иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 8.11.2019
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №39 от 04.10.05



 
.: Люди и судьбы
Вячеслав Новиков: спартаковец Кубани номер один
Вячеслав Новиков - личность незаурядная, масштабная. Попробуйте представить кубанский спорт без этого неуемного человека, талантливого тренера, выдающегося организатора. Невозможно!
Замечательный тренер по греко-римской борьбе Александр Тойвонен, воспитавший Аркадия Ткачева, чемпиона мира в полутяжелом весе, как-то разоткровенничавшись в кругу друзей, заметил: «Вот вы говорите, вырастить чемпиона мечтает каждый, кто берется за наше нелегкое ремесло. Вы правы, это действительно так. И я не исключение. Но хотите верьте хотите нет - ничуть не меньше горжусь тем, что среди моих учеников есть такие, как Слава Новиков. Не ройтесь в спортивных справочниках - его имени нет в ряду знаменитых чемпионов. Не вошел, и все тут - мало ли, по каким причинам. Хотя борцом был хорошим. Смелым, соперника умом старался взять. Такими стали и его ученики, добившиеся серьезных успехов в качестве спортсменов, а потом - в роли тренеров. На таких, как Новиков, наш спорт держится - вот в чем его, Славкина, заслуга».
Вячеслав Новиков известен не только тем, что создал на Кубани самобытную школу греко-римской борьбы, взрастившую немало выдающихся, знаменитых на весь мир богатырей, и сам воспитал целую плеяду отличных мастеров - не зря его называют профессором ковра, но и тем, что, находясь на посту председателя крайсовета ДСО «Спартак», который возглавляет уже 36 лет, обнаружил незаурядные качества организатора и руководителя. За это время в различных уголках края появились новые стадионы и спортивные комплексы, с именем Новикова связано рождение школы академической гребли на Кубани, занявшей вскоре ведущие позиции в стране. Акробатика, прыжки на батуте, тяжелая атлетика, бокс и, конечно, любимая им греко-римская борьба - тоже чисто спартаковские виды спорта, как, впрочем, и легкая атлетика, плавание. Виталий Дубко, Виктор Нарыков, Виктор Ананевич, Юрий Саркисян, Меджид Хуажев, Мухарбий Киржинов, Сергей Аракелов, Владимир Кузнецов, Евгений Янес, Евгений Яковенко, Василий Мачуга и Владимир Почивалов, Александр Москаленко, Людмила Карпова, Измаил Екутеч, Владимир Косухин, Людмила Порубайко, Евгений Евсюков, Григорий Бахтояров, Татьяна Никифорова, Юрий Щепетильников, Елена Хвостова - люди, прославившие Кубань и отечественный спорт под спартаковским флагом. И это далеко не полный список, поскольку просто невозможно назвать всех спартаковцев - победителей и призеров крупнейших соревнований, всех тренеров, взрастивших этих атлетов, о спартаковском духе которых рассказывают легенды.
В этом году заслуженному тренеру России, заслуженному работнику физической культуры страны, мастеру спорта, арбитру международной категории Вячеславу Новикову исполнилось 75 лет. Для людей непосвященных - это шокирующая новость. Вячеслав Дмитриевич молод душой, энергичен, как и прежде. «Спартак» под его руководством занимает по-прежнему передовые позиции в стране, стремится к новым высотам. И так - все 36 лет. Иначе Новиков не был бы Новиковым…
«Спартак» - это судьба
- Вячеслав Дмитриевич, вы и ваше общество отмечаете юбилейные даты почти одновременно…
- Наверное, в этом что-то есть - судьба! Только я старше на пять лет.
- Спартаковцем вы стали…
- …в 1969-м, когда тогдашний председатель крайспорткомитета Николай Степанович Кутовой-Козинец, личность, кстати, сильная, неординарная, предложил мне возглавить крайсовет ДСО «Спартак». Я удивился, потому что были другие, как мне казалось, более достойные претенденты. Но согласился, хотя и понимал, на что иду. «Спартак» - общество популярное, с традициями. К тому же, краснодарская футбольная команда мастеров, принадлежавшая «Спартаку», переживала не лучшие времена. Футбол, как известно, партийный вид спорта. Первые секретари крайкомов и обкомов КПСС принимали личное участие в судьбе футбольных коллективов. Порой шли на риск сами и заставляли нарушать закон других - тех, кто непосредственно занимался делами команды, то есть спортивных руководителей. Сколько людей из-за футбола пострадало… Помните, в начале 70-х «Заря» из Ворошиловграда стала чемпионом СССР? Немногие знают, что золотые медали стоили места первому секретарю обкома. А чуть раньше, в 62-м, когда краснодарский «Спартак» стал чемпионом России и завоевал право выступать в высшем дивизионе союзного первенства, за решетку отправили главного бухгалтера «Спартака» и председателя крайсовета - Льва Гавриловича Авакова, порядочного человека, хорошо известного в спортивном мире. Они взяли вину на себя, а разве наверху не знали, что творилось ради достижения заветной цели? Кресло руководителя общества, в котором есть футбольная команда мастеров, сродни минному полю!

- Вы, однако, согласились. Неужели не екнуло сердце?
- Знаете, волков бояться - в лес не ходить. Я был молод, полон сил, честолюбив, и мне все казалось по плечу. К тому времени уже имел большой опыт тренерской работы, видел проблемы, стоявшие перед спортом, а главное - у меня были некоторые задумки и планы на этот счет. Теперь-то я понимаю, что предложение Николая Степановича последовало, что называется, в самый раз, а тогда просто очень хотелось реализовать свои честолюбивые замыслы. На посту тренера это было просто невозможно.
- Вы даже пожертвовали любимой борьбой?
- И в мыслях такого не было. Борьба - это вся моя жизнь. Но я понимал, что на посту руководителя общества смогу гораздо больше сделать для любимого вида спорта, который уже набирал силу. Вокруг меня появилось много талантливых, преданных своему делу людей, способных горы свернуть. Да и я не бросал тренерского дела, возглавлял краевую федерацию греко-римской, тогда классической борьбы. Время показало, что принял правильное решение.
- Проработав 36 лет в «Спартаке», можете объяснить, что это такое «спартаковский дух», «спартаковский характер»?
- Пока это никто не сумел сделать, и, по-моему, даже не пытался. Слова ведь мало что скажут. Это надо чувствовать всеми фибрами души своей. Но то, что эти понятия - реальность, ни у кого не вызывает сомнения. Питерский «Спартак» Владимира Кондрашина не был самым сильным, но его любили все, кто любил баскетбол: и поклонники ЦСКА, и тбилисского «Динамо», и каунасского «Жальгириса»… За романтизм в игре и вдохновение, никогда не покидавшее питомцев легендарного Петровича. Свой, неповторимый стиль - спартаковский, отличал и московский футбольный «Спартак» в пору его расцвета. Я убежден, что такой теннисист и такой комментатор, как Николай Озеров, могли родиться только в «Спартаке». Если говорить о Кубани, то это феерическая деятельность Виталия Дубко. Не знаю, когда появится в прыжках на батуте специалист такого уровня, и появится ли он вообще. Виктор Нарыков в акробатике - явление того же порядка. Юрия Павловича Саркисяна, еще одного самородка, не понимала Москва, и он постоянно испытывал мощное давление, в том числе и со стороны прессы. Но не сломался, открыл будущего олимпийского чемпиона по тяжелой атлетике Мухарбия Киржинова, воспитал чудо-богатыря Сергея Аракелова, двукратного чемпиона мира. Вот это и есть спартаковский дух, спартаковский характер…
- Вы, говорят, были знакомы с Николаем Озеровым…
- Очень близко. Нас свели ведомственные дела, ведь Озеров одно время был председателем ЦС «Спартака», возродив родное общество буквально из пепла. Я горжусь этим знакомством. Николай Николаевич был удивительным человеком. Такие люди рождаются, быть может, раз в столетие и, признаюсь, только после встреч с ним я по- настоящему осознал, что такое быть истинным спартаковцем. Озеров приезжал в Краснодар и, надо сказать, «наш маленький Париж» произвел на него потрясающее впечатление.
Блокада - как страшный сон
- «Мы - питерские» - эту фразу, знаю, вы повторяете часто, хотя уже более полувека живете в Краснодаре…
- В Ленинграде я вырос, мальчишкой перенес блокаду, здесь, на берегах Невы, получил первую рабочую специальность и первую спортивную награду, наконец, сформировался как личность. Закваска у меня действительно питерская - как такое забудешь... А Кубань - мой родной дом, который построил собственными руками. В Краснодаре я сумел себя реализовать. Посадил свое дерево, создал семью, воспитал учеников, которыми могу гордиться… Родом же я из Курской области, есть там небольшая деревенька - Юрасово. Чудное место. Леса, речка Сейм, а как соловьи поют!.. Настоящий рай. Отец работал бригадиром в колхозе, мама - дояркой. У меня с раннего детства выработался характер лидера. Я стремился во всем быть первым. В забеге, в единоборстве со сверстниками, в заплыве, в нырянии, а нырял, поверьте, здорово: больше двух минут мог находиться под водой…
Как попал в Ленинград? Незадолго до начала войны отец сказал мне: «Знаешь, Слава, давай-ка езжай в Питер. Ты, я вижу, парень способный, хваткий - может, чего и добьешься в городе. Нечего тут хвосты коровам крутить…» И я поехал. В Ленинграде жил папин брат - дядя Степа. Но жизнью в Питере насладиться не успел - началась война… Блокада - как страшный сон. Память сохранила даже самые незначительные штрихи этого кошмара, сотканного из мук из страданий ленинградцев. «И глядит из всех щелей окон - смерть» - это Анна Ахматова. И еще: «Щели в саду вырыты, не горят огни. Питерские сироты. Детоньки мои. Под землей не дышится, боль сверлит висок, сквозь бомбежку слышится детский голосок». Выжить было невозможно, но я выжил. Как? Не знаю сам. Просто повезло. Как повезло моему отцу, который прошел всю войну и вернулся живым. Как повезло шести его братьям. В Юрасово было дворов сто, а домой с войны возвратились лишь 10 мужиков. Видно, Новиковых ангелы хранили. Я, как и все мои сверстники, повзрослел за считанные дни. В свои 12 разучился улыбаться и плакать, чувствовал себя мужчиной, защитником - чем мог, помогал родным, городу.
- Это было время, когда подростки держали трудовую вахту наравне со взрослыми…
- В 43-м я поступил в ремесленное училище при шрифто-литейном заводе, освоил специальность шрифтолитейщика. Там же начал трудовую деятельность. Потом дядя устроил меня на «Электросилу», крупнейший завод. Я почувствовал себя рабочим человеком с большой буквы и был ужасно горд. А город, между тем, оживал на глазах. Налаживалась мирная жизнь, в том числе и спортивная…
- А как в борьбу пришли?
- Однажды, буквально через несколько дней после Победы, я по чистой случайности заглянул в спортивный зал на Конюшенной и замер, словно завороженный, с восхищением наблюдая за тем, как ребята в трико, мои сверстники, лихо атаковали друг друга - они казались мне богатырями. Вот мне бы так! Я даже не помню, как ко мне подошел человек в тренировочном костюме. Лишь слегка вздрогнул, почувствовав руку на своем плече. Услышал: «Хочешь попробовать?». Вы понимаете, что повторного приглашения мне не потребовалось… Вот так судьба свела меня с Александром Александровичем Тойвоненом, замечательным человеком и выдающимся тренером. Мне тогда и в голову не могло прийти, что эти минуты станут основой всей моей жизни…
- Дела на ковре заладились быстро?
- Судите сами. Спустя два года я выиграл чемпионат Ленинграда среди юношей. В том же 47-м выступал в Москве на юношеском первенстве СССР. Занял четвертое место. Путь к пьедесталу мне преградил ростовчанин Владимир Сташкевич, будущий олимпийский чемпион и обладатель золота первенства мира, гордость борцовского Дона. Славный парень. Мы с ним подружились и потом все время поддерживали наши добрые отношения…
- Вам не удалось ворваться в борцовскую элиту Союза. Почему?
- Видно, не судьба. Упорства у меня было сверхмеры, соображал неплохо на ковре, а вот таланта, наверное, не хватало. А, может, удачи. Но я стал мастером спорта, тогда получить серебряный значок было совсем непросто, успешно выступил в ряде турниров… Вообще, я рано почувствовал в себе тренерскую жилку, это тоже повлияло на мою карьеру…
- Где получали образование?
- В 1949 году попал в Высшую школу тренеров при институте физкультуры имени Лесгафта. Там готовили кадры по всем видам спорта. Именно попал. Препятствием стал недостаток в среднем образовании, но меня выручило рекомендательное письмо за подписью директора «Электросилы», партийной и комсомольской организаций завода, который знала вся страна - против такого аргумента как устоять?! Знания здесь давали потрясающе глубокие. А что вы хотите, если лекции читали такие знаменитости, как профессор Крестовников - ученик Павлова и Сеченова, Богданов, Краковяк… После окончания школы нас всех перевели на третий курс института. Но тут я на некоторое время сбился с выбранного пути, став курсантом Высшего артиллерийского училища, что на Литейном. Тогда профессия военного была в моде, считалась необыкновенно престижной, вот я и «дрогнул». К счастью, быстро понял, что это не мое. Диплом о высшем образовании получал уже в Краснодарском пединституте после окончания спортфака…
Прыжок пантеры: из четвертого десятка… в тройку призеров
- Каким образом вы оказались в Краснодаре, Вячеслав Дмитриевич?
- Ничего особенного в этой истории нет. Так себе - проблемы личного характера. У каждого человека их сколько угодно. А вообще-то, ехал на Кубань с удовольствием: на юге-то никогда не бывал. Впрочем, если откровенно, то не сомневался: через год-другой непременно вернусь в Питер…
- Почему же не уехали?
- Порой с нами происходят труднообъяснимые вещи. Время шло, а я не спешил в аэропорт или на железнодорожный вокзал за билетами. Что-то удерживало. Может быть, желание, что-то сделать для развития греко-римской борьбы, в то время одного из самых отстающих видов спорта в Краснодарском крае - не знаю… Но думаю, именно это обстоятельство и сыграло решающую роль. Сердце подсказывало: дело должно пойти. Я видел столько вокруг сильных молодых парней, которым необходимо было заняться чем-нибудь полезным. В то время многим жилось несладко, бесшабашная улица конкурировала со спортом, который держался тогда на голом энтузиазме. Поначалу думал: вот заложим фундамент, и уеду. Но стоит только начать… Взяли один рубеж, а на горизонте уже другой - неужто спасуем? И так - год за годом…
- Мастер спорта Вячеслав Леденев, один из тех, кто «прошел школу Новикова», нарисовал картину тех лет следующим образом: «Не знаю, как это объяснить. Вроде Вячеслав Дмитриевич был такой, как все. Но именно он притягивал нас, мальчишек, к нему шли мы решать наши проблемы. Может, потому, что чувствовали в нем душу лидера, или потому, что он никогда не хитрил, не ловчил? Нет, пожалуй, важнее другое: Новиков доверял нам, понимал, как никто другой. Он никогда не смотрел на часы, когда заканчивалась тренировка, после которой с ним запросто можно было поговорить обо всем. Он мог любому дать денег, скажем, на покупку билетов, когда отправлялись на соревнования - сдачу не пересчитывал. Он был «своим», и мы это ценили…»
- Мы все были подранками, я - чуть постарше. У меня кое-что уже было за плечами: рабочая закалка, учеба в Высшей школе тренеров, а они - еще совсем пацаны. Я уже прошел то, что проходили они. Я был молодым тренером, но еще сам охотно выходил на ковер, и это еще больше сближало меня с учениками. Я был несгибаемым оптимистом, умел терпеть и видеть на несколько ходов вперед - во мне признавали лидера. Но поднимал борьбу на Кубани не в одиночку. Через некоторое время появились сподвижники: молодые честолюбивые тренеры, такие же энтузиасты борьбы, как и я сам. Азартные, голодные до побед Николай Маркин, Виктор Лещенко, Евгений Волошин, Эдуард Калачьян… На этих людей мог положиться, как на самого себя. Но прежде, чем возникла эта благоприятная ситуация, прошло целых десять лет! У нас появились знающие специалисты, а следовательно, и перспективные атлеты. А вот выхода на большую арену не было, и это сдерживало их рост. Кубань нуждалась в солидных турнирах с именитыми борцами, где бы наша молодежь училась и совершенствовала свое мастерство. Однако легко сказать - нуждалась. А как это сделать, если Краснодар в то время и маленькой точечкой не был отмечен - борцовская провинция. На Спартакиаде народов РСФСР 1967 года сборная Краснодарского края заняла место в середине четвертого десятка… Мы, взяв в союзники крайком комсомола и высшего спортивного мастерства, пробили эту прямо-таки немыслимую идею: в календаре Всесоюзных соревнований появился желанный турнир - мемориал имени Николая Островского. Может быть, ничего бы и не вышло, но нас поддержала Москва. Я говорю о конкретных людях - Николае Пархоменко и Геннадии Сапунове. Их авторитет в борьбе уже тогда был непререкаем. Турнир решили проводить в Сочи, что сразу решало уйму проблем. Сюда, на Черноморское побережье, охотно съезжались и лучшие молодые атлеты страны, и именитые мастера. Популярность и авторитет турнир завоевал быстро, а самое главное для нас - спортсмены Кубани прогрессировали буквально от схватки к схватке.
- И когда же наметился перелом?
- На Спартакиаде народов РСФСР-71 в Ростове-на-Дону сборная Краснодарского края заняла третье место! Этот результат шокировал специалистов. Даже Геннадий Сапунов, неоднократный чемпион мира и уже известный тренер, внимательно следивший за тем, что происходит с греко-римской борьбой на Кубани, считал, что место в первой десятке - предел наших мечтаний. В той команде, дружной и сплоченной, были яркие лидеры: Николай Панов, Владимир Косухин, Николай Трофимук, совсем еще юный Измаил Екутеч. В дальнейшем эта четверка добилась серьезных успехов. Косухин стал чемпионом СССР, обладателем Кубка Европы, Трофимук - двукратным чемпионом России, Екутеч - неоднократным призером чемпионатов Союза, победителем Кубка Европы и многих других престижных международных турниров. Это были выдающиеся мастера! Но не одни они добывали славу. Бедрос Миносян и Иван Аксенов, на протяжении ряда лет входившие в сборную Кубани, с блеском победили на чемпионате мира среди глухонемых спортсменов, Делявер Аджибекиров дважды выигрывал российское первенство, Валерий Будник становился призером чемпионата России…
Потом появление новых сильных борцов на Кубани уже ни у кого не вызывало удивления. Как и то, что к нам стали приезжать молодые талантливые спортсмены из других городов и республик. Это свидетельство силы и авторитета и нашей борцовской школы, и наших тренеров… Так, из Баку приехал Самвел Даниелян, ставший потом чемпионом мира. Мурат Карданов начинал в Нальчике, но свои главные победы одержал под руководством краснодарского специалиста - заслуженного тренера России Игоря Иванова, кстати, воспитанника Евгения Волошина, того самого, что взрастил Николая Трофимука. Карданов - первый олимпийский чемпион Кубани в греко-римской борьбе. Супертяжеловес Юрий Патрикеев родом с Урала, но к двум золотым медалям чемпионата Европы его привел Игорь Иванов. Подают надежды воспитанники местной школы: Вячеслав Джасте и Николай Барабан, призеры чемпионата страны. На них уже обратили внимание тренеры национальной сборной. Связь времен не прерывается. У первопрохожцев Косухина, Трофимука и Екутеча - достойные наследники. Это радует…
- Измаил Екутеч - ваш самый знаменитый ученик. Удивительный богатырь, на счету которого победы над многими сильнейшими атлетами планеты - олимпийскими и мировыми чемпионами, успехи на крупнейших международных турнирах, медали чемпионатов СССР, и, тем не менее, он ни разу не выступал на Олимпийских играх и чемпионатах мира. Как считаете, почему?
- А вы знаете, какая конкуренция была тогда в полутяжелом весе?! Легендарный Николай Балбошин, Василий Меркулов - былинный богатырь, как его называли, Михаил Саладзе из Грузии, Валентин Олейник, Даниил Галкин, Хейно Пыллусте, Николай Ботев, Николай Иньков, Евгений Артюхин, Дмитрий Задвирняк… Каждый из этих атлетов способен был стать чемпионом мира, но место в команде только одно. Измаил был мастером мирового класса, его побаивались все знаменитости. Балбошин и Меркулов, олимпийский чемпион румын Мартинеску - не исключение… Он оставил яркий след в спорте, не потерялся в обычной жизни. Екутеч, профессионально занимаясь борьбой, сумел окончить Краснодарский политехнический институт и работает по специальности.
Надевай, Василий, ордена и медали - пойдем к Медунову…
- Вячеслав Дмитриевич, «Спартак» строил очень много. Намного больше других, с вами могли конкурировать только динамовцы. Как это удавалось?
- Я бы нашу позицию в вопросах спортивного строительства выразил вкратце так: стратегию мы подкрепляли гибкой тактикой. Поясню на примере. Задумали возвести спортивный комплекс для акробатов и батутистов. Но как это сделать, если спортивное строительство в то время было категорически запрещено? Ясно, надо хитрить, не дразня при этом гусей, то бишь - начальство. Приглашаю к себе Мачугу, который вместе с Володей Почиваловым все золото мира выиграл. Эти спартаковские ребята стали, между прочим, лучшей парой десятилетия. Вот я и решил этот момент использовать. В общем, говорю Василию, парню толковому, сообразительному: «Давай-ка, брат, надевай свои ордена и медали, прочие регалии - пойдем в крайком партии выбивать новостройку». Записались на прием к Медунову, первому секретарю - только он мог решить этот вопрос…
- И как - решил?
- Решил, да еще посоветовал, как это сделать, чтобы всякие комиссии не подкопались. Сергей Федорович был умный мужик, хотя и жесткий. Спорт он любил, да и авторитет Мачуги сыграл свою роль. Что-что, а подать себя в интересах дела Василий умел. Не случайно он потом возглавил краевой спорткомитет, стал первым министром спорта России… Вот так появился акробатический спорткомплекс «Радуга», что на Гидрострое. По документам зал проходил как бытовка, пристройка. Сколько там чемпионов мира выросло, сколько мальчишек и девчонок оказались в стороне от дурного влияния улицы! И сейчас его значимость в спортивной жизни Кубани трудно переоценить…
А стадионы в Анапе, Геленджике, спорткомплекс в Темрюке, специализированный зал тяжелой атлетики в Краснодаре… В Геленджике был талантливый тренер по легкой атлетике Николай Петухов, а у него две талантливые ученицы - сестры Наталья и Татьяна Шиколенко. С этого все и началось. Обе спортсменки обрели потом мировую известность. Татьяна - одна из самых ярких звезд легкой атлетики на Кубани, неоднократный призер чемпионатов мира и Европы… В Анапе - свои заморочки, в Темрюке - свои. Честно, скажу, без поддержки местных властей не было этих стадионов. Мы всегда поддерживали с ними тесный контакт и, как правило, находили взаимопонимание - это очень важная деталь…
- Визит с Василием Мачугой к Медунову - единственный в вашей практике поход к первому секретарю крайкома КПСС?
- Каждый день туда не ходили - это точно, но отдельные случаи были. Встал вопрос о квартире в престижном доме для чемпиона мира по тяжелой атлетике Сергея Аракелова, в ту пору одного из сильнейших штангистов планеты. Набрались духу, пошли к Медунову. Сергей Федорович к нашей просьбе отнесся с пониманием, но огорченно заметил: « Дом, о котором вы говорите, - ведомственный, и там не все так просто. Честно говоря, мне не хотелось бы влезать в это дело. Но отказать такому богатырю не могу. Если есть хоть одна лазейка, обещаю - ею воспользуюсь…». Не успел прийти на работу, а там уже трещит телефон: звонят из Горжилуправления. Мол, все в порядке, оформляйте документы…
С машиной - та же история. В те времена «Волгу» можно было получить лишь с разрешения Медунова, он сам лично просматривал списки, в которых были в основном прославленные механизаторы. Трактористы, комбайнеры… Вот и дал команду Сергей Федорович включить Аракелова в этот самый список. А прокомментировал свое решение так: «Чемпион мира - тоже наша гордость, и мы должные создавать ему все условия…»
- Скажите, а как получилось, что футбольная команда мастеров все-таки оказалась в другом спортобществе?
- Толчком для изменения ситуации послужил один случай. Пригласили меня как-то по футбольным делам в крайком партии вместе с секретарем крайсофпрофа Шульгиным. Команда тогда играла неважно, трибуны стадиона пустовали… Вот и говорит заведующий отделом административных органов: «Может, московский «Спартак» пригласим, чтобы заинтересовать людей? Как вы думаете?». Я возьми и бухни: идея хорошая, но где деньги взять? В «Спартаке» таких денег нет. А сумма по тем временам требовалась приличная. «Так найдите», - последовал ответ. И тут я деликатно заметил, что «Спартак» не то общество, чтобы решать подобные вопросы, а на нарушения не пойду… Вскоре футбольную команду перевели в «Урожай», у нас отобрали стадион «Кубань»…
- Не жалеете, что так получилось? Ведь футбольная команда - визитная карточка любого города, края или области…
- Не знаю, кому в голову пришла подобная мысль. Футбол - любимая народом игра, это правда. И, конечно, замечательно, если в краевом центре есть сильный коллектив мастеров. А что касается визитной карточки… Во всем мире знают имена Людмилы Брагиной, Александра Изосимова, Виталия Дубко, Любови Русановой, Сергея Аракелова, Евгения Янеса, Василия Мачуги, Владимира Максимова, Валерия Гассия, Андрея Лаврова, Эдуарда Кокшарова, Натальи Анисимовой, Татьяны Джанджгава, Светланы Выдриной, Ирины Караваевой, Александра Москаленко, Евгения Кафельникова, Ирины Федотовой, Мурата Карданова, Юрия Патрикеева… Они и многие другие замечательные спортсмены прославили Кубань, сделали ее известной спортивной державой.
Я люблю футбол, но мне не по душе тамошние порядки. В последнее время футбол вообще превратился в коммерческое предприятие… Думаю, останься тогда футбольная команда мастеров в «Спартаке», мы много бы не сумели сделать. Не появились бы новые стадионы и спорткомплексы, гребная база, не было бы у нас такой сильной греко-римской борьбы и тяжелой атлетики, не пошла бы в рост академическая гребля…
- Потрясающий энтузиазм, с которым вы взялись за развитие греко-римской борьбы, понятен, но академическая гребля… Вид чрезвычайно дорогостоящий, начинать надо было с нуля: ни специалистов, ни базы, ни одной лодки на всю Кубань...
- Мне хотелось видеть «Спартак» первым во всем, а гребля - «медалеемкий» вид спорта. Краснодарский же край - регион водный. Чувствовал, должно получиться. Пригласили известных специалистов. Константина Качаева, Евгения Сиротинского, Юрия Малышева… Татьяна Никифорова, Елена Хвостова, Юрий Щепетильников работают и по сей день. Теперь Кубань в этом виде спорта - одна из сильнейших в России. Наши спортсмены брали золото на чемпионате мира, неоднократно становились призерами Олимпийских игр и мировых первенств. Ни одна крупнейшая мировая или европейская регаты уже просто немыслимы без кубанских спортсменов.
- В конце 80-х вас избрали председателем краевого физкультурно-спортивного общества профсоюзов…
- Это было грустно. С уничтожением спортивных обществ страна сделала огромный шаг назад в спортивном движении. Ликвидация «Буревестника», «Труда», «Спартака», «Урожая», «Трудовых резервов» была серьезной ошибкой, просто глупостью недальновидных реформаторов тех лет… И я счастлив, что затем все же «Спартак» возродился и дышит полной грудью…
«Спартак» победить нельзя…
- Вячеслав Дмитриевич, что представляет «Спартак» сегодня?
- Мы акцентировали свое внимание на оздоровительной работе - сейчас это особенно важно. Основу ее составляют детские спортивные секции, оздоровительные клубы. Спорт - это то, что поможет отвлечь молодежь от наркомании и прочих вредных привычек. Набирает силу «Юный спартаковец». Не только в Краснодаре, но и Новороссийске, Анапе, Геленджике, Тимашевске, Лабинске, Темрюке, Староминском, Гулькевическом, Абинском районах… На предприятиях, в учебных заведениях, различных учреждениях созданы и успешно работают 33 спартаковских коллектива физкультуры. Это большая сила, поверьте. Огромной популярностью пользуются Краснодарский городской клуб бокса «Спартак», клубы любителей бега «Спарта», женской гимнастики «Амазонка», любителей шейпинга и городошного спорта, клуб ветеранов греко-римской борьбы… Все держится на энтузиастах, таких, как Людмила Порубайко, Равиль Касимов, Алий Занозин, Виктор Харьковский, Сергей Бастьянов… Пока есть такие люди, можно не беспокоиться за будущее нашего спортобщества. Спартаковцы частые гости в детских домах, интернатах. Для этих ребят ежегодно проходит краевой фестиваль по мини-баскетболу, далеко выходящий за рамки спортивных состязаний. Мы постоянно ищем новые формы, способные увлечь молодежь спортом.
- А спорт высших достижений?
- Здесь ориентируемся на наши традиционные виды - греко-римскую борьбу и академическую греблю. Они для «Спартака» опорные. В последние три года СДЮШОР по академической гребле, в которой воспитаны спортсмены мирового уровня, является лучшей среди спортшкол Россовета «Спартак». Пять воспитанников СДЮШОР по греко- римской борьбе входят в состав сборной России.
О чем мечтаем? О новых победах и спортивных новостройках. Надо поднимать детский спорт. Обязательно!
Дел, как и прежде, невпроворот
- Как ощущаете себя в свои 75, Вячеслав Дмитриевич?
- Слава Богу, на здоровье не жалуюсь. Родителям надо сказать спасибо - это их заслуга, а еще - спорту, который дал мне прочную закалку, как физическую, так и нравственную. Кстати, мой рабочий стаж - 60 лет, и за все эти годы я не бюллетенил ни одного дня!
- Как отдыхаете?
- Некогда отдыхать. Дел много. И все же когда выпадает свободное время, провожу его с семьей. У меня замечательная жена Лида, с которой мы славно прожили 43 года, две прекрасные дочери - Катя и Таня. Обе получили образование, вышли замуж. У меня трое внуков. Митьке уже 20, Катя и Аня еще ходят в школу. Я счастлив, радуюсь жизни.
- У вас много наград…
- Два ордена - «Дружбы народов» и «Орден Почета». Очень ценю награду, которую мне вручили питерцы на мое 60-летие: это почетный спортивный знак города с символической буквой «Л». Он для тех, кто прославил город на Неве. Но, повторяю, самые главные мои награды - это моя семья и мои дела…
Виктор Доброскокин