.: Футбол. Тет-а-тет

Хазрет Дышеков: «Моя философия - атака»

Х
азрет Дышеков - настоящая легенда «Черноморца», лучший бомбардир в истории новороссийского клуба: за 10 лет в составе моряков он провел около 320 матчей и забил 137 мячей. На тренерском поприще Хазрет Жангериевич также добился немалого. Выводил родной «Черноморец» в первый дивизион и в премьер-лигу, а астраханский «Волгарь» в первый дивизион. С января 2015 года Дышеков возглавляет крымский «Витязь». На базе клуба в спорткомплексе «Гигант» корреспондент «Независимой спортивной газеты» взял обширное интервью у известного 49-летнего специалиста.
До Новороссийска
фото: ФК «Витязь» Крымск
- Я родился в городе Терек в Кабардино-Балкарии, - начал свой рассказ о себе, уютно расположившись в удобном кресле в своем номере в гостинице, Хазрет Жангериевич. - И, кстати, начать заниматься футболом было моей инициативой, родители были против моего увлечения. Все дело в том, что они не считали футбол профессией, хотели, чтобы я больше сосредоточился на учебе. Однако уж слишком я любил футбол, поэтому проявил волю: сам пошел и записался в детско-юношескую школу.
- Родителям в итоге, как понимаю, пришлось смириться с вашим выбором…
- Ну, в какой-то степени - да. Тем более, у меня ведь стало получаться в футболе, и получаться здорово. Команда, за которую я играл, выигрывала много матчей, хорошо выступала на турнире «Кожаный мяч», стала чемпионом Кабардино-Балкарии по своему возрасту, а также выезжала, представляя республику, и на всесоюзные соревнования.
- Скажите, кто был вашим первым тренером?
- Руслан Балахов. Хороший наставник, он многое дал терским мальчишкам, занимавшимся под его руководством. Он, кстати, и по сей день продолжает делиться своим богатым тренерским опытом с местными ребятами.
- Итак, вы тренируетесь в ДЮСШ в Тереке. Как развивались дальнейшие события?
- Вскоре судьба распорядилась так, что я оказался в спецклассе при школе №5 в столице республики Нальчике. Так началась моя карьера вне дома…
- Сколько вам тогда было лет?
- 14.
- И каково было в таком молодом возрасте оказаться вдали от семьи?
- В первое время, конечно, было трудно, ну а потом уже привык. Спецкласс - это ведь что значит? То, что ты практически весь день проводишь бок о бок с одним и тем же контингентом людей, в данном случае с партнерами по команде: сначала вместе вы идете в школу, потом вместе учитесь, затем вместе тренируетесь и играете… То есть время летит, а ты его и не замечаешь. Поэтому я довольно быстро адаптировался к самостоятельной жизни. Да и вообще, по жизни, я быстро вливаюсь в новые коллективы, у меня с этим проблем никаких не возникает.
- Кто-то из ваших партнеров по спецклассу стал потом известным футболистом?
- Наверное, выделю Заура Хапова. Он на год меня старше и учился в спецклассе для ребят 1964 года рождения. Поиграл потом на хорошем уровне, стал чемпионом страны-1995 в составе «Алании», выступал в товарищеских матчах за сборную России, а с 2012 года работает тренером в «Анжи».
- Ваш первый «взрослый» клуб - армавирский «Спартак», не так ли?
- Так. На турнире в Анапе, где я играл, ко мне подошел человек и пригласил попробовать себя во взрослом футболе, а именно в «Спартаке» из Армавира. Я согласился.
- А кто был этот человек, если не секрет?
- Это был Александр Семенович Антонов - известная личность в истории армавирского футбола. За два года, проведенных в Армавире, я успел поиграть за две команды «Спартака» - основную и молодежную, в которую еще проходил по возрасту. Что касается достижений, то в 1982-м стал победителем чемпионата Краснодарского края.
- Кто тренировал ту команду?
- Александр Антонов и Валерий Стаценко. Антонова, к сожалению, уже нет в живых, а вот с Валерием Николаевичем Стаценко я до сих пор поддерживаю дружеские отношения.
- Чем они вам запомнились?
- Тем, что создавали в «Спартаке» благоприятный микроклимат. А это была работа не из легких: команда-то была многонациональная, много ребят в ней было из Украины, с Кавказа, и надо было так их объединить, чтобы не допустить никаких противоречий на межнациональной почве. У наших наставников это прекрасно получалось, команда была очень дружная.
- Период в «Спартаке» заносите себе в актив?
- Да, конечно. Я был одним из самых молодых в команде и многому учился у более опытных партнеров, запасался жизненным опытом и развивал футбольное мастерство.
- На вашей страничке на сайте футбольной статистики «Footballfacts.ru» напротив 1985 года - пробел. С чем это связано?
- С тем, что в 1984-м я ушел в армию, и с футболом на два года пришлось завязать…
- То есть, как я понимаю, вы попали не в спортроту, а в обычную часть?
- Да, в часть. И два года в футбол почти не играл, это время просто выпало из моей карьеры.
- В новороссийский «Цемент» (так тогда назывался «Черноморец», - прим.Д.А.) вы попали уже в 1986 году, то есть практически сразу после возвращения из армии, верно?
- Да. После дембеля я вернулся домой, в Кабардино-Балкарию, стал играть на первенство республики, и на одном из матчей присутствовал Арсен Юльевич Найденов, на тот момент главный тренер «Цемента». Вот он меня и приметил, а затем пригласил в новороссийский клуб.
- Тогда могли представить, что станете лучшим снайпером «Цемента»?
- Нет, конечно, я и подумать не мог о таком! Но удивляться тут нечему: думаю, любому человеку, оказавшемуся бы на моем месте в то время, было бы сложно такое представить.
- Почему? Годы в армии не прошли бесследно?
- Разумеется. Два года я не получал игровой практики, не получал того опыта, который мог бы получить - это ведь не очень хорошо для футболиста, согласитесь.
- Соглашаюсь. Но за счет чего все же вам удалось нивелировать недостаток практики?
- Я был хорошо одарен физически - полагаю, именно это здорово позволило мне прогрессировать после длительного простоя.
«Цемент»
- Итак, Хазрет Жангериевич, вы - в «Цементе». Ваши первые впечатления?
- Для меня, для мальчика, образно выражаясь, «из деревни», из периферии, все в «Цементе» поначалу было в новинку. Это ведь была первая для меня команда действительно высокого уровня, все-таки «Цемент» - это не армавирский «Спартак». Естественно, приятно удивила организация внутри новороссийского клуба, качественный тренировочный процесс под руководством квалифицированных специалистов.
- Команда хорошо вас приняла?
- Опытные ребята, в числе которых был Александр Кочубей, которого я знал еще по Нальчику, где он начинал карьеру, поддерживали меня. Ну, и с остальными партнерами тоже довольно быстро подружился, стал своим. Повторю, для меня не составляет труда вливаться в новые коллективы.
- Ну а город-герой Новороссийск понравился?
- Честно сказать, первое время я не обращал на сам город особого внимания, в основном концентрировался на тренировках и на играх. Да и вообще мало кто-то из футболистов выходил в город, практически все время мы проводили на базе.
- Теперь давайте обратимся непосредственно к теме футбола. Каким у вас отложился в памяти Арсен Найденов - человек, благодаря которому вы оказались в Новороссийске?
- Сейчас, по прошествии лет, я понимаю, что команды Найденова всегда были составлены из опытных, понюхавших пороху футболистов, поэтому, честно говоря, не совсем понимаю, каким был его критерий отбора относительно меня. Ведь когда я пришел в «Цемент», только разменял третий десяток.
- Значит, что-то особое разглядел в вас Арсен Юльевич и, видимо, не ошибся…
- Мне повезло, что Найденов взял меня в «Цемент». И я доказал, что не зря пришел в команду - повзрослел, со временем стал лидером и капитаном команды.
- В Новороссийске с вами играл Сергей Бутенко - не тот ли это парень, что был в «Спартаке» из Армавира?
- Нет. «Армавирский» Сергей Бутенко - это тот, кто сейчас работает в футбольной школе в Армавире, а «новороссийский» - это нынешний главный тренер «Таганрога».
- Какие наиболее яркие впечатления остались у вас от всего обширного периода в «Цементе»?
- Естественно, особо запоминается первый раз, когда ты чего-то добиваешься - впервые попадаешь в команду мастеров, забиваешь дебютный гол, впервые встречаешься с иностранной командой.
- И с какими это иностранными командами вы встречались?
- В конце 1980-х два года подряд «Черноморец» проводил международные турниры с участием шведских и финских клубов. Не знаю, честно, как Найденов умудрялся их организовывать, но то, что они были - это факт.
- Какие еще матчи за моряков по-особому врезались в вашу память?
- Наверное, выделю переходные игры в 1988 году. Друг с другом встречались победители зон второго дивизиона, мы сошлись с «Иртышом» из Павлодара. При полном стадионе я забил гол, мы выиграли 2:1. То был один из самых ярких моих матчей за новороссийскую команду: отличиться на родной арене, при большом стечении зрителей - впечатления незабываемые!
Стиль игры
- Хазрет Жангериевич, давайте поговорим о стиле вашей игры. Вы всегда были нападающим?
- Да.
- С самых первых дней в детском футболе?
- Вот как раз нет. Так получалось, что сперва в детском футболе меня ставили крайним защитником. Но я часто убегал по флангу далеко вперед и оголял тылы. Со временем тренеры подметили, что у меня высокая скорость, что я умело ею пользуюсь, забиваю, потому и передвинули меня в нападение.
- Какие свои футбольные качества вы считаете самыми сильными?
- Пусть их выделят новороссийские болельщики, которые ходили в 90-е на стадион и видели мою игру (улыбается). Могу лишь сказать, что я всегда хорошо читал игру и, даже не обладая какими-то сумасшедшими физическими данными, неплохо орудовал на «втором этаже». Кроме того, обладал очень хорошей голевой интуицией и часто оказывался в штрафной площадке в нужное время в нужном месте, чтобы нанести решающий удар.
- Наверняка как раз голевое чутье здорово помогло вам положить за «Черноморец» около 140 мячей…
- Да, я практически все их забил из пределов штрафной. Голов после ударов с дальних дистанций за всю мою карьеру наберется один-два, не больше. Сумасшедшей «пушкой» я не обладал, но имел хорошо поставленный, точный и четкий удар со средней дистанции.
- Красиво забивали?
- Через себя - нет, но пяточка была. В матче 1989-го против «Салюта» из Белгорода, который мы выиграли 8:0, ко мне пришла передача с фланга, и я с разворота пяткой удачно попал влет!
- Как еще красиво отличались?
- Вообще, столько времени прошло! Я вам скажу, что больше запоминаются мячи не красивые, а победные.
- Хорошо, какие победные вспомните?
- Мы играли с «КАМАЗом» из Набережных Челнов, уже в премьер-лиге, счет был 1:1, и меня в концовке выпустили на замену. Лева Майоров подал с правого фланга, и я, как раз включив голевое чутье, каким-то неуловимым движением умудрился переправить мяч в дальний угол. И все это неосознанно, «на автомате»! Когда мяч летит в твоем направлении, тебе только остается подставить под него нужную часть тела - голову, ногу, бедро, и на уровне подсознания ты мгновенно это делаешь. И направляешь мяч в какую-то зону. А там уже - повезло-не повезло.
- Расскажите про еще какой-нибудь свой гол.
- В матче с ЦСКА, первом и для меня, и для команды в высшей лиге, я удачно добил мяч после штрафного. Гол получился, можно сказать, достаточно обычный, как говорят, трудовой, зато он был первый. А все первое, как я уже говорил, - хорошее и запоминающееся.
- Пенальти часто били?
- Нет, штатным пенальтистом никогда не был. Но один раз в официальной игре подошел к 11-метровой отметке.
- И забили?
- Забил.
- То, что вы любили забивать, это понятно. Получали ли вы такое же удовольствие, когда доводилось отдавать последнюю передачу?
- Ну, не то чтобы мне это нравилось - все зависело от ситуации. Я и сегодня говорю своим подопечным: если ты находишься в хорошей позиции и можешь атаковать - надо атаковать, если же твой партнер находится в лучшей позиции - то не жадничай и отдай мяч ему.
Тренеры «Черноморца»
- Как охарактеризуете игру «Цемента» при Найденове? Что он требовал от всей команды и лично от вас?
- Арсен Юльевич был чрезвычайно амбициозным специалистом. От команды он требовал максимальной самоотдачи, профессиональное отношение к делу было для него на первом месте.
- И команда внимала требованиям наставника?
- Ну, конечно. И, естественно, бок о бок вместе с максимальной самоотдачей шел соответствующий результат. Тем более, команда была полна опытных футболистов, умевших хорошо играть в футбол.
- В 1992-м теперь уже новороссийский «Гекрис» возглавил Олег Долматов. Что поменялось с его приходом в футбольном плане?
- Изменения произошли как и в самой постановке игры, так и в тренировочном процессе. При Олеге Васильевиче занятия стали более насыщены упражнениями с мячом, больше внимания в них уделялось моделированию игровых ситуаций.
- При Долматове значительно понизился средний возраст футболистов команды…
- Да, действительно, при Найденове я был одним из самых молодых игроков в коллективе, а при Долматове оказался чуть ли не самым старшим! Олег Васильевич пригласил в команду Березнера, Жирова, Шкурина, вернул из Армении Саркисова с Епископосяном, подтянул местных Бурдина, Княжева, Пирогова, братьев Бутов - Володю и Виталика. Это все были люди, которые ранее никогда не играли в высшей лиге. И парадокс заключался в том, что обновленная команда, молодая, оказалась ничуть не слабее прежней, опытной. В 1994-м мы уверенно прошли турнир и, что называется, с запасом решили поставленную задачу повышения в классе.
- Ваше мнение: почему смогли так «выстрелить»?
- Вы знаете, мы и сегодня собираемся вместе тем составом и размышляем: а в чем же действительно была причина нашей успешной игры и выхода в высшую лигу? Наверное, дело было в том, что у нас всех было одинаковое понимание футбола, причем одинаково хорошее. Ведь посмотрите, сколько людей из той эпохи «Черноморца» стали впоследствии тренерами: в одном только Новороссийске работали или продолжают работать Майоров, Саркисов, Бурдин, Догузов, Володя Бут, Епископосян. И это еще далеко не полный список: я возглавляю крымский «Витязь», Муликов сейчас ассистент в ставропольском «Динамо», Богданов Эдик возрождает в Элисте «Уралан»… Это ведь тоже определенный показатель, не так ли?
- Так, конечно…
- И все эти специалисты вышли из одной команды. В нужное время в нужном месте собрались ребята, которые отлично понимали друг друга и прекрасно делали на поле то, чего хотели от них тренеры.
Около футбола
- Новороссийск за 10 лет футбольной карьеры хорошо рассмотрели, Хазрет Жангериевич?
- Ну, конечно, хорошо! Я там женился, у меня в этом городе родились дети, и Новороссийск стал для меня по-настоящему родным городом. Вспоминаю Новороссийск тот, когда я только приехал, и сегодняшний: конечно, это небо и земля.
- А чем запомнились города, в которых побывали с «Черноморцем» на выездах?
- Вы знаете, практически нигде я в город не выходил. В основном, как уже говорил, проводил время в гостинице, отвлекаться на достопримечательности не приходилось. Но могу сказать, что везде было нормально, прием хозяев был хорошим.
- На Кавказе было жарко во всех смыслах?
- Ничего страшного. Было и жарко, и холодно, и дождливо, и ветрено. Но футбол есть футбол, приходилось играть, и мы не обращали на это внимания. Прием, повторюсь, везде был хороший. В подавляющем большинстве случаев нас старались принять гостеприимно, настолько хорошо, насколько могли.
- Болельщики никогда камней на поле не кидали?
- Был один инцидент. В армянском городе Октемберяне (ныне Армавир, - прим.Д.А.) в матче 1988 года болельщики выбежали на поле. Мы в том поединке вели 2:0, но в итоге проиграли 2:4.
- Но все же фанаты в то время не играли большой роли в футболе, так ведь?
- Да. Такого негатива, который сейчас наблюдается в фанатской среде, тогда, конечно, не было.
«Кубань»
- Значит, когда в 1996-м вы покинули «Черноморец» и отправились в краснодарскую «Кубань», новороссийские болельщики с пониманием отнеслись к вашему уходу в стан принципиального противника?
- Вы знаете, это сегодня можно говорить, что фанаты «Черноморца» и «Кубани» враждуют между собой, а тогда ничего подобного, никакого большого противостояния не было. В 90-е «Кубань» как-то самоустранилась от соперничества с «Черноморцем». Поэтому я не слышал, чтобы кто-то говорил обо мне что-либо негативное в свете этого перехода.
- Тем более, в то время не один вы проследовали по маршруту Новороссийск - Краснодар…
- Да, кроме меня, в «Кубань» переходили Саркисов, Пирогов, Епископосян. Но, повторюсь, мы никогда не ощущали из-за этого со стороны болельщиков какого-то негатива.
- Ну а почему конкретно вы сделали выбор в пользу «Кубань»?
- В 1996-м в «Черноморец» пригласили много новых футболистов, и ряд ветеранов, в том числе и я, остались не у дел. Поэтому нам пришлось искать себе новые команды…
- И нашли «Кубань»?
- Мне поступило предложение из «Кубани», и я его принял. Честно говоря, не помню, с кем именно из краснодарского клуба обсуждал тогда детали моего перехода.
- А могли все-таки остаться в Новороссийске?
- Скорее нет, чем да. В команде возник определенный конфликт, и руководство посчитало, что мне лучше уйти.
- Что вы встретили в «Кубани»?
- Я увидел великолепный коллектив, составленный из опытных ребят: и местных, и приезжих.
- «Кубань» в 1996-м заняла лишь 10-е место в первой лиге…
- Я считаю, мы достаточно неплохо выступили в том сезоне. Да, наряду с победами были и поражения, но выглядели мы достаточно уверенно.
- Чем вам запомнился Владимир Бражников, возглавлявший в то время желто-зеленых?
- Владимир Александрович был грамотным специалистом. Он много общался с нами, игроками, и не только на футбольные темы. Вы, наверное, знаете, что его визитной карточкой были своеобразные шутки, прибаутки, которыми он пытался взбодрить футболистов.
- Можете привести пример какой-нибудь его шутки?
- Я думаю, не стоит. В футболе все шутки уходят не в ту сторону.
Конец игроцкой карьеры и начало тренерской
- За «Кубань» вы отыграли только один сезон, после чего вернулись в Армавир - в местное «Торпедо». В чем была причина?
- Антонов в Армавире возрождал «Торпедо» и уговорил меня перейти в стан черно-белых. Учитывая то, что у меня с ним были хорошие отношения, я согласился.
- В «Торпедо» вы провели только полсезона-1997, статистика не врет?
- Не врет. А летом я перешел в «Автозапчасть» из Баксана и до конца года играл там. Ну а потом уже решил, что пришла пора заканчивать с игровой карьерой.
- Почему?
- Морально понял, что мне достаточно. Наигрался к тому времени.
- В то время уже знали, что далее пойдете по тренерской стезе?
- Не знал, но предполагал.
- И с чего же начался ваш наставнический путь?
- После завершения игровой карьеры я пошел в новороссийскую детско-юношескую школу, и там меня приняли на тренерскую должность. Сначала работал с ребятами старших возрастов, затем перешел на набор младшего возраста, а в 2000-м стал тренером дубля «Черноморца».
- Нигде не учились на тренера?
- Нет, но в то время и не надо было. Лицензий ведь тогда не было. Чтобы иметь возможность заниматься тренерской деятельностью, вполне хватало просто высшего образования.
- Многие специалисты отмечают, что детей тренировать труднее, чем взрослых. А как вам работалось с детьми?
- Чтобы тренировать детей, человек должен их любить. А у меня проблем с этим никогда не было. Я всегда любил возиться с детьми и вообще с молодежью. Для меня не трудно общаться с ними на равных.
- Как вам детская психология?
- Когда дети приходят в школу, то еще не знают, куда они попали, а половина из них совершенно не обладает никакими футбольными навыками. Некоторые из них на тренировочных полях чудесным образом находили где-то песок и измарывались в нем. Естественно, сначала приходилось проходить с ними азы футбола… Здесь самое главное - сделать так, чтобы дети не отвернулись от футбола и не забросили тренировки. Поэтому я с коллегами старался разнообразить занятия, для того чтобы ребята с удовольствием на них приходили. И скажу, что у нас получалось. Это говорит о том, что мы работали в правильном направлении.
- Потом вас перевели из дубля в основную команду.
- Да, это было при Анатолии Байдачном.
- Он очень эмоциональный человек!..
- Анатолий Николаевич действительно умел зарядить футболистов своей энергией. И клуб при нем добился многого. Команда заняла в высшей лиге 6-е место, а ряд футболистов добился под его руководством хорошего прогресса.
- Вскоре после ухода Байдачного уже вы возглавили главный «Черноморец», так было дело?
- Не сразу. После Анатолия Николаевича пришел Зернов, затем Андреев. На домашней игре Кубка УЕФА с «Валенсией» «Черноморцем» руководил Сергей Андреев, а вот на испанской «Месталье» во время ответного матча уже я исполнял обязанности главного тренера.
- 0:5. Почему пропустили от «Летучих мышей» аж полдесятка мячей?
- Потому что класс футболистов «Валенсии» и «Черноморца» был несопоставим. Валенсийцы добирались до финала Лиги чемпионов и имели в своем составе игроков, объективно сильнее наших. И то, что мы в российском чемпионате стояли «на вылет», тоже сыграло свою негативную роль в психологическом плане.
- Был ли у вас мандраж перед испанским матчем?
- Волнение, естественно, было. А как его не будет? Когда я в первый раз в своей жизни вывожу свою команду на поле против такого клуба-гранда, как «Валенсия». Ясно, что очень переживал за результат. Да, проиграли 0:5. Но что поделаешь? Это была объективная реальность.
- Каков был план на тот матч?
- План был играть в свою игру, какой еще может быть план? Но что мы могли противопоставить той «Валенсии»? Я - молодой тренер, а моя команда объективно слабее соперника. Естественно, мы играли от обороны, надеялись на какие-то ошибки противника. Но особых каких-то ошибок он не допустил, что практически поставило крест на приемлемом для нас результате. «Валенсия» всю встречу атаковала и забила нам пять мячей, а могла и больше. Да, мы имели несколько полумоментов, но это уже не играло никакой роли.
- Победа на «Месталье» была бы настоящим чудом?
- Победа была бы таким чудом, которого не бывает, я бы так сказал. Победы «Черноморца» в Валенсии просто не могло быть.
- Вернемся в чемпионат России. Почему «Черноморец» в 2001-м вылетел из высшей лиги?
- В таких случаях не бывает только одной причины, здесь несколько причин в совокупности.
- Каких?
- Много игроков ушло из команды в том году - это раз, плюс сколько тренеров поменялось - это два. Чехарда тренеров и футболистов не есть хорошо. У каждого наставника свои принципы работы, и каждый пытается перестроить футболистов по своему усмотрению, а игроки при частой смене тренеров не успевают перестроиться… С другой стороны, тренеров ведь меняют тоже не от хорошей жизни. А из-за плохого результата или еще чего-то серьезного. В данном случае у «Черноморца» не было результата.
- В 2002 году вы, наконец, стали главным тренером «Черноморца».
- Тот год начинал главным Валерий Георгиевич Нененко, а я ему помогал. Но после 7-го тура Нененко убрали, после чего я исполнял обязанности главного тренера до конца сезона. И команда смогла вернуться в высший дивизион.
- Но вы после этого ушли из клуба.
- Да.
- Почему?
- Руководство посчитало, что я еще слишком молод для работы в высшей лиге.
- Далее в вашей карьере был «Волгарь-Газпром»?
- Верно. В конце 2003-го мне поступило предложение от астраханцев, и я возглавил «Волгарь». Проработал там до 2007 года, а затем команду по каким-то причинам распустили, и я остался без работы. После чего вновь вернулся в «Черноморец».
- В 2009-м в вашей карьере был период работы в Казахстане, ничего не путаю?
- Действительно был. Я принял предложение от «Кайсара» из Кызыл-Орды. Хочу сказать, что работа в Казахстане дала мне многое в плане и житейского, и футбольного опыта.
- Расскажите подробнее.
- Состав «Кайсара» полностью поменялся по сравнению с предыдущим сезоном, и, вдобавок к тому, в первых 5-ти турах чемпионата мы встречались с тремя призерами прошлогоднего первенства. Эти матчи провели неудачно, и мне пришлось уйти.
- Но все-таки полгода в Казахстане вы провели. Чем устои этой страны отличаются от российской действительности?
- Да всем. В том городе, где я находился, отличалось всё. Кардинально.
- А конкретнее?
- Инфраструктура в Казахстане была далеко не самая лучшая. Поля долго восстанавливались после зимы и долго не были готовы к тому, чтобы на них играли. И в такой ситуации чемпионат начинался ранней весной.
- Что было после Казахстана?
- Вернувшись в Россию летом 2009-го, я полгода пробыл тренером в нижегородской «Волге», а в следующем году возглавил «Черноморец», и мы заняли первое место.
- В 2011-м вы второй раз за карьеру стали главным тренером «Волгаря». Астрахань стала для вас, как и Новороссийск, родным городом?
- В какой-то степени - да, все-таки в Астрахани я тоже немало времени провел. Не скажу, что это для меня родной город, но, в то же время, Астрахань - не пустой звук для меня.
- После «Волгаря» в вашей карьере были «Химки» и «Луч», где вы работали ассистентом. Давайте подробнее остановимся на владивостокском клубе. Скажите, каково это убивать столько времени в полетах над сибирскими просторами?
- Что поделаешь, удаленное географическое положение - неотъемлемая особенность дальневосточных команд. Но когда ты подписываешь контракт, то, наверное, примерно знаешь, что тебя ждет. Там нет такого, что нравится-не нравится. Ты согласился - значит, работай. Есть своя специфика, вот и все. Просто надо ее учитывать и знать, на что идешь.
- Сильно все эти перелеты влияли на состояние команды?
- Естественно! Нагрузки в таких клубах должны предлагаться футболистам меньшие, чем в других. Потому что частые перелеты - это уже сама по себе нагрузка. Смена часовых поясов - тут день, там ночь - тоже, конечно, сказывается. Больше, разумеется, в отрицательную сторону - положительного там мало.
- Ну, а все-таки что есть в такой ситуации положительного?
- Только то, что соперники также сталкиваются с этими трудностями, но, в отличие от дальневосточных клубов, менее к ним привычны.
- Теперь, Хазрет Жангериевич, мы вплотную подошли к настоящему времени. Когда вам поступил звонок от руководства крымского «Витязя»?
- Звонок был перед Новым годом. Меня пригласили в Крымск, я приехал, встретился с президентом клуба. В то время не мог сразу дать ответ по объективным причинам - мне надо было уладить кое-какие вопросы. Ну а когда их уладил, мы предварительно договорились о том, что я возглавлю «Витязь». И в январе подписали контракт.
- На какой срок?
- На полгода.
- Какие задачи поставило перед вами руководство «Витязя» на концовку сезона-2014/15?
- Моя задача - создать боеспособный коллектив, который бы стремился играть на победу в каждом матче, показывая при этом хороший футбол. Естественно, если будут зрелищность и результаты, то и болельщик пойдет на стадион.
- Руководство заботится о клубе не только на словах, но и на деле?
- Президент клуба Анатолий Владимирович Разумеев, глава Крымского района, сам курирует футбол и всячески старается помогать команде. Сегодня благодаря ему никаких проблем у «Витязя» нет, большое ему за это спасибо.
Тренерская философия
- Хазрет Жангериевич, какие принципы вы исповедуете в работе как главный тренер?
- Главный мой принцип: надежность в обороне и непредсказуемость в атаке. Но, в первую очередь, конечно, надо исходить из того, в каком дивизионе выступает твой клуб, какие задачи стоят перед тобой и какие в твоем распоряжении есть футболисты.
- А еще какие принципы у вас в арсенале?
- Моя философия - атака. В бытность футболистом я был нападающим, а став тренером, также требую от своих подопечных играть в атаку. Поэтому хочу, чтобы мои команды как можно быстрее доставляли мяч вперед, к владениям соперника. Мы должны искать счастья у чужих ворот, а не отбиваться у своих. Но если соперник сильнее тебя и имеет более квалифицированных футболистов, то тогда, конечно, стоит подстроиться под него и действовать от обороны.
- Вы на кого-то равняетесь из тренеров?
- Навряд ли. Конечно, слежу за работой других специалистов. Но каждый тренер идет к результату своей дорогой: у каждого свои принципы, свое видение игры, свой почерк. В тренерском ремесле нет ничего единого: вот это надо делать так, а другое так и только так. Все определяет результат: если он есть - значит, тренер работает правильно, если его нет - значит, тренер работает неправильно.
- Но для себя усматриваете какие-то моменты в игре других команд?
- А как можно работать без этого? Весь тренерский цех следит за тенденциями в мировом футболе. Естественно, наблюдаем, какие схемы применяют в настоящее время топ-команды, а потом стараемся привнести некоторые элементы в свои коллективы, если, конечно, есть такая возможность.
- Кто для вас лучший тренер современности?
- Не могу выделить кого-то одного. Поэтому скажу обобщенно: лучшие тренеры - это те, которые добиваются побед.
- Вы смогли бы долго тренировать одну команду?
- Смог бы.
- Насколько дистанцированно вы общаетесь с футболистами?
- Определенной дистанции нет. Я могу быть и требовательным, и сильно требовательным, но, в то же время, могу разговаривать с подопечными спокойно и на равных.
- Шутить любите?
- Абсолютно запросто. И я не думаю, что в какой-то команде, где я работал, были игроки, которые не могли ко мне подойти и поговорить. Я был в контакте со всеми и относился ко всем одинаково.
- Насколько ваши подопечные «свободны» в свободное время?
- В бытность мою игроком мы были практически лишены досуга. Сейчас же другое время. Современных футболистов не загонишь в рамки. Но мы и не собираемся, мы даем им полную свободу. Каждый распоряжается своим временем так, как он захочет.
- Лишь бы не нарушал режим, верно?
- Ну, об этом мы сегодня речи уже не ведем. Мы считаем, что закончилось то время, когда было понятие «нарушение режима». Сейчас нет смысла об этом говорить. Если люди сегодня хотят играть в футбол, то они должны быть на нем полностью сконцентрированы. В последнее время ситуация в этом плане меняется в лучшую сторону.
- Есть мнение, что тренер должен убить в себе футболиста…
- Я давно убил в себе футболиста. Я могу объяснить игрокам какие-то моменты, но рассказывать им, какой я был футболист, никогда не буду. Считаю, что это неправильно.
- Трудно иметь в команде сына?
- Я никогда не был приверженцем практики, чтобы сын играл в команде отца. Но из-за того, что часто бывал в разъездах и поэтому уделял своему сыну Жангери мало внимания, в футбольном воспитании практически ничем ему не помог. Теперь же хочу посмотреть, как он будет расти в «Витязе» вместе с другими ребятами. Я не могу ответить на ваш вопрос, легко или тяжело иметь в команде сына, поскольку в команде я Жангери как сына не воспринимаю.
- То есть он наравне со всеми?
- Естественно. Я воспринимаю его только как футболиста команды «Витязь».
- Пригласить его в Крымск была ваша инициатива?
- Моя.
- Вы работали с клубами и ФНЛ, и ПФЛ. В чем главная разница между ними?
- На более низком уровне больше внимания уделяется процессу обучения, на более высоком - процессу совершенствования.
- Хотите поработать с командой премьер-лиги?
- Все нормальные тренеры амбициозны и все хотят работать на высшем уровне. Вы не найдете ни одного нормального специалиста, который вам скажет, что его устраивает вторая лига и больше ему ничего не надо.
- А за границу поехали бы, если бы пригласили?
- Поехал бы.
- В любую страну?
- Не могу сказать. Сказать, в любую - это слишком объемно.
- В Европу?
- В Европу - да, почему нет?
- А в какую-нибудь экзотическую страну?
- Главное, чтобы там было безопасно.
- Есть мечта поработать в каком-то определенном клубе?
- Мечта есть, но надо трезво оценивать свои возможности и двигаться ко всему постепенно.
- Вы планируете быть тренером до какого-то определенного предела или нет?
- Да как тут можно планировать? Хочется заниматься любимым делом как можно дольше. Я уже вжился в тренерскую роль, и если нахожусь без работы, то приходится очень тяжело. В таком случае ищешь контакт с коллегами, общаешься с ними, смотришь футбол со стороны, анализируешь… Но это все не сравнится с тем, когда ты сам в деле, в процессе, когда ежедневно совершенствуешься. Поэтому хочу тренировать как можно дольше.
- В каком клубе вы сталкивались с наибольшим давлением?
- Я не знаю, с чем это связано, но большого давления нигде не испытывал. Если нет результата, то первыми тебя начинают «поддавливать» болельщики, слышатся призывы менять тренера. Но вот с руководством мне повезло, оно во всех клубах относилось ко мне нормально.
- Кого выделите из своих игроков за всю свою тренерскую карьеру?
- Выделю двух ребят, с которыми работал долгое время. Это Ваня Ершов и Игорь Калешин, оба сегодня играют в тульском «Арсенале». Они олицетворяют профессионализм как на футбольном поле, так и вне его. С ними никогда не было проблем, они выполняли всё и вовремя. Оба - замечательные парни, и семьи у них тоже хорошие.
- Не могу не спросить вас о том, как вы относитесь к лимиту на легионеров.
- Лично для меня лимит проблемой никогда не был. В «Черноморце» у нас не было возможностей приглашать легионеров. В Астрахани в 2011-м были иностранцы, но их звал в клуб не я. Не то, чтобы я не люблю легионеров, но они должны стоять особняком, а в тех клубах, где работал, не было возможности обеспечивать им особое положение. И вообще считаю, если приглашать иностранца, то только при условии, что он на голову-две сильнее российского футболиста на идентичной позиции.
- Правда ли, что в день игры вы ни с кем не общаетесь?
- Да, в дни матчей стараюсь ограничивать себя в общении. Но это не значит, что я вообще ни с кем не разговариваю. Могу обсуждать какие-то вопросы с коллегами из клуба, а если нужно поговорить с кем-то из футболистов до установки, то провожу с ними индивидуальные беседы. Но все это должно быть в рамках определенности. Все должны понимать, что этот день у нас необычный, это - игровой день. Расхлябанность и шутки здесь мы убираем в сторону.
Давид Арутюнов, Крымск - Краснодар

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: