.: Футбол. Тет-а-тет
Андрей Мирошниченко: «Казахстан стал для меня родным»
А
ндрей Мирошниченко родился в Краснодаре, однако львиную часть своей игровой и полностью тренерскую карьеру провел в Казахстане. В бытность футболистом он выступал сначала на позиции левого полузащитника, позже - под нападающим. С более чем ста голами, проведенными в составе «Актюбинца», «Елимая» «Иртыша» и «Кайрата», краснодарец стал одним из лучших бомбардиров в истории казахстанского футбола, признавался лучшим игроком Казахстана 1995 года, выступал за сборную этой страны. Как тренер Андрей Геннадьевич поработал в «Актобе» и нескольких других клубах высшей и первой лиг Казахстана. Ныне 48-летний Мирошниченко живет в Краснодаре и пока отдыхает от футбола. В эксклюзивном интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты» он рассказал о своем футбольном пути и поделился мнением о текущем чемпионате России, за которым следит внимательно.
фото: ФК «Актобе»
- Андрей Геннадьевич, давайте с вами познакомимся поближе. Скажите, футболистом вы хотели стать с малых лет?
- Честно говоря, нет. В пору моего детства ведь и профессии такой в стране-то не было. Футболом я начал заниматься в СДЮШОР «Кубань» в родном Краснодаре, первым моим тренером был замечательный в прошлом защитник Владимир Анатольевич Фофанов. На детско-юношеском уровне я играл и тренировался скорее для души, а вот потом все это плавно перетекло в работу.
- Остановимся на этом месте поподробнее…
- После окончания школы меня вместе с Эдуардом Богманом, ставшим впоследствии известным футболистом, позвали в майкопскую «Дружбу», выступавшую во второй лиге. Возглавлял команду Георгий Константинович Безбогин - заслуженный тренер РСФСР, жесткий наставник. Конечно, перемены в уровне и организации ощущались. То, что разрешалось в детско-юношеском футболе, здесь было уже непозволительно. Тренировки и режим - совсем другой уровень, как небо и земля.
- Как вас приняли в команде старшие партнеры?
- Ну а как обычно молодых принимают? Уму-разуму учат, заставляют носить мячи, манишки, фишки. Считаю, это правильный подход.
- Сколько вы пробыли в «Дружбе»?
- Полгода. Потом еще около 3-х месяцев поиграл на край за команду краснодарского таксопарка № 3, бок о бок с завершавшими свои карьеры знаменитыми Алексагдром Плошником и Сергеем Андрейченко. А дальше я призвался в армию - служил в Белоруссии в танковых войсках.
- И футбол, понятно, временно исчез из вашей жизни?
- Да, 2 года мяча не видел, в сапогах ходил! Но не скажу, что армия мне помешала: черт его знает, как все сложилось бы, если бы я служить не ушел.
- Каким образом возобновилась ваша карьера?
- После демобилизации я набрал былые кондиции всего за месяц. Поехал в Ейск в команду Владимира Анатольевича Фофанова «Старт», но не прошел там отбор. Вернулся в Краснодар, вновь поиграл немного за таксопарк, а затем стал выступать на край за команду из станицы Крыловской. И в одном из матчей на меня обратил внимание главный тренер «Актюбинца» Евгений Николаевич Бузникин, легенда в свое время «Кубани», и пригласил на просмотр. Я прошел с казахстанским клубом сбор в Сочи, и мне сказали, что подхожу. Взял открепление в краевой федерации футбола, написал заявление - и стал игроком «Актюбинца». Это произошло в 1990 году.
- Раньше уже что-то слышали об этой команде?
- Да, слышал. Так повелось, что краснодарская футбольная школа в Актюбинске ценилась здорово - до меня там играли такие люди, как Евгений Бузникин и Владимир Суренков. А параллельно со мной за «Актюбинец» выступали краснодарцы Валерий Сурков, Сергей Бугай, Сергей Ковалев, Геннадий Шапкин, Николай Хлыстунов, Юрий Пасишнюк, Валерий Лабунец, плюс были краснодарские тренеры - уже названный мною Евгений Николаевич Бузникин и Виктор Григорьевич Тищенко.
- Повезло с наставниками?
- Оба - отличные специалисты, тонко понимающие и чувствующие футбол. Тищенко больше внимания уделял «физике», а Бузникин - технике. Они ввели меня в основу, и в сезоне-1990 я отыграл практически все матчи, а «Актюбинец» занял 4-е место в 8-й зоне второй союзной лиги. В конце года Тищенко и Бузникин перебрались в армавирское «Торпедо», за ними, как это часто бывает, последовали краснодарские игроки актюбинской команды, в том числе и я.
- Чем запомнился армавирский этап карьеры?
- Скажу прямо - бардаком. Спонсором «Торпедо» тогда был местный мясокомбинат, перед командой больших задач понаставили - а условий для их выполнения не было. И где-то через полгода в «Торпедо» начались серьезные проблемы, в результате чего футболисты начали из Армавира разбегаться. Меня позвали обратно в «Актюбинец», и я, недолго думая, вернулся. Тренером там в то время был Анатолий Ефимович Побирский, местный специалист, веселый мужик. При нем в команде все решали игроки-«старики».
- Например?
- На предыгровой тренировке Побирский читает с листа: эти играют в квадраты, другие отрабатывают удары, третьи еще что-нибудь… Тут «старики» говорят ему: «Да не надо, Ефимыч, давайте в дыр-дыр только поиграем, и всё». Он швыряет листок: «Делайте, что хотите!» - и уходит. Ну, мы в дыр-дыр немного играем - и тоже уходим.
- А установки у Побирского хоть какие-то были?
- Знаете, в кино про войну часто можно видеть, как генерал показывает солдатам карту военных действий. Так и Ефимович: демонстрировал нам на установке плакат футбольного поля с нарисованными стрелками разного цвета - и не поймешь, кому бежать, куда бежать…
- В 1993-м вы оказались в волгоградском «Роторе», верно?
- Верно. На один из матчей в Актюбинск приехал тренер волгоградской команды Рохус Рохусович Шох, ему понравилась моя игра, он пригласил меня в «Ротор», и я согласился. Тогда там как раз собрались такие виртуозные мастера, как Андрей Коваленко, Алексей Герасименко, Олег Веретенников, Владимир Нидергаус, Валерий Есипов, Александр Ещенко, вратарь Андрей Мананников…
- Условия по сравнению с казахстанскими в Волгограде были куда получше?
- Однозначно! По уровню футбола и быта российский футбол тогда стоял на две головы выше казахстанского. Плюс президент клуба Владимир Дмитриевич Горюнов на одном месте никогда не сидел - все делал для команды, любую проблему решал за секунды. В Волгограде было все, что надо для хорошего футбола.
- Почему же вам не удалось толком поиграть за «Ротор»?
- Потому что главным тренером команды стал Владимир Сальков, и у меня с ним, как говорится, не срослось. Полгода я просидел в Волгограде на скамейке запасных, а у меня, тем временем, появились предложения от «Актюбинца» и «Кубани». Я подумал-подумал, и вернулся в Актюбинск.
- Почему же не пошли в «Кубань»?
- Дело в том, что хорошие условия в Краснодаре обещали не сразу, а через определенное время, то есть их надо было ждать, и я отказался. Через год, кстати, «Кубань» снова меня приглашала - тогда я уже и сбор с ней прошел, но возникли проблемы по трансферу. Можно было, конечно, рискнуть и перейти все равно, однако в таком случае мне грозила бы дисквалификация. Разумеется, мне очень хотелось поиграть за «Кубань», команду из родного города, но сложилось так, как сложилось.
- Кто тренировал «Актюбинец» после вашего возвращения туда в 1993 году?
- Сначала Юрий Акифович Хакимов, потом Вахид Юнусович Масудов. Хакимов чем-то напоминает мне Курбана Бекиевича Бердыева. Установки он проводил шепотом, голос никогда не повышал, но это делать было и не надо: свои требования Хакимов до игроков доносил сразу, хватало одного его взгляда или слова. Что касается Масудова, то раньше он был звездой алмаатинского «Кайрата» и вообще казахстанского футбола, до получения серьезной травмы являлся даже кандидатом в сборную СССР, в которую попасть в те времена было архисложной задачей из-за сумасшедшей конкуренции. Эмоциональный и требовательный наставник, всегда требовал победы, спрашивал со всех, не давал филонить. В то время футбол в Казахстане переходил уже на другие методики, более европейские. Появились другие мячи и другие упражнения, финансовые и бытовые проблемы стали решаться по-другому, на гораздо более высоком уровне.
- Кстати, насчет быта и инфраструктуры: в Казахстане наверняка насмотрелись много чего «хорошего»?
- Да, это так. Бывало такое, что в гостинице один ключ на весь этаж и нет горячей воды. Но это всё на выездах, потому что в Актюбинске база, поле и стадион были просто шикарными.
- В 1995-м вы вновь покинули «Актюбинец»…
- Я и еще несколько ребят ушли в «Елимай» из Семипалатинска. С ним выиграли Кубок, Суперкубок и чемпионат Казахстана, а я стал лучшим бомбардиром и лучшим игроком года. Условия в Семипалатинске тоже были шикарные по казахстанским меркам. А спустя сезон я оказался в тольяттинской «Ладе», там в тот момент оказалось много краснодарских тренеров и игроков - Виктор Тищенко, Евгений Бузникин, Максим Бузникин, Максим Деменко, Евгений Крячик, Сергей Серченков… Но вскоре у «Лады» начались финансовые проблемы, и «Елимай» выкупил меня обратно.
- Читал, что в 1997-м вы поиграли еще и за туркменский «Копетдаг». Как оказались там?
- В Казахстане я получил длительную дисквалификацию, и меня позвал в «Копетдаг» тренер вратарей Виталий Кафанов, тот самый, который сейчас помогает Курбану Бердыеву в «Рубине». Федерация футбола Казахстана дала добро на мой переход, и чуть менее полугода я отыграл в Туркменистане, пока не завершилась моя казахстанская дисквалификация.
- Какие условия были в «Копетдаге»?
- Хорошие. Все-таки этот клуб из Ашхабада, а столица есть столица. Ашхабад - город большой, а вот все остальное в Туркмении, грубо говоря, пустыня и хутор Ленина.
- После «Елимая» в 1999-м вы отправились в «Иртыш-Бастау» из Павлодара, ничего не путаю?
- Нет, все правильно. В 1998-м «Елимай» выиграл второй подряд чемпионат Казахстана, а потом начал распадаться, и я перешел в «Иртыш-Бастау». Павлодар - футбольный город, условия там тоже были шикарные.
- Что дальше?
- В 2000-м я оказался в алмаатинском «Кайрате», через год - в «Актобе-Ленто». Эта команда стала для меня последней в качестве футболиста.
- Положа руку на сердце, как оцените свою игровую карьеру? Довольны ею?
- В принципе, да, она прошла нормально. Я поиграл за ведущие казахстанские клубы, становился чемпионом и лучшим бомбардиром страны, выступал за сборную Казахстана. Знаете, я не жалею, что мне толком не удалось заиграть в России: кому-то же ведь надо выступать и в Казахстане (улыбается).
- В каком стиле вы обычно забивали свои голы?
- Да в обычном (улыбается)! Бьешь по воротам, попадаешь в них - значит, гол. Тогда, в 90-х, залетало все, что только можно! Вероятно потому, что у защитников был слабый уровень, хотя черт его знает… В феврале 2000 года я забил красивый мяч за «Иртыш» в четвертьфинале Кубка Азиатских чемпионов в ворота иракского «Полис клаб» из Багдада, тот гол был признан лучшим голом месяца на континенте.
- Вопрос «на засыпку»: ваши сильные стороны как игрока?
- Про сильные стороны ничего сказать не могу, а вот слабая - это то, что я «одноногим» был. Левая нога у меня еще и для футбола, правая же - только для ходьбы.
- Как вам дался переход к тренерской деятельности?
- Очень легко. Знаете, я его как-то даже особо и не заметил. Мне предложили в «Актобе» стать играющим тренером, но я решил не разрываться, поэтому игровую карьеру полностью завершил. Понял, что пора заканчивать, давали о себе знать былые травмы: четыре раза до этого на операциях лежал, когда мениски вырезали. На высоком уровне я продолжать выступать уже, признаться, объективно не мог, а просто выходить на поле, чтобы получать зарплату, как-то не привык.
- Какие у вас тренерские принципы?
- Главное - дисциплина, а остальное приложится. Делу время, потехе час. Вовремя тренируйся и играй - вовремя и отдыхай. Ввиду того что я был атакующим игроком, мне больше по душе счет 5:4, чем 1:0 - люди ведь, согласитесь, смотрят футбол ради забитых голов, а не ради унылых нулей на табло. Но выставлять на поле 11 нападающих тоже не вариант, про оборону забывать нельзя. Не зря говорят, что какой у тебя фундамент - такой и дом будет.
- В «Актобе» вы сначала были тренером-ассистентом?
- Да. Потом стал исполняющим обязанности главного, затем вновь ассистентом, а далее уже работал в других клубах - в «Спартаке» из Семея, «Востоке» из Усть-Каменогорска, «Гефесте» из Сарани, «Кайсаре» из Кзыл-Орды, «Тарлане» из Чикмента. Усть-Каменогорск - чисто «российский» город, там популярнее хоккей, а футбол население не очень жалует. Кзыл-Орда и Чикмент, наоборот, города чисто азиатские, с 60-градусной жарой на солнце. Сарань - поселок под Карагандой: один человек хотел сделать там хорошую команду, выделял на нее деньги, тащил все на себе, однако местные власти не заинтересовались проектом. Это похоже на ситуацию в поселке Тульский под Майкопом: раньше ведь там была очень хорошая команда, а потом все развалилось.
- С 2012 по 2014 годы вы снова работали в «Актобе». Почему на разных должностях?
- Куда партия пошлет - туда и идешь (улыбается). Сначала занимался подбором игроков, далее физподготовкой, ну а затем стал спортивным директором. «Актобе» тогда становился чемпионом Казахстана, был также серебряным и бронзовым призером. Играли в финале Кубка страны и взяли Суперкубок. Доходили до раундов плей-офф Лиги чемпионов и Лиги Европы, но в группу так ни разу и не попали, постоянно не везло - то на киевском «Динамо» осекались, то на польской «Легии», то на румынской «Стяуа»…
- Каких известных игроков вы привели в «Актобе» в качестве селекционера?
- Данило Неко из «Алании», Маркуса Пиццелли из «Краснодара», Алексея Антонова и Андерсона Сантану дос Сантоса из одесского «Черноморца», Сергея Давыдова из «Рубина»… Чуть-чуть не получилось по контракту с Артемом Милевским, известным в свое время форвардом сборной Украины и киевского «Динамо»…
- Последние двое обычно ассоциируются с нарушением режима…
- У всех больших футболистов есть свои пули в голове. Каждый человек - это индивидуальная личность, надо просто уметь находить с ним общий язык.
- Как строилась ваша селекционная работа?
- Главный тренер говорил, кого хотел видеть в команде, - и пошло-поехало. Если надо было ездить просматривать футболистов на местах, то я ездил, но сейчас в основном скауты пользуются программой «InStat»: вся статистика там как на ладони.
- А почему после ухода из «Актобе» вы больше не работали в Казахстане?
- Я отдал этой стране 27 лет, теперь можно и остановиться. Зато сейчас в кустанайском «Тоболе» играет мой сын Дмитрий, которому 25 лет. Несколько матчей он провел уже и за сборную Казахстана.
- Даете ему футбольные советы?
- А зачем? У него в клубе есть свой тренер - вот он пусть и дает ему советы. Тем более что у меня с Дмитрием разные амплуа: я был левым полузащитником, а он правый защитник. Другое дело, что вообще на футбольные темы общаемся с ним много.
- Сейчас вы живете в Краснодаре?
- Да. Отдыхаю от футбола и перелетов.
- В Казахстан выбираетесь?
- Давно там не бывал - 2 года уже как! Но периодически созваниваюсь с казахстанскими друзьями и болельщиками. Безусловно, эта страна стала для меня родной.
- Ну а рассматриваете какие-то варианты футбольного трудоустройства в России?
- Здесь таких, как я, много. На всех мест не хватит.
- Но ведь может выпасть шанс…
- Да какой шанс?! Повторю: в России таких, как я, много. Меня здесь никто толком не знает, да я и сам тренерскую карьеру возобновлять уже не хочу.
- Сменим тему. За чемпионатом России следите?
- Разумеется, я же футбольный человек.
- Тогда давайте поговорим о текущем главном национальном турнире. «Зенит» впечатляет?
- Пока нет. Но чемпионом будет.
- Кокорин действительно заиграл лучше?
- По статистике - да. А так, чтобы явно, - нет.
- Дзюба не вписывается в нынешнюю игру питерской команды?
- Пока Манчини в Петербурге, перспектив у Дзюбы мало. Артем - наконечник атак, а у «Зенита» сейчас нет навесов и нет навалов.
- Столичный «Спартак», как считаете, выправит свою турнирную ситуацию?
- Может, красно-белые и поднимутся в таблице, но чемпионами не будут. В прошлом году «Спартак» стал чемпионом по стечению обстоятельств: уж слишком много проблем было у «Зенита», ЦСКА и «Локомотива».
- Армейцы стали единственным клубом РФПЛ, который минувшим летом обошелся без приобретений…
- Если бы у Гинера было много денег, то что, думаете, он бы не покупал игроков? Конечно, покупал бы. Но куча средств у него ушла на строительство нового стадиона.
- Но ЦСКА будет бороться за чемпионство или кадровых ресурсов не хватит?
- Будет. Но выиграет эту борьбу, как я уже сказал, «Зенит».
- Может, сможет потеснить питерцев с первого места «Локомотив»?
- Нет. Железнодорожники продолжают разгребать мусор, который оставило предыдущее руководство во главе со Смородской. Сейчас «Локомотиву» не дотянуться до чемпионства.
- А «Рубину»?
- Бекиевич только недавно принял казанскую команду, и в этом сезоне чемпионом «Рубин», считаю, точно не станет. Да и в следующем, как мне кажется, тоже.
- «Ахмат» попадет в Лигу Европы?
- Если Кононову дадут в Грозном работать спокойно, то может попасть.
- Что скажете про московское «Динамо»?
- Это середняк. Пока динамовцы не разгребут свои финансовые проблемы, высоко не поднимутся.
- Ну а на какие места может рассчитывать «Краснодар»?
- «Быки» всегда ставят высокие задачи. С точки зрения потенциала, должны занять место с 3-го по 5-е, в лучшем случае - если сильно повезет или удачно сложатся обстоятельства - 2-е.
- «Горожане», как полагаете, все-таки прогрессируют или нет?
- Вы, в сущности, сами ответили на свой вопрос. Был у них шанс попасть в Лигу чемпионов в 2015 году: забивайте в последнем туре в матче с «Динамо», когда вышли вдвоем на одного вратаря - и серебро в кармане. У «Краснодара» есть всё, чтобы играть в Лиге чемпионов, однако он, как видим на примере этого года, быстро вылетает даже из Лиги Европы.
- Что же, на ваш взгляд, мешает «быкам» показывать лучшие результаты?
- А черт его знает. Я не могу профессионально ответить на этот вопрос, потому что не знаю всех подводных течений в клубе. Но, судя по происходящему, что-то определенно мешает.
- А что думаете о «Кубани»?
- «Кубань» - это святое. И головная боль. Ей бы столько денег, сколько у «Краснодара», и такого б человека, как Галицкий… Хорошо еще, что у Жени Калешина что-то получается, что команда иногда выигрывает на морально-волевых и на патриотических чувствах.
- Последний вопрос, без которого не обойтись: вы верите в сборную России?
- Как говорится, век живи - век учись. А тут: век живи - век верь в сборную. На Кубке конфедераций национальная команда, считаю, никакой игры не показала. Но хоть старалась, и то уже нормально…
Давид Арутюнов



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: