.: Футбол. Тет-а-тет

Владимир Бут: «Фанаты Дортмунда пишут до сих пор: «Влади, возвращайся»

О
ттмар Хитцфельд называл Владимира Бута «диамантом». Михаэль Скиббе считал уроженца Новороссийска «самым талантливым молодым полузащитником Европы». Невио Скала звал во все клубы, где работал. В 20 лет Влади в составе «Боруссии» стал победителем Лиги чемпионов. Но продолжение карьеры у Бута вышло не таким ярким. Еженедельнику «Футбол» Владимир Бут объяснил, по какой причине вместо «Вердера» оказался во «Фрайбурге», из-за чего «Болтон» не захотел с ним подписывать контракт, и попутно удивился, почему в России не востребованы немецкие тренеры.
Новороссийск
фото: sports.ru
- В 2013 году вы стали тренером - начали с работы в штабе дубля «Черноморца». Интересно?
- Ощущения двоякие. С одной стороны, я столкнулся с суровыми реалиями - из-за трудностей, которые лежали преимущественно в финансовой плоскости, дубль «Черноморца» в октябре расформировали. С другой - было необычно: будучи игроком, я слушал тренеров, а теперь уже мне нужно было подсказывать футболистам, как себя лучше вести в той или иной игровой ситуации. Вспомнил, что такое выезды, игры, тренировки. И меня это очень сильно завело. Параллельно оформил себе тренерскую лицензию категории «С», теперь в планах получить лицензии «В» и «А». Буду учиться. В перспективе хочется поработать на более профессиональном уровне.
- В соцсетях значится, что вы живете в Цюрихе.
- Я постоянно живу в Новороссийске с 2011 года. До этого 15 лет пробыл в Западной Европе, но сейчас меня туда совсем не тянет. В Цюрихе проживает моя бывшая супруга с детьми. Я просто не менял в «фейсбуке» данные после своего возвращения в Россию. Мне, кстати, до сих пор туда очень часто пишут болельщики дортмундской «Боруссии». Доходит до смешного. Как известно, в этом сезоне в бундеслиге «Боруссия» выступает крайне неудачно. Так фаны мне пишут, дескать, давай, Влади, возвращайся в Дортмунд, твоя левая нога нам сейчас нужна как никогда. А ведь я покинул «Боруссию» в 2000 году. Конечно, очень приятно, что столько времени прошло, а люди тебя не забывают. Мне и самому приятно вспомнить. Играл вместе с великими игроками - Томасом Хесслером, Андреасом Заммером, Юргеном Колером, Штефаном Ройтером, Андреасом Меллером, Штефаном Шапюиза и другими серьезными ребятами. Были запоминающиеся матчи и яркие победы.
- С кем-то из них поддерживаете связь?
- Михаэлю Цорку звонил, когда старший брат с семьей был в Дортмунде и захотел пойти на матч «Боруссии» с «Баварией». Михаэль на тот момент уже был спортивным директором клуба. Он посмеялся: дескать, много лет не созванивались. Но помог - бесплатно предоставили Виталию VIP-билеты.
Скиббе, Колер и Магат
- Не думали поспособствовать приглашению в Россию кого-то из ваших бывших одноклубников?
- Были разговоры на эту тему с Юргеном Колером и Михаэлем Скиббе. Под началом Скиббе я еще в юношеской команде «Боруссии» тренировался. С помощью моего друга Ромы Орещука несколько лет назад предлагали кандидатуру Михаэля руководству московского «Динамо». По моему мнению, это был бы хороший вариант для бело-голубых. Человек возглавлял «Боруссию», леверкузенский «Байер», «Айнтрахт», работал ассистентом Руди Феллера в сборной Германии. В тот момент как раз команду пополнили Кевин Кураньи и Андрей Воронин, который знает немецкий и под началом Скиббе играл в Леверкузене. После того как сняли Божовича, в прессе появилась информация, что «Динамо» может возглавить немецкий тренер. Всплывала кандидатура Феликса Магата. Мы предложили Михаэля. Но в «Динамо» этим предложением не заинтересовались. Мне, кстати, непонятны приглашения специалистов из Восточной Европы - Румынии, Сербии или Черногории. Я не вижу, чем они сильнее наших тренеров. Другое дело - тренеры, которые на серьезном уровне работали в Западной Европе.
- Может быть, вопрос заключается в том, что немецкий тренер стоит гораздо дороже, чем румынский?
- Я бы не сказал. Летом я с подачи Маттиаса Заммера вышел на Марко Пицциоли, который работал в юношеской сборной Германии. Через него прошли Марко Ройс, Марио Гетце. Трудился Марко и в «Хоффенхайме». Знаю, что у него были адекватные финансовые запросы. Но середнячку российской премьер-лиги он оказался неинтересен.
- Сколько нужно было платить Колеру и Скиббе за приезд в Россию?
- С Юргеном я разговаривал еще 4 года назад - в то время, когда «Терек» возглавил Рууд Гуллит. Спросил, готов ли он приехать в нашу страну, можно ли вести переговоры на этот счет с российскими клубами. Он дал зеленый свет. Но до согласования финансовых деталей дело не дошло. Скиббе в 2013-м возглавил «Грассхопперс». Там больших денег не платят. Привлекательные финансовые условия в Швейцарии может предложить лишь «Базель». Если бы Юрген и Михаэль получили достойное предложение из России, они бы приехали.
- Кого еще из немецких специалистов вы предлагали российским клубам?
- Феликса Магата и Кристофа Даума. Ответ был: неинтересно, возрастные. Нужны помоложе. Но когда мы предложили ребят помоложе, они тоже оказались не нужны.
Дортмунд, «Спартак»
- Давайте вернемся в середину 90-х. Кто оформлял ваш трансфер в «Боруссию»?
- Там была длинная предыстория из нескольких составляющих. 27 сентября 1993 года в моей семье произошла страшная трагедия - мы лишились отца. Это было заказное убийство. Папа был начальником «Горгаза» и параллельно вице-президентом новороссийского «Черноморца». Всем, чем мог, помогал клубу, с его легкой руки команда получила свое нынешнее название. До этого «Черноморец» назывался «Гекрисом».
- Убийство было раскрыто?
- Нет... Отец держал футбольный клуб. После его смерти к власти пришли другие люди. Они не хотели меня никуда отпускать. Говорили, дескать, давай, продлевай контракт. Но в итоге меня все-таки продали в «Боруссию» - после того как немецкий клуб предложил хорошую сумму.
- Вашу игру селекционеры «Боруссии» имели возможность оценить во время юношеского чемпионата Европы-1994 в Ирландии?
- Именно. В первой игре со сборной Германии я сделал две результативные передачи. В следующем матче, со Швейцарией, оформил хет-трик. Сразу посыпались предложения: и от «Боруссии», и от московских клубов - «Спартака» и «Динамо».
- Сколько «Черноморец» выручил за 16-летнего Бута?
- Деньгами там было, по-моему, 250 тысяч марок. Неплохая сумма для 1994 года. Плюс подарили клубу автобус «Мерседес», оплатили сборы команды, подарили ей комплекты формы на сезон.
- Когда только переехали в Дортмунд, многое было в новинку?
- Я же не в первый раз поехал за границу. Еще в 14 лет ездил в составе юношеской команды на турнир в Марсель - помню, что поездку оплачивало Черноморское пароходство. С той поры я и мечтал уехать в какую-то европейскую страну с хорошими футбольными традициями.
- «Боруссия» всем этим критериям соответствовала. Посмотрели вашу статистику выступлений за Дортмунд. С одной стороны, за 6 сезонов в составе черно-желтых провели 78 матчей, забили 8 голов. Не особо впечатляет. С другой - клуб предлагал вам следующий контракт - значит, немцы надеялись на Бута?
- Лучший сезон я провел, когда «Боруссию» возглавил Невио Скала. Он меня потом приглашал во все команды, которые тренировал, - в турецкий «Бешикташ» в 2000 году, в донецкий «Шахтер» в 2002-м. За мной из Донецка готовы были прислать самолет. В 2004 году звали в московский «Спартак». Егор Титов тогда получил годичную дисквалификацию.
- Красно-белые предлагали хорошие деньги?
- Подъемные были умопомрачительные (по нашей информации - 1 миллион долларов, - прим.ред.). Я как раз пребывал в статусе свободного агента. Зарплата тоже была солидной - 500 тысяч долларов в год. Мы встречались во Франкфурте с вице-президентом «Спартака» -женщиной (Анна Завершинская, - прим.ред.). После разговора я поднялся в гостиницу, где меня ждала жена. Жаннет - хорватка, но жила в Цюрихе. Мы с ней в Давосе познакомились: я туда с Ромой Орещуком ездил отдыхать. Так вот, супруга сразу сказала, что не хочет, чтобы я уезжал в Москву. Вскоре мне пришло заманчивое предложение от «Ганновера», и я на него согласился. Просто не хотелось никуда срываться из Германии.
Скала
- Невио Скала как-то сказал, что Бут - самый талантливый игрок, которого ему приходилось когда-либо тренировать. Чем же вы покорили итальянского специалиста?
- Была история. Когда Скала возглавил «Боруссию», мне было 20 лет. На моей позиции играли серьезные ребята. Поначалу Невио ставил в состав заслуженных ветеранов. На тренировках я неплохо смотрелся, за дубль забивал, два года подряд наша юношеская команда становилась чемпионом страны, популярный в Германии журнал «Киккер» признал меня лучшим игроком юношеского первенства. Но Скала даже в заявку не включал, притом что стартовали мы неважно. Перед пятым туром я набрался смелости и пошел к нему в тренерскую. Помню, рядом с Невио сидел Тони Шумахер, который тогда работал его ассистентом. Сердце сильно стучало. Волновался…
- Сходу начали предъявлять претензии итальянцу?
- Нет, попросил, чтобы меня отдали в аренду. Он сразу спросил, сколько мне лет. Невио, кстати, хорошо говорит на немецком - у него жена немка. Услышав, что мне 20 лет, резюмировал: «Нужно немного подождать». Я не унимался: дескать, ждать не могу, в мои годы для дальнейшего прогресса нужна игровая практика. Скала покачал головой: «Нет, все равно жди». Команда отправилась на выезд, проиграли гостевой поединок. В следующей встрече с «Кайзерслаутерном» он включает меня в заявку. Я сам удивился. К перерыву мы проигрываем 0:1, Скала выпускает меня на поле. Я отдал голевую передачу и, по версии «Киккера», был признан лучшим игроком матча.
- Дальше уже ставил в основу?
- После матча я улетел в Москву - вызвали в олимпийскую сборную. Играли, по-моему, с Францией во вторник. Обратно билеты взял на четверг. Мне звонит ассистент Невио, спрашивает, почему я заказал билеты на четверг? Я что-то невнятно отвечаю, он меня перебивает: мол, перебронировали тебе билеты на среду, будет больше времени подготовиться к следующему матчу «Боруссии». И после этого я уже регулярно играл у Невио.
Заммер, Фрайбург
- В «Боруссии» остаться в 2000 году не было шансов?
- Там была своя история. Я «побил горшки» с Маттиасом Заммером.
- После его совета сменить «Порше» на что-то поскромнее и обратить внимание на дисциплину?
- Заммер мне такого не говорил. А «Порше» мне советовал сменить тренер «Фрайбурга». Дескать, нескромно как-то, тебе 24 года, а ездишь на машине, какой нет ни у одного из твоих нынешних одноклубников. Я сказал: «Нет проблем». Продал «Порше», купил джип. А с Маттиасом другая история вышла. Обладатель «Золотого мяча»-1996 проводил свой первый сезон в роли главного тренера команды. У меня еще был год контракта с клубом. В этот момент «Вердер» сделал мне очень заманчивое предложение. Старший брат вместе с агентом ездили в Бремен согласовывать условия личного контракта. В составе «Вердера» тогда выступали украинцы Скрипник и Максимов, команда была на ходу. Свой последний сезон в клубе из Бремена должен был проводить 32-летний австриец Андреас Херцог, я должен был закрыть эту позицию. «Боруссии» «музыканты» предложили за меня 5 миллионов марок. Я улетел в отпуск в Новороссийск, будучи полностью уверенным, что этот переход состоится. Но не сложилось.
- Что помешало?
- Во-первых, «Боруссия» выставила за меня 7,5 миллиона марок. Во-вторых, посчитала, что должна иметь 50 процентов с моей последующей перепродажи. «Вердер» на эти условия не пошел. Я вернулся из отпуска в расположение «Боруссии». Попал в двоякую ситуацию. С одной стороны, клуб меня не отпускает в «Вердер». С другой - меня игнорирует Заммер: не ставит даже в заявку. Это было сложно понять и принять. Как раз пришло время играть сборным. Заммер ко мне подошел и предложил сыграть за дубль «Боруссии». Я вскипел: «Месяц назад клуб меня за 5 миллионов не хотел продавать, а теперь ты посылаешь в дубль?!» Отказался там играть. Меня после этого демарша быстро выставили на трансфер.
- В итоге вместо «Вердера» с украинцами Скрипником и Максимовым поехали во «Фрайбург» с грузинами Кобиашвили, Иашвили и Цкитишвили.
- Заинтересованность в моих услугах также проявили «Шальке-04» и «Кайзерслаутерн». Выбор пал на «Фрайбург» в том числе из-за грузин. Иашвили, Цкитишвили и Кобиашвили поочередно наяривали мне каждый день и уговаривали перейти в их команду. Хотя одной ногой я уже был в «Кайзерслаутерне». Должен был подписать с этим клубом контракт в Эссене. «Боруссия» уже была согласна продать меня в «Кайзерслаутерн» за 1 миллион марок. Приехал в Эссен, смотрю контракт. До этого высказал пожелание, чтобы в случае вылета «Кайзерслаутерна» из бундеслиги я мог уйти из команды в роли свободного агента. Это было в первоначальном варианте договора. Но в итоговой версии этот пункт отсутствовал. Я сказал, что так дело не пойдет, сел в машину, поехал во Франкфурт, где и подписал контракт с «Фрайбургом». Хотя на тот момент «Кайзерслаутерн» шел на третьем месте в чемпионате бундеслиги, а «Фрайбург» был предпоследним. «Фрайбург» заплатил за меня «Боруссии» 800 тысяч марок. «Шмелям» уже некуда было деваться - «трансферное окно» закрывалось.
- «Фрайбургу» вы помогли - команда в итоге финишировала шестой, завоевав право участвовать в Кубке УЕФА. Вы за неполный сезон забили 4 гола и сделали 8 голевых передач.
- До сих пор приятно вспоминать, как положил «двушку» «Баварии». Думаете, это просто, когда в воротах напротив Оливер Кан? Игра во «Фрайбурге» пошла с самого начала. В итоге я через три месяца еще на год переподписал контракт, получив очень хорошие подъемные. Первоначально в контракте было прописано, что другие клубы могут выкупить мой трансфер за 5 миллионов марок. Мой агент дал понять «Фрайбургу», что следующим летом я перейду в другую команду. Так мне в декабре предложили новый, улучшенный контракт. Поменяли клаусулу - другие клубы меня могли выкупить уже за 7,5 миллиона марок.
- Но второй сезон во «Фрайбурге» был менее успешным - вы вылетели из бундеслиги.
- Это вопрос к Фолькеру Финке, который на протяжении 16 сезонов тренировал «Фрайбург». Он очень доверял темнокожим футболистам. Наверное, не зря - на чемпионате мира в Бразилии Фолькер возглавлял сборную Камеруна. Финке любил организовывать ротацию состава. Как-то посадил на «банку» и меня. Я начал выходить преимущественно на замену. Затем, когда команда уже стояла в зоне вылета, вернул меня в стартовый состав. Но выкарабкаться из трясины мы так и не сумели. Когда вылетели, он меня вызвал к себе. Дескать, Владимир, у тебя очень большой контракт. Причем, красиво сказал: «У нас есть торт, мы не можем тебе дать самый большой кусок». Прозрачно намекнул, что нужно переподписать соглашение на более скромных условиях. Не перепишешь - не будешь играть. Я не видел для себя резона идти на понижение. В итоге контракт расторгли, «Фрайбург» выплатил неустойку, а я стал свободным агентом.
Ганновер, Ярославль, Крит
- Чем вас прельстил вариант с «Ганновером»?
- Предложили вполне приличные финансовые условия. Плюс тренер Ральф Рангник заверил, что очень рассчитывает на меня. Но команда неважно стартовала в бундеслиге, и Ральфа сняли. Ему на смену пришел Эвальд Линен. Он меня еще настойчиво звал в «Кельн» в 1999 году. Но когда он принял «Ганновер», уже другая ситуация была. Во «Фрайбурге» я зарубился с одним из партнеров по команде - арабом французского происхождения. У нас была взаимная неприязнь. Наверное, имела место зависть с его стороны - меня в то время окружала куча девушек, я ездил на спорткарах. Но в итоге этот игрок женился на дочери Линена. И когда Эвальд приходит в «Ганновер», с его подачи сразу на мое место покупается за 750 тысяч евро португалец. Португалец играл, а меня посадили на «банку».
- Какими же судьбами вы затем оказались в Ярославле?
- Когда уже заканчивался контракт с «Ганновером», мне снова позвонил Невио Скала. Сказал, что литовский бизнесмен Романов купил шотландский «Хартс», сейчас занимается комплектованием команды и хочет поговорить со мной на эту тему. Я слетал в Литву, встретился с Романовым. Предложили отличный контракт. В это же время мне звонит агент и предлагает вариант с «Болтоном». Я раздумываю - все таки английская премьер-лига сильнее шотландской. «Болтон» как раз занимает восьмое место в чемпионате и стартует в Кубке УЕФА. Романову сигнализирую, что беру время на размышление, и еду на сборы с «Болтоном».
- Не прошли смотрины?
- После сборов беседую с тренером Сэмом Эллардайсом. Он говорит, что все нормально, я его устраиваю. «Готовься, сейчас у нас будет турне по Азии, летим в Сингапур». Мне даже сделали прививки. Я отпросился съездить домой за вещами. Прилетаю домой, агент говорит, что появились какие-то вопросы у «Болтона», нужно пока подождать. Ждал до последнего. В 11 вечера, за час до закрытия «трансферного окна», мне звонит агент и говорит, что «Болтон» со мной не будет подписывать контракт. Обоснование интересное: пробили по какой-то картотеке, дескать, мой отец был связан с криминалитетом. Я был в шоке.
- Романову перезвонить не догадались?
- Набрал его, конечно. Он сказал: «Вова, ты же знаешь, что я тебя хотел видеть в «Хартсе». Но уже поздно - состав полностью укомплектован». Вот тогда я и обратился к Олегу Долматову, который тренировал «Шинник». Отыграл в Ярославле с конца августа до ноября. Дальше были предложения из ОАЭ и Катара. Но не сложилось. Я уехал в Цюрих, прожил там пару лет в свое удовольствие вместе с семьей.
- А затем позвали в родной «Черноморец»?
- Я бы и раньше приехал. Но до этого «Черноморец» выступал во втором дивизионе, где по регламенту легионеры не имеют права играть. У меня же немецкий паспорт. Оформил его себе еще в 2004 году, поэтому был вынужден ждать, пока команда выйдет в первую лигу. Вернулись в «Черноморец» вместе с Денисом Поповым, провели нормальный сезон под руководством Хазрета Дышекова. После того как Хазрет Жангериевич ушел из «Черноморца», я уехал в Цюрих.
Романцев
- А затем вы оказались в Греции. Столкнулись с «обещаниями по-гречески»?
- Я слышал пословицу: «Если поздоровался с греком, после этого посмотри, сколько у тебя осталось пальцев на руке». Но у меня там в плане зарплат все без особых эксцессов прошло, потому что с «Левадиакосом» я подписал предварительный контракт. Это был клуб из небольшого городка Левадия, в котором проживает 23 тысячи человек. Находится он в 130 километрах к северу от Афин. Переходом в Грецию занимался мой друг. Мы еще не успели зарегистрировать контракт с «Левадиакосом» в федерации, как поступило предложение с острова Крит от «ОФИ». Спортивным директором там уже был экс-нападающий сборной Греции Никос Махлас, который в 1998-м в составе голландского «Витесса» выиграл «Золотую бутсу», забив в 32 играх чемпионата Нидерландов 34 мяча. Но после пяти туров в «ОФИ» сменился тренер, новый наставник меня в составе команды не видел. Расстался цивилизованно - выплатили неустойку, после чего вернулся в Цюрих.
- Вы играли в хороших клубах в одном из сильнейших чемпионатов Европы. Как так получилось, что у вас за сборную всего 2 матча?
- Олег Иванович Романцев вызывал меня пару раз в сборную России, но оба раза я не попадал в заявку на матчи. На то время уже играл в основе «Боруссии». Пришел вызов в третий раз. Я как раз получил микротравму. Клубные врачи сделали УЗИ и не рекомендовали лететь в лагерь национальной команды. Прописали процедуры, тренировался по облегченной программе. Позвонил в сборную, предупредил, что не приеду, так как получил повреждение. На следующую игру в чемпионате бундеслиги меня выпустили в стартовом составе. Романцев увидел, что я за «Боруссию» отыграл 90 минут, и после этого меня больше в сборную не вызывал.
- Чем сейчас занимается ваш старший брат Виталий?
- Построил в Новороссийске развлекательный центр - с боулингом, караоке, бильярдом, рестораном и кафе. Потом мэр Новороссийска попросил Виталия поработать в «Черноморце», брат стал генеральным директором клуба. На тот момент «Черноморец» вылетел во вторую лигу. Брат отработал в клубе полтора года, команда вышла в первую лигу, а Виталий перешел на работу в структуру «Газпрома».

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: