.: Теннис. В фокусе внимания
Елена Веснина: «Люблю момент удара ракеткой по мячу»
Н
есколько дней назад в Краснодаре состоялась пресс-конференция Елены Весниной, на которой присутствовал и корреспондент «Независимой спортивной газеты». Беседа с лучшей парницей России (и одной из лучших в мире) вышла неформальной и местами просто интересной, а местами даже очень. Если хотите знать, галантен ли Роджер Федерер, как расставляет бутылочки Рафаэль Надаль и кто намерен построить в Сочи академию тенниса - добро пожаловать «в текст».
В детстве теннис был мечтой
- Лена, как вам в Краснодаре?
- Очень хорошо! Вышло солнышко, приятная погода. Честно говоря, ждала, что будет холоднее. Спасибо за такой теплый прием, очень гостеприимный город. Кстати, я не бывала здесь около десяти лет. Вернулась с удовольствием.
фото: Газета.ru
- Только что вам вручили премию «Спортсмен Кубани». Насколько она для вас важна?
- Престижная премия, получить ее - честь! Все-таки тебя признают лучшим спортсменом целого региона. Конкуренты были сильны, каждый был достоин стать победителем, но очень приятно, что проголосовали за меня. Это дает понять тебе самой, что все, что ты делаешь - не зря, что за тебя болеют в родном Краснодарском крае. И это… дополнительный стимул двигаться дальше.
- Какую наиболее необычную награду получали в своей карьере?
- Эта одна из самых необычных точно! Щит я никогда не получала в своей жизни. (Призовая инсталляция выполнена в форме щита с десятью звездами, по числу лучших спортсменов, номинированных на зрительское голосование, - прим.А.Т.) Еще несколько раз побеждала в номинации Международной федерации тенниса как лучшая спортсменка месяца. Тоже давали небольшой приз, но с кубанским щитом это не сравнится! Кроме того, существует ежегодная теннисная премия «Русский Кубок», и очень приятно, что в текущем году наградили моего тренера, моего папу, Сергея Анатольевича Веснина, и Евгению Александровну Манюкову. Это наши с Катей Макаровой наставники, которые помогли выиграть золото Олимпиады-2016. Еще мы были награждены как «Пара года» и я - как «Прорыв года». Собрали чуть ли не все номинации… (Улыбается).
- Теннис - очень тяжелый вид спорта. Был ли момент в детстве, когда вам хотелось плюнуть на всё и заняться чем-то другим?
- Знаете, в детстве не было ни одного раза, чтобы я не захотела пойти на тренировку. Ни одного! Мама сперва отдала меня на бальные танцы и на теннис. Как говорили, в танцах у меня хорошо получалось, стала после нескольких лет ведущей… как это правильно сказать - солисткой? Но мне не нравилось. А теннис полюбился сразу же, как только пришла впервые в сочинский парк «Ривьера». Мы не успели на первый набор детских групп, и я осталась без группы. В этот момент мы с еще 9-ю девочками попали на просмотр к моему тренеру, он посмотрел на меня и сказал: «Вот эта девочка будет играть! И будет очень здорово играть!»
Мне было 6 лет. Я ничего не понимала тогда, но помню, что уже в тот момент теннис был для меня чем-то большим, чем просто игра. Очень нравился сам момент удара ракеткой по мячу. Я могла часами набивать мячи об стенку. А мечтой было - просто выйти на теннисный корт! В первое время я оказалась без группы: все занимались на кортах, а я набивала мяч об стенку и мечтала, как же, наконец, выйду и буду играть через настоящую сетку.
Наверное, это всё благодаря моим родителям. Никто меня никогда не заставлял. Папа просто говорил, что если человек чем-то занимается, он должен быть лучшим в своей профессии. Это нормальный подход. Поэтому мне всегда хотелось стать лучшей, оказаться на пьедестале. И даже когда случались поражения, родители грамотно уводили от негативных эмоций.
Еще у меня всегда была школа. Общеобразовательная. Мама ревностно следила, чтобы тренировки не мешали учебе. Чтобы у меня было образование, было общение со сверстницами. Сейчас вижу, что некоторые девочки побросали школу в 3-4-м классе, и этого им, конечно, не хватает. У них нет друзей из детства. У них был только теннис, все кругом - соперницы… Как будто ребенок обделен чем-то. Я в этом смысле обделена не была, до сих пор общаюсь с одноклассниками и одноклассницами. Конечно, теннис отнимал кучу времени, я могла общаться с друзьями и гораздо больше… но я очень счастлива и благодарна, что моя жизнь сложилась именно так.
- Вы в профессиональном теннисе 15 лет, с 2002 года. Как эволюционировало ощущение себя на корте за это время? Победы приносят так же много радости, волнение перед игрой так же потряхивает?
- Волнение всегда такое же, как в первый раз. Но когда ты еще молоденькая, только начинаешь играть в туре, не отдаешь себе отчета в том, что делаешь. Всё дается настолько легко и просто, тебе хочется победить всех и вся… Кажется, что ты в какой-то сказке, и так легко будет всю жизнь. И только потом, по прошествии какого-то времени, понимаешь, сколько нужно работать, чтобы удержаться наверху. Удержаться сложнее всего.
Конечно, тот опыт, который я приобрела за годы в теннисном туре, очень многое дал. Были удачные сезоны, были неудачные, были и провальные. Но всегда рядом была моя команда, мои близкие люди, которые меня поддерживали. Без них ничего добиться не получилось бы. За спиной всех чемпионов есть тыл, который направляет, успокаивает, мотивирует и помогает двигаться в верном направлении.
Наш долгожданный «Уимблдон»!..
- Как оцените для себя сезон-2017?
- Сезон получился очень хороший, насыщенный. Все цели, которые перед собой ставила, достигнуты. Титул в американском Индиан-Уэллсе - самый статусный одиночный в моей карьере. Это турнир серии «Masters», но котируется почти как пятый турнир «Большого шлема». Он всегда был для меня любимым! Трижды выигрывала его в паре с тремя разными напарницами - вот такая история. Отличная организация, красивое место, я ощущаю себя там очень комфортно. Победить в Индиан-Уэллсе в одиночном разряде было чем-то невероятным!..
Был еще «Уимблдон» с Катей Макаровой - наш долгожданный «Уимблдон»! Мы давно к этому шли. Случилось ведь поражение в 2014 году в финале, где мы вели 5:2 в третьем сете… Это было очень болезненно, скажу честно. Долго переживали. Конечно, поскольку мы выступаем и в одиночном разряде, и в паре, нам крайне тяжело физически выдерживать весь сезон и проводить его на одном уровне. Никто из других дуэтов в первой десятке таким не занимается.
- Чего не хватило, чтобы выиграть итоговый турнир в Сингапуре?
- Не хватило? Может быть, стоило сыграть какой-то турнир до Сингапура. Приехать на «Кубок Кремля». Возможно. Но тут дело еще и в том, что в полуфинале мы угодили на девочек, которые показали свой лучший теннис в сезоне! Голландско-шведская пара Бертенс/Ларссон последней отобралась на итоговый турнир, ей нечего было терять. Девчонки вышли, показали очень достойный теннис, а нам не хватило такого же запала, какой был у них.
- Сильно расстроились?
- Расстроились, но… это спорт. Хотелось защитить свой титул, не вышло, что поделаешь. Будем работать, чтобы взять его в 2018-м.
- Последние 2 года, пожалуй, лучшие в вашей карьере. Это удивительно, ведь у многих теннисисток расцвет наступает в раннем возрасте, а потом карьера держится на том же уровне или идет на спад. Как удается все время прогрессировать? И в чем конкретно прибавили?
- Я себя уже очень хорошо знаю в физическом плане. Знаю, как подготовить свой организм к нагрузкам, как восстановить. Самое главное в теннисе - правильное восстановление. У нас пять, шесть матчей подряд, а Большой шлем - это 2 недели! Очень сложно держать себя в форме на протяжении столь долгого времени. Пик формы норовит ускользнуть: ты можешь пару-тройку матчей сыграть потрясающе, а потом пик проходит, приходится дотягивать на морально-волевых.
Несколько лет назад я успокоилась и перестала от себя требовать невероятных результатов. И результаты пришли. Кроме того, уже лет 5-6 как я стала серьезнее относиться к своему организму, к здоровью, к восстановлению. В этом, кстати, очень помог супруг. Он сам бывший спортсмен, волейболист - открыл мне глаза на те вещи, на которые сама не обращала никакого внимания. Это детали, которые помогают правильно подходить к важному матчу.
К тому же, я продолжала тренироваться и верить. Не опускала рук. Не было ощущения, что мой поезд ушел. В теннисе, если ты держишься в первой сотне, твой поезд вообще никогда не ушел. Того же Роджера Федерера раз сто хоронили! «Ему 32, ему 33, ему 34, ему 35…» Поскольку сейчас все теннисисты стали летать с собственными физиотерапевтами, массажистами, врачами, тренерами и спаррингами, есть возможность продлить свой век.
- У вас тоже собственная команда?
- Да, уже больше 3-х лет. У меня есть физиотерапевт - она же массажистка, - тренер и спарринг-партнер. Вся эта команда работает на меня, и за счет этого приходит результат. Если ты не вкладываешь ничего в свое развитие, то и не получаешь ничего взамен.
Пара с Макаровой - папина идея
- Екатерина Макарова - уже третья ваша напарница. Как строятся отношения в паре? Они чисто рабочие или все-таки дружеские?
- Обычно пары строятся… будем говорить прямо - как бизнес. Все хотят сразу получить сильную напарницу. Ту, которая выиграла много турниров, стоит высоко в рейтинге, у нее подача 200 километров в час и удар - 300. Но я никогда не руководствовалась этим принципом. Со всеми напарницами мы поднимались вместе. С Катей у нас получилось так, что на момент объединения я стояла в мировом парном рейтинге где-то в десятке, а она в районе 50-го места.
Тогда никто не воспринимал Катю как сильного парного специалиста. Но… всегда же можно заметить нюансы, которые позволяют понять, что человек перспективный. Конечно, стопроцентной уверенности, что мы встанем вместе и всех победим, не было. Однако я всегда обращала внимание на то, чтобы напарница подходила мне как по стилю игры, так и по общению. Приятно играть с людьми, с которыми я общаюсь и вне корта. Есть пары, которые вообще не общаются: сыграли, победили, руки пожали - разошлись. Деловой подход. Мне же важно играть с человеком, с которым мы можем поговорить, обсудить какие-то моменты, с которым у нас есть что-то общее.
- Ваша идея - объединиться с Макаровой?
- Папина. Это был олимпийский 2012 год. Я была в первой десятке, что дает возможность выбрать едва ли не любую напарницу. Были варианты - Настя Павлюченкова, Света Кузнецова, Надя Петрова, Маша Кириленко… Но папа сказал: «Попробуй написать Кате Макаровой!» До этого вместе мы сыграли лишь один матч на Кубке федерации. Она левша, я правша. А папа, проанализировав историю, обратил внимание, что многие успешные пары складывались из левши и правши. Одна в одну сторону мяч закручивает, другая - в другую, соперницам некомфортно подстраиваться. Кроме того, особенность нашей пары - активная игра с задней линии. Мы не парницы, мы играем как одиночницы. Пару почти никогда не тренируем: делали это только перед Олимпийскими играми или когда рано вылетали в одиночном разряде. Обычно, когда мы рано вылетаем в «одиночке», следует хороший результат в паре.
Еще нам с Катей просто по-человечески хорошо вместе. У нас часто совпадает точка зрения на какие-то вопросы. Хотя по характеру и темпераменту мы разные. Я - лидер, чаще руковожу процессом. Но у меня и больше опыта. Наверное, потому у нас и сложился такой тандем: я рулю, а Катя исполняет… (Улыбается).
- Появились сообщения, что одна из ваших главных соперниц в парном разряде - швейцарка Мартина Хингис - завершила карьеру. В этой связи два вопроса. Во-первых, верите ли, что она действительно закончила, ведь Мартина уже неоднократно возвращалась? И, во-вторых, станет ли ее уход для вас неким послаблением?
- Ну, насчет того, совсем закончила Мартина или нет, с этим вопросом не ко мне… (Смеется). Она и сама сказала: «Я не прощаюсь». Прошедшие годы показали, что Мартина Хингис не может жить без тенниса. Она - величайшая теннисистка, уникальная! С кем бы она ни играла в паре, Мартина виртуозно чувствует ситуацию, она обучает всех своих напарниц. С двумя напарницами, которые прежде не достигали в паре особых успехов, она становилась первой в мире.
От того, что Мартина Хингис ушла, нам, разумеется, станет полегче. Как легче одиночному женскому туру, когда не играет американка Серена Уильямс: в этом году ее не было, и сколько появилось новых чемпионок на турнирах Большого шлема! С одной стороны, это потеря для тенниса, но надо двигаться дальше, открывать новые имена. Время идет, это необратимый процесс.
Поцарапанные пробирки? Абсурд
- Какая из наград для вас важнее - одиночный титул в Индиан-Уэллсе или победа на парном турнире Большого шлема?
- Если так выбирать, то титул Индиан-Уэллса перевесит. А вообще, с золотой олимпийской медалью ничто не сравнится!
- Вы красивая девушка и успешная теннисистка. Почему мы редко видим вас в рекламных роликах? Может быть, вам нужен пиар-агент?
- Спасибо, спасибо за комплимент! (Смеется). Но у нас в стране не слишком жалуют теннисистов в этом плане - видимо, считают, что у нас и так все хорошо. Чаще выбирают кого-то из других видов спорта. Пиар-агента, как такового, у меня нет - наверное, он действительно нужен. Те предложения, которые поступают сейчас, обычно бывают довольно странными. Зовут рекламировать какие-то странные вещи, чего не очень хочется.
- Например?
- Ну, скажем, средства личной женской гигиены. А я как-то не гонюсь за рекламными деньгами любой ценой. Мне важно, чтобы съемки не отвлекали от тенниса. Хотя если поступят подходящие предложения, с радостью приму.
Но у нас в стране тяжелая история - заключение рекламного контракта со спортсменами. Их не возводят в культ, как делают за границей. Предпочитают людей из шоу-бизнеса. А артисты и звезды шоу-бизнеса зачастую снимутся и бесплатно, лишь бы их лицо мелькало на экране. Мы уже обсуждали эту проблему с девочками. Света Кузнецова переживает по этому поводу: она первая ракетка страны, у нее пиар-агентов три, по-моему, а рекламодатели в очереди не стоят.
- Российский спорт лихорадит от череды допинговых скандалов. Вас это каким-то образом затрагивает?
- Конечно, мы очень внимательно следим за этими процессами. В общении с представителями Международной ассоциации тенниса мне часто приходилось слышать такую мысль: да, проблема есть, да, есть ошибка федераций, каких-то наших руководящих чиновников, но спортсмены не должны страдать. Они чисты, у них все пробы - чистые! Этот момент с поцарапанными пробирками для меня - полнейший абсурд… Теперь сама, честно говоря, боюсь, пробирочку эту складываю в пакетик очень аккуратно и десять раз проверяю, чтобы не дай Бог. В жизни возможно всё.
На эту тему везде пишут разное. В российских газетах читаешь одну информацию, в Америке - другую, во Франции - третью… В основном, за границей пишут негативное. Выставляют какие-то неподтвержденные факты, и мне это читать очень неприятно. Но есть и адекватные люди, которые смотрят на ситуацию с пониманием и видят в ней какой-то политический умысел.
Ненавижу собирать вещи!
- Закончился длинный сезон, скоро следующий, а вы вместо отдыха сидите здесь, с нами разговариваете. Успеваете ли перезагрузиться за время отпуска и что для вас - отдых? Что делаете, закрываетесь ото всех?
- Закрываюсь, ага!.. (Смеется). Не получается закрываться, на самом деле. К сожалению, отпуск очень короткий, 3 недели. Уже начала потихоньку тренироваться. Если есть возможность, мой выбор - улетать куда-то в теплые страны, где только песок, океан, пляж и… минимальное количество людей вокруг. Я абсолютно несоциальный человек в этот период, особенно в первую неделю. Хочется побыть одной, с супругом: даже отключаю телефон. Использую его только как фотоаппарат. Все дела стараюсь сделать заранее и предупредить друзей, чтобы не беспокоили. Потом, разумеется, возвращаюсь в свет: все же я публичный человек. Понимаю, что спортивная карьера не вечна. Нельзя отталкивать то, что ты заслужила. Нужно находить время и уделять его не только себе и своим близким. Уметь отдавать.
- Чем занимаете свободное время по ходу сезона? Еду готовите?
- Буквально вчера была в кино на фильме «Восточный экспресс». Очень понравился. Ну а так - да, я как обычная женщина готовлю ужины, завтраки… Если оказываюсь дома. И это целое событие! Но и муж отлично готовит, мне в этом плане повезло. Он может взять на себя инициативу. Порой прихожу после тренировки практически без сил, валюсь на диван: «Сейчас, сейчас я встану… Две минуты… » А он: «Ничего-ничего, лежи…» Еще нравится читать. Много времени уделяю этому в перелетах - вот мое свободное время. Слушаю музыку, хожу на концерты. Люблю общение с новыми людьми, с интересными людьми, с теми, у которых можно чему-то научиться. Как любой человек, люблю поспать.
- Жизнь теннисиста, пожалуй, самая кочевая в спортивном мире. Даже футболисты половину матчей проводят дома, а у вас каждые 2 недели - новая локация. Думаете ли о том, что однажды это закончится, и с какими чувствами ждете этого момента - со страхом или нетерпением?
- Теннисная жизнь, конечно, очень интересна. Когда у тебя меняется картинка каждые 2 недели, это не замыливает глаз. И, главное, знаешь: если плохо сыграла на этой неделе, всегда есть шанс исправиться на следующей. Или на следующей. Или на следующей. Это успокаивает.
Но постоянные перелеты… Они очень утомляют. Забирают массу энергии. Эмоционально это тяжело, акклиматизация… Да, научилась справляться, но тем не менее. А то, что ненавижу делать больше всего на свете - собирать вещи! И разбирать их. У меня ощущение, что занимаюсь этим всю свою жизнь! Я уже специалист в том, как разобрать вещи за 5 минут, как собрать их за 3 минуты… Даже бывают моменты, когда приезжаю домой и не разбираю чемодан. Потому что знаю: через неделю те же самые вещи понадобятся в поездке. Чемодан стоит, мозолит глаза, но приблизиться к нему нет никаких сил…
Таковы минусы, но это моя профессия. Понимаю, что это будет длиться не вечно, морально готова. Впрочем, многие спортсмены так говорят о конце карьеры: пока не почувствуешь это на себе, не поймешь. Посмотрим, как я отреагирую… (Улыбается).
- Уже думали о том, чем займетесь после окончания карьеры?
- Да. Думала. Очень хочется открыть академию тенниса в Сочи. У меня уже было несколько встреч с мэром Сочи Анатолием Пахомовым по поводу земли, уже есть визуализация, план академии, бизнес-проект… Я знаю, какая академия нужна городу. Погодные условия позволяют заниматься теннисом на открытых кортах большую часть года - это надо использовать. Есть академия тенниса в сочинском Олимпийском парке, но там только закрытые корты, и не все хорошо с освещением. Все-таки изначально это конькобежный стадион: может быть, это подходящее место для тренировок и турниров среди маленьких деток, но проводить там профессиональные тренировки сложно. Потому мне бы хотелось, чтобы в Сочи было одно место, где есть и открытые, и закрытые корты, тренажерный зал, медицинский центр, столовая… По своему опыту могу сказать: огромное счастье, когда я могу все делать в одном месте. Гигантская экономия времени. Если такое место появится, там могут тренироваться сборные России, можно проводить матчи Кубка Федерации и Кубка Дэвиса. Это было бы здорово.
С микстом я завязала
- Вы рассказываете об одиночном разряде и паре. А что с микстом?
- С микстом я завязала. Это очень тяжело физически, играть сразу в 3-х дисциплинах. Когда составляется расписание, разводить стараются только «одиночку» и пару. Микст идет по остаточному принципу. Иногда из-за этого у тебя получается дикое расписание, и ты никогда не восстановишься к следующему матчу. Когда я была совсем молоденькой, и казалось, что вообще не устаю, записывалась везде. Все-таки если это турнир Большого шлема, он и в миксте - титул Большого шлема. Никто от него не откажется. Но сейчас, когда мы достигли таких высот в парном разряде, да и в одиночном идет неплохо, нужно концентрироваться на этих дисциплинах.
- Есть 4 турнира Большого шлема. Каковы особенности каждого из них, каков характер? Какой самый атмосферный?
- По организации, отношению к игрокам и зрителям я бы выделила «Australian Open». Добрый, благожелательный турнир. Очень многое для нас, игроков, там делают. А наиболее атмосферный - «Уимблдон». Это история, это единственный травяной турнир, это турнир с дресс-кодом: мы все обязаны играть в белом. Разрешено только 15 или 20 процентов другого цвета. Разумеется, такой подход добавляет помпезности. Очень строгие правила: штраф тебе выписывают буквально за всё. Как только попадаешь на «Уимблдон», ведешь себя по-особенному.
- Британская педантичность?
- Есть, есть она. Конечно, австралийцы в этом плане полегче. Как мы их в шутку называем - «астралы»… (Улыбается). Париж тоже по-своему прекрасен. Я очень люблю «Ролан Гаррос», сам Париж, круассаны… Но французские болельщики - самые капризные. Всегда сложно играть против местных соперников, однако в Париже французов поддерживают особенно рьяно, они могут тебя буквально задавить. Свистят, букают… Весь стадион может тебе свистеть, если решишь проверить отпечаток мяча на корте. Подходишь к сетке, в этот момент в тебя помидоры летят, фигурально выражаясь! При этом французы очень любят теннис и блестяще в нем разбираются. Для каждого из них прийти на «Ролан Гаррос» - честь. Целая традиция.
- А что насчет «US Open»?
- Пожалуй, это самый громкий из всех турниров Большого шлема. Наиболее эпичное открытие - там. Выносят американский флаг на весь корт, играет национальный гимн, поет его звезда первой величины… Когда я впервые играла на «US Open» - в 2003-м или 2004-м - это была Рианна. Мы тогда ее не особенно знали, и я смотрела: кто она такая вообще?.. Это последний в сезоне турнир Большого шлема, американцы очень стараются затмить всех. Многое делают и для комфорта игроков. Единственное, что неудобно, мы все живем на Манхэттене, и ездить в Национальный теннисный центр очень долго по пробкам. Час-полтора можно провести в машине, что сильно утомляет. В Нью-Йорке я это не очень люблю. На Уимблдоне же, для сравнения, ты от места проживания пешочком можешь дойти до корта. Сам для себя готовишь, живешь как дома… Этим и приятен Уимблдон: ощущением дома, пусть и не моего.
- Ну а среди всех турниров, как мы уже выяснили, любимый у вас Индиан-Уэллс…
- Верно. У нас ежегодно проходит голосование на этот счет. Однажды ко мне даже подошел директор турнира в Индиан-Уэллсе: оказалось, что я в течение 10 или 12 лет неизменно голосовала за Индиан-Уэллс. Он меня отдельно поблагодарил за постоянство. Еще выделила бы Санкт-Петербург. «Кубок Кремля» - да, важен, у нас не так много возможностей играть перед своими зрителями. Но именно Санкт-Петербург совершил прорыв в плане организации. Условия там созданы идеальные! А для нас очень важны эти мелочи, они создают впечатление.
Рекорды Серены не побьют еще 100 лет
- Назовите теннисистов, которые вас удивили. Так или иначе.
- В этом году удивила француженка испанского происхождения Каролин Гарсия. На протяжении всего года она показывала средние результаты, около «топ-30» в одиночном разряде. И вдруг в конце сезона, в азиатской серии, она подряд выигрывает турниры серии «Masters» и «Premier»! Два подряд. Побеждает нескольких человек из мировой десятки. И попадает на итоговый чемпионат в Сингапуре! Запрыгивает на последнюю ступеньку последнего вагона - давненько не помню подобного в теннисе.
- Самое большое теннисное чудо, свидетелем или участником которого вам довелось стать? Может быть, это ваша победа на Олимпиаде-2016?
- Ну, то, конечно же, чудо! Как иначе назвать олимпийское золото. Однако я бы выделила победу Евгения Донского над Роджером Федерером. Женя тогда стоял за пределами «топ-100» и обыграл Роджера, который за весь сезон проиграл, наверное, матчей 5. Один из них - Донскому. (Случилось это 1 марта 2017 года в 1/8 финала турнира АТР в Дубае. Донской победил со счетом 3:6, 7:6 (9:7), 7:6 (7:5). На тот момент он занимал 116-е место в рейтинге, - прим.А.Т.)
- Кто для вас - легенда тенниса? Кто поражает талантом, который помножен на спортивное долголетие?
- В первую очередь, Роджер Федерер и Серена Уильямс. В плане долголетия отмечу еще Винус Уильямс. И Мартину Хингис, безусловно. Это теннисистки того поколения, чьи одногодки в большинстве своем закончили карьеру 5-7 лет назад. Воспитывают детей, занимаются другими делами. У этих спортсменок я бы выделила даже не спортивную форму: не понимаю, откуда берется мотивация. У той же Серены есть запредельная мотивация всегда выиграть всё и везде. Быть «номером один». Не думаю, что кто-то в ближайшие 100 лет побьет ее рекорды. А ведь это очень тяжело - каждый раз выходить на корт и доказывать, что ты лучший. Когда стоишь высоко, играешь с человеком, который стоит в рейтинге ниже. У него против тебя супернастрой. Потому Серена и великая, что под таким давлением не ломается все эти годы. И остается по-спортивному злой, несмотря на все победы.
- Сестры Уильямс успешно играют и в паре, и в одиночке. Вообще, насколько это разная игра? Грубо говоря, если у мужчин решат объединиться Надаль и Федерер, они гарантированно станут лучшей парой?
- Нет. Не гарантированно. Но они точно будут одной из ведущих пар, выиграют турнир Большого шлема. И все-таки личные достижения - не гарантия успеха в паре. В паре принципиальна правильно поставленная комбинационная игра, важен процент первой подачи, верный выбор тактики. При равном счете в сете играется тай-брейк, и на этих решающих розыгрышах побеждают, как правило, те дуэты, которые лучше взаимодействуют и знают свои сильные стороны. В этом смысле наша пара с Катей Макаровой прибавила в последнее время. Мы стали больше договариваться - хотя многое делается и на инстинктах.
В дуэте нужно чувствовать разные моменты. Порой следует напарницу взбодрить. Катя в нашей паре - девушка более чувствительная, порой нужно ее встряхнуть, найти правильные слова. Вообще, розыгрыши в паре короче, но при этом более комбинационные, чем в «одиночке». Интенсивность высокая, поле - больше, но оно перекрыто двумя людьми, потому нужно более досконально продумать каждое свое движение. Понимать, как ты можешь соперницу обвести.
- Введение чемпионских тай-брейков на рейтинговых турнирах вам по душе?
- На самом деле, да. Мы много играем в одиночном разряде, потому для нас чем короче матч в паре, тем лучше. Чемпионский тай-брейк до 10-ти очков… На мой взгляд, это достаточно справедливо.
Шутник Энди и стеснительный Рафа
- Расскажите о человеческих качествах людей из мира большого тенниса. Кто ворчун, кто шутник, кто не от мира сего?
- О мужском туре могу сказать не очень многое. Рафаэль Надаль известен тем, как он перед матчем выставляет свои бутылочки: они должны стоять идеально ровно. Это словно паранойя: пока он эту бутылочку правильно не поставит, не отойдет.
- И на линии не наступает.
- Да. Но на линии многие не наступают - я тоже не наступаю, кстати. Привычка. Многие после выигранного розыгрыша берут мяч у того же болл-боя, который подавал предыдущий. Или берут тот же мяч. Много разных мелких примет.
В плане же общения, Роджер Федерер очень галантный. Всегда подойдет, поздоровается, поздравит с победой. Это больше всего поражает - он всегда знает, как ты сыграла. Как-то в Индиан-Уэллсе я пробилась в четвертьфинал: казалось бы, какая разница Роджеру, кто у женщин в четвертьфинал вошел! Иду на следующий день на тренировку: здоровается, говорит «good job!» А я, к своему стыду, даже не знаю, с каким счетом Роджер свой матч выиграл. Неуверенно так говорю: «Взаимно…» Он очень любит теннис, следит за всеми результатами, по-моему, даже за юниорскими.
Энди Маррей тоже приятный молодой человек. У него очень интересное шотландское чувство юмора. Приятный собеседник. Хотя на корте создает впечатление совершенно другое! Там ходит, ноет, ругается, своих посылает, ему как будто все время что-то не нравится… А в жизни наоборот - легкий, веселый.
Рафа Надаль - стеснительный. У него не очень хорошее знание английского, и он как будто немножко стесняется этого. Но тоже очень приятный и галантный мужчина. Всегда поздоровается, на входе вперед пропустит: немногие теннисисты, кстати, этим славятся. Все-таки теннис - индивидуальный вид спорта, там эгоистические ростки в человеке дают всходы. Но Роджер, Рафа, Энди, да и тот же серб Новак Джокович - примеры хорошего этикета.
- А что о женском туре скажете?
- Маша Шарапова, конечно, ним с кем особо не общается. Держится обособленно. Но поздороваться, поздравить с победой, перекинуться парой фраз с ней мы можем спокойно.
- Чувствуется ли, что вы соотечественницы? Есть какое-то единение?
- Есть, конечно. Часто бывает, что мы долго ждем своих матчей в зоне отдыха на территории общей раздевалки. Мы с девочками обычно собираемся вместе - Настя Павлюченкова, Даша Касаткина, Света Кузнецова, - у нас постоянно какие-то шутки-прибаутки… Вообще, в российской сборной сейчас очень хорошая атмосфера. Существует конкуренция, но она здоровая, без негатива. Стекло в кроссовки друг другу не засовываем.
У нас детей «загоняют». А надо - направлять
- Тысячи девочек приходят заниматься теннисом, но успеха добиваются единицы. Что объединяет успешных теннисисток, на ваш взгляд? Есть ли некое общее качество?
- Теннис - сложный координационный вид спорта. Задействованы руки, ноги, предмет в руке и мяч. Даже когда ребенок совсем маленький, уже понятно, есть координация движений или нет. Понятно, что это можно развивать. Но, как показывает опыт, гораздо лучше, если координация есть изначально.
Еще - трудолюбие. Без него никуда. Нужно быть фанатиком своего дела. Уделять теннису максимальное время. Вместе с тем, есть много примеров, когда родители слишком давят на детей, требуют от них максимальных результатов сейчас и сразу. И ты смотришь на ребенка: ему 9 лет, а он уже загнанный. Боится проиграть. На ребенка нельзя давить ни в коем случае, нужно давать свободу выбора. Направлять - да. Давить - нет. Ясно, что ребенок всегда пытается как-то схилять, сфилонить, но следует находить правильные слова, не переходя черту. А потом пройдет какое-то время, человек поймет, что хочет этим заниматься, и там уже точно заставлять не придется.
- Не подсчитывали, сколько часов на корте нужно провести, чтобы с нуля добраться до уровня профессионального теннисиста?
- (Смеется). Нет, не было такого! Я тренировалась с 6-ти лет, но настоящая пахота начинается лет в 17-18. Две тренировки в день, а иногда еще и третья, общефизическая. Именно в тот период нужно заложить базу. А сейчас, к примеру, я уже не тренируюсь на износ. Я знаю свой организм, мои мышцы и тело привыкли к нагрузкам. Быстро «вспоминаю» правильный ритм. Если даже не тренировалась 3 недели, мне не нужно много времени, чтобы вернуть себя в форму.
- Теннис остается одним из самых дорогих видов спорта. Возможно ли как-то снизить расходы родителей, которые мечтают видеть свое чадо звездой? Что порекомендуете?
- Конечно, нужно находить спонсоров. Но если говорить обо мне - я не из богатой семьи. У нас денег особо не было. На самом деле, много примеров в теннисе, когда выстреливают дети из обычных семей. Родители находят какие-то пути: живут в более дешевых гостиницах, очень четко планируют календарь. Помню, по юниорам девочки моего возраста летали по маршрутам: Франция, Италия, Норвегия, Швеция… Самые дорогие страны! Когда папа видел цены на билеты, на гостиницы, он говорил: «Зачем нам туда лететь, в 14-15 лет?» Мы летели в Узбекистан и Украину, выигрывали турниры. Я набиралась опыта и играла с теми же самыми девочками.
Посоветовала бы не гнаться за рейтингом в маленьком возрасте. Родители хотят, чтобы их ребенок был первым в 14 лет - и тащат их на самые престижные турниры, которые мало что дают. Призовых там точно не увидишь. Единственное - тебя там могут заметить и предложить контракт. Но я считаю, что не главное стать номером один в 14 лет, в 16 и в 18. Далеко не главное! Нужно во взрослом туре себя проявить. В юниорском туре у нас очень много чемпионов и чемпионок было - ну и где они? Выкладываются до. А потом, когда пришла пора доказывать во взрослом туре, не остается ни денег у родителей, ни моральных сил у молодого человека. Он выхолощен гонкой за результатом. Нужно вести ребенка плавно и подготавливать к переходу. Знаете, чтобы не вышло как в той поговорке. Плохая лошадь рвет со старта.
Антон Тихий

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: