтому не стоит все время оглядываться назад, о чем-то ненужном думать, сожалеть. Не надо гневить Бога. Нужно двигаться дальше.
- Подметил такую деталь: про всех тренеров, с которыми вам довелось поработать, вы отзываетесь исключительно хорошо.
- Для меня все мои тренеры - хорошие. А кое-то из них - и первоклассные. Те, кто добивался больших побед и решал ставившиеся перед ними задачи. Я и сам уже окунулся в эту профессию и знаю, какой это непростой и тяжелый труд. Каждый наставник, который полностью отдает себя профессии, достоин уважения. Да, не всем тренерам удается достичь высот, но это уже другой момент.
- После завершения игровой карьеры сразу решили пойти по тренерскому пути?
- Да, я сразу для себя решил, что останусь в футболе. Поступил на обучение в Академию тренерского мастерства РФС, затем поработал помощником наставника ФК «Орел», а на протяжении весенней части прошлого сезона исполнял в этой команде обязанности главного тренера. Сейчас уже имею лицензию «B-UEFA», прохожу обучение на категорию «A-UEFA».
- Ну и как вам работалось наставником в «Орле»?
- Когда исполнял обязанности главного тренера, то получил бесценный опыт - как в профессиональном плане, так и в жизненном. Ситуация в клубе на тот момент была непростой во всех отношениях, у меня не было возможности взять себе в тренерский штаб помощника, а проблемы порой приходилось решать не только футбольные, но и организационные. В такие тяжелые моменты и узнаешь людей, которые вокруг тебя, - с кем можно идти в разведку, а с кем нет (улыбается).
- Насколько я знаю, положительного результата во главе «Орла» вы не добились.
- Весной прошлого года мы с клубом за 8 туров поднялись с 15-го места на 13-е. Да, этот результат сложно назвать классным. Но не стоит забывать про проблемы, с которыми клуб столкнулся в зимний период. Для меня на том этапе было важнее то, что в игре «Орла» произошли положительные изменения, команда стала слышать меня и понимать мои игровые требования.
- Почему все-таки «Орел» в последние годы аутсайдер зоны «Центр» второго дивизиона? Дело исключительно в недостаточном финансировании?
- Ох… Финансовый вопрос, конечно, важен, клуб испытывает проблемы, ну а где сейчас легко? В первую очередь, чтобы клуб двигался шаг за шагом в правильном направлении, люди, управляющие в нем процессами, должны сами любить футбол. Недавно в руководящий штаб «Орла» вошел наш уважаемый ветеран футбола Николай Васильевич Долгов, который в свое время выступал за ЦСКА и сборную СССР, и я надеюсь, что он, используя свой опыт и авторитет, сможет выправить ситуацию. Конечно, нужно больше заниматься со своей, доморощенной молодежью, подводить перспективных ребят к основной команде, доверять им. В любом случае, я желаю «Орлу» только успехов. Надеюсь, у нового тренерского штаба команды все получится.
- Два слова о вашем видении игры. Какой футбол вы исповедуете как тренер?
- Конечно, у каждого тренера должно быть свое видение игры, своя философия. У меня определенные приоритеты, конечно, есть, но чтобы конкретно и уверенно ответить на ваш вопрос, мне нужно еще работать и набираться опыта. Думаю, не открою Америки, если скажу, что классная команда должна уметь играть как в атакующий футбол, так и в оборонительный, а также уметь перестраиваться по ходу матча.
- И последний вопрос. Каковы ваши дальнейшие планы?
- Цель у меня одна: оставаться в футболе, трудиться и совершенствоваться. Мне только 35 лет. Все, как говорится, впереди. Жду новых интересных предложений и, конечно, мечтаю найти «свою» команду, с которой в качестве тренера сумею добиться решения серьезных задач.
Давид Арутюнов

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: