.: Футбол. Тет-а-тет
Виктор Гончаренко: «Команду и тренера должно сопровождать «чувство опасности»
Г
лавный тренер ЦСКА Виктор Гончаренко пообщался с корреспондентами «Чемпионата.com». В итоге, получилось большое интервью, из которого вы узнаете о выступлении команды в минувшем сезоне, прогрессе Чалова, супе Кононова, реальном Чернобыле и многом-многом другом.
В душе надеялись, что и дальше всё пойдет так, как осенью
- Виктор Михайлович, наверное, скажи вам кто год назад, что ЦСКА финиширует 4-м в РПЛ - обрадовались бы?
- Мы посчитали бы это хорошим результатом. Разумеется, после того, что случилось на «Сантьяго Бернабеу» в поединке с «Реалом», все захотели большего.
- Но?
- Могу повторить всё то, что сказал на пресс-конференции после заключительного матча минувшего сезона с «Крыльями». Зимой, перед сезоном, у нас была командная встреча, и, наверное, мы взвалили на себя непосильную ношу. Она нас сильно закрепостила. Заявляя, что теперь «будем биться за 1-е место» и «должны стать чемпионами», мы приняли дополнительную ответственность, с которой в полной мере не справились. Все решения в атаке и обороне принимались сквозь призму ответственности - перед собой, перед людьми за данные обещания. Самое главное, что мне не удалось своевременно рассмотреть ситуацию и раскрепостить команду, чтобы она показывала тот футбол, на который способна. Только за 2 последних тура нам удалось наконец сбросить психологические оковы - может быть, поэтому в них и выиграли.
фото: Чемпионат.com
- Зимой у вас было чувство опасности?
- Оно всегда должно сопровождать команду и тренера. Но, возможно, нам действительно не хватило объективной самооценки. Мы без единого поражения прошли всю «предсезонку»: 2 матча закончили вничью, остальные выиграли. Мы могли контролировать ритм игры, могли добавить, стали достаточно вариативной командой. Не было ничего, что вызывало бы тревогу. Форма игроков, их ответственность, отношение к тренировкам и спаррингам - всё указывало на то, что должны во всеоружии подойти к первому после паузы матчу - против «Арсенала». Думали, что и в чемпионате будем продолжать так же играть и добиваться побед - и тут попали под холодный душ в Грозном. Возможно, мы, тренеры, плохо подвели команду к игре. Может, повлияла адаптация к России после Испании или перелет. Победа над «Рубином» вроде бы вернула на правильный путь, но этого «чувства опасности» нам и в дальнейшем не хватало.
- После первой, впечатляющей части сезона вы обмолвились, что не стоит ждать успехов от команды на постоянной основе. Значит, все-таки предчувствовали проблемы?
- Надо исходить из простой статистики. Средний возраст команд, которые добиваются результата в истории футбола, становятся чемпионами мира, составляет 29 лет. Можем посмотреть ЦСКА предыдущего года - это была достаточно опытная, сбалансированная, сыгранная команда, которая контролировала ритм игры и четко знала, когда нужно прибавить, а когда - сдержать себя. Сейчас мы получаем такой же «Зенит», такой же «Локомотив» и достаточно сыгранный «Краснодар», понявший и принявший требования Мусаева. А наша команда - самая молодая в Лиге. Футболисты должны набить какое-то количество шишек, чтобы приобрести опыт и в дальнейшем побеждать более стабильно. Сейчас понимаю, что рано или поздно дефицит опыта должен был сказаться на результатах. Хотя в душе мы надеялись, что и дальше всё пойдет так, как осенью, как с «Реалом».
- Будь у вас возможность отмотать время на полгода назад - что изменили бы?
- Нужно было четче определиться со схемой игры и стартовым составом. Причины, почему этого не произошло - на поверхности. Васина ждали уже 10 января. Ничто не предвещало беды с Дзагоевым. Плюс Абель Эрнандес хорошо прошел подготовительный период, а потом сломался. Три позиции вылетели сразу - это сказалось на командных действиях. И, повторюсь, мне как тренеру следовало раскрепостить команду. Тогда показали бы более качественную игру.
- Перед стартом чемпионата руководство обозначало вам конкретную цель на сезон?
- Мне трудно представить, чтобы приходил, условно говоря, Медведев в «Зените», Федун в «Спартаке» и говорили: «Ребята, наша задача - стать чемпионами!..» Хотя нет, «Спартак» всё время что-то объявляет (улыбается). Но по мне, в большом клубе само собой разумеется играть каждый матч на победу и стремиться стать чемпионом. Сама атмосфера, уклад жизни, быта команды подразумевают, что ты должен быть только наверху, по-другому никак.
- Даже в той ситуации, в которой ЦСКА оказался прошлым летом?
- Поначалу действительно было тяжело. Я хорошо помню свои чувства, когда проиграли датскому «Копенгагену», по всем статьям. Мы просто не понимали, от чего оттолкнуться. Я честно предупреждал гендиректора клуба Бабаева: август будет очень тяжелым, поскольку придется в боевых условиях обкатывать многочисленных новичков.
- Весной, после того как ЦСКА снова стал терять очки, вы что-то меняли в коммуникации с футболистами?
- Всё уменьшили - продолжительность теоретических занятий, установок. Я умышленно минимизировал общение с командой - за исключением индивидуальных бесед. Когда коллектив попадает в такую ситуацию, футболисты иной раз просто отключаются от обилия информации, начинают сомневаться в себе. Может быть, надо было «отпустить» команду еще больше. Сейчас отдаю себе отчет, что на каком-то этапе случился перегруз информацией с моей стороны. Возможно, где-то перетянул гайки.
- Момент самого глубокого опустошения в эти полгода - домашний матч с «Уфой», когда 2:0 за 3 минуты до конца матча превратились в 2:2?
- Когда ты 87 минут держишь матч под контролем, а в итоге набираешь 1 очко - это всегда очень тяжело перенести. Как показала практика, мы пришли в себя только за 2 тура до финиша. После «Уфы» сильно упали, пошли скачки.
- Некоторые перестановки по ходу игр, обратные замены порождали ощущение растерянности на скамейке. Было такое?
- На мой взгляд, тренер должен рисковать. Если ты не рискуешь ничем, на самом деле ты рискуешь всем. Наверное, и в следующем сезоне будут подобные решения. Чего точно не будет - это бездействия. Тренер для того и существует, чтобы влиять на команду и игру. Если добиваешься результата, все решения - правильные, если нет - провальные. Так было, есть и будет. Понимаю, что для Жоры Щенникова, заслуженного футболиста, обратная замена - это стресс. Но тренер должен принимать рисковые решения. Жоре я всё объяснил, и он прекрасно меня понял. Хотя представляю, какие эмоции у него бушевали внутри. Когда меня в свое время обратно заменили, чувство было такое, будто в меня плюнули, притом не один раз.
- Кстати, почему он так же резко перестал забивать, как и начал?
- Жора - опытный футболист, принес массу пользы ЦСКА, но на протяжении этого неудачного периода долго мучился с аллергией, поэтому у него и произошел спад. Кашель на протяжении полутора месяцев не позволял Щенникову тренироваться и играть в полную силу. Такое обострение у него впервые.
У меня нет «плана Б»
- С «Крыльями» был лучший матч весны?
- Легко атаковали, счет 6:0, день рождения президента клуба…
- У тренера дочь родилась…
- Да. Приятно, что количество болельщиков у нас выросло в прошедшем сезоне. Люди приходят в предвкушении: что же сегодня нам эта команда преподнесет? Что будет - Эверест или Марианская впадина? Поэтому и интересно ЦСКА смотреть - с нами не скучно.
- Какие еще фрагменты второй части сезона доставили удовольствие?
- В чем заключается нестабильность? Мы даже отдельно взятый матч можем играть по-разному. Первый тайм против «Крыльев» - 1:0, второй - 5:0. По ходу одной игры демонстрируем принципиально разный уровень: то взорвались, то пропали. Такие ситуации случались в каждом матче.
- В том числе со «Спартаком»?
- Да-да. Где-то тебя наказывают, где-то не наказывают, где-то ты кого-то можешь поймать. Это тоже показатель молодости команды.
- «Краснодар» так и сделал в домашнем матче - наплевал на собственную философию, зато наказал ЦСКА в контригре.
- «Тоттенхэм» тоже не планировал пропускать на 1-й минуте от «Ливерпуля». Такие вещи сложно планировать. Мне, например, не совсем понятно, что такое «план Б». У меня его нет. Моя задача - дать команде как можно больше вариантов «плана А». В том числе он подразумевает пропущенный мяч - к этому тоже нужно быть готовым и планомерно идти вперед. Нельзя допускать, чтобы гол выбивал из колеи.
- Что случилось с обороной ЦСКА после зимней паузы? Даже опытные люди порой допускали такие ляпы, что болельщики хватались за головы.
- Есть количество созданных моментов, статистика «xG», которую вы так любите. Ожидание забитого или пропущенного мяча. Согласно ней, мы должны были чуть больше пропустить осенью и чуть меньше - весной. Возьмите, опять-таки, матч с «Уфой»: у них ударов в створ ворот до 87-й минуты не было, а закончили 2:2. И всё равно ЦСКА пропустил меньше всех - наравне с «Краснодаром» и «Ростовом». Другое дело, что меньше забивали во второй части сезона, чем стоило бы. 2-х мячей за матч, наверное, всё-таки маловато, чтобы быть вверху. Эта цифра должна приближаться к 3-м. Значит, нужно создавать больше моментов.
- Частая ротация в защите была целенаправленным творческим поиском или реакцией на грубые коллективные и индивидуальные ошибки?
- Не могу сказать, что у меня определение состава - это реакция на ошибки предыдущего матча. Нет. Просто сложилась ситуация: Щенников болеет, Васин только выздоровел, Дивеев - недавно пришел. В итоге перед каждой новой игрой мы вынуждены были искать оптимальные сочетания. Отсутствие четкого стартового состава - это, повторюсь, не очень хорошо.
Такой человек, как Вернблум, нужен в любом коллективе
- Вы ждали большего прогресса от армейской молодежи в эти полгода?
- Для того чтобы молодой футболист прогрессировал, с ним рядом должен находиться опытный партнер. Нельзя поднять на новый уровень одновременно 3-х юниоров. Для того чтобы вырос Чалов, с ним должен быть Абель Эрнандес. Для того чтобы прогрессировал Обляков, с ним должен быть Дзагоев. Из всех линий у нас только вратарская не нуждается в усилении ,и лишь оборона укомплектована опытными мастерами - тут и Набабкин, и Щенников, и Магнуссон, проделавший путь в «Бристоле» и «Ювентусе». Это была наиболее сбалансированная линия, хотя и пропускала весной больше обычного. Облякову, Ахметову, Чалову сложно подниматься самостоятельно, своей молодежной компанией - важно присутствие рядом зрелых одноклубников.
- Обляков и Ахметов неплохо смотрелись в созидании, но в разрушении не всегда всё было позитивно.
- Да, крен Облякова и Ахметова в сторону наступления существует, но за их спиной стоят 3 центральных защитника, не 2. Они должны выше поднимать оборонительную линию, чаще покидать свои позиции, чтобы атаковать соперника в момент приема. В таком случае и Обляков с Ахметовым в оборонительной фазе смотрелись бы по-другому.
- Разделяете мнение, что современному ЦСКА остро не хватает матёрого опорника а-ля Вернблум?
- Мы предпринимали усилия, чтобы оставить Понтуса. Такой человек всегда нужен в любом коллективе. Он придает совсем другой градус игре, тренировке. Понимает, когда команда может упасть, и способен зажечь ее своими действиями. Такого игрока у нас не нашлось, нечего скрывать. Бийол и Бистрович - тоже молодые пацаны. Они пока не были готовы к той роли, которая была у Вернблума. После ухода многолетнего костяка, наверное, так и должно было быть. Могли набрать на их места таких же 30-летних, но пошли другим путем. Можно сказать, стали заложниками того, что в ЦСКА длительное время был костяк, и это работало. Понятно, что из-за ограниченных возможностей мы вытаскивали всё, что было, у наших мастодонтов, а молодые взвалить этот груз еще объективно не в состоянии.
- Переводом Яки Бийола в атаку пытались вылепить из него второго Вернблума?
- Яке не хватает быстроты работы с мячом в центре поля - того, что есть у Ахметова, Облякова, Бистровича. Если это к нему придет, на что очень надеемся, его можно будет вернуть обратно в полузащиту. У Бийола есть ценное качество - он одинаково полезно действует на стандартных положениях как в атаке, так и в обороне. А поскольку начинал играть в нападении, у него хорошее завершение: «Рубину» забил правой ногой, «Крыльям» - левой, «Динамо» - головой. Если он столько забил, может, его нападающим и сохранить? Он играл в атаке, у него правильное понимание - в этом они с Понтусом схожи. Тот ведь тоже начинал карьеру форвардом. Вы можете подумать, что я ищу второго Вернблума. Почему нет, если человек может так играть и способен подсобить, когда нужно соперника дожимать в концовке. А иногда Яка полезнее в центре поля.
- Не читали высказываний Бибраса Натхо, что он не прочь вернуться в ЦСКА?
- Ни от чего нельзя зарекаться. Натхо, как и Вернблум, мог бы придать нам стройности. Ведь что такое молодость? Обляков и Ахметов думают в атакующем ключе, а Натхо понимает, что иногда надо мяч придержать, чтобы назад не бежать. Это оценка опытного футболиста.
Ментально Дивеев очень сильный футболист
- Когда юный Дивеев в первом же спарринге за ЦСКА, против «Уфы», ни разу не ошибся в передачах, многие изумились. Но не вы?
- У меня другая оценка. Ментально это очень сильный футболист. Ему неважно, против кого играть и какую передачу делать - короткую, длинную, левой ногой, правой. Можно делать и 100 процентов точных передач назад, а у Дивеева правильный пас, причем, как «щекой», так и подъемом.
- Тогда почему такой молодец не играл в «Уфе»?
- Вы знаете, что у меня дружеские отношения с гендиректором «Уфы» Шамилем Газизовым. Когда мы начали общаться по поводу Дивеева, Камилыч спросил: «Он у тебя будет играть?» Я ответил: «Как бы парадоксально это ни звучало, в ЦСКА у него больше шансов, чем в «Уфе». Мы понимали, что костяк у нас молодой, одним футболистом больше, одним меньше - нет принципиальной разницы. А у них другая ситуация - борьба за выживание. Она более изнурительная. Я это на себе прочувствовал, когда с той же «Уфой» попал в зону турбулентности. Внизу гораздо сложнее, чем вверху. Если у нас команда была зажатая, то там - неуверенная. Когда катишься вниз, получаешь фантастическую неуверенность.
- Хотя бы раз возникали сомнения в целесообразности его полноценного выкупа?
- Вопрос не стоял так: «Давай Дивеева, а там как получится». Шел мониторинг кандидатов, собирались отзывы людей, которым я доверяю. Всё указывало на то, что это тот игрок, который нужен ЦСКА. Первые тренировки Игоря у нас только подтвердили это впечатление.
- Видите в нем лидера команды на долгосрочную перспективу?
- Безусловно. Своей игрой, действиями он уже заслужил место в стартовом составе. Уверен, что Дивеев вдолгую поможет ЦСКА.
Березуцкий, Игнашевич и Вернблум умели сканировать то, что происходит вокруг
- Ждать от ЦСКА прорыва в реализации «стандартов»?
- У нас есть стабильно подающий игрок - Ваня Обляков, и есть понимание, что этот компонент игры глобально нужно улучшить. При этом есть не только «стандарт», но и атака вторым темпом, которая тоже играет немаловажную роль в современном футболе. Ее тоже следует усовершенствовать, и мы постараемся это сделать.
- При чужих «стандартах» ЦСКА тоже допускал серьезные ошибки.
- Стандартные положения - это концентрация и коммуникация. В современных условиях розыгрыши могут сильно меняться от игры к игре. И здесь вопрос, как ты адаптируешься к этому. Сколько соперников в комбинации участвует - 5, 6 или больше, как в случае с «Уфой», когда на подачу пришел даже вратарь Беленов. Если Вася Березуцкий, Игнашевич и Вернблум умели сканировать то, что происходит вокруг, то у менее опытных защитников преобладает «туннельное» зрение, когда видят только мяч и соперника перед собой.
- Как вообще возможна ситуация, когда чуть ли не 7 человек держат одного, в то время как на дальнюю штангу выбегают четверо свободных соперников? Мы снова про «Уфу».
- На дальней штанге может быть сколько угодно игроков, если ты выносишь первый мяч. А если происходит касание, ситуацией в большей степени управляет соперник. Нам нужно было лучше сыграть первый мяч. Это то, о чем мы уже говорили: есть «стандарт» в чистом виде, а есть ситуация второго мяча или касания, после которого тот может пойти в любом направлении. Естественно, это не отменяет вопросов к футболистам, играющим персонально. Тот же Бистрович мог лучше держать позицию. Но, повторюсь, есть вопрос концентрации, коммуникации и первого мяча.
Чалову иногда нужно посмотреть футбол со стороны
- 3 лучших игрока прошлого сезона по версии Виктора Гончаренко?
- Чалов, Дзюба, Акинфеев.
- Больше не боитесь перехвалить Чалова?
- Нет. Если его фамилия мне пришла в голову сразу, значит, он действительно провел хороший сезон.
- Бердыев вообще назвал Чалова самым умным игроком Лиги.
- Меня это не удивило. У Курбана Бекиевича всегда очень трезвая оценка. Мне понравилось, как он сказал про Вернблума: «Он не делает того, что не умеет». Абсолютно верное замечание. Человек его опыта имеет право на такие заявления.
- Ждали от Чалова такого прогресса в прошлом сезоне?
- Почему нет? Федя - яркий пример целеустремленного человека. Он любит тренироваться, работать над собой для того, чтобы быть лучше в каждом эпизоде. Чалов заслужил то, что имеет, своим отношением к делу. Не забывайте, что он уже 3-й сезон в первой команде. С ним легко: Федя отлично усваивает информацию, которую ему даешь.
- Не перетянули вы гайки, воспитывая Чалова скамейкой запасных пару лет назад?
- Нет. Если бы у меня была такая возможность, несколько игр Чалов начал бы на скамейке.
- Даже сейчас?!
- Да. Тогда он по-другому начинает воспринимать игру. Когда в прошлом году проиграли «Динамо» 1:2, он вышел, забил, и у него пошла серия. Ему иногда нужно посмотреть футбол со стороны. В этом случае он выходит и сразу улучшает игру.
- Чалов дозрел для переезда в Европу?
- Смотря куда. Это вполне нормальное и правильное желание в любом возрасте. Совсем неправильно не думать об этом после 20-ти лет. Если будет гарантия игрового времени - возможно, стоит попробовать. Но большие клубы таких гарантий не дают. Если такой заинтересованности нет, моя рекомендация - не уезжать пока. Рановато.
- Один на один советы такого рода ему давали?
- Феде надо давать информацию дозированно. С ним нужно вести беседы, но обязательно делать скидку на то, что Чалов и самоанализом, самобичеванием много занимается. Если ты усиливаешь его сомнения или вбрасываешь дополнительную информацию, с которой он не может справиться - это не идет на пользу. Он и сам на себя сильно давит, а ведь у него еще есть брат-футболист, родители, которые дают советы, агент. Это с Бекао можно говорить бесконечно, с Влашичем, Сигурдссоном, а с Чаловым следует быть осторожным в словах и помнить: у него компьютер в голове.
Такума - как хорошая японская машина
- О чем вы бесконечно разговариваете, например, с Арнором Сигурдссоном?
- Обо всем в комплексе - это и тактические нюансы, и вопросы коммуникации с остальной командой, взаимодействия на поле. Есть много тем, требующих каждодневного обсуждения. У Арнора достаточно своеобразное видение футбола, его нужно понять. Я часто спрашиваю у него: «Почему ты в этой ситуации так поступил, а не так?» Сигурдссону важно не только со мной найти общий язык, через переводчика, но и с партнерами. В моем представлении Арнор - это тот материал, с которым надо постоянно работать, чтобы его улучшать. У него большой потенциал, но ему нужно понимать, над чем работать. Кому-то достаточно просто дать играть так, как умеет. Это не про Сигурдссона. Его следует направлять.
- Можно пример?
- Есть несколько простых примеров: что мы делаем, Арнор, когда подаем угловой? Что делаем, когда защищаемся при угловом? Как действуем при полуфланговых подачах? При потерях? Тут у нас еще большой фронт работы.
- Недорабатывает?
- Нет, он по-своему видит ситуацию. Хотя иногда это работает в плюс. Когда Магнуссон забил «Крыльям», Сигурдссон действовал не совсем так, как договаривались.
- С кем из множества новичков легче всего было найти общий язык?
- А я не могу сказать, что с кем-то вообще были сложности.
- Даже в сознание Такумы Нисимуры проникли без труда?
- Здесь более понятная ситуация. Такума - как хорошая японская машина. Такой мини-Марио Фернандес. Он любит работать, заранее приходит на тренировки, остается после. Если Нисимура не попадает в состав, его отношение к тренеру и команде не меняется. Он мыслит так: если выйду на 3 минуты, значит, это будут 3 минуты всей жизни. Такума хорошо понимает атаку и оборону, стандартные положения. С ним в этом плане даже легче, чем с Арнором. Поначалу только, когда были трудности перевода, он не совсем хорошо понимал структуру атаки и принципы взаимодействия в ней. Потом всё стало на свои места. Нисимура профессионально работает, никогда не показывает недовольства и всеми силами пытается понять, чего хочет тренер.
- Чем легионер Нисимура лучше своего Тимура Жамалетдинова?
- У каждого футболиста свой характер. Нисимура пришел с желанием играть, тогда как у Жамалетдинова выработалась уверенность, что ему не дают играть. Это две разные ситуации и два разных ментально футболиста.
- Одновременно с вами в состав ЦСКА 2 года назад влилась большая группа воспитанников клуба. Не огорчает, что из всей бригады остались, по сути, лишь Чалов да травмированный Кучаев?
- А какая команда выдает из года в год поток молодых футболистов? Ни «Барселона», ни «Манчестер Юнайтед» этого не делают. Невозможно каждый год получать из дубля Чалова, Головина, Кучаева. Тем не менее, у нас есть Тикнизян, Жиронкин. Подтянутся еще ребята - их тоже постараемся вывести на более высокий уровень.
- Кто-то из уходивших в аренду начнет новый сезон в ЦСКА?
- Нет, планируем готовиться той же обоймой, которой и заканчивали чемпионат. Это нормально, когда футболист хочет играть. Ну так пробуйте пока там, где объективно можете это делать.
- Уругвайский форвард Абель Эрнандес - главное разочарование в сезоне?
- Почему разочарование? Абель очень хотел помочь команде - организм не позволил дать больше. Поэтому ЦСКА с ним и расстался.
Влашича нельзя критиковать
- Еще одного новичка ЦСКА - Влашича - называли чуть ли не лучшим футболистом РПЛ. Что с ним случилось весной? Эмоциональное выгорание?
- Влашич - очень амбициозный игрок. Не сомневаюсь, что он искренне хотел помочь команде. Он любит проявлять себя в каждой игре, в каждом отдельно взятом эпизоде, но не забывайте: Никола такой же, как и Чалов, по возрасту. Плюс он пришел к нам без игровой практики. По физическим данным, по уму он достаточно зрелый игрок, но всё равно еще очень молод. Этот груз ответственности, ожиданий тоже на каком-то этапе его придавил.
- Влашича надо подстегивать?
- Никола из тех людей, которых надо постоянно подбадривать, говорить, что он и вполнакала горит ярко. Тогда Влашич проявляет свои лучшие качества. Его нельзя ни в коем случае критиковать.
- Бекао, наоборот, нуждается в постоянных «пендалях»?
- Всегда. Всегда. Он и сам этого не стесняется и принимает критику, хотя парень ершистый.
- Кого еще в ЦСКА надо подстегивать, как Бекао?
- Набабкина. Если не подстегивать, это не идет ему в плюс. Надо знать, кому следует делать замечания в прессе, кому - наедине, кому - при команде. Все люди разные.
Лапочкин не знал, кто такой Марио Фернандес?
- Вопрос про другого бразильца ЦСКА. За 7 лет Марио Фернандеса в России мы ни разу не видели его таким разъяренным, как после «Оренбурга». Ожидали от него такой вспышки гнева?
- Судейство в целом не должно отвлекать от анализа игры. Но в моем понимании не может быть такого, что против одной команды регулярно ошибаются, а против другой - нет. По 5-ти первым командам пропорция ошибок «за» и «против» должна быть плюс-минус равная. Мне не хочется в эту тему углубляться, но Лапочкин что, не знал, кто такой Марио Фернандес? Все прекрасно знают его. Или возьмите удаление Бикфалви в матче «Урал» - Тула. Мне непонятно решение Карасева. Я не понимаю, для чего «VAR», если арбитр совершает ошибку. Мы не говорим о предвзятости - констатируем явную ошибку. Я не увидел в действиях Бикфалви умысла, достойного красной карточки.
- Вернемся к Марио.
- Марио был просто опустошен. Он даже на тренировке, нарушив правила, сразу тянет две руки, чтобы поднять своего партнера. То же самое в отношении соперника. Об этом кто-то не знает? Любого болельщика, судью спросите. Он голову подставляет, чтобы противнику не сделать больно, а ему дают 2 карточки… Я готов принять ситуацию, если против соперников будут совершаться такие же ошибки. Судьи - не роботы, и они тоже могут принимать неверные решения. Но когда против одной команды ошибаются, а против другой - нет, это меняет ситуацию.
- У Марио еще остался энтузиазм для выступлений в России?
- Есть. Не думаю, что Марио что-то может сбить с пути. Он любит тренироваться, играть, ему всё нравится в ЦСКА, в Москве. Каким он был, таким остался. Не вижу причин думать по-другому.
- Что игрока такого уровня еще держит в РПЛ и ЦСКА без Лиги чемпионов?
- Лучше у него спросить. Это вопрос внутренней мотивации - как каждый год поддерживать себя на хорошем уровне и приносить пользу команде. В конце концов, существует контракт, где оговорены обязанности футболиста. Марио - яркий пример профессионального отношения к делу.
- Гипотетическая потеря Фернандеса для нынешнего ЦСКА фатальна?
- А что значит потеря? Почему мы должны в таком ключе разговаривать?
- Если ЦСКА придется затыкать дыру в бюджете в связи с непопаданием в Лигу чемпионов, Марио станет первым кандидатом на продажу - ввиду высокой цены и спроса.
- Мне не очень нравятся такие размышления в «песочнице». Какой смысл об этом говорить? Продавая Мусу, Думбия, Головина, мы же находили им замену, верно? Хотя, наверное, Марио наиболее сложно будет заменить. Все эти игроки были профессионалами, но Марио в этом плане просто образец. Своим примером показывает товарищам, что нужно делать. Поэтому даже рассуждать на эту тему не хочется. Но понятно, что в карьере каждого футболиста есть 3 неизбежные вещи - это подписание контракта, работа по нему и уход. Рано или поздно это у всех случается. Чем дольше ты находишься в команде, тем вероятность ухода выше. А что касается финансовых вопросов, то у нас работа в этом плане правильно построена. Финансы - это не мое, и, в то же время, финансисты не советуют мне, что делать.
- Марио как-то реагировал на трансферную шумиху вокруг себя?
- Он сказал: «Я понимаю, что это слухи, которые кто-то распространяет. Мне это не совсем интересно».
Осенью казалось, что достаточно хорошо изучил всех футболистов, но…
- А вам было интересно, что писали весной про ЦСКА - журналисты, эксперты, болельщики?
- Для меня наиболее важно то, что обсуждаем внутри тренерского штаба - что получается, что нет. Каждый должен заниматься своим делом. Если у нас неудачная игра, вы должны об этом писать, говорить, по-своему анализировать. Мне, например, очень нравится общаться с вашим коллегой Антоном Михашенком - у него интересное видение игры. Он приезжал к нам на базу, смотрел тренировки. Это нормально. Я спокойно отношусь к любой аналитике, критике, даже к слухам про Марио. Это ваша работа. Мое дело - тренировать.
- Часто, читая журналистскую аналитику, ловите себя на мысли: «Боже, какая чушь»?
- Где-то внутренне можешь улыбаться, где-то соглашаться: «А он в чем-то прав». Но когда я читаю разбор действий Облякова и Ахметова в защите, то, мягко говоря, удивляюсь. Каким образом действуют центральные защитники, где наши нападающие, позволяющие первому пасу соперника легко проходить в нашу оборону - на это никто не обращает внимание. Есть масса факторов, характеризующих структуру обороны. Это не только Обляков и Ахметов в чистом виде. Количество перехватов, отборов и фолов у Ивана с Ильзатом даже улучшилось за этот промежуток времени. Почему я с Сигурдссоном столько общаюсь - потому что с него начинается первая линия обороны. Если она не работает, не факт, что мы потом остановим атаку соперника. У нас даже Влашич стал получать удовольствие от оборонительных действий. Моя задача - не только Облякова с Ахметовым научить обороняться, а сделать так, чтобы лучше оборонялись и нападающие, и центральные защитники.
- Согласитесь, что Ахметов весной померк на фоне самого себя осеннего.
- До прихода в ЦСКА человек долго находился вне футбола - это всё равно, что после травмы вернулся. Когда Васин выздоровел, я понимал, что он может провести 2-3 игры на эмоциях, что, в принципе, и произошло. А потом - раз - и увидели не того Васина, который нам нужен был в матче с «Ахматом». Когда много пропускаешь, первое время играешь на эмоциях, пока не начинается естественное снижение. После этого важно опять подняться. Ахметов был лучше осенью, чем весной, и при этом нельзя сказать, что в его менталитете что-то изменилось. Ильзат так же хорошо себя готовил и пытался помочь команде, как и прежде. От взлетов и падений никто не застрахован. Он и сам понимает, в чем должен прибавить, и мы мониторим физическое состояние игроков, чтобы помочь им следующий сезон провести сильнее.
- Локальные ошибки у вас как главного тренера по ходу матчей были?
- Осенью мне казалось, что достаточно хорошо изучил всех футболистов. Оказалось - нет. Ряд неудач помог взглянуть на игроков другими глазами. Теперь я лучше представляю себе уровень футболистов и знаю, как они поведут себя в той или иной ситуации, что будут делать, если нужно выкарабкиваться из непростого положения. Пришло понимание, на кого следует опираться, когда проигрываем по ходу матча.
- Вы уверены, что полученная информация позволит команде сделать заметный шаг вперед в новом сезоне?
- Конечно. Это раз. Два - все теперь представляют себе уровень и специфику премьер-лиги. В России многие играют от обороны - к этому тоже нужно быть готовым, чтобы стать лучше в следующем сезоне.
Эмоций и позитива Дзагоева не хватает
- У вас сейчас нет ощущения дежавю - снова неопределенность, в каком виде застанете команду после отпуска?
- Почему?
- Дзагоев, Влашич, Бекао, Абель Эрнандес…
- Ну, это не столь глобальная неопределенность. Почти не сомневаюсь, что Дзагоев будет с нами (он действительно на днях продлил контракт с ЦСКА, - прим.ред.). По Влашичу и Бекао, думаю, в ближайшее время получим информацию (интервью состоялось раньше, прежде чем стало известно, что ЦСКА выкупил Влашича у английского «Эвертона» и подписал с ним 5-летний контракт, - прим.ред.). Это в любом случае не 11-12 человек на сборе, как год назад (смеется). Будем ждать возвращения ребят из сборных, кому-то больше дадим отпуск, кому-то меньше.
- Верите во вторую молодость Дзагоева?
- По крайней мере, то, что делает сейчас Дзагоев, мне очень нравится.
- А что он делает?
- Он решительно настроен восстановиться и помочь команде. Мы с ним на связи. Алан рассказывает и показывает, что делает. Мне очень хочется, чтобы он вышел на свой уровень. Его эмоций и позитива ЦСКА не хватает в играх и тренировках. Если раньше Дзагоев мог привезти из отпуска лишний вес, то сейчас максимально профессионально относится к себе.
- О малийском тинейджере Ндиайе говорили как об африканской жемчужинке, но что-то она не спешит сверкать. В чем проблема?
- Болезнь роста. Первый шаг в новой команде всегда достаточно прост - поскольку делается на эмоциях. Второй и последующие предполагают долгую, кропотливую работу. Плюс Ндиайе выбивают из колеи постоянные отлучки в сборную. Из-за этого он пропустил весь подготовительный сбор в Испании. Сейчас опять уехал - теперь на чемпионат мира (U-20). Для молодого футболиста это не очень хорошо, поэтому пробуем разговаривать с его тренерами, агентами, чтобы он по максимуму оставался в клубе.
Я себя в ЦСКА не исчерпал
- Сколько приобретений ждать в ближайший регистрационный период?
- Зависит от того, останутся ли Влашич с Бекао. Если вдобавок к ним придут 1-2 человека, это будет очень хорошее подспорье. А возможно, что и одного качественного приобретения хватит. Ситуация не критическая.
- Поставим вопрос иначе: сколько сильных новичков вам нужно для полного счастья?
- Блюдечко с голубой каемочкой (улыбается)? Сколько там Куравлев сразу выпалил в «Золотом теленке», чтобы Остап ему отстегнул? По максимуму хотелось бы 2-х игроков еще. У нас сейчас в кои-то веки на тренировке было больше 20-ти футболистов - 21, а моментами даже 22. Для ЦСКА это очень хорошая цифра. Вопрос в качестве. Если кто-то придет, то эти люди должны быть сильнее тех, кто есть.
- После 2-3-го мест в РПЛ, Лиги чемпионов у вас как у тренера-максималиста не возникает ощущения топтания на месте? В чем сейчас ваша мотивация?
- Мы приобрели нужный фундамент, чтобы подняться в следующем сезоне. Конечно, большому клубу лучше не иметь арендованных футболистов, чтобы не возникало такой неопределенности, как с Влашичем и Бекао, но на эту ситуацию я повлиять не могу. А от непопадания в Лигу чемпионов не застрахован никто - даже «Милан» или «Манчестер Юнайтед».
- Пример коллеги и доброго товарища Слуцкого вас мотивирует?
- Об этом можно задумываться, если не видишь плодов своей работы, не чувствуешь роста команды. Сейчас у меня нет оснований для этого. Считаю, что я себя в ЦСКА не исчерпал. Тот фундамент, который есть, отношение ребят и настроения руководства клуба позволяют думать, что в следующем году мы должны выступить лучше.
- В период работы в белорусском БАТЭ у вас действительно была возможность уехать в Германию?
- А что такое «возможность уехать»? Когда тебе звонит, допустим, Шамиль Газизов и предлагает встретиться, это значит - клуб в тебе заинтересован. Когда звонят Бабаев с Гинером - это предложение. Всё остальное - несерьезно. Таких вариантов можно нафантазировать сколько угодно. Были звонки такого рода: я друг этого, могу переговорить с тем. Это в вашем понимании приглашение?
- Про Германию не мы придумали - ваш близкий друг и бывший работодатель Анатолий Капский при жизни рассказывал. С его слов, вы тогда не оставили БАТЭ только из-за его болезни.
- Зная, в каком положении находится Капский, я даже не рассматривал никаких предложений. К нему наверняка обращались, а он, импульсивный человек, видимо, воспринимал предложение поговорить как попытку сманить у него тренера.
Когда кто-то рядом пищит, нуждается в заботе - это приятно
- В Москве вам комфортно? Ваш город?
- Чем мне нравятся Минск и Москва, так это своим ритмом. Помните, когда Бендер в «Двенадцати стульях» принес в редакцию свою поэму, он не понимал, почему вокруг все бегут. Потом сам побежал и на ходу начал всучивать кому-то рукопись. У меня такая же ситуация. Приезжая в Москву, я сразу же включаюсь в этот темп. Из самолета вышел - и моментально окунулся в другую атмосферу. Возвращаешься в Минск - переключаешься в более спокойный режим. Мне по душе, что здесь моя активность снижается, а там - возрастает. В обеих столицах уже всё отлажено до мелочей. В Москве сын в школу ходит, дочка родилась, но главное - здесь любимая работа.
- Мужчины, как правило, мечтают о сыне. Какие чувства испытываете после рождения дочери?
- Когда второй ребенок, о таких вещах задумываешься в меньшей степени. Тем более у них такая разница в возрасте - 11 лет. На первый взгляд, родили поздновато, хотя по европейским меркам 40-41 год - не столь критичный возраст, как мы его раньше воспринимали. Для нас это долгожданное и желанное событие. Жене, конечно, теперь еще сложнее в связи с моими разъездами, но, когда кто-то рядом кричит, пищит, нуждается в заботе - это приятно. Каждый в понятие семья вкладывает что-то свое, а для меня полноценная семья подразумевает двух детей и больше. Если Бог дает одного, и одному надо радоваться, но двое - полная семья и большое счастье. А сын, кстати, вон - за соседним столиком сидит, кушает (показывает рукой).
- С рождением дочери свободного времени у вас убавилось?
- Заботы о малышке в основном легли на жену - в моем распорядке мало что поменялось. Работа с личной жизнью не должны пересекаться. Сколько хочу, столько и провожу времени с детьми. Но если нужно работать - работаю без ограничений. Хотя Кристина и родилась 23 мая, за несколько дней до последнего тура чемпионата, разрываться между семьей и командой мне не пришлось.
- В Минске ощущаете себя популярным или здесь людям нет дела до футбола, до ЦСКА?
- Конечно, есть масса знакомых, которые болеют, переживают. Но в Минске у меня свой круг движения - район, ресторан, заправка, - за пределы которого нечасто выхожу. Я не пойду в центр - лучше тут пройдусь или на велосипеде прокачусь.
Не думаю, что Клопп играет на публику
- Как вам финал ЛЧ? Как профессионал что-то новое для себя открыли?
- Для того чтобы разглядеть что-то новое, нужно несколько раз пересмотреть игру. Сразу выхватить нюансы - сложно. Но вообще, мне интересно наблюдать за командами Клоппа со времен «Боруссии». Вспомните, какое место Дортмунд занял в группе при яркой атакующей игре в первый сезон Клоппа? По-моему, 4-е. Немец сделал выводы: нельзя всё время играть в атаку и безостановочно прессинговать соперника. «Боруссия», а потом и «Ливерпуль» перестали настаивать на тотальном контроле мяча и стали действовать более гибко. Клопп приобрел бесценный опыт в 1/8, 1/4, 1/2 финала и сам по этому поводу шутил: мол, готов уже выпустить пособие, как играть в полуфинале. Этот опыт и помог ему в итоге взять Лигу чемпионов.
- Вы, кажется, давно симпатизируете Клоппу?
- На протяжении длительного времени - да. Но и путь «Тоттенхэма» не может не вызывать уважения. В какой-то мере он похож на ЦСКА - громких трансферов тоже нет. Какая еще большая команда может позволить себе два «трансферных окна» никого не покупать? «Тоттенхэм» - может. Мне как тренеру импонирует умение Почеттино ставить высокую линию обороны и перестраивать схемы. Остановить «МанСити», который выиграл всё - это достойно восхищения. При этом работа Клоппа многие годы вызывает только положительные эмоции.
- В том числе его манера вести себя.
- Не думаю, что Клопп играет на публику - он естественный. Мне довелось когда-то с ним пообщаться, буквально 5 минут, и Юрген мне показался совершенно таким же, как перед камерами. Читая его интервью, всегда смеюсь - такая там концентрация юмора в каждой фразе. Вместе с тем, Клопп бывает и искренне грустным. Он умеет преподать свои чувства в такой красивой обертке, что люди невольно проникаются его радостью или, напротив, сожалением - как в случае ухода Гетце из «Боруссии». Из свежего запала в душу фраза: «Ты не можешь не любить «Барселону», потому что даже 1682-му голу она радуется так, как первому». И вот это еще: «Мы играем завтра, потом в субботу, в среду и опять в субботу и только после этого получим первый выходной за 385 дней». Такое только Клопп может выдать. Такая непосредственность не может не вызывать симпатию. Да и наблюдать за ним - тоже кайф. Помните фотку, где он ревет на резервного судью? Так рот раскрыл, что кажется, заглотит беднягу (улыбается).
- Вы, находясь на тренерской скамейке, задумываетесь над тем, как выглядите со стороны? Пытаетесь себя сдерживать?
- Поведение на бровке сложно контролировать. Анализируя знаменитый спич в адрес Ахмеда Мусы, я понимал, что первые 9 рядов легко могли разобрать слова. Но я остаюсь при мнении: всё, что считаешь нужным выплескивать в сторону трибун, поля - надо выплескивать.
- Супруга никогда не просила: «Витя, держи себя в руках»?
- Нет-нет. Маргарита смотрит трансляции, на стадионе садится за тренерской лавкой. Но такого, чтобы она меня критиковала, не бывает. Наоборот, советует не держать эмоции в себе.
Отец возвращался, а потом на подушке пятна крови оставались…
- Вы с первых дней работы в России производили впечатление очень основательного, серьезного, несмотря на молодость, человека. Был момент в жизни, когда резко повзрослели?
- Когда в 16 лет теряешь отца, получаешь большую жизненную школу. Сразу приходит осознание: всё, ты сам себе теперь предоставлен. Второй этап взросления - это интернат, в моем случае училище олимпийского резерва. Мне самому за всё приходилось сражаться - это закаляет.
- Сейчас все обсуждают фильм «Чернобыль». Смотрели?
- Зачем мне смотреть, если я сам там был (усмехается)?
- Сверить собственные воспоминания с художественной реконструкцией событий.
- Пока не смотрел, но видел много отзывов, рекламы. Думаю, быль была более черной, чем кино. Отец на ликвидации последствий аварии получил самую серьезную степень облучения. Матери платили пенсию по 18-й статье до тех пор, пока мы с сестрой не стали совершеннолетними. Я хорошо помню то радиоактивное облако, понимаю, куда отец ездил, хотя он, возможно, этого в полной мере не осознавал. Возвращался, а потом на подушке пятна крови оставались… В одной части Хойников, в сторону Речицы, живут люди, а на другой, ближе к границе, начинается зона отчуждения. Я был там - высокая трава, волки воют. На Припяти рыбачил.
- Эту рыбу можно употреблять в пищу?
- А она никогда не была зараженной - рыба спускается по течению из чистой зоны. Сколько ни проверяли, дозиметр ничего не показывал. Там всё локально. Есть места с запредельным фоном, а есть абсолютно безопасные.
- Вам 9 лет, рванул Чернобыль. Самое сильное воспоминание того времени?
- Парады - в честь Октябрьской революции, Первого мая. Как люди доставали и разворачивали красные флаги. Уже во время демонстрации по рядам шел шепот: что-то произошло. Это ощущение тревоги хорошо помню.
- Население не оповещали об аварии на ЧАЭС.
- Информация передавалась по «сарафанному радио». Если реактор рванул 26 апреля, получается, к 1 мая 5 дней прошло. Как в «Городке» шутили: во времена нашего детства были хорошие фильмы и индийские. То же самое с телевизионными каналами - их было два: БТ и Первый. Всё. Понятно, что сверху поступил приказ не распространяться об аварии.
- Сколько после этого прожили в Хойниках?
- В 1994-м только уехал в Минск учиться - выходит, 8 лет. Советский Союз можно критиковать, но есть за что и похвалить. С ним связаны светлые детские воспоминания. Первое время после аварии меня как ребенка-чернобыльца на лето вывозили в пионерские лагеря - в Дондюшаны (это нынешняя Молдавия), в Витебск. В то время как другие дети приезжали и уезжали, мы оставались там без пересменки все 3 месяца. Плюс в Хойниках многое делалось для того, чтобы сохранить здоровье людей: песчаные площадки асфальтировались, дороги вымывались специальным раствором. Вся эта история помогла мне иначе взглянуть на жизнь, оказала влияние на формирование характера.
Ночь, темно, лес, и я в светлых джинсах чешу…
- Насколько соответствует действительности легенда о том, как вы ходили из Мозыря в Хойники 60 километров пешком?
- Это не легенда. («Тёма, - подзывает Гончаренко сына из-за соседнего столика. - Иди, послушай поучительную историю»). Я ее, кстати, очень люблю. На дворе май 1994-го, выпускной класс в школе. Передо мной стоит выбор - ехать к тренеру Пышнику в РУОР или к Юревичу в МПКЦ. Юревич тогда сколотил приличную команду - они первыми минское «Динамо» с пьедестала сбросили. Для него деревенский парень, приехавший на просмотр, не играл никакой роли. Анатолий Иванович считал футболистов профессионалами и полагал, что со своими проблемами они должны справляться самостоятельно. При том, что Советский Союз только-только рухнул, в Белоруссии кризис. В Хойниках из-за отсутствия топлива даже рейсовые автобусы не ходили. На игру МПКЦ меня привез на машине брат Юревича. После матча Иваныч подошел: «Давай, Витя, заканчивай школу и приезжай. Сам доберешься домой?» Я киваю, а внутри паника: «Как доберусь?!»
- Как выкручивались?
- Брат Юревича подбросил до перекрестка Мозырь - Хойники. Если от Мозыря до дома 60 км, то от этой развилки - «всего» 54. Стою на остановке, воскресный вечер. Общественного транспорта нет. Машин мимо штук 5 проехало - бабушка с дедушкой на «Запорожце», пара грузовых… Один мужик сжалился, подобрал. Километров 15 я проехал с ним, 25 - пробежал, а остаток пути прошел пешком. Стартанул в районе половины 7-го - без 20-ти 3 пришел. Представьте, ночь, темно, лес, и я в светлых джинсах чешу… Последний участок - кладбище перед Хойниками, где отец похоронен. Длинное - людей тогда умирало больше, чем рождалось. И вот это расстояние я на одном дыхании пролетел. Прихожу домой, открываю дверь, мама спрашивает: «Нормально доехал?» - «Да, нормально». А у самого колено заклинило - не сгибается. Я уже молчу про мозоли… Наутро приятели подкалывали: после поездки в такую знаменитую команду с нами даже тренироваться не хочешь. А я реально не мог ни ускориться, ни ударить по мячу. Недели 2 потратил на восстановление. Но
если бы открутить время назад, я хотел бы еще раз этот путь пройти.
- На тренировках у Юревича умирали?
- Я к Анатолию Ивановичу с огромным уважением отношусь - много футболистов вырастил. Но были в его программе и совершенно чудные упражнения - например, прыжки на тумбу. Доктор докладывает Юревичу: такой-то плюсневую сломал. Ответ был гениальный: «Ну и … с ним. Давай другого». Подпишусь под словами Кононова: в Юревиче сколько хорошего, столько и странного, пропорция - 50 на 50.
Кононов нам супчик варил
- Как вы делили съемную квартиру с Олегом Кононовым?
- Президент Капский с тренером Пунтусом решили, что БАТЭ необходимы опытные футболисты. Олег пришел действующим игроком, одно время тренировался с травмой ахилла и честно пытался помочь команде. Пунтус подошел к нам с Жевновым: «У вас же найдется в квартире место еще для одного человека?» Конечно, найдется, какие вопросы. Олег и подселился к нам.
- Нормально уживались?
- Абсолютно. Нам с Юрой Жевновым по 20 лет было, хотелось всё успеть - девочки, дискотеки. А Олег намного старше, уже взрослый, степенный мужчина. Супчик варил. Для нас это было хорошее подспорье. Так и жили втроем в съемной «двушке», пока как-то раз утром Кононов не объявил: «Заканчиваю с футболом. Сейчас пойду и скажу Пунтусу и Капскому, что больше не могу и не хочу играть. Нет здоровья».
- Сейчас отношения с Кононовым сохранились?
- Когда он работал на Украине, с улыбкой вспоминали этот эпизод жизни. Сейчас плотного общения нет: специально не созваниваемся, игры не обсуждаем. По сути, только на матчах перекидываемся парой фраз. Но если где-нибудь встретимся, не сомневаюсь, тепло поговорим.
- Вы ведь тоже неожиданно для многих объявили о завершении игровой карьеры.
- Хорошо помню этот момент. На сборе в Тирасполе еще, кажется, приземлиться на поле после стыка не успел, а в мозгу уже щелкнуло: «Всё, финиш». Врачи подбежали, тренер Криушенко подошел. И я ему: «Николаич, я больше не буду играть в футбол».
- Удивился?
- А вы как думаете? Футболисту 24 года, а он о завершении карьеры твердит. Естественно, глаза у Криушенко округлились: «Ты подумай, позже скажешь». Вечером зашел с бутылкой коньяка: «Выпей, прежде чем принять решение». Я махнул рюмочку, но мнения не изменил. Он Капскому набрал: «Гончаренко больше не хочет играть в футбол».
- Отчего такая категоричность?
- Когда на одном колене 4 операции сделали, а тут ещё и второе вылетает, понимаешь: восстановиться-то ты, может, и восстановишься, но выше 2-3-го дивизиона уже вряд ли поднимешься. Почему я Васина хорошо понимаю - сам был таким мини-Васиным. Поэтому решение у меня быстро созрело.
«Михалыч, а вы не знаете, у кого это телефон звонил?»
- Читали, как, уже работая в ЦСКА, вы сами себя оштрафовали. Так бывает?
- Я же не знал, что при переводе телефона в беззвучный режим «Вайбер» всё равно может звонить. И вроде бы тихо играл, но Набабкин расслышал: «Михалыч, а вы не знаете, у кого это телефон звонил?» - «Да у меня, Наба, не волнуйся, не заржавеет».
- Не заржавело?
- Обижаете. Сводил команду в ресторан. После этого случая сам не беру мобильный на теорию и команде запрещаю.
- Других часто приходится штрафовать?
- Нет, не люблю это делать. Есть серьезные проступки, за которые могу отправить даже во вторую команду, но, если игрок неосознанно совершил ошибку - стараюсь войти в его положение. Мне в этом плане близка мораль Клоппа, который говорит: «Я люблю давать людям и второй, и третий шанс».
- Вас правда раздражают треснутые экраны телефона у подопечных?
- В жизни ничего не должно быть битого. Когда сын разбил зеркало на новом скутере, я открутил его и выбросил в мусорник. Увидел у Дзагоева «покоцанный» телефон - высказал ему: «Алан, ну ты можешь стекло поменять?» Это не суеверия - скорее склонность к порядку. Во всём.

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: