.: Футбол. Тет-а-тет
Александр Чугунов: «В СССР были футболисты не хуже Месси и Роналду»
10
мая свой 65-летний юбилей отметил Александр Чугунов - популярнейший футболист «Кубани» 70-80-х (более 200 матчей за желто-зеленых, 19 забитых мячей), а ныне - детский тренер в футбольной школе, что располагается в Краснодаре на улице «2-я Пятилетка».
В эксклюзивном интервью «Независимой спортивной газете» Александр Иванович откровенно рассказал о своей богатой на события карьере и собственной точке зрения на различные футбольные вопросы. Взгляды Чугунова могут кому-то и в чем-то показаться чересчур жесткими, но он имеет на них право. Итак, стартуем!
 
ЮБИЛЕЙ И ФУТБОЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ
- Александр Иванович, в первую очередь - поздравляем с юбилеем! Какие у вас впечатления от столь значимого в судьбе события?
- Честно говоря, немного грустные - все-таки мне теперь целых 65 лет! Но я не унываю - не зря ведь, наверное, говорят, что человек стареет телом, но только не душой. (Улыбается).
- Футбол по-прежнему остается главным делом вашей жизни?
- Ну а разве может быть иначе?! Футбол - это диагноз (улыбается). Если ты настоящий артист или настоящий футболист - то это на всю жизнь, без вариантов. Приведу вам такой пример. Когда я приходил в свое время в интернат желто-зеленых, то иногда видел, как там бегал с пацанами замечательный в прошлом футболист «Кубани» Владимир Иванович Казаков, царствие ему небесное. А ведь он перенес тогда две операции по онкологии, врачи ему даже ходить запрещали - тем не менее, он все равно продолжал играть в футбол! Представляете, какой был огромный у человека внутренней стержень, какими были страсть и тяга к любимому делу?! И на этом фоне трудно понять нынешних футболистов со всеми их татуировками…
ТАТУИРОВКИ, НОСТАЛЬГИЯ, ПАРОДИЯ НА ФУТБОЛ
- А что плохого в татуировках? Разве это не личный выбор каждого человека - делать их или не делать?
- Когда футболист просто разрисовывает свое тело и при этом не выполняет свою непосредственную функцию игрока, то это неправильно, на мой взгляд. Ты должен соответствовать своему статусу. Если ты настоящий профессионал, зрители простят тебе всё: и татуировки, и разноцветные бутсы, а можешь и вовсе на поле без бутс выйти (Смеется). Татуировки можно себе позволить, только если ты их действительно заслуживаешь своей игрой. Например, их может позволить себе Месси, на которого ходит по 80-100 тысяч зрителей. Но не Смолов же…
- Почему? Разве Федор - плохой футболист? Он ведь третий год подряд идет среди лучших бомбардиров российской премьер-лиги.
- Вы понимаете, Смолов будет одним из лучших бомбардиров, даже если забьет 3 мяча, а его конкуренты - примерно столько же. Я считаю, что Федору не хватает мастерства. Многие вот хвалят его за второй гол, который он забил недавно в ворота московского «Локомотива» с острого угла, но ведь сначала он запорол момент, когда не смог перекинуть Гильерме, выйдя с ним один на один! Я не думаю, что нам нужен такой лучший бомбардир, как Смолов. Если он и правда такой фартовый плюс исполняет пенальти, то почему же тогда не забивает за сезон хотя бы 35 голов? Посмотрите: Плошник, было дело, отличался за «Кубань» около 40 раз в год! Конечно, вы можете подумать, что я брюзга и чересчур ностальгирую по былым временам, но, понимаете, у меня ведь старая закалка (улыбается). Будучи молодым футболистом, я выступал в одной команде с такими выдающимися футболистами, что наши нынешние российские игроки ни в какое сравнение с теми «глыбами» не идут.
- Кого вы имеете в виду?
- Например, Еськова Алексея Алексеевича и Афонина Валентина Ивановича - это те люди, вместе с которыми я играл в ростовском СКА на заре своей карьеры. Мне было тогда 18 лет, а им - около 30-ти, и я смотрел на них как на небожителей, надеялся достичь их уровня хотя бы лет через 10. А что происходит у нас сейчас? А сейчас считают лучшими футболистами страны совсем еще «зеленых» Головина и Миранчуков! Но разве они стоят на одном уровне с Иньестой, Роналду или Месси?!
- Подождите… Роналду и Месси - это же высочайший уровень, подвластный далеко не каждому.
- Конечно, высочайший, но это не значит, что невозможный. Я вам вот что скажу - в 60-е годы в СССР таких, как Роналду и Месси, в плане техники, тактики и приемов было много. В каждой команде высшей лиги выступали ярчайшие футболисты - Воронин, Шестернев, Стрельцов и так далее. И это всё несмотря на то, что в советское время не очень-то приветствовалось выпячивание на первый план индивидуального мастерства, оно воспринималось как пижонство. Мне повезло, что я видел таких футболистов, и очень грустно, когда смотрю современный российский футбол. Потому что, на самом деле, сейчас у нас не футбол, а пародия на футбол.
- И что же, на ваш взгляд, нужно делать Головину и Миранчукам, чтобы действительно прогрессировать?
- Им надо ехать в большие клубы - такие, как «Ювентус», «Барселона», мадридский «Атлетико». Чтобы они увидели там, как пашут по-настоящему великие игроки, чтобы перестали валять дурака и серьезно пересмотрели свое отношение к футболу. А то здесь у них крыша едет от огромных зарплат и бесконечной похвалы, и они абсолютно оторваны от реальности.
- За последнее время в различных регионах России открылись сразу несколько крупных стадионов под предстоящий чемпионат мира. В Нижнем Новгороде даже был установлен новый рекорд ФНЛ по посещаемости. Значит, не всё у нас так плохо с заполняемостью трибун?
- Знаете, аншлаги сразу после открытия стадиона, за счет шоу, за счет раздачи абонементов - это не показатель. В 80-е годы на «Кубань» приходило 45 тысяч и еще тысяч 10-15, а то и больше не могли попасть на стадион - вот это показатель! Конечно, хочется, чтобы к желто-зеленым поскорее вернулась такая болельщицкая любовь…
ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА, ШАХТЫ, ОТКАТЫ
- Александр Иванович, вопрос про сборную России. Как считаете, наша национальная команда выйдет из группы с командами Саудовской Аравии, Египта и Уругвая на домашнем чемпионате мира?
- Это зависит от того, сможет ли главный тренер Станислав Черчесов достучаться до футболистов в психологическом плане. Если он сумеет объяснить людям, что на них надеются 150 миллионов человек и что им надо погибать на поле за свою страну, тогда сборная пройдет в плей-офф на сто процентов. Вот я сейчас приведу вам пример сумасшедшей тренерской мотивации - что-то подобное должен сделать и Черчесов. В середине 90-х я работал в краснодарском «Колосе» помощником главного тренера Валерия Ивановича Яремченко. И перед матчем с одной командой, за которую тогда играл серьезный бомбардир, у нас получил травму основной защитник. Тогда Яремченко поставил вместо него в «старт» совсем молодого пацана (точно уже не помню, кого именно) и сказал ему следующее: «Сейчас идет война в Чечне, и ребят твоего возраста забирают туда, а обратно потом присылают цинковые гробы. Тебе же надо просто выйти на поле, сыграть в футбол и не дать сопернику забить гол». И что же вы думаете?! Тот супербомбардир из команды соперника ничего не мог сделать на поле, и его заменили уже на 20-й минуте! Приведу вам еще один пример…
- Внимательно слушаю.
- Всё тот же Валерий Яремченко, с которым я работал в «Колосе», в бытность свою игроком выступал за донецкий «Шахтер». И был у этой команды неудачный период, когда она стала в буквальном смысле слова валиться: один матч проиграла, второй, третий… Яремченко вспоминал: «После этого главный тренер сажает нас в автобус и везет на шахту. Там надевает на нас каски и заставляет всех ползти в узком коридоре 100-200 метров - в темноте, под страхом того, что потолок сверху обрушится. Мы проползли совсем чуть-чуть и уже кричим: «Мы всё поняли! Мы узнали, как люди работают! Мы больше не будем!» И после этого всё сразу наладилось, «Шахтер» перестал проигрывать». Так что настоящий тренер должен в первую очередь объяснять игрокам не футбольные моменты - куда бежать, куда смещаться и куда открываться, а втолковывать им, как трудно дается хлеб людям, которые за них болеют. У нас же тренеры не гнушаются брать с футболистов деньги…
- Ну-ка, расскажите, интересно.
- У меня есть хороший друг, в прошлом известный футболист, и однажды он получил приглашение от «Кубани». Пришел к главному тренеру, а тот ему говорит: «Будешь получать 50 тысяч долларов и половину из этой суммы отдавать мне». Футболист спрашивает: «А можно, я буду просто получать 25 и никому ничего не отдавать?» - «Нет, нельзя. Раз ты не хочешь, то я найду другого, с кого буду иметь свои 25 штук». Вот такие вот дела. В союзные времена подобное, конечно, тоже встречалось - но гораздо реже, чем в новой России…
Наверное, я слишком «гружу» вас? Один раз я давал интервью про «Кубань», говорил честно и правдиво, а журналист вдруг и говорит: «Александр Иванович, вы хотите, чтобы меня уволили?» Так вот, я сразу вам говорю: нет, я не хочу, чтобы вас уволили из газеты (улыбается). Я просто от души рассказываю вам о наболевшем, о том, что мне небезразлично.
200 ЛЕТ ЧУГУНОВА, РОСТОВСКИЕ ТАЛАНТИЩА, ЭПОПЕЯ С КИЕВОМ
- Теперь давайте подробно поговорим собственно про вашу карьеру. Слышал, что еще будучи совсем молодым человеком, вы могли оказаться в московском «Торпедо». Это правда?
- Да, было дело (улыбается). Уже в 16 лет я играл за взрослую команду «Прогресс» из Каменска-Шахтинского, что в Ростовской области, и меня вызывали в сборную РСФСР, где я пересекался с Анатолием Давыдовым, Сергеем Шлапаком, Анатолием Байдачным, замечательными игроками. Видно, я произвел определенное впечатление своим выступлением за сборную, и меня действительно пригласили в московское «Торпедо». Приехал утром в столицу на Курский вокзал, смотрю - а там люди спят на полу. Для меня это было ужасно, я сразу же побежал к кассе и купил обратный билет до Каменска-Шахтинского - на 8 вечера. Получается, день у меня был свободный, и я решил все-таки съездить на тренировку торпедовцев.
- Вас уговаривали там остаться?
- Да. Сказали: поступай в институт, чтоб в армию не забрали, иди снимай номер в гостинице. Я ответил, что, поживу у родственников, а сам в 8 вечера сел на поезд и поехал обратно в Каменск-Шахтинский.
- Там вас призвали в армию, и вы попали в ростовский СКА, верно?
- Не сразу. После того как я прошел курс молодого бойца, меня сначала оставили в спортроте, где, кстати, ефрейтором был Евгений Николаевич Бузникин - блистательный впоследствии игрок «Кубани», а ныне селекционер «Краснодара». Чуть позже в команде СКА произошла замена на тренерском мостике, вместо Йожефа Йожефовича Бецы пришел Борис Евгеньевич Яковлев, который уже знал меня до этого - он-то и забрал меня в армейскую команду.
- Чем Яковлев запомнился вам как тренер?
- Это футбольный человек. Когда он возглавил СКА, мы выдали удачную серию из нескольких матчей, исправили плохое турнирное положение и сохранили прописку в высшей лиге. А то, как Яковлев делал из меня футболиста, это и вовсе отдельная история (улыбается). После тренировок мы пробивали по воротам слету после фланговых подач, и Борис Евгеньевич говорил Еськову: «Леш, пока Чугунов не забьет, мы никуда не уходим». Ну а Чугунов бил то мимо ворот, то вообще мимо мяча (смеется). Тогда Яковлев как будто срывался: «Леш, всё, пошли отсюда, этот Чугунов еще лет 200 не забьет, а мы тут с голода помрем!» Кстати, в Ростове-на-Дону сейчас до сих вспоминают, как сильно я из-за тех перипетий переживал. Но зато действительно стал настоящим футболистом (улыбается).
- Александр Иванович, расскажите подробнее про Афонина и Еськова, которых вы уже упоминали в ходе нашей беседы.
- О, они настоящие «глыбы»! И я мог называть их только по имени-отчеству: Еськова - Алексей Алексеевич, Афонина - Валентин Иванович. Находиться с ними в одной команде было для молодого футболиста, поверьте, настоящей школой жизни: что-то сделаешь не так, не подстрижешься, форму не постираешь - они тут же подойдут к тебе и в лоб дадут, а если начнешь возмущаться - то через две минуты вообще из команды вылетишь! При всём при том, они были многогранными талантищами - не только прекрасно играли в футбол, но и писали стихи, рисовали, знали всё советское искусство, всех артистов, всех режиссеров… Замечательные люди!
- Александр Иванович, вы помните свой дебют за СКА?
- Да, это был матч против «Пахтакора» в Ташкенте. Яковлев поставил в стартовый состав сразу нескольких молодых игроков - в частности, меня и Филатова. В итоге мы победили - 1:0, а газета «Советский Спорт», ведущее в ту пору профильное издание, поставила мне наивысшую оценку за матч - «5». Это был какой-то невероятный дебют!
- Читал, в ваше время для ростовских армейцев выдавались напряженными матчи против великого киевского «Динамо»…
- Ой, не говорите, то была настоящая эпопея! Рассказываю. Играем в Киеве, уступаем 0:1, но в концовке сравниваем счет. А тогда в СССР действовало правило, по которому при ничейном счете назначалась послематчевая серия пенальти. Так вот, Борис Евгеньевич Яковлев передает нашему массажисту бумажку со списком бьющих 11-метровые, как вдруг подбегает к нему массажист киевлян и отбирает эту записку!
- Вот как!
- И это только начало (улыбается)! Слушайте дальше. Наш массажист наносит своему киевскому коллеге вдогонку удар ногой, тот падает… Тем временем какой-то генерал с лампасами, стоящий возле бровки, командует милиции: «Забрать!» Нашего массажиста уводят с поля, к генералу подходит начальник команды СКА, говорит: «Товарищ комиссар…», а в ответ слышит: «Забрать!» Подходит Яковлев, только открывает рот - и тоже: «Забрать!» В общем, выводят их всех троих со стадиона и сажают в милицейский «бобик».
- Ничего себе поворот!
- Да уж! И только потом мы начинаем бить пенальти. У киевлян не забивает с «точки» Вячеслав Семенов, которого недавно взяли в главный клуб Украины из ворошиловградской «Зари», - и не забивает! Судья дважды дает ему перебить - и он опять не может отправить мяч в сетку! В итоге мы победили по пенальти в Киеве. А потом - домашний матч с «Динамо», снова ничья в основное время и снова серия 11-метровых. Из каждой команды пенальти пробили уже по 10 человек, подходит очередь Семенова, а он ложится на газон и идет в отказ: «Я не буду бить, я не могу подняться!» Судья растерялся, не знает, что ему делать: «Иду звонить в Москву!» Возвращается, говорит: «Ну, раз не может бить Семенов, то пусть тогда вместо него бьет кто-нибудь другой». Другой динамовец пенальти не забил, и мы вновь обыграли киевлян. Киевлян, в составе которых выступали такие великие мастера, как Рудаков, Решко, Матвиенко, Трошкин, Веремеев, Колотов!.. Для нас это было огромное достижение.
1981 год. Чемпионат СССР. «Кубань» - «Динамо» (Тбилиси). Александр Чугунов в борьбе за мяч с Виталием Дараселия
фото: Из архива Игоря Гайдашева
- Победы над киевским «Динамо» - это, конечно, хорошо, но почему СКА в том сезоне вылетел из высшей лиги?
- Совсем не потому, что мы играли плохо. Просто уровень команд в «вышке» был тогда запредельный - московские «Спартак», «Динамо» и ЦСКА, донецкий «Шахтер»… Противостоять им было крайне сложно.
ПОДАРОК МАТВЕЕВА, АПАРТАМЕНТЫ ДЗАСОХОВА В ЭФИОПИИ, КЛОН КОРОЛЬКОВА
- Александр Иванович, вот мы и подошли вплотную к «кубанскому» периоду вашей карьеры. Расскажите, как вы оказались в желто-зеленом клубе.
- В 1973 году моя служба в армии закончилась, и я демобилизовался. СКА вылетел из высшей лиги, тренера убрали, в команде начался бардак - и меня отдали в коллектив второй лиги из Белой Калитвы, это город в Ростовской области. А тренером там был Виктор Федосеевич Одинцов - известный в прошлом футболист «Ростсельмаша». Так вот, поиграл я за эту команду месяца три, а потом Виктор Федосеевич вызывает к себе меня с моим партнером Толиком Быковом, протягивает нам билеты на поезд в Краснодар и говорит: «Я рискую своей тренерской карьерой, меня за это выгонят с работы, но мне вас очень жалко. Используйте свой шанс поиграть в нормальный футбол за «Кубань». И поехали мы с Быковым в Краснодар…
- Там вас уже ждали?
- Да. Одинцов ведь созвонился с представителями желто-зеленых Владимиром Оганесовым и Геннадием Матвеевым. Правда, я не знаю, кто именно из них троих стал инициатором нашего приглашения в стан краснодарской команды (улыбается).
- Быков, в отличие от вас, надолго в «Кубани» не задержался. Почему?
- Он посчитал, что ему придется в Краснодаре сложно. Даже несмотря на то, что ему сразу дали в городе трехкомнатную квартиру, через две недели он сказал мне: «Саш, я здесь не потяну», - и уехал назад. Потом Быков стал игроком «Ростсельмаша».
- А вам «Кубань» тоже сразу выделила квартиру?
- Нет. Сначала обещали, но что-то никак не давали. А потом мне подарил свою однокомнатную квартиру в районе пересечения улиц Красной и Гаврилова главный тренер команды Геннадий Матвеев. Сказал мне: «Ты живи вот здесь, а я буду в гостинице».
- Серьезный поступок.
- Да, и я благодарен ему за это. Вообще, футбольные люди чуют друг друга за версту. Герой произведения Редьярда Киплинга «Маугли» говорил: «Мы с тобой одной крови», и здесь примерно так же (улыбается). Если бы сейчас в нашем футболе были такие великие люди, как Матвеев, Одинцов, Копаев и Гетманов, наша сборная играла бы в финале чемпионата мира.
- После Матвеева «Кубань» тренировали Дзасохов и Гуреев. Что поведаете о них?
- Руслан Борисович Дзасохов - золотой человек, очень порядочный и честный, царство ему небесное. Помню, потом, уже при тренерстве Михайлова, мы ездили командой в Эфиопию, а там Дзасохов тренировал один из местных клубов. Так вот, Руслан Борисович показывал нам свои огромные апартаменты. А в целом в Эфиопии, конечно, жизнь тяжелая была - разруха, на улицах военные с автоматами и так далее. Гуреев? Об этом человеке лучше не говорить ничего. Тогда у «Кубани» случился полный завал, и мы вылетели во вторую лигу. Правда, быстро вернулись в первую под руководством Виктора Георгиевича Королькова.
- Чем вам запомнилась совместная работа с ним?
- О, это был прекрасный футбольный человек, настоящий честный профессионал, царство ему небесное. Виктор Георгиевич никогда ни с кого не брал ни копейки, всем платил одинаково, никогда никого не обидел. Ни от одного футболиста той «Кубани» вы, уверяю вас, не услышите о Королькове плохого слова! Он отлично сплотил команду, мы выезжали на отдых вместе с женами и невестами. Когда решалась судьба путевки в высшую лигу, Виктор Георгиевич просто пришел в раздевалку и сказал: «Ребят, те, кто уважает меня, - выходите на поле и решайте». И люди вышли и решили. Таким образом он вывел в высшую лигу и алмаатинский «Кайрат», и кишиневский «Нистру», и «Кубань». И еще с десяток команд бы вывел. Как быть тренером, я научился именно у Виктора Георгиевича. И Юрий Павлович Семин, трижды выигравший чемпионат России у руля московского «Локомотива», кстати, тоже. Я считаю, что он - клон Королькова.
Кстати, могу сопоставить с Виктором Георгиевичем и бывшего главного тренера сборной России Гуса Хиддинка. Я видел его тренировку в национальной команде - ничего особенного. Но я точно знаю, что один раз он поменял гостиницу, где жила сборная, из-за того только, что у кого-то из футболистов ночью скрипела кровать и мешала ему спать. Хиддинк всё делал для игроков - поэтому сборная России и стала бронзовым призером на Евро-2008.
- В 1979 году вы выступали за ставропольское «Динамо». Почему покинули «Кубань»?
- По-моему, сказались определенные закулисные нюансы, но не могу утверждать - это лишь мои собственные догадки. Скажу так: жена Виталия Иллиодоровича Фурсы хотела устроиться адвокатом, а сделать это в Краснодаре было тогда очень проблематично. Зато в Ставрополе ей пообещали с этим делом помочь, и Фурса позвал меня поиграть с ним за местное «Динамо». Я согласился. Но Виталий там недолго поиграл, после чего вернулся в Краснодар, я же остался в Ставрополе на целый сезон.
- Вам понравилось в «Динамо»?
- Да. Причем, очень. Команду тренировал Валентин Михайлович Хахонов, там играли такие футболисты, как Валерий Березин и Анатолий Быков, мы были сплоченным коллективом и вышли в первую лигу. Отношение к игрокам со стороны руководства было замечательным, больше я такого в своей карьере ни разу не встречал. В «Кубани», бывало, только что-нибудь попросишь, а тебе в ответ сразу: «Да мы тебя зарубим, чего рот вообще открываешь?» В Ставрополе же руководители помогали всем футболистам одинаково, но мне как «легионеру» из другого региона - в первую очередь.
СОВЕСТЬ, НАРУШЕНИЕ ЗАКОНОВ ФИЗИКИ, ТАЛАНТЛИВЫЙ ЛЕВША
- Александр Иванович, расскажите, как вы вернулись в «Кубань» в 1980-м…
- Это произошло довольно случайно (улыбается). Ведь в Ставрополе меня всё устраивало, и я не собирался что-либо менять. По окончании сезона приехал в Краснодар, и как раз в это время «Кубань» собиралась на недельный сбор в Сочи. Мне позвонил один из тренеров желто-зеленых: «Поехали с нами, просто потренируешься». И я поехал. Потому что даже пару дней не мог провести без футбола. Так вот, в Сочи я принял участие в товарищеском матче, а судил ту встречу арбитр из Ставрополя - Жора Минасов. Он, конечно, узнал меня и удивился: «Ничего себе! Саня, а ты что здесь делаешь?» После этого мне стало уже стыдно возвращаться в «Динамо», совесть не позволила. «Кубань» же предложила мне подписать с ней контракт, и я согласился.
- Желто-зеленые в начале 80-х три сезона подряд провели в высшей лиге. Какие матчи той поры запомнились вам больше всего?
- Разгромы ереванского «Арарата» (5:1) и московского «Динамо» (4:1). Хоть я в том матче со столичной командой и не отличился, но всё равно получил приз лучшему игроку матча «Тройка» - гравировку трех коней.
- Почему «Кубань», на ваш взгляд, не смогла задержаться в элите подольше?
- Потому что уровень футбола тогда был у нас в стране просто сумасшедший! Запредельно фантастический! Я вам смело говорю: если бы тогдашняя «Кубань» выступала в нынешней премьер-лиге, то она попадала бы в призовую тройку, даже не напрягаясь.
- Насколько был талантлив Александр Плошник?
- Да как Месси или Роналду! Умение Плошника играть на «втором этаже» - от Бога, этому не научишь нигде и никогда. Он как ударит по мячу боковой частью головы - и мяч крутится в ворота против всех законов физики! (Смеется).
- Игорь Калешин тоже показывал потрясающий уровень?
- Конечно! Он левша, а психологи всех левшей считают одаренными от природы людьми по умолчанию. Может, Калешину не хватало скорости, но он компенсировал этот недостаток прекрасным футбольным интеллектом. Своей левой он мог сотворить на поле буквально всё, что угодно!
ИНОПЛАНЕТЯНИН, ПОСТОРОННИЙ ЧЕЛОВЕК, ОСТАП БЕНДЕР
- В 1980 году «Кубань» тренировал Владимир Михайлов. Что он был за человек?
- Очень своеобразный человек. Непонятный, сложный, инопланетянин какой-то. Он обладал красивой внешностью, его женой была известная актриса, потом балерина. Однажды все представители «Кубани» должны были сфотографироваться для федерации футбола, а Михайлов сказал: «Не буду». Ему ответили: «Надо». Тогда он встал перед фотографом, а когда тот уже готов был щелкнуть затвором, внезапно куда-то убежал.
- Следующий наставник желто-зеленых - Владимир Белоусов…
- Его жизнь говорит сама за себя. Рассказывать о Белоусове как о тренере нет смысла. Когда на пост рулевого назначают постороннего человека, не знающего язык футбола, всегда начинаются проблемы. Сейчас я расскажу вам одну историю про Белоусова, и вы сами сможете судить о нем. Перед той знаменитой победы над «Араратом» со счетом 5:1 он умолял нас помочь ему: «Если мы завтра проиграем, то меня снимут…» А сам плачет, слезы текут. Мы говорим: «Да вы что, Владимир Сергеевич?! Разорвем соперника, и всё будет нормально!» На следующий день после игры приезжаем на клубную базу Четук, перед тренировкой довольные, хохочем, мяч пинаем… И тут приходит Белоусов: «Вы что, колхозники, тут устроили? Да вы кто вообще такие?!» Игоря Калешина тогда, помню, он и вовсе выгнал с тренировки. Мы стоим и думаем: «Что ж это такое, а? Вчера ты плакал, просил нас, мы тебе помогли - а теперь ты обзываешься, значит?!..»
- А как оцените Александра Кочеткова, который возглавил «Кубань» после Белоусова?
- Я называю его Остапом Бендером. Он приходил к секретарю райкома партии и спрашивал его: «Михаил Иванович, можно мне позвонить?» - «Да, конечно, Александр Петрович, звоните!» И Кочетков звонил, типа Брежневу: «Леонид Ильич? О, Ленька, привет! Как дела? Большой театр? Лень, да ты знаешь, не могу, у меня тут колхозники эти!» Михаил Иванович тем временем уже под столом сидел. Все эти замашки Кочеткова - мол, «я государственный человек, я хочу сделать команду будущего» - ни к чему хорошему не приводили. Конечно, некрасиво так говорить про человека, которого уже нет в живых, но это правда.
- Расскажите, как состоялся ваш уход из «Кубани» перед сезоном 1984 года? Почему вы ушли?
- Это грустная история. Отправились мы на сборы в Адлер, на тренировке ребята побежали за мячами, а Кочетков вдруг резко всех осадил: «Так, куда вы? Быстро все построились!» Все в шоке. Тот продолжает: «Александр Иванович (то есть я) - это для вас университет. Первым должен брать мяч только ты». Потом, когда мы вернулись в Краснодар, на общекомандном собрании Кочетков говорит: «Да вот тут некоторые дурят, меня обмануть хотят», - а сам на меня косится. Потом я подхожу к нему, спрашиваю: «Александр Петрович, в чем проблема? Может, мне уйти надо?» Он отвечает: «Да, мы тебя устроим тренером или в Новороссийск, или еще куда-то, только уходи». В итоге вскоре меня уволили за прогул, а Кочетков на самом деле говорил, чтобы меня ни в какую команду не брали. Потом он, кстати, расстался и с остальными ведущими футболистами - с Плошником и другими ребятами. А ведь мы, считаю, еще могли принести «Кубани» пользу, если бы остались…
АВТОБУСНАЯ АВАРИЯ, ШКОЛА БРАЗИЛЬСКОГО ФУТБОЛА, МЕМУАРЫ
- Далее вы оказались в новороссийском «Цементе», верно?
- Да. По своим физическим возможностям я был готов продолжать играть, но, в то же время, стал задумываться и о начале тренерской карьеры. Тогда Павел Николаевич Кущ, возглавлявший новороссийскую команду, сказал мне: «Давай к нам, будешь играющим тренером». Кстати, пока я был в «Цементе», попал в ужасную историю. Вместе с защитником Евгением Половинко, с которым прежде выступали в «Кубани», мы ехали на рейсовом «Икарусе» Майкоп - Геленджик. И около Новороссийска в наш автобус врезался «КамАЗ». Женька прыгает мне на колени, а «Икарус» на двух колесах катится на обочину. Наверное, автобус сорвался бы в пропасть, но повезло - он зацепился за дерево, росшее под углом 45 градусов, и повалился набок… Полный автобус дыма, у всех кружится голова, перепуганная мать кричит в салоне: «Убили ребенка!» Мы с Половинко поднимаемся, начинаем помогать людям выбраться из автобуса через окно. Потом вылезаем сами - и метров 300 бежим, не оглядываясь! Думали, что «Икарус» взорвется, но он все-таки не взорвался.
- Сколько по времени вы находились в «Цементе»?
- Недолго - где-то месяц или полтора. Потом как-то просыпаюсь утром, а мне говорят: «Павла Николаевича уволили, и он уехал». Меня же Кущ об этом не предупредил - и я тоже уехал оттуда. На этом моя карьера в командах мастеров завершилась.
- Читал, что вы были универсалом на футбольном поле. Это правда?
- Сначала я выступал на позиции крайнего нападающего, потом - крайнего полузащитника. А заканчивал карьеру уже последним защитником. Выполнять черновую работу, бегать и пахать - это было, что называется, мое.
- Чем вы занимались после ухода из «Цемента»?
- Я вернулся в Краснодар и стал играть за команду 3-го таксопарка. У нас подобралась там очень серьезная компания из бывших игроков «Кубани» - Андрейченко, Батарин, Плошник, Бузникин… Однажды мы должны были участвовать в зимнем чемпионате Краснодара, а судьи нам говорят: «Мы не будем работать на ваших матчах - потому что вам запретили играть». Потом я встречаю того партийного чиновника Михаила Ивановича, спрашиваю его: «Почему дисквалифицировали команду таксопарка?» Он отвечает, дословно: «А потому что вы выйдете и всех обыграете». Тогда я говорю: «А почему вы выгнали меня из «Кубани»?» И он посылает меня на три буквы.
- Как началась ваша тренерская карьера?
- «Кубань» возглавил Станислав Семенович Шмерлин, а я стал тренировать в клубе детей 1977 года рождения. Из того возраста потом заиграли на хорошем уровне Андрей Чичкин, Дмитрий Воробьев и Алексей Храмцов. Далее я был наставником ребят 1983 и 1984 годов рождения на ЗИПе, из той плеяды вышли Сережка Бендзь, поигравший за нижегородскую «Волгу», а сейчас выступающий за «Кубань», Сергей Крючихин (молдавский «Зимбру», армавирское «Торпедо») и Игорь Удалый («СКА-Энергия», «Оренбург»). Позже я работал в Школе бразильского футбола, моими воспитанниками были Илья Кутепов, ныне играющий за московский «Спартак» и сборную России, Веня Медников («Спартак-Нальчик»), Ильнур Альшин и Дмитрий Коробов (курский «Авангард»), Алексей Гречкин («Афипс») и Ника Чхапелия (сейчас в воронежском «Факеле», раньше поиграл за «Тосно»). Потом занимался с ребятами 1994 года рождения в «Кубани», тренировал Анатолия Катрича, который затем уехал в московское «Динамо».
- В середине 90-х вы работали ассистентом упоминавшегося уже вами Валерия Яремченко в «Колосе»…
- То была хорошая команда - с Коваленко, Крячиком, Давидовичем, вратарем Прудниковым в составе. Мне запомнился из периода «Колоса» вот какой эпизод. Как-то я накачивал мячи, вдруг смотрю - через все поле ко мне несется Лешка Прудников, олимпийский чемпион 1988 года: «Александр Иванович, вы тренер, вы не должны качать мячи, давайте я буду это делать». А остальные ребята, в основном молодежь, просто в стороне стояли - у них даже в мыслях такого не было, чтобы помочь!
- В «нулевые» вы недолгое время тренировали «Краснодар-2000», верно?
- Да, вместе с главным наставником Николаем Васильевичем Алешиным, царство ему небесное. Я считаю, что тогда весь «Краснодар-2000» на нем держался, хотя никто об этом и не знал. Мы вроде бы наладили ситуацию, подняли команду с последнего места во второй лиге - но потом всё опять пошло вкривь и вкось…
- Расскажите подробнее, как вы оказались в Школе бразильского футбола?
- Я тогда находился без работы и как-то пришел в институт физкультуры, где учился мой сын. Там Александр Петрович Золотарев и Рауф Заурович Гакаме сказали мне, что открывают новую футбольную школу, ищут перспективных студентов, и попросили меня помочь им. Генеральный директором Школы бразильского футбола стал Валентин Сергеевич Климко, который сейчас является президентом «Армавира». Меня взяли в эту школу, и я проработал там 3 года.
- Она действительно была прогрессивной?
- Думаю, что да. Потому что у нас получился очень серьезный выхлоп. На сегодняшний день в профессиональных командах играют порядка 20-ти воспитанников Школы бразильского футбола.
- Сейчас вы ведь работаете в футбольной школе на 2-й Пятилетке?
- Да, занимаюсь с детьми 8-ми-10-ти и 16-ти лет, воспитываю будущее (улыбается).
- Есть среди них по-настоящему перспективные ребята?
- Пока трудно сказать. Честно говоря, в нашу школу мало родителей отдают заниматься своих детей. Многим трудно добираться до 2-й Пятилетки, и обычно выбор делается в пользу «Краснодара», у которого построены манежи во всех районах города.
- Скажите, вам нравится быть детским тренером?
- Ну а вы как думаете (улыбается)? Очень нравится, это моя стезя. С детьми нельзя притворяться, их невозможно обмануть. Я считаю, каждый человек должен заниматься своим делом. Так вот, я могу быть либо детским тренером, либо помощником наставника взрослой команды.
- Александр Иванович, и последний вопрос. 5 лет назад в интервью нашей газете вы сказали, что подумываете о том, чтобы написать футбольную книгу. Процесс идет?
- Это я пошутил тогда (улыбается). Хотя недавно действительно общался Хамзой Абдуловичем Багаповым, и мы обсуждали тему написания мемуаров. Нам есть что рассказать, но руки как-то не доходят… (Улыбается).
Давид Арутюнов

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: