.: Футбол. Тет-а-тет
Антон Евменов: «Я вынес урок: никогда не меняй Гарая на Новосельцева»
Ч
етыре года назад Антон Евменов отвечал за трансферы в ЦСКА - это он привозил в самый экономный русский топ-клуб Марио Фернандеса, Понтуса Вернблума и - о, ужас! - Витиньо.
Год назад Антон Евменов возглавил селекционный отдел «Зенита» и застал очень странное поведение и результаты тренера Мирчи Луческу: самый богатый клуб России не смог прорваться не то что к 1-му месту - даже в Лигу чемпионов.
Осенью 2017-го Антон Евменов стал управляющим директором кипрского «Пафоса» - клуба, который теперь связывают с российским бизнесменом Сергеем Ломакиным (он также владеет латвийской «Ригой»).
Редактор «Sports.ru» Юрий Дудь встретился с Евменовым и долго расспрашивал его про то, как устроен русский футбол. Интервью получилось весьма любопытным - приоткрывает завесу на «трансферную кухню», что всегда интересно, а, кроме того, повествует о различных нюансах жизнедеятельности отечественных клубов, что важно для понимания общей футбольной картины. Предлагаем его вашему вниманию.
фото: sports.ru
- Антон, вы и Кипр. Как это получилось?
- После моей работы в «Зените», которую можно оценить где-то между конфузом и провалом - вы наверняка будете про это спрашивать, - вариантов продолжения карьеры было не так чтобы много. Одним из вариантов был «Пафос». После нескольких многочасовых бесед-собеседований я понял, что это может быть очень перспективным проектом, где профессиональный футбольный клуб, по сути, создается практически с нуля. К тому же, мне было предложено заниматься общим оперативным руководством клуба. Спортивный блок, финансы, маркетинг, пиар, работа с болельщиками - это и есть моя новая работа.
- Про Кипр говорить, как я понимаю, пока нечего и, в общем, неинтересно, поэтому ровно одно: что вас там больше всего удивило за эти полтора месяца?
- Слушайте, надеюсь мои слова не будут звучать излишне пафосно, но я крайне редко чему бы то ни было удивляюсь. Здесь - всё как везде. Мы в прямом смысле боремся за каждого болельщика, и когда приходят на следующий матч на 20 человек больше - это вызывает очень положительные эмоции. Здесь многие любят футбол, у нас огромный по кипрским меркам регион, где можно работать как в плане спонсорства, так и работы с болельщиками. Очень приличная лига, где команда в 2-х матчах Лиги чемпионов с Дортмундом набирает очки и при этом в обоих забивает. Я, как и многие из тех, кто мало сталкивался с кипрской лигой, сильно ее недооценивал. 6-7 команд здесь играют в очень качественный футбол.
- Давайте махнем в 2014 год. Что вы делали после ухода из ЦСКА?
- Четыре месяца валял дурака. Потом поступил на факультет спортивного менеджмента Колумбийского университета и в августе 2014-го уехал.
- Что такое Колумбийский университет? Я слышал, что это не образование, а факультатив, интересные встречи и, в общем, ничего особенного.
- Примерно так и есть. Я связывал с этим огромные надежды в смысле своего трудоустройства - чтобы применить свои навыки именно там, в Америке. Ну и чтобы построить профессиональное общение с менеджерами из разных видов спорта. Вместе с нами на потоке были люди, которые раньше к спорту имели очень отдаленное отношение: кто-то торговал в Европе джинсами, кто-то скучал в банке - и вдруг в какой-то момент решил стать спортивным менеджером. В плане обучения половина предметов были совсем пустые. Например, «Введение в спортивный бизнес»: кому клубы принадлежат, как покупают, как продаются. Но были и очень интересные - например, про устройство американского колледж-спорта: как набирают атлетов, как они учатся, как развиваются. Это основа американского спорта - именно оттуда выходят их спортсмены. Основной упор университета - площадка для общения. Встречайся, пей кофе, договаривайся, обменивайся информацией, предлагай себя - нетворкинг как он есть. Большого удовольствия именно от учебы я не получил. Год отучился, понял, что не мое. Ну и деньги закончились.
- Сколько все это стоит?
- Только образование: за полтора года - 75-80 тысяч долларов. Еще примерно столько же нужно на жизнь, с учетом того, что я туда поехал с женой и ребенком. Плюс как раз тогда скакнул доллар, а какие-то деньги у меня были в рублях. Плюс моя жена тоже училась по своему направлению, в общем, в какой-то момент я стал банкротом.
- Как происходило ваше возвращение в Россию?
- Я еще до отъезда в Нью-Йорк понимал, что буду располагать свободным временем. Поэтому предложил удаленную работу скаутом бывшему клубу - ЦСКА: вы будете давать фамилии - я буду давать по ним отчеты, я буду предлагать игроков - вы будете оценивать. ЦСКА это не очень заинтересовало. Встречался с московским «Динамо», с Алексеем Смертиным. Встречался с «Краснодаром», с Владимиром Хашигом. Ни там, ни там моя кандидатура интереса не вызвала. Встретился с «Зенитом», с гендиректором Митрофановым - он сказал: давай попробуем. В итоге, проживая в Нью-Йорке, работал для «Зенита» скаутом. Я смотрел в основном Латинскую Америку, как правило - молодежные и юношеские турниры, и раз в месяц присылал отчеты на футболистов, на которых, на мой взгляд, стоило обратить внимание. Я отправлял эти отчеты Владимиру Боровичке, но есть ощущение, что их никто не читал - во всяком случае, никакого фидбека мне не приходило. Хотя деньги при этом я получал - пожалуй, это были самые легкие деньги в моей жизни.
- Я слышал такое: вы узнали адрес почты президента «Зенита» Дюкова и просто писали ему каждый месяц аналитические отчеты по тому, что происходит с «Зенитом». Якобы он молчал, а потом как-то ответил: «Антон, я с интересом читаю. Что ответить вам - не знаю, но вы продолжайте».
- Глупости. Я с ним впервые познакомился, уже когда стал работать в «Зените» на полноценной основе. В конце июля 2015-го у меня заканчивался скаутский контракт с «Зенитом», я написал большую аналитическую работу про то, как может быть устроен селекционный отдел. Меня позвали в Питер еще раз побеседовать. Они создавали селекционно-аналитический департамент и предложили мне его возглавить.
- Этим отделом вы рулили 2 года. Почему за эти 2 года у «Зенита» были трансфер один страннее другого, а как только вы ушли - пошли нормальные игроки?
- Я пришел в конце августа 2015-го - и к летней трансферной кампании отношения не имел. Следующая зима, уже 2016 года - Кокорин, Жирков, Маурисио. Кокорин и Жирков хотели уходить из московского «Динамо» и стоили не так дорого - не нужно заканчивать Колумбийский университет, чтобы этих футболистов порекомендовать приобрести. Маурисио пришел бесплатно в аренду из «Терека» с опцией продления на ближайшие 3 года. Первые 4 месяца он провел успешно - и с ним продлили контракт на вполне себе адекватных условиях. Мы сами при этом готовились к летнему «трансферному окну». Но потом пришел Мирча Луческу. И все кандидатуры, которые были нами подготовлены и предложены, он сразу отмел. Хотя, например, Паредес там был вторым в списке центральных полузащитников на замену Витцелю.
- О!
- С Паредесом я встречался в 2012-м, еще когда работал в ЦСКА. Он играл в Аргентине атакующего полузащитника: рассматривался как футболист, который через год-два заменит Рикельме. Сам Рикельме при этом никак не хотел заканчивать, поэтому Паредес плотно сидел на скамейке, довольствуясь выходами на замену. Я встречался с ним, с мамой, с агентом у него дома в Буэнос-Айресе, но до конкретики тогда дело не дошло. В ЦСКА тогда были и Хонда, и Дзагоев, эта позиция не нуждалась в усилении. Паредес за 1 миллион евро уехал в «Рому». Мы, кстати, виделись с ним в конце лета в Питере, и он вспомнил нашу с ним беседу 5-летней давности. Так вот, летом 2016-го с ним уже можно было договариваться «Зениту»; чуть - не сильно, а именно чуть - дешевле, чем они договорились сейчас. Я встречался и с Сабатини, тогдашним спортивным директором «Ромы», и с агентом Паредеса. Весь сезон-2015/16 он был в аренде в итальянском «Эмполи» - и именно там он окончательно утвердился не как атакующий, а как опорный полузащитник. В июне 2016-го он только возвращался из «Эмполи», в «Роме» вряд ли на него рассчитывали как на 100-процентного игрока «старта» плюс на этой позиции были Наингголан, Стротман, тот же де Росси. Учитывая, что «Рома» купила его за 1 миллион евро, клуб был готов к общению. К тому же, «Рома» хотела Гарая. В общем, там были варианты.
- Почему Луческу был против всех?
- У него свой подход к комплектованию. Он не верит никому, кроме 2-3-х проверенных людей, которые в основном сосредоточены в Бразилии. Он посмотрел всех, но от всех технично отказался. Здесь - дорого. Здесь - рано. Здесь - не уверен. Зато хочу Жулиано. Чтобы не вступать в открытый конфликт с тренером, приходилось под него подстраиваться. В шутку даже звучало такое предложение: давайте как в детстве, одного футболиста покупаешь ты, другого - клуб, одного - ты, другого - клуб. То есть построить процесс, в который вовлечены обе стороны. «Зенит» привык к тому, что в клуб приходит известный тренер - он становится самым высокооплачиваемым менеджером, пусть он и принимает все ключевые решения. А если что-то пойдет не так, так мы его уволим и наймем нового высокооплачиваемого менеджера.
- Э-э-э. Не думаю, что это идеальный подход.
- Он и есть неидеальный. Потому что при таком подходе игроки подбираются под конкретного тренера, а не под стратегию. Все футболисты Луческу уехали. Половина футболистов Виллаш-Боаша - тоже… Мы взяли Жулиано. У него сезон стартовал в марте, в Россию он приехал на пике формы и сразу заиграл. Луческу, по сути, дал ему статус «свободного художника», никто из соперников его не знал и первые 2-3 месяца он всех разрывал. Это было неожиданно, но объяснимо. Потом под Жулиано все соперники подстроились, у него стала накапливаться усталость - к ноябрю у него набежало уже 50 матчей за сезон без отдыха. И вся конструкция стала шататься. Он «Зениту» помог, безусловно, но с приходом нового главного тренера был отправлен в аренду - в турецкий «Фенербахче». Был бы прямо топ, никто бы с ним не стал расставаться. Убежден, предложенные Мирче в июне кандидатуры были сильнее.
- Слушайте, ну он игрок сборной Бразилии! Много в России таких?
- Немного, но напомните: где будет проходить следующий чемпионат мира? Человек играет в России. Его начали вызывать в сентябре - пока другие звезды только начинали сезон. Да, он точно этот вызов заслужил, но тут есть и стратегическое, и ситуативное решение. Еще «Зенит» подписал словака Роберта Мака, по которому мы с Луческу сопротивлялись до последнего. Но его порекомендовал Луческу его сын - Рэзван. Он тогда уже давно работал в чемпионате Греции, а Мак играл за «ПАОК». Сказал отцу, что тот в полном порядке, отец сказал: «Мне нужен Мак!» Он неплохой футболист. Но выиграть чемпионат России с ним тяжело.
- Лучше расскажите о главном трансфере того лета - защитнике «Ростова» Новосельцеве.
Иван Новосельцев здорово играл за «Ростов», привлекался в сборную России, а вот в «Зените» прочно сел на лавку
фото: ТАСС
- То, что уходит Гарай, понимали все, поэтому еще в июне было 3-4 отличных кандидата на позицию центрального защитника. Один из них - Линделеф, тогда еще игрок «Бенфики». Да, им уже тогда интересовался «МЮ», но можно было провести переговоры так, чтобы купить его в «Зенит» и сделать это за деньги меньшие, чем те, которые «Зенит» получил за Гарая. Но ответ Луческу: «Нет, Гарай останется». И только когда стало ясно, что Гарай оставаться не хочет, что «Зениту» предложили деньги, от которых невозможно отказаться, стали искать нового защитника. А предложение по Гараю мы получили в последние дни августа. Луческу посмотрел Новосельцева и сказал, что если мне его купите, тогда Гарая можно отпускать… Меня спросили про Новосельцева: «Что думаешь?» «Можно брать». Только-только попал в сборную России. Отыграл квалификацию с «Ростовом» в Лиге чемпионов. Игрок с российским паспортом. Признаю, это один из моих косяков. И один из уроков, которые я вынес: никогда не меняй Гарая на Новосельцева.
- Что у него пошло не так?
- Он получил травму, когда перешел. Потом ему не давали шанса. Потом он получил еще одну травму. Потом зимой неудачно съездил в отпуск, где взял личного тренера и занимался с ним неизвестно по какой программе. Он приехал на зимний сбор и сразу же получил травму. Пропустил большую часть сбора и не заскочил в поезд, который и так от него отходил.
- Чем вы объясните упертость Луческу? Это деменция или коррупция?
- Вряд ли коррупция. За свою долгую и успешную карьеру он заработал достаточно, чтобы такие вещи его не интересовали. Скорее, особенности характера. Он считает, что футбол понимает лучше всего. Он доверяет только нескольким людям, и вот если они что-то посоветуют - он прислушивается.
- Луческу намекал, что «Зенит» мог купить и Фернандо, и Луиса Адриано, но не купил, потому что цвет их кожи - черный. Это правда?
- Никогда не было разговора об этих футболистах. Более того, Луческу сам говорил: Луиса Адриано я себе в команду не куплю. Потому что он в свое время сбежал от него из донецкого «Шахтера» и вообще был чуть ли не врагом номер один.
- Среди тех игроков, которых вы рассматривали, был хоть один с цветом кожи, как фартук у этой официантки?
- Нет.
- Почему?
- Так исторически сложилось. «Зенит» не покупает таких футболистов.
- Составляя шорт-лист опорников, вы включали в него Яя Туре?
- Не включал.
- И дело не в игровых характеристиках?
- Слушайте, давайте назовем это традициями: клуб не покупает чернокожих футболистов. Баскский клуб не покупает небаскских футболистов.
- Но чернокожий в этом баскском клубе все равно есть.
- Он баск. Он родился там, он часть местной культуры. Они даже расширили условные границы для поиска на 50 км за пределы Страны Басков, чтобы можно было брать французов из приграничных территорий. Ну, есть такая традиция. Я в нее не углублялся и не рассматривал эту проблему в скандальном контексте. Есть такие особенности - ну и ладно.
- Говорят, Браниславу Ивановичу было все равно, куда переходить: в московский «Спартак» или «Зенит». Якобы где давали чуть больше контракта, туда он и готов был идти.
- Он хотел именно в «Зенит». По моей информации, «Спартаку» он отказал месяца за полтора до этого. В «Зените» Иванович получает абсолютно адекватные деньги (4,1 миллиона евро, согласно рейтингу зарплат «Sports.ru») - с учетом того, что пришел бесплатно, что обладает лидерскими качествами. Я был одним из организаторов этого перехода. И хотя бы в этом трансфере я не просчитался.
- Хотя ошибся он уже в самой первой игре - против «Андерлехта».
- Он только приехал, плюс его поставили правым защитником, которым он уже сто лет не играл. И попал под быстрого Ачимпонга, моего хорошего друга.
- Ачимпонг - это тот самый человек, которого на одном из тайских пляжей разглядел агент Роман Орещук и настойчиво предлагал в ЦСКА, когда вы отвечали там за селекцию. Вы категорически отказались, Орещук всем про это рассказал. Проходят годы - Ачимпонг накручивает главного защитника вашей новой команды. Когда вы видели это, признали, что облажались?
- Я матерился. Громко, долго. Думал, что это карма. Нельзя карликов обижать. Ачимпонг играет матч своей жизни - и именно против нас. Он хороший игрок, но дальше «Андерлехта» он никогда и никуда не поедет. Это скоростная электричка, у которой в том конкретном матче все сложилось. Но это не отменяет простого: это - игрок чемпионата Бельгии, не выше.
- Мог ли «Зенит» купить Квинси Промеса?
- Звонили его агенты. Но им было сказано: ребята, не надо нас использовать для того, чтобы перезаключить контракт с московским «Спартаком».
- Мог ли «Зенит» купить у столичного «Локо» Алексея Миранчука?
- В какой-то момент всем показалось, что в его отношениях с «Локомотивам» прошла «точка невозврата», но клуб там все очень грамотно разрулил. У него мама работает в «Локо» - пообщались с ней. Отправили брата в аренду в Эстонию - он назабивал там 50 голов - вернулся - ему сказали: ты красавец, давай переподпишем контракт. Когда Антон переподписал, стало понятно, что Алексей тоже сломается. Плюс Юрий Семин - он ставил его в состав, даже когда была сложная ситуация. Мы могли бы его брать, но только за баснословные деньги. Он был бы интересен, но на рыночных условиях.
- Что такое адекватная зарплата для него по состоянию на весну-2017?
- 1,5 миллиона евро в год - адекватная зарплата. Но если бы я был клубом, который его воспитал, я бы платил чуть больше - за лояльность. Вероятно, «Локомотив» так и делает.
- Халк и Витцель «свалили» из «Зенита» в Китай. Вас это удивило?
- Бразильцы так устроены: чем больше ты заработаешь денег, тем ты круче. Плюс Халк поехал к Боашу - к своему тренеру. Он хотел уходить, и было предложение, от которого нельзя отказаться. Он поехал работать в комфортных условиях. Под 100 миллионов денег за 4 года. Потом купит себе какой-нибудь остров в Бразилии. Кстати, острова в Бразилии - сумасшедшие. Я не был ни разу, но рядом с Ресифе и Наталом есть просто невероятные места, где жизнь натурально останавливается. Так что я его понимаю. Витцель - тоже бизнесмен. В Бельгии у него есть свое дело - если не ошибаюсь, связанное с авиацией. Он посчитал, что такая «командировка» пойдет ему на пользу. К тому же, в Европу он всегда успеет вернуться. Надоест там играть - клуб должен будет его продавать. На Витцеля покупателя они найдут всегда - 15-17 миллионов евро в Европе за него заплатят в любой момент… Слушайте, мы же не поговорили о «Зените-2».
- А зачем? В команде же вообще никакого смысла.
- Теоретически она правильная. Но ФНЛ - сложная лига, где матчи через 4 дня на 5-й, где ты только играешь и почти не тренируешься, а молодым футболистам нужно тренироваться. Играть тоже нужно, но тренироваться, развиваться физически - еще важнее. Ну и ФНЛ - лига, где футбола мало: сначала надо отбороться, потом, может быть, у тебя что-то получится.
- Значит, в команде нет смысла.
- Ну а как по-другому сделаешь?
- Приведите пример того, кто прошел «Зенит-2» и остался в большом футболе на виду.
- Защитник Йованович. Уникальная ситуация: перешел из ФНЛ во французский клуб «Бордо» и играет там все матчи. Это удивительно, но есть сопутствующий фактор: мы когда его покупали у сербской «Црвены Звезды», с «Бордо» за него и конкурировали. Французы готовы были заплатить столько же, но у «Звезды» с «Зенитом» особенные отношения по линии «Газпрома», им было важнее, чтобы он пошел к нам. В итоге мы купили человека, на котором «Зенит» потом заработал, хотя не сыграл за первую команду ни одного матча. Через «Зенит-2» прошли Чернов, Бавин, Евсеев, Марков - вполне себе заметные ребята в РФПЛ.
- Но я снова про «Зенит» и про тех, на ком заработать не факт, что удастся. Бразильский опорник Эрнани - как это и зачем?
- Еще раз: с Луческу в какой-то момент спорить стало бесполезно. «Давайте возьмем этого, он лучше, моложе, стратегически правильнее». Ничего не хочу слушать: Жулиано, Мак, а потом - Эрнани. Я летал смотреть его в Бразилию. Хороший футболист. Я написал по нему достаточно позитивный отчет - в итоге его купили. Кому как не Луческу покупать молодых бразильцев? Как дважды два равно четыре, так и Луческу равно бразилец, успех, «Манчестер Сити». Не знаю, что пошло не так. Но Луческу всегда говорил: бразильцу, особенно молодому, нужен год; я знаю, как их ждать, как их терпеть, и через год я гарантирую, что заиграет. Никто ему, правда, не сказал, что его самого, возможно, больше года ждать никто не будет. В «Шахтере» он только год на 3-4-й стал добиваться успеха без оглядки, что его уволят.
- Молло и Цаллагов - зачем они?
- Молло - креатура Луческу. Хочу Молло, он сильнее Мака. «Он индивидуальный, креативный, недорогой. Сколько он стоит?» Называешь ему сумму. «Отлично! Я постепенно из него сделаю лидера и суперзвезду». Тут так же, как в истории с Новосельцевым: в моих силах было сделать так, чтобы его не покупали. Но проанализировав ситуацию и поняв, что альтернатива - бразилец, который значительно дороже, мы решили: даже если не пойдет у Молло, клуб не так много потеряет. В итоге мы купили этого француза, а его не заявили на Лигу Европы. На этом вся его история закончилась. Как можно футболисту себя мотивировать, если на такой важный турнир его не берут?
- Почему?
- Заявили Ивановича. Заявили Эрнани. Осталось третье место, надо было выбирать между Цаллаговым и Молло. Луческу заявил Цаллагова, который мог сыграть на разных флангах обороны… Цаллагов - то же самое. «Хочу опорного с российским паспортом». И назвал фамилии Емельянова из «Урала» и Безденежных из «Уфы». «Блин, Мистер, посмотрите тогда хотя бы на Цаллагова - он, во-первых, дешевле, во-вторых, кроме того, что в центре, может сыграть, еще и по краям, в-третьих, с такой же, а может, и меньшей зарплатой, чем попросили бы эти ребята». Луческу посмотрел: «О, берем!» Ничем хорошим это не закончилось. Хотя я искренне в него верил и даже рассказывал людям на сборе, что мы сорвали джек-пот, до сих по не по себе от этого. Чудес не бывает. Но надежда, что он в свой шанс будет как минимум вгрызаться, подтвердилась: с ним в стартовом составе «Зенит» не проиграл ни одного матча.
- Как это чудес не бывает? Лунев пришел, стал основным игроком.
- Вот это - заслуга Луческу. По какой системе координат он выбирал, не знаю. Но отсмотрев все варианты, которые у нас были той зимой, он глянул на Лунева и сказал: «Этот будет основным. Берем».
- Антон, сейчас все звучит так, как будто вы ни в чем не виноваты. Но это же не так.
- Конечно, не так! Да, я балда. Новосельцев - мой косяк. Думаю, что в моих силах было, чтобы данный трансфер не состоялся. Я искренне надеюсь, что он сможет исправиться, но все равно: заменить Гарая мы им не смогли. Молло и Цаллагов - тоже мои косяки. Единственное, что смягчает - условия, при которых эти трансферы происходили. Я уже говорил: Луческу никого не слушал и делал так, как считал нужным с молчаливого согласия руководства. Как сейчас помню, что в один из самых стрессовых периодов, когда стало ясно, как теперь будет усиливаться команда, - написал Митрофанову СМС-ку, что нас всех разгонят к черту… Еще я мог покупать Зобнина из московского «Динамо», но не разглядел. Когда меня спрашивали, говорил, что у нас на этой позиции есть Юсупов, что не факт, что Зобнин получит шанс. Думаю, «Спартак» тоже не сказать, чтобы прямо в стартовый состав его покупал. Они его купили, потому что русский и потому что почему бы и нет. Но в первых турах еще при Аленичеве получил травму Ромуло, поставили Зобнина - и дальше его уже было не остановить… Прошлой зимой я мог покупать Джикию. Не то чтобы от меня зависела его покупка, но когда меня спрашивали, сказал: он нам не нужен. Испугался истории с Новосельцевым. Меня испугало, что «Амкар» играет в 3 центральных защитника - это часто позволяет скрыть недостатки игрока обороны. Не скажу, что это был бы второй Гарай, но даже сегодняшнему «Зениту» он точно пригодился бы.
- Почему вы расстались c «Зенитом»?
- Пришел новый спортивный директор - Костя Сарсания. Через некоторое время меня попросили на выход. Собственно, совершенно заслуженно.
- Почему в «Зените» столько аргентинцев?
- Я бы оценил работу «Зенита» минувшим летом как образцово-показательную. Особенно по части аргентинцев - это прямо стратегия! Если бы не было Паредеса, Дриусси - вот вам инсайд - уехал бы в столичный «Спартак». Если бы не было их двоих, не поехал бы Маммана. Имея этих троих, покупаешь Краневиттера - из далеко не последней команды, из «Атлетико» Мадрид. Дальше Ригони… Главная причина - появились деньги. Но их можно по-разному потратить. Сейчас их тратят грамотно. Теоретически и мы могли их потратить. Но к одной из своих немногочисленных заслуг в «Зените» я отношу как раз то, что мы относительно немного потратили. Но это совсем слабое оправдание.
- Из «Зенита» вы ушли ранним летом, на Кипр переехали осенью. Чем занимались эти месяцы?
- Бегом. Готовился сначала к московскому марафону, потом - к нью-йоркскому. По работе: была возможность устроиться в один московский клуб, но ко мне были применены санкции - за то, что я несколько лет назад писал в блог на «Sports.ru». Есть информация, что на эти записи обиделись и позвонили руководителю того клуба, в который я мог устроиться - с настоятельной просьбой не брать на работу. В том числе поэтому я уехал работать за границу.
- Как понимаю, на вас обиделось руководство ЦСКА. Почему? По отношению к клубу блог был вполне комплементарным.
- Я уже несколько раз его перечитал и тоже не очень понимаю. Пока его вел, в какой-то момент Гинер сказал, что у меня совести нет - и в тот момент я решил прекратить. Потому что таких эмоций вызывать ни у кого не планировал. Да, там есть факты, которые снимают пелену с трансферного процесса - не всегда изящного, не всегда красивого. Но в плохом свете я никого не выставлял, а о клубе, в котором работал, говорил только хорошее. Правда, точно переборщил с самолюбованием - если бы сейчас писал, то это было бы точно по-другому. Но, с другой стороны, было бы неправильно не рассказывать о трансферах, которые у меня никто не отнимет. Марио Фернандеса, Вернблума, например. И того же Витиньо.
- Стоп, Витиньо? Это же провал.
- Когда ты платишь сумму с семью нулями, ты рассчитываешь, что он будет приносить пользу здесь и сейчас. Как говорит Леонид Слуцкий, есть целый комплекс причин, почему у Витиньо получилось не сразу, - в том числе, завышенные ожидания. В одном из первых интервью тот же Леонид Викторович сравнивает его с Вагнером Лавом. Он и сам приехал и думал, что будет всех разрывать, что он в порядосе. А надо было работать, адаптироваться. Плюс ЦСКА играл в другой схеме. Но, слава Богу, все хорошо закончилось.
- Вы так думаете?
- Да. Во-первых, ЦСКА, если захочет, в любой момент продаст Витиньо за те же деньги. Во-вторых, во втором круге прошлого чемпионата он принес ЦСКА очков 6-7 и позволил выйти в Лигу чемпионов - это уже 10 миллионов евро.
- Тем не менее, я не раз слышал версию: Евменов «распилил деньги» на Витиньо.
- Как это можно сделать? И отдельно - как это можно сделать, работая у Гинера?
- То есть вы хотите сказать, что Гинера никто никогда не обманывал?
- Не думаю.
- Гинер же платит комиссию агентам? Допустим, он платит 1 миллион евро агенту Витиньо. И агент говорит: «Антонио! Если убедишь синьора Гинера, что Витиньо надо брать, 500 тысяч тебе, 500 тысяч - мне».
- Вместе со мной в Бразилии на переговорах по Витиньо были «Галатасарай», «Порту» и «Бенфика». Если даже теоретически я вступаю с ними в сговор, они говорят: «А зачем? Мы пойдем в «Порту» и заработаем больше». И мне не нужно было убеждать его покупать. Меня отправили в Бразилию и сказали: без Витиньо не возвращайся. Когда я с ним приехал, меня чуть ли не на руках качали Слуцкий с гендиректором армейцев Бабаевым. Правда, быстро потом бросили на землю, когда все пошло не совсем так, как ожидалось, ну да ладно.
- Допустим, ЦСКА платил бы саму трансферную сумму больше, чем «Порту».
- Я же в подробно ранее написал: там была сумма отступных, меньше которой клуб отказывался общаться. Там был пункт, что футболист может выкупить себя сам. И вот под впечатлением от рассказов о «солнечной Москве», о том, что «ты будешь нашим Неймаром», он ночью отправил факс в клуб и попросил номер счета, куда перечислить деньги. Сел в самолет и полетел в Италию на медобследование. Ну и третий фактор: я 14 лет работаю в футболе и до сих пор живу в съемной квартире. Если бы я брал деньги с трансферов, я бы себе что-нибудь наверняка уже купил.
- За годы работы внутри русского футбола у вас появилось объяснение, что в нем в не так? Что ему мешает развиваться?
- Слушайте, ну российский футбол вполне себе развивается. С таким количеством денег, которые в нем крутятся, просто невозможно не развиваться. Другое дело, что слишком большое разделение на богатые клубы и бедные. Разница в бюджете между лидером и командой, которая борется за выживание, в 10 раз! А основная проблема в том, что разница непосредственно на поле не такая существенная. Либо в условном «Амкаре» гении работают, либо в топ-клубах что-то происходит не так. И еще у нас клубы соперничают не только на поле, но и в кабинетах. Хотя продукт они создают один и нет никакого смысла подставлять друг друга вне поля. Потом самим же все это и вернется. Многие клубы работают без какой-либо долгосрочной стратегии. Основная задача - дожить до следующего сезона. Опять-таки сила лиги определяется не 5-6-ю командами-лидерами, а 5-6-ю командами, которые замыкают таблицу. Потому что каждая команда-лидер соответственно играет по 10-12 матчей, где футбола не очень много. И после каждого такого матча еще одну игру пытается понять, что произошло.
- Если представить на 15 минут, что у вас в нашем футболе появилась неограниченная власть, какие три вещи вы поменяли бы немедленно?
- Первое. Устроил бы открытый конкурс на создание государственной программы по развитию футбола в России. За лучшую программу заплатил бы 50 миллионов рублей. Далее создал бы группу из 10-15-ти общепризнанных футбольных профессионалов, которая бы доработала программу и представила бы ее на рассмотрение самому первому лицу государства.
- Ой, а общепризнанные профессионалы - это кто?
- Ну, давайте, кто сразу приходит в голову. Бабаев, Митрофанов, Геркус, Слуцкий, Капков, Васильев («Монако»), Грановская («Челси»), Галицкий, Газизов, Широков, Тихонов… Еще раз: это те, кто сразу приходит в голову. Сделал бы этот процесс максимально публичным. Футбол вполне может быть национальной идеей. Какое влияние он оказывает на социум - мы с вами прекрасно видели летом 2008 года, когда сборная взяла бронзу на Евро. Второе. Попытался бы создать новые условия для развития молодых игроков. Нашел бы 2-3 миллиона спонсорских денег для стимулирования клубов РФПЛ и ФНЛ задействовать собственных воспитанников. За каждого воспитанника, отыгравшего 10 матчей в старте, - 300 тысяч долларов. За команду с самым низким средним возрастом 15-ти игроков стартового состава - 500 тысяч долларов. Вполне себе стимул рисковать и ставить молодых игроков. Таких стимулов может быть масса. Еще вариант - поменять регламент Кубка России, чтобы придать турниру хоть какой-то смысл. Например, в каждом матче должны использоваться не менее 5-ти собственных воспитанников. Все звучит очень утопично, конечно, но одним лимитом на легионеров вопрос не решить. Лимит - это нормальная протекционистская мера. Но перед тем, как защищать что-то, - нужно сначала создать то, что мы хотим защитить. Третье. Создал бы еще один полноценный профессиональный футбольный дивизион на базе университетов в крупных городах. Чтобы выпускники академий, которые не попадают в команду мастеров, могли бы продолжить свое футбольное (и общее) развитие в университете. Университеты бы в свою очередь получили хороших спортсменов, которые бы являлись примером для других студентов. Чтобы университеты боролись за ведущих выпускников условной академии ЦСКА, и это бы сам ЦСКА держало бы в тонусе. Поменял бы здесь также систему подписания первых профессиональных контрактов. Если игрок подписал соглашение с клубом, но в течении 12-ти месяцев после его подписания не получил возможность дебютировать за первую команду - то он в праве разорвать контракт в одностороннем порядке и пойти туда, где будет больше шансов, или где можно будет учиться, а не, смирившись, ждать пока не закончится 5-летний договор.
- Ну и финальное. На днях я смотрел передачу, в которой главный герой - бывший игрок, а сейчас скаут московского клуба - убеждает всех вокруг: футбол в России умер. Как вы считаете: умер?
- Скаут в московском клубе не может такого утверждать. Внутри МКАДа футбол вполне себе живет, а иногда даже шампанское открывает - так что московский скаут, когда так говорит, лукавит. А вот если бы он поехал работать, например, в Сибирь и там пришел бы к этому выводу, я бы ему, скорее всего, поверил.

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: