иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 14.12.2018
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №33 от 29.08.06



 
.: Футбол. Кумиры
Василий Рац: «Из футбольных звезд - в бизнесмены»
Из досье «Независимой спортивной газеты»: Василий Рац. Родился 25 апреля 1961 года. Заслуженный мастер спорта. Выступал за команды «Говерла» Ужгород (1978), «Карпаты» Львов (1979 - июнь 1980), «Нива» Винница (июль 1980 - май 1981), «Динамо» Киев (июнь 1981 - март 1989, июль 1989 - 1990), «Эспаньол» Барселона, Испания (апрель - июнь 1989), «Ференцварош» Будапешт, Венгрия (апрель 1991 - май 1992).
Один из лучших полузащитников СССР 80-х. В чемпионатах Союза провел 185 матчей, забил 24 гола. В чемпионате Испании сыграл 10 поединков. В чемпионате Венгрии - 7, забил 1 гол.
Чемпион СССР 1985, 1986, 1990 годов. Обладатель Кубка СССР сезонов 1984/85, 1986/87, 1989/90.
В еврокубках провел 29 матчей, забил 4 мяча. Обладатель Кубка кубков-86. Выступал за сборную СССР (1986-1990) - 47 игр, 4 гола. Вице-чемпион Европы-88. Участник финального турнира ЧМ-86, отборочных матчей ЧМ-1990.
В 1992 году принял венгерское гражданство. Живет в Будапеште. В 1997-м - тренер «Ференцвароша», с 1998-го занимается бизнесом, владелец фирмы «Рац и сыновья».
Стабильность - признак класса. Стабильность на высоком уровне - показатель высочайшего класса. В составе киевского «Динамо» Василий Рац с 1985 по 1988 год провел все без исключения матчи в чемпионатах страны. В том же 1988 году он отыграл 52 официальных поединка - больше всех среди одноклубников. Но когда пришло время заканчивать, Рац не выдавливал из себя по капле футбол. Ушел вовремя. И нашел себя в иной сфере - в бизнесе, где тоже чувствует себя уверенно. И стабильно. А стабильность, как известно, - признак класса.
Будапештский рейс стал родным
- Василий Карлович, с чем связан ваш нынешний бизнес?
- Уже несколько лет работаю в венгерской фирме, поставляющей в Украину гранулированные полиэтилены и полипропилены. Впрочем, директоры фирм процентов на девяносто девять помнят меня как бывшего футболиста. Часто вспоминаем те времена, матчи, голы. Интересно, что мои деловые партнеры припоминают даже те футбольные эпизоды с моим участием, о которых я сам успел позабыть. Но вот состоится сделка или нет - зависит не от того, каким футболистом был когда-то Василий Рац. Главное - какой он теперь бизнесмен.
- То есть, в Украине бываете часто?
- Один раз в полтора-два месяца. Чаще всего посещаю Киев, поэтому рейс в украинскую столицу из Будапешта и обратно стал для меня почти родным. Хотя бываю и в других городах Украины. Поездки имеют исключительно деловой характер, поэтому на общение с друзьями и знакомыми времени, к сожалению, очень мало.
- Стало быть, с бывшими партнерами по «Динамо» и сборной СССР видитесь редко?
- Большинство из них остались в футболе, а там тоже непростой рабочий график, свободного времени не так много. Хотя по-хорошему им завидую, ведь они занимаются любимым делом. Мне тоже сначала хотелось остаться в игре, но с таким отношением к футболу, как в Венгрии, сделать это практически невозможно. Мало того, что местные функционеры и футболисты жаждут легких денег, так еще и сознательно мешают тем, кто действительно хочет работать. Мне, прошедшему школу Лобановского уже не интересно работать на любительском уровне. А профессиональным венгерский футбол назвать тяжело.
- Ваши сыновья активно занимаются спортом: старший играет в футбол, младший - в теннис. Это благодаря отцу?
- Нет, это их выбор. Старший - Ласло - с раннего детства любил возиться с мячом. У него это получалось лучше, чем у младшего - Атиллы.
- Ласло, как и отец, левша?
- Да. И играет исключительно на левой бровке. Родные говорят, что он похож на меня как две капли воды. Вот только уже выше отца на два сантиметра. Сейчас играет за юношескую команду МТК.
- Как получилось, что Атилла выбрал теннис?
- Года четыре назад я предложил ему самому найти занятие по вкусу. Он размышлял четыре дня - и выбрал большой теннис. Я-то думал, что он посмотрит и передумает. Но получилось иначе.
Главное - талант и характер
- В чем, на ваш взгляд, феномен закарпатского футбола, ведь кроме вас этот сравнительно небольшой регион дал нашему футболу целую плеяду ярких исполнителей...
- Да уж, имена Сабо, Медвидя, Турянчика, Комана говорят сами за себя. Богат был наш край на таланты. У детей тогда на улице было лишь одно занятие - футбол, сейчас же - иные приоритеты. Кроме того, талантливых местных ребят сразу примечают более сильные клубы. Да и, к тому же, существенно изменилась система ценностей. В свое время мы в «Динамо» играли, прежде всего, за честь клуба, сейчас же на первом месте - деньги. Помню, как Лобановский нам повторял: вы, мол, играйте, а деньги сами придут. Попробуй сейчас это сказать динамовским легионерам.
- Во многих справочниках пишут, что в футбол вы пришли в одиннадцать лет. Все врут календари?
- В ДЮСШ я начал заниматься действительно в этом возрасте, хотя и до того о футболе знал не понаслышке - как-никак выступал за сборную школы. Дело в том, что дорога от дома в школу проходила через футбольное поле, которое с раннего детства притягивало меня, как магнит. А то, что поздно начал заниматься футболом всерьез - не главное. Ведь можно начать в пять, а в пятнадцать закончить. И примеров таких множество. Главное - проявить характер.
В детстве называли Блохиным
- Вы и в детских командах играли на левой бровке?
- И в ДЮСШ, и в сборной Закарпатья действовал на позиции левого нападающего. Забивал много. Меня даже называли Блохиным. Кто мог тогда представить, что спустя несколько лет буду играть с Олегом в одной команде. Однако со временем мне хотелось делать больше, нежели только атаковать. Хотелось и разрушать, и созидать. И я попросил тренеров перевести меня в полузащиту. После этой рокировки забивать стал меньше, но радовался, когда партнеры забивали с моих передач.
- Как у вас, игрока винницкой «Нивы», возник вариант с киевским «Динамо»?
- В «Ниве» я выделялся. Уже тогда у меня были приглашения в московское «Динамо», запорожский «Металлург», ташкентский «Пахтакор». Да и представители киевлян меня неоднократно просматривали. В то время «Ниву» возглавлял Иван Терлецкий, который был в хороших отношениях с Валерием Лобановским. Иван Иванович и рекомендовал меня киевскому клубу. В 1981 году я успел сыграть за «Динамо», досрочно оформившее чемпионский титул, два последних матча сезона - против московских динамовцев и спартаковцев. Запомнились неимоверно суровые погодные условия тех матчей - сплошной дождь и грязь.
Звал Бесков. Но Лобановскому не мог отказать
- Но затем вы на три года обосновались в динамовском дубле...
- Лобановский ушел в сборную, «Динамо» возглавил Юрий Морозов из Ленинграда. При нем я отыграл один матч в первом составе, остальные - за дубль. Играл, но в мыслях было одно: поскорее бы уйти. Но я, выступая за киевлян, проходил службу во внутренних войсках. Попробуй хоть заикнуться об уходе - мигом наденут армейские ботинки. Когда же служба закончилась, вздохнул с облегчением, ведь недостатка в вариантах дальнейшего трудоустройства не испытывал. Были предложения сразу от нескольких команд, но самое конкретное - от «Спартака». Встречались с Бесковым. Константин Иванович позвонил мне в гостиницу, я вышел, и мы разговаривали в его автомобиле. Он показал мне контракт: мол, подписывай, зачем тебе это «Динамо» с его силовым футболом, когда будешь играть в «Спартаке» в футбол зрелищный, причем в основе, а там и до сборной рукой подать. Не могу, отвечаю, так сразу ответить, надо подумать, поговорить с Валерием Васильевичем.
Каким-то образом тренер «Динамо» узнал о моих переговорах со «Спартаком». Вызвал к себе, спросил: говорят, в Москву собираешься? Я ответил, как на духу: мол, хочу и могу играть. Лобановский возразил, что здесь я уже все доказал и сформировался, тогда как в новом коллективе нужно все начинать с нуля. И закончил: «Подумай. Мы на тебя рассчитываем».
Я ушел к себе в номер. В мыслях сумятица. Решил поговорить с Михаилом Команом. Он все же земляк, плохого не посоветует. «Я бы на твоем месте остался, - сказал он мне. - В Киеве станешь известным футболистом, все в твоих руках». Я поблагодарил за совет, позвонил Бескову и сообщил о своем решении. Он расстроился, но я свое решение уже не менял. И никогда не жалел об этом.
- Коман в «Динамо» вас опекал?
- Я с ним всегда мог пообщаться. Михаил Михайлович - очень порядочный человек, все его советы были взвешенными. Был в «Динамо» еще один человек, сыгравший свою роль в моем становлении. Это Владимир Веремеев. Я пришел в команду, когда его карьера уже завершалась, а меня наигрывали на его позиции. Казалось бы, он имел все основания относиться ко мне прохладно. Но все было как раз наоборот. Веремеев многому меня научил, всегда давал дельные советы.
- За счет чего, на ваш взгляд, «Динамо» «выстрелило» в середине 80-х?
- На смену ветеранам пришли молодые и амбициозные футболисты, горевшие желанием доказать, что достойны играть в такой команде. Оставались в «Динамо» и старожилы. Вот этот, как принято говорить в таких случаях, сплав молодости и опыта и предопределил будущие победы.
Играли за честь, а не за деньги
- Помните первый гол в высшей лиге?
- Его-то сейчас вряд ли вспомню. Зато отпечатался в памяти гол, который в 1985 году забил воронежскому «Факелу» - непосредственно от углового флажка.
- Вы отрабатывали подобные удары?
- Конечно. После тренировок мы оставались на базе и отрабатывали всевозможные игровые ситуации. Причем, делали это без чьей-либо рекомендации, с удовольствием. Я чаще всего отрабатывал подачи с Белановым: навешивал или простреливал с левого фланга в центр штрафной, откуда Игорь головой пытался переправить мяч в ворота. Работал также и в паре с Балтачой: отрабатывали передачи метров на сорок.
- А игра головой - это тоже отрабатывалось на тренировках?
- По этому поводу Беланов, с которым жили всегда в одном номере, шутил: смотри, дескать, опять в газете написали, что ты забил гол головой после наигранной комбинации. На самом же деле игра на «втором этаже» была не самой сильной моей стороной. При ударе по мячу головой я даже глаза закрывал. Хотя... В 1986-м, уже под занавес сезона, в манеже я забил головой гол динамовцам Москвы после передачи Евтушенко. Тот матч закончился вничью. Проигрывать мы не могли, потому что в таком случае чемпионом становились столичные одноклубники. А так у нас оставалась в запаса игра с ними же в Киеве.
Тот матч отчетливо помню до сих пор. Несмотря на промозглую погоду, республиканский стадион в Киеве был забит под завязку. Люди сидели даже в проходах. Мы их попросту не могли разочаровать. Хотя даже в случае негативного исхода болельщики нас бы поняли, ведь позади был сложнейший сезон. Но мы выиграли - 2:1. Один из голов забил я, еще один - Беланов. А вообще, тот год считаю наиболее памятным в своей карьере. Такие моменты запоминаются на всю жизнь.
- Какие еврокубковые матчи триумфального 1986 года запомнились больше всего?
- Помню их все до одного. Хотя выделю как рубежные три: против «Утрехта», «Рапида» и мадридского «Атлетико». Голландцам проиграли в гостях, но дома буквально «разорвали» их - 4:1. С австрийцами играли весной, многие специалисты на нас не ставили, предрекая поражение. Но 9:2 по сумме двух матчей - лучшее свидетельство нашей тогдашней силы. Ну и, конечно, финал против «Атлетико». Венец сезона. Матч жизни. Игра во французском Лионе, где девяносто девять процентов болельщиков поддерживали испанцев. Но для нас это было лишь дополнительной мотивацией. И когда после финального свистка стадион встал, аплодируя нам, это было незабываемое зрелище.
- Ночь перед той игрой не была бессонной?
- Накануне подобных матчей я всегда хорошо спал. Так было и перед финалом Кубка кубков.
- Говорят, за победу над «Динамо» мадридцам обещали повышенные гонорары...
- Они этого и не скрывали. В разговорах фигурировали суммы порядка десяти тысяч долларов. В то время это были баснословные деньги. Мы же за победу в финале получили, если не изменяет память, пятьсот или шестьсот долларов. И были счастливы, потому что на первый план всегда ставили спортивную сторону.
- Как раз во время вашей поездки в Лион в Украине взорвался Чернобыль...
- Мы об этом узнали уже во Франции, в аэропорту от местных журналистов. Лобановский велел на подобные вопросы не отвечать. Приехав в гостиницу, включили телевизор - а там на каждом канале рассказывают о Чернобыльской АЭС. Даже этого хватило, чтобы понять, что в Украине случилось что-то страшное. Пытались об этом поменьше думать, концентрируясь на игре. После матча вылетели в Москву, оттуда - на базу сборной, где готовились к чемпионату мира в Мексике. Именно там узнали, что вместо Малофеева сборную возглавил Лобановский. А в Киев попали лишь после чемпионата мира.
Забей Беланов, дожали бы голландцев
- Чем еще, кроме вашего потрясающего гола французскому киперу Батсу, запомнился мексиканский мундиаль?
- Стартовой победой над сборной Венгрии. После тех 0:6 венгры до сих пор не могут прийти в себя. Мне, венгру по национальности, с одной стороны, было немного жаль соперников. Но с другой - я выступал под флагом СССР и делал все возможное для победы своей команды. Хотя, честно говоря, тот матч мне в Венгрии до сих пор вспоминают. Несомненно, запомнился поединок с французами, в котором мне удалось забить неплохой мяч. Ну и, конечно, проигранный не по делу поединок с бельгийцами, где судья засчитал в наши ворота два гола из явного офсайда.
Вот когда действительно было больно... У нас даже в мыслях не было, что мы можем уступить бельгийцам. После игры приехали в гостиницу, где нас ожидали несколько сот мексиканских болельщиков, плачущих от огорчения. Они успели полюбить нашу команду и видели нас как минимум в полуфинале. Увы...
- В 1987-м «Динамо» могло взять еще один трофей - Кубок чемпионов. Для этого не хватило одного шага. Почему не удалось одолеть «Порту»?
- У нас была та же команда, что и годом ранее. Но не хватало свежести. К тому же, был травмирован ряд ключевых игроков, а судья отменил чистый гол Блохина. В ответной игре в Киеве мы пропустили два быстрых и нелепых мяча. Мне кажется, если бы нашим соперником в полуфинале оказался кто-то из другой пары - «Реал» или «Бавария» - мы бы обязательно вышли в финал. Но это уже из области прогнозов.
- Зато в следующем году вы играли-таки в финале - на чемпионате Европы против сборной Голландии. Как считаете, был шанс обыграть команду Михелса?
- Безусловно. Об этом, кстати, говорили сами голландцы - как до матча, так и после него. Интересно, что в первой игре, которую провели против все той же сборной Голландии, соперник выглядел лучше, но выиграли мы - 1:0. Откровенно говоря, накануне того матча мы их даже немного побаивались. Но это не помешало победить. Аппетит пришел во время еды - на одном дыхании добрались до финала и имели все шансы стать чемпионами Европы. Мне кажется, если бы Беланов забил пенальти, мы бы их «дожали». Но его удар ван Брекелен парировал. После этого я почувствовал, что шансов нет. Возможно, если бы на нашем месте были немцы, они бы бились до последней секунды. А мы как-то надломились.
- После финала многие склонны были считать главным виновником поражения Игоря Беланова...
- Зла на Игоря никто не держал. Это футбол, где спортивное счастье для одних непременно оборачивается горем для других. Между прочим, после финала я с Протасовым был на допинг-контроле, от голландцев тестировался ван Брекелен и еще один полевой игрок. Олег на английском спросил вратаря, как ему удалось отразить удар Беланова. Оказалось, что они тщательно изучали возможности наших форвардов: кто, как и в какой угол обычно бьет пенальти. Голландец был уверен, что в случае назначения одиннадцатиметрового в его ворота к «точке» подойдет Беланов, а если Игоря по каким-то причинам не будет на поле, пенальти пробьет Протасов.
«Ну и в какой бы угол бил я?», - спрашивает ван Брекелена Олег. Тот ответил. Протасов улыбнулся: «А ведь угадал!» Еще нам голландский голкипер поведал о том, что его партнеры очень волновались накануне финала, ведь наша сборная была в потрясающей форме. Эх, если бы мог тогда играть Олег Кузнецов, пропускавший матч из-за перебора карточек... Уверен, что при таком раскладе мы бы не пропустили первый гол - от Гуллита. Вместо Кузнецова на позиции центрального защитника играл тогда минчанин Алейников. Наши защитники пытались сделать искусственный офсайд, Сергей замешкался с выходом, чем воспользовался Гуллит. Мы могли не только сравнять счет, но и выйти вперед, ведь были моменты и у того же Беланова, и у Литовченко, и у Демьяненко. А в итоге пропустили сами - ван Бастен забил Дасаеву фактически из прыжковой ямы. Дай ему повторить тот удар со ста попыток - вряд ли использовал хотя бы одну. Но в футболе главное - результат. А он был в пользу соперника.
Сначала футбол, затем свадьба
- Была в тогдашнем «Динамо» традиция совместных празднований?
- Все и вся подстраивалось под футбол, под календарь. База, матчи, тренировки - вот такое расписание. В этом контексте запомнились слова Валерия Васильевича, сказанные на второй день после победы в финале Кубка кубков: «Об этой победе уже нужно забыть, ведь завтра - новый день, новые матчи, новые испытания. Что ты сильнейший, нужно доказывать постоянно». Во время зарубежных поездок успевали лишь осмотреть достопримечательности. К слову, организовывать свадьбы можно было только во время, свободное от футбола. Я, например, женился в конце декабря, когда сезон уже закончился.
- Как познакомились с будущей супругой?
- Это длинная история. Началась она еще во Львове, когда я играл в дубле «Карпат». Львовян тренировал Иштван Секеч, а его племянница Клара постоянно посещала матчи первой команды. На эти игры ходил и я. В родственнице наставника видел тогда лишь маленькую девочку, ведь ей тогда было всего четырнадцать. Мы познакомились, но общались редко. Потом я уехал в Киев. Изредка созванивался с Кларой, хотя больше говорил с ее мамой. В 1986 году пригласил Клару в гости в Киев. Честно говоря, думал, что она уже замужем. Оказалось - нет. Вот так неожиданно начинались наши отношения. А в следующем году мы поженились.
- Как оцениваете испанский период карьеры?
- После чемпионата Европы на игроков сборной СССР на Западе был повышенный спрос. Некоторые клубы интересовались и моей персоной. В частности, «Эспаньол». Но об этом я узнал позже, когда переговоры между клубами вошли в завершающее русло и был даже подписан предварительный договор. В то время в Барселоне стали строить фактически новую команду. Наставник испанцев Хавьер Клементе был очень заинтересован в моих услугах, хотя Лобановский не хотел меня отпускать. Валерий Васильевич тянул время. А тут как раз подоспело предложение из Шотландии от «Глазго Рейнджерс».
Команда Суннеса предлагала контракт на три года, тогда как «Эспаньол» - до конца сезона, потому что барселонцы боролись за выживание. Столкнулся с проблемой выбора. Решил остановиться на испанском варианте, поскольку в это время жена была беременна, а барселонское солнце для нее значительно лучше, нежели шотландский дождь. К тому же, думал, если «Эспаньол» не удержится в элите, можно будет вернуться в «Динамо».
Испанские болельщики меня отлично встретили. Да и команда неплохой оказалась, не говоря уже об уровне испанского чемпионата. Но удержаться в элитном дивизионе нам не удалось. Мне предлагали остаться, еще на три года продлив соглашение с клубом. Но пришлось вернуться: на родине мне грозила бы дисквалификация.
- Жалеете?
- Хотелось еще раз сыграть на чемпионате мира. Но первенство 1990 года в Италии для нас оказалось неудачным. Знал бы, как оно сложится, остался бы в Испании.
Оставшись в Киеве, остался бы в футболе
- А затем пришло время кардинальных перемен.
- Лобановский уехал в Эмираты, один за другим стали разъезжаться и футболисты. Из старой гвардии я остался один. «Динамо» возглавил Анатолий Пузач. Он просил меня остаться, но я отказался. Спортивную форму поддерживал самостоятельно.
- Как раз в это время серьезно заболели...
- В новогоднюю ночь на 1991 год простыл, долго ждал такси с мокрой головой. Поначалу думал - обычная простуда. Но все оказалось намного сложнее. Наверное, сказались и годы повышенных нагрузок. Так или иначе, я долго лежал в госпитале МВД. Левая сторона была полностью парализована, две недели жена кормила меня с ложечки. Динамовский врач Владимир Малюта сказал супруге, что о футболе нужно забыть, что я могу на всю жизнь остаться в инвалидной коляске. Чтобы не травмировать меня, жена этого не передала. Атмосфера в госпитале была не из лучших. И мы решили уехать в Венгрию. Там мне поставили несколько иной диагноз. Меня лечил известный профессор, футбольный болельщик. Благодаря ему, а также своему крепкому организму и поддержке родных, сумел выкарабкаться. Но футбол в венгерском «Ференцвароше» для меня превратился в мучения. Сказывались последствия болезни - то, что раньше делал без особых проблем, требовало неимоверных усилий. Я прервал контракт и полностью закончил с футболом...
- Могли представить, что окажетесь вне футбола?
- Даже в мыслях такого не было. Если бы остался в Киеве, наверняка задержался бы и в футболе. Здесь же, в Венгрии, тренировать почти невозможно - совсем другое отношение, другие задачи. Я так не могу, ведь привык все делать по максимуму.
- В Украину вернуться не собираетесь?
- Когда я приехал в Венгрию, сыну было два года. Младший вообще здесь родился. У нас тут дом, я определился с работой. Чтобы работать в Украине тренером, нужно все начинать с нуля. А как быть с семьей, ведь дети не знают ни украинского, ни русского языков? Поэтому на ближайшее будущее кардинальных изменений не планирую. Впрочем, жизнь покажет...
«СЭ-Украина»

 
© 2004 - 2018 Независимая спортивная газета. Все права защищены.

Материалы в разделах «Каталог статей», «Объявления» и «Прочее» размещаются на правах рекламы.
Редакция газеты не имеет отношения к их содержанию.

При использовании авторских материалов ссылка на «Независимую спортивную газету» обязательна
(для интернет-проектов необходима гиперссылка на наш сайт http://www.aksport.ru)
<