.: Футбол. Тет-а-тет
Альберт Догузов: «А душа болит…»
Н
овороссийские любители футбола с ностальгией вспоминают те времена, когда местный «Черноморец» гремел на всю страну. Восемь сезонов команда с берегов Черного моря выступала в высшей лиге отечественного футбола. Первой из кубанских клубов добилась чести представлять Россию в еврокубках. Имена многих игроков «Черноморца» тогда были на слуху. Среди них - опорный полузащитник Альберт Догузов.
Быстрый, напористый, изобретательный, бесстрашный - он очень быстро стал любимцем новороссийской публики. И хотя вырос и обучался футбольному искусству Альберт в родном Цхинвали, главной командой его жизни стал «Черноморец». За новороссийский клуб он отыграл 10 сезонов, провел в чемпионате страны около 250-ти матчей, неоднократно избирался капитаном команды. А сейчас трудится тренером в детско-юношеской школе «Черноморца», воспитывает новое поколение новороссийских футболистов.
фото: ФК «Черноморец»
Корреспондент «Независимой спортивной газеты» встретился с Альбертом Асхаровичем и побеседовал с ним о днях минувших и о делах сегодняшних.
«ХУДОЖКА», ФУТБОЛ И… СТРОЙБАТ
- Альберт Асхарович, начнем, пожалуй, с самого детства. Где выросли, в футбол начали играть?
- Родился в Южной Осетии, в городе Цхинвали (сейчас Цхинвал называется). Жили мы довольно скромно. Отец водителем работал, мама - в больнице. В семье нас было трое: сестра, которая старше меня, и брат, который на 5 лет моложе. Ютились все в однокомнатной квартире. В детстве у меня было два увлечения - рисование и футбол. Но в четвертом-пятом классе получилось так, что занятия в художественной школе и в футбольной секции начинались в одно и то же время. Нужно было делать выбор. Необходимо было выбрать между «художкой» и футболом, я выбрал футбол.
Примерно в то же время Борис Герасимович Газзаев отобрал наиболее перспективных ребят нашего возраста и на базе ДЮСШ создал команду. И я вместе со своими сверстниками и известными в дальнейшем футболистами - Бахвой Тедеевым, Иналом Джиоевым, Асхаром Бекоевым - в нее попал. Очень сильная у нас была команда. Обыгрывали даже тбилисское «Динамо» - базовую команду юношеской сборной Грузии. Помню, в 1985 году в Поти проходило первенство Грузии, и мы заняли первое место.
Но пришло время службы в армии. Мне и тренер, и председатель спорткомитета обещали: «Не волнуйся, футбол от тебя никуда не денется, будешь служить в Тбилиси в спортроте. Мы уже обо всем договорились». Но в один прекрасный день раздался стук в дверь. На пороге незнакомый мужчина с какой-то бумажкой в руке. «Ты Альберт Догузов? Вот тебе повестка, послезавтра должен быть в военкомате с чемоданом и вещами». Я в спорткомитет. Там меня успокоили: «Это какое-то недоразуменье. Разберемся». Но так и не разобрались. И отправили меня вместо Тбилиси в Мурманск. Вместо спортроты угодил в стройбат. Ни о каком футболе, понятно, не могло быть и речи.
В «учебке» со мной тоже интересная история приключилась. Построили нас, салажат, командир спрашивает: «Художники есть?» Все молчат. Я сказал: «Я, конечно, не художник, но рисовать немножко умею». Выдали мне кисти, краски, какой-то плакат печатными буквами велели написать. А в красном уголке стояла клетка с попугайчиками. Вот командир и говорит: «Изобрази что-нибудь веселенькое, чтобы им скучно не было». Нарисовал попугаям деревья, животных. Начальству понравилось. А через некоторое время нас после карантина в часть перевели. Вызывает к себе замполит третьей роты, объявляет: «Будешь у нас художником». А мне хотелось служить только со своим призывом первой роты. Отвечаю: «А я рисовать не умею». Замполит возмутился: «Как так: вчера рисовал, а сегодня разучился?! Тогда лопату в руки - и вперед». Так на 2 года вместо кисти я «подружился» с лопатой и мастерком. Как скучал по дому, трудно передать. Ни северное сияние в радость не было, ни белые ночи. Скучал по дому.
ПОХИЩЕНИЕ ПО-КАВКАЗСКИ
- Вернулся в конце 1988 года из армии, задумался: чем дальше заняться? - продолжает Альберт Догузов. - Хороший футболист после столь длительного перерыва из меня уже вряд ли получится. Лучше учебой всерьез займусь. Дело в том, что до армии я успел окончить первый курс спортивного факультета пединститута, решил восстановиться и продолжить учебу. Однако как-то заехал посмотреть игру нашей родной команды - цхинвальского «Спартака», и тренер, увидев меня, сказал, что они меня ждали. Так я опять начал играть.
Владикавказский «Спартак» тогда выступал в первой лиге, и как-то наш спорткомитет пригласил эту команду в Цхинвали на товарищеский матч. Мы проиграли владикавказцам, которых тогда тренировал Валерий Газзаев, с крупным счетом. Но чем-то, по-видимому, я Валерию Георгиевичу приглянулся. Как-то приезжает на выходные мой земляк Бахва Тедеев, который уже играл во владикавказском «Спартаке», пришел ко мне, говорит: «С тобой Газзаев хочет поговорить». Я ему отвечаю, что никуда из Цхинвали уезжать не собираюсь. Здесь мне пообещали дать квартиру, к тому же, год назад от инфаркта отец скончался, и оставить маму одну в такой тяжелый час я не могу. Один раз так Бахве ответил, другой…
- И все-таки в 1990 году вы оказались во владикавказском «Спартаке». Расскажите, как это произошло?
- Когда у нас был выходной, а «Спартак» в тот день играл во Владикавказе, мы вскладчину нанимали автобус и ехали поболеть за земляков. А тут вдруг ко мне подходит директор автохозяйства и предлагает поехать во Владикавказ на его «Волге». Думаю, а почему бы нет: гораздо комфортнее и быстрее. Согласился. Возвращаемся домой. Смотрю в окно - вроде не по той дороге едем. Заблудились что ли? Но молчу, ничего не говорю. Подъезжаем к каким-то большим воротам, директор говорит мне: «Приехали. Выходи». Смотрю, навстречу идет Бахва, улыбается. Говорит: «Пойдем, тебя Газзаев ждет». Оказалось, это база «Спартака». Заходим в кабинет Валерия Георгиевича, он мне прямо с порога: «О твоих проблемах я в курсе. Квартиру тебе дадим, с восстановлением в институте тоже поможем. Ты, наверное, знаешь, что перед нами поставлена задача выхода в высшую лигу». Я, конечно, немного растерялся. Стал объяснять, что должен с матушкой этот вопрос обсудить, спортивную форму собрать. Газзаев махнул рукой, приказал администратору, чтобы показал мне, где буду жить, и чтобы форму выдал. На прощание добавил: «Маму мы тоже оповестим. Отдыхай. И чтобы завтра был на утренней тренировке». Так я из любительской команды попал в клуб, который уже через год будет выступать в высшей лиге.
…Вспоминает Альберт Догузов о пройденном пути так увлеченно, с такой страстью и подробностями, что перебивать его, задавать заранее заготовленные вопросы как-то даже неудобно. Так что наша беседа скорее похожа на монолог, а не на обычное интервью.
- Альберт, а как прошел ваш дебют в профессиональном футболе?
- Подходил к концу первый круг. «Спартак» шел в группе лидеров. Впервые Газзаев выпустил меня на замену в Ереване в матче с «Котайком». Вроде ничего не испортил. А следующий выезд у нас был в Ташкент и Алма-Ату. Играем с «Пахтакором». Я был в запасе. Вдруг, минуте на 15-й, Газзаев подзывает, говорит: «Вон видишь Пятницкого? Что-то он сегодня не на шутку разошелся, уже два опасных момента у наших ворот создал. Надо с ним плотно сыграть, а еще лучше - совсем выключить из игры». Не помню точно, с каким счетом закончился тот матч, по-моему, мы проиграли. На следующий день иду на обед, а доктор с администратором меня подкалывать начали. Не пойму, в чем дело. Оказывается, они уже прочитали отчет о матче в местной газете, где в заголовке было написано: «Этот маленький крепыш попил немало крови нашей команды».
В Алма-Ате меня выпустили уже в стартовом составе. Первый тайм играем по нулям, начался второй. А у «Кайрата» был такой мощный и жесткий футболист Петр Нештетер (его сын, кстати, сейчас в сборную России привлекается). И вот в одном из эпизодов я пошел в обводку, а он в подкате от души врезал мне в голеностоп. После этой травмы «оклемался» только к концу сезона. Всего 9 матчей в том году успел сыграть за «Спартак»….
Сезон закончился, мы заняли первое место, вышли в высшую лигу, начали готовиться к новому чемпионату. Дебютная игра у нас была с минским «Динамо», сыграли вничью. Потом был выезд в Днепропетровск и Одессу. После матча с «Днепром» Газзаев собрал нас и сказал: «Всё, что знал и умел, я вам дал. Чему-то новому научить уже не могу». Попрощался и уехал в Москву. Позже узнали, что Валерия Георгиевича пригласили на должность главного тренера столичного «Динамо».
Вернулись во Владикавказ. Вызывает меня Худиев, сменивший Газзаева. Говорит: «Я думаю, в высшей лиге тебе пока будет тяжело. Поэтому поиграй годик за «Автодор», а там посмотрим».
В ТРЕУГОЛЬНИКЕ АНАПА-СОЧИ-НОВОРОССИЙСК
- В это время во Владикавказе находился тренер анапского «Спартака» Игорь Зазроев, он пригласил меня в команду. Говорит: «Приезжай. И с квартирой вопрос решим. Ты поможешь нам, а мы поможем тебе». Команда была очень хорошего уровня, и отыграл я в Анапе два сезона. Но квартиру мне так и не дали.
А в конце 1992 года ко мне подошел второй тренер «Спартака» Калайджан и сообщил, что мною интересуется главный тренер «Жемчужины» Арсен Найденов. А сочинцы в тот год как раз в высшую лигу вышли. Поехал на просмотр. После двух тренировок и контрольного матча вызывает к себе Найденов. Говорит: «Ты нам подходишь, берем. Что хочешь?» Я ответил: «Квартира мне нужна. Хочу маму привезти, потому что в Цхинвали идет война». Арсен Юльевич уточнил: двухкомнатная устроит? Я кивнул головой. «Хорошо, будет тебе квартира», сказал Найденов и добавил: «Мы послезавтра улетаем отдыхать в Арабские Эмираты. Паспорт мне свой оставь. Вернемся домой 22 декабря, начнем уже непосредственно к чемпионату готовиться». Я сказал, что ни на какой отдых не поеду, а поеду к маме. Он сказал: «Можешь съездить проведать маму, но чтобы к нашему возвращению был здесь. А это тебе на дорогу». И протянул мне пачку денег. Я такой суммы, признаться, никогда в руках не держал, в Анапе за год меньше заработал. Помимо «Жемчужины» приглашали еще в «Черноморец». В Новороссийске сборы начинались 12 декабря, а в «Жемчужине» - 22-го. Вот, думаю, пока поеду в Новороссийск, потренируюсь с «Черноморцем», который уже начал сборы.
БРОСИЛ ЯКОРЬ В ЦЕМЕСКОЙ БУХТЕ
- Оказалось, что и новороссийская команда проявляет ко мне серьезный интерес. Собираю вещички, одному Подгурскому о своем отъезде в Сочи по секрету рассказал. А он, видимо, с Березнером поделился, а тот Долматову эту информацию передал. Вызывает руководство «Черноморца» к себе, спрашивает: «Что тебе Найденов предлагает? Квартиру? Мы тебе тоже дадим, и не двух, а трехкомнатную». Отвечаю: «Неудобно как-то, ведь я пообещал. Тем более, аванс мне выдали, загранпаспорт там остался». «Не беспокойся, деньги мы ему вернем, а паспорт пусть себе на память отставит, мы новый тебе сделаем». Вот так я оказался в «Черноморце». И, как видите, надолго.
- А как Найденов на это отреагировал?
- Когда встретились на сборах, Арсен Юльевич лишь сказал: «Сынок, как же так получилось? Мы на тебя очень рассчитывали. Ты бы хоть заехал, паспорт забрал». Но ругать меня за «измену» не стал.
- И вот вы в «Черноморце», руководство которого также ставило перед командой амбициозную задачу выхода в высшую лигу.
- Это-то меня и привлекало больше всего. Задачу мы эту со второй попытки выполнили. Восемь сезонов провел за «Черноморец» Об этом долго можно рассказывать. Всякое было: и высоко взлетали, и за выживание в премьер-лиге приходилось бороться. Но «Черноморец» всегда был на виду и заставлял всех с собой считаться.
- Так почему же в 2000 году решили сменить клуб? Помнится, ходили упорные слухи о конфликте между Байдачным и Догузовым…
- Да, это было одной из причин моего ухода из «Черноморца». Не нашли мы общего языка с Анатолием Николаевичем. Оглядываясь назад, я считаю, что самая сильная команда в Новороссийске была в тот год, когда мы выходили в высшую лигу. «Черноморец», как вы знаете, дважды в своей истории - в 1997 и 2000 годах - занимал в элитной лиге почетное 6-е место, дающее право выступать в еврокубках. Я считаю, что в первом случае львиная доля успеха принадлежит тренеру. Олегу Васильевичу Долматову за 4 года работы удалось создать очень дружный и сплоченный коллектив. А во втором случае залогом успеха стал подбор футболистов. Практически эту команду создавал Федотов. Но после возвращения из Кисловодска со сборов, перед самым Новым годом, по непонятным для меня причинам, Владимира Григорьевича уволили. И вскоре «Черноморец» возглавил Байдачный, который привел с собой всего двух футболистов - Призетко и Какосьяна. Другими словами, пришел на готовенькое. Я сразу обратил внимание на то, что этого тренера больше всего интересует собственное имя. А будет после него в Новороссийске и дальше развиваться футбол или нет, Байдачному было безразлично. Всё это у меня в душе накапливалось, и чтобы не сорваться, я позвонил вице-президенту клуба Борису Ханоновичу Пупко и попросил отпустить меня. Он отнесся с пониманием и дал добро.
 
- У вас были предложения?
- Меня приглашали в разные команды высшей лиги, в том числе и московские. После ухода Олега Васильевича Долматова ко мне на сборах в Новогорске пришли представители московского «Динамо». Сказали: «Мы хотим видеть тебя в нашей команде. Нам известны твои условия контракта в «Черноморце», готовы предложить зарплату в разы больше. И если проявишь себя - получишь квартиру в Москве». Согласитесь, очень заманчивое предложение. Но, дело в том, что «Черноморец» в тот момент находился в самом низу турнирной таблицы. И если бы я покинул команду, а она вылетела из высшей лиги, себе этого не простил бы. Поблагодарил за предложение, но отказался. В Новороссийске руководители клуба всегда вызывали и говорили, чтобы я никуда не уезжал и помог команде, а по окончании футбольной карьеры обещали работу в структуре клуба.
После «Черноморца» еще сезон отыграл за «Аланию». 2002 год провел в воронежском «Факеле», а потом «Алания» опять пригласила меня. После окончания контракта с «Аланией» хотел поехать в Астрахань, тренером тогда там работал Хазрет Дышеков, он приглашал меня туда. Но когда я приехал домой, руководство «Черноморца» вызвало и предложило остаться помочь команде. Наша команда тогда, в 2004-м, на самом дне турнирной таблицы оказалась. Вылет из первого дивизиона казался неизбежным. Денег футболистам не платили, коллектив разбился на группировки, многие попросту опустили руки. Подобедов и Хут, стоявшие тогда у руля новороссийского клуба, начали уговаривать: «Выручай, Альберт! Это же твоя родная команда». А по окончании карьеры футболиста опять предлагали работу - от главного тренера вплоть до генерального директора. Уговорили, одним словом. В команде на самом деле царил полный хаос. Потихонечку начали наводить порядок. Не всем это нравилось, конечно. Помню, должны были играть дома с махачкалинским «Динамо». А ведущие игроки наотрез отказываются выходить на поле. Что делать? Народ пришел на футбол, до начала матча полчаса осталось, а мы всё еще на базе сидим. Подхожу к главному тренеру Виктору Тищенко, говорю ему: «А давайте молодежь выпустим». Так и сделали. И разгромили махачкалинцев со счетом 4:0! С того момента тренер всё больше начал доверять молодым. И «Черноморец» медленно, но уверенно стал подниматься вверх. Из опасной зоны ушли, закончили сезон на 17-й позиции, место в первом дивизионе сохранили. Но уже после окончания чемпионата грянула новая беда. За какие-то юридические и финансовые нарушения руководство ПФЛ всё же решило исключить «Черноморец» из первого дивизиона и отправить его в любительскую лигу! Такого позора футбольный Новороссийск еще не знал.
Но делать нечего. Переименовали «Черноморец» в «Новороссийск», и начали восстанавливать репутацию клуба с нуля. Я, естественно, тоже не мог бросить команду в такой тяжелый момент, стал играющим тренером. Любительскую лигу прошли легко, в 38-ми матчах потерпели всего 2 поражения. Клубу вернули прежнее название, а команде - профессиональный статус. Думаю: вот теперь, пожалуй, можно и заканчивать карьеру игрока. И действительно повесил бутсы на гвоздь.
- И что дальше?
- Поехал в Москву и поступил в Высшую школу тренеров. В 2005 году окончил ее, вернулся в Новороссийск, надеялся, что предложат, как обещали, интересную работу в структуре клуба. Но не тут-то было. Все эти годы я был на вторых ролях - то дубль тренировал, то мальчишек в ДЮСШ. Единственное светлое пятно в моей тренерской карьере - это возвращение в 2012-м в «Черноморец» после долгих лет разлуки Долматова. Олег Васильевич и пригласил нас с Левой Майоровым стать его помощниками. Интересно было работать с таким замечательным человеком и тренером. Много чего полезного за эти 3 года для себя почерпнули.
- Да и команда как-то встряхнулась, воспрянула духом. «Черноморец» сразу же стал главным фаворитом зоны «Юг», долгое время лидировал в турнире. Болельщики снова потянулись на стадион. Но всякий раз команда останавливалась буквально в полушаге от выхода в первый дивизион. С чем вы это связываете?
- Действительно, команда у нас тогда была хорошая, и путевка в первый дивизион ей была вполне по плечу. Однако существовали определенные обстоятельства, помешавшие этому. Если руководство постоянно напоминает о том, что содержать команду первого дивизиона городу не по карману, какая у игроков и тренеров может быть мотивация?..
- Неужели «Черноморцу» суждено еще не один год прозябать во второй лиге?
- Я лично пока не вижу каких-либо перспектив для улучшения создавшегося положения. Последние решения руководства мне вообще непонятны. Первый этаж футбольной базы «Черноморца» собираются отдать 12-летним детям под спецкласс. На небольшом участке земли, где обычно футболисты отдыхают после матчей и тренировок, планируют построить комплекс для прыжков на батуте и настольного тенниса. Как вы себе представляете такое соседство? Так недалеко и до того, что скоро и команду мастеров с базы выселят…
Знаете, я не против развития других видов спорта, строительства новых спортсооружений. Но почему при этом должен страдать футбол - самый популярный вид спорта во всем мире и в нашем городе в частности?! В Новороссийске и так условия для развития футбола очень и очень скромные. Кроме Центрального стадиона и тренировочного поля на нашей базе в городе нет ни одного футбольного поля с естественным покрытием. Тогда как в Краснодаре только на территории Академии ФК «Краснодар» их 20! На стадионе «Строитель» на единственном искусственном поле вынуждены заниматься одновременно футболисты 11-ти возрастов! Для детей не построено ни одного крытого манежа для занятий в зимнее время. О каком развитии футбола в нашем городе можно говорить? В свое время Валерий Георгиевич Прохоренко, Владимир Георгиевич Бут, Борис Ханонович Пупко очень много сделали для того, чтобы футбол в Новороссийск процветал и развивался. Сейчас, к сожалению, приходится наблюдать обратный процесс. Вот о чем болит душа…
Андрей Костылев, Новороссийск

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: