.: Футбол. Тет-а-тет
Александр Багапов: «Главное - всегда возвращаться домой»
В
беседе с этим человеком я не стал выведывать подробности гола, забитого им в 1985 году в матче на Кубок УЕФА на «Сантьяго Бернабеу» в ворота мадридского «Реала», потому что о славном ударе в «девятку» метров с 35-ти его все спрашивают. Хотя, естественно, тот матч, как и вообще период выступлений за одесский «Черноморец» Александра Багапова, был одним из самых ярких в его футбольной биографии, которая, кстати, продолжается - Александр Хамзаевич работает детским тренером в академии футбола Краснодарского края…
- Ваш отец был известным футболистом. Много лет провел в «Кубани». Выиграл с ней чемпионат РСФСР и как футболист (в 1962 году), и как тренер (в 1987-м). Неудивительно, что и вы выбрали этот вид спорта. А скажите честно, Александр Хамзаевич, стать профессиональным футболистом, будучи сыном такого мастера, как Хамза Абдуллхаинович, легче, чем человеку со стороны?
фото: ФК «Кубань»
- Вряд ли. Скорее, наоборот (улыбается). Ведущие игроки команд мастеров в нашей стране даже в советские времена жили чуть комфортнее, чем большинство обычных рабочих и служащих. Не могу сказать, что зарабатывали больше, но получали от клубов квартиры, а нередко и машины. То есть их детям не нужно было для освоения футбольной профессии преодолевать какие-либо трудности. А такое преодоление порой необходимо для выработки упорного и целеустремленного характера. Лишь в тех случаях, когда дети профессиональных игроков помимо привычной для них футбольной обстановки обладают еще и неординарным талантом, они могут выйти на уровень своих отцов или даже превзойти. Так, например, произошло у Евгения Бузникина, чей сын Максим вырос до игрока сборной страны, и у Игоря Калешина, два сына которого - Евгений и Виталий - стали настоящими мастерами.
В большинстве же случаев дети игроков, чего-то серьезного добившихся в стране и на международной арене, редко становятся такими же искусными исполнителями. Я не буду называть фамилии, чтобы нечаянно кого-нибудь не обидеть. Скажу лишь, что подобное происходит не только в спорте, но и других сферах, где необходим природный талант, - в искусстве, науке, литературе. И я рад, что мой сын, почувствовав, что он вряд ли станет хорошим футболистом, выбрал себе другую профессию.
- Но вы-то стали…
- Я, как и Бузникин с Калешиными, стал исключением из шутливого, но весьма многими цитируемого правила, что «природа на детях отдыхает». Раз чего-то добился в футболе, значит, обладал природным талантом. Большим или небольшим - не мне судить. К тому же, я с раннего детства без футбола себя не представлял. И не только потому, что мой папа был футболистом, но еще и потому, что он частенько брал меня на тренировки. В общем, если во время войны мальчишек, находившихся в действующих частях, называли сыновьями полка, то меня можно было назвать сыном команды (улыбается).
- И все же мальчику, родившемуся в семье действующего или бывшего игрока, легче записаться в футбольную школу…
- С этим спорить не буду. Конечно, легче. Во-первых, отец такого ребенка больше знает, как это сделать, чем человек со стороны. А во-вторых, в некоторых случаях (но далеко не всегда) при особых условиях поступления (конкурсах и тому подобное) у его сына могут быть преференции, то есть некоторые преимущества. Однако, можете мне поверить, они перестанут действовать через год-два после начала обучения. В дальнейшем работающий с детьми тренер выбирает реально сильнейших ребят, как по игре, так и по целеустремленности.
- Развитие юных футболистов еще и от уровня самого этого тренера зависит…
- Зависит. Но это касается всех воспитанников. И потом, догадываясь, что вы еще можете спросить, сразу скажу, что уровень подготовки юных футболистов в ДЮСШ полвека назад был примерно таким же, как и сейчас. Так что нельзя утверждать, что советские детские тренеры лучше, чем нынешние. Другое дело, что тогда мальчишки чуть ли не в каждом дворе мяч гоняли. И специалисты футбольной школы, ведущие ребят различных возрастов, могли в таких баталиях присмотреть и пригласить в свою группу подготовки понравившихся им исполнителей. Да и собственно учащиеся ДЮСШ после занятий в ней часами играли в футбол в таких дворах. И что-то, естественно, друг у друга перенимали. А сейчас юный спортсмен оттренировался часа полтора в нашей или другой школе, и этого ему достаточно. Всё остальное свободное время может либо в гаджет уткнуться (в компьютер, смартфон и тому подобное), либо просто поболтаться по городу. А это значит, у человека, прошедшего весь курс в ДЮСШ, отточенности и автоматизма в исполнении технических приемов выбранного им вида спорта может и не быть. И в командах мастеров, куда частенько попадают наши выпускники, начинают ворчать. Мол, раньше тренеры детских футбольных школ работали качественнее, чем нынче.
- И все же в СССР очень многие профессиональные футболисты становились детскими тренерами, а сейчас…
- А что «сейчас»? Александр Чугунов, Игорь Никитин, Николай Ворошилов, Сергей Казанков, Андрей Давидович и Андрей Пахтусов - вот первые из работавших или работающих у нас специалистов, кто сразу же пришел на мне ум. У каждого из коллег за плечами - серьезная карьера в командах мастеров. Чугунов приехал к нам из Ростовской области и 9 лет провел в краснодарской «Кубани». Игорь Никитин 3 сезона играл за «Кубань» и 2 - за майкопскую «Дружбу». Ворошилов выступал в дубле «Кубани», новороссийском «Цементе», «Дружбе» и в нескольких среднеазиатских командах. Сергей Казанков - в ашхабадском «Колхозчи», «Днепре» из Днепропетровска и никопольском «Колосе». Андрей Давидович - в «Кубани», краснодарском «Колосе», ижевском «Газовике» и даже кипрской «Саламине». Андрей Пахтусов - в «Кубани» и казахстанских командах. Кстати, последние двое из мною перечисленных являются и воспитанниками нашей школы. Но я понимаю, к чему вы клоните. В Советском Союзе и еще лет 5-7 после его распада и футболисты высшей лиги после завершения футбольной карьеры нередко приходили работать в ДЮСШ. Сейчас же такое возможно лишь с бывшими игроками команд первого и второго дивизионов. А у представителей премьер-лиги так раздуты зарплаты, что они даже после того, как повесят бутсы на гвоздь, вряд ли позарятся на «гроши», которые им может предложить обычная, не прикрепленная к какому-нибудь ведущему клубу детская футбольная школа.
- Вы считаете, что у игроков высшего дивизиона зарплаты раздуты?
- Я не хочу, чтобы меня причислили к тем, кто считает деньги в чужих карманах. Каждый зарабатывает столько, сколько ему платят. А вот те, кто платит, соревнуются друг с другом в излишней щедрости. Дело ведь не в деньгах как таковых (пусть сколько угодно ребята получают, лишь бы отдача была!), а в том, что большие деньги портят футболистов. По крайней мере, в нашей стране. Они перестают работать над собой, шлифовать свое мастерство, полностью выкладываться на тренировках и в официальных матчах.
- Но, с другой стороны, большие деньги и мобилизуют. В стремлении их заработать, футболисты сейчас не так часто, как раньше, нарушают спортивный режим…
- Если говорить в процентном отношении, то вы, наверное, правы. Сейчас как начинающие, так и сложившиеся мастера выпивают и опаздывают на тренировки реже, чем раньше. Но резко вырастающие зарплаты у психологически неподготовленных к этому людей всё равно нередко сносят головы. Представьте себе, что вы совсем еще молодой человек и, к примеру, вчера по нынешним деньгам получали всего по 10-15 тысяч рублей в месяц, а с завтрашнего будете получать по миллиону или два. Прекрасно. Жизнь удалась! Вы становитесь завсегдатаем какого-нибудь элитного ресторана. Через месяц-другой покупаете себе крутую иномарку, потом квартиру, обставляете ее, а деньги продолжают капать. Вы летите с подругой или женой на Мальдивы, отрываетесь там по полной, а денег по-прежнему становится всё больше. И тогда, даже если это не так, или не совсем так, вы начинаете ощущать свою исключительность. Пренебрежительно относиться к тем, кто не достиг такого благополучия. Нервно реагировать на критику или замечания тех, кого вы считаете недостойными вас. Высшим проявлением такой порчи деньгами стали поступки Кокорина с Мамаевым, которые после провала нашей сборной на чемпионате Европы-2016 устроили в одном из ресторанов Монако пир с торжественным выносом в зал нескольких сот бутылок шампанского, а через несколько лет в Москве стали участниками драки потому только, что кто-то «посмел сделать им замечание»…
- Вы считаете, что это характерная модель поведения для нынешнего поколения успешных в финансовом плане спортсменов?
- Нет, я считаю этот пример единичным. А наказание же этих двоих талантливых футболистов послужит предупреждением и для других. Но их поведение, на мой взгляд, стало наглядной иллюстрацией того, что может сделать с человеком свалившееся на него богатство. В ХХ веке известные игроки могли напиться в публичном месте и даже в пьяном виде поконфликтовать с кем-то. Но никто бы после унизительных поражений не устраивал «елку» из шампанского и не бил стулом постороннего человека за то, что тот сделал замечание, как и не избивал бы гурьбой одного.
- У вас самого какие-либо горячие конфликты вне футбола возникали?
- У меня их и не могло быть, поскольку я абсолютно не пью спиртное.
- Зарок, что ли дали?
- Можно и так сказать. Примерно в 10-летнем возрасте я тайком выпил немного самогона и пошел кататься на качелях. Что со мной было, лучше не рассказывать (улыбается). И с того дня даже упоминание об алкоголе вызывает у меня отвращение.
- Партнеры не подтрунивали? Тренеры «Кубани» и других команд, за которые вы выступали, изредка устраивали своего рода походы на природу - с шашлыком и горячительными напитками…
- Нет, не подтрунивали. К тому же, абсолютно не пьющие футболисты встречались практически во всех клубах. В «Кубани», например, таким же, как я, был и Василий Шитиков.
- Коль мы заговорили о резонансных поступках футболистов, то нельзя обойти стороной нашумевшее интервью вратаря «Крыльев Советов» Евгения Фролова, проведшего не так давно полтора сезона в «Кубани» и полсезона в «Сочи», данное им для «ютуб-канала» «Футбольный Биги». В нем футболист весьма жестко раскритиковал действия российских властей в связи с объявлением карантина из-за пандемии коронавируса. Мол, эту акцию «замутили» не для, а против большей части народа. Прав Евгений или нет, не нам судить, но тут же после этого интервью пошла волна нелицеприятных отзывов, к которой присоединился и нынешний клуб вратаря. На официальном сайте «Крыльев Советов» было опубликовано заявление волжан, и в нем сообщалось, что за не санкционированное пресс-службой клуба интервью Фролов будет наказан. Что вы обо всем этом думаете?
- Что думаю? То, что политикой должны заниматься политики, а у спортсменов другое предназначение. Фролов, конечно, полез не в свою вотчину. И в этом он неправ. Но, с другой стороны, в его высказываниях не было никакого экстремизма. Человек просто высказал свою точку зрения на то, что происходит в стране, в том числе и на действия властей. Пусть и публично. С ним можно поспорить, переубедить его, но за это нельзя наказывать. Иначе можно далеко зайти…
- А вам в вашей многолетней карьере игрока и тренера часто приходилось встречать футболистов, которые за словом в карман не полезут?
- И футболистов и нефутболистов. Дело ведь не в профессии, а в характере. Кто-то может молча перенести чьи-либо слова или решения, воспринятые им как обида и несправедливость, а кто-то вскипит и выскажет всё, что он по этому поводу думает. Но, как давно уже известно, бурные эмоции чаще по тем и бьют, кто их проявляет.
- Вы сами-то как себя вели, когда чувствовали, что тренер к вам несправедлив?
- На этот вопрос я могу ответить только гипотетически - не «как себя вел», а «как бы мог себя повести». Дело в том, что в моей игроцкой биографии серьезных конфликтов с наставниками не было. И не потому, что я был тихоня, а потому, что, во-первых, все они были настоящими профессионалами, а во-вторых, ко мне относились нормально, без излишней придирчивости.
- Даже Александр Кочетков, который в 1983-м призван был вернуть «Кубань» в высшую лигу чемпионата СССР, однако не только не решил задачи, а еще и довел ее до такого уровня, что она через 2 года вылетела во вторую лигу?
- Кочетков до перехода в «Кубань» вывел две дальневосточные команды в первую лигу, а ташкентский «Пахтакор» - в высшую. То есть в непрофессионализме его не обвинишь. Да, в Краснодаре у него не получилось. И сейчас это можно по-разному объяснять. Возможно, он неправильно повел себя по отношению к своим первым помощникам и ветеранам команды. Возможно, были и объективные причины его неудачи. Но вы же спрашиваете не об этом, а о том, как я реагировал на несправедливость тренера по отношению ко мне. И я ничего не могу ответить, потому что Кочетков хорошо ко мне относился. Как, кстати, и другие наставники «Кубани» - Виктор Корольков, Владимир Михайлов, Владимир Белоусов, мой отец Хамза Багапов (под его руководством я еще и в белореченском «Химике» 3 сезона отыграл), Игорь Калешин и Владимир Бражников. Только добрых слов заслуживают и тренеры, работавшие со мной в других командах, - Виктор Кирш из куйбышевских «Крыльев Советов», Георгий Безбогин из майкопской «Дружбы» (он 3 сезона с перерывами и в «Кубани» поработал), Виктор Прокопенко из одесского «Черноморца» и Федор Новиков из краснодарского «Колоса».
- Вы не всех своих наставников перечислили…
- Кого-то забыл?
- Ну, вы ведь не сразу же заиграли в команде мастеров. В юном возрасте лишь постигали азы футбола. Причем, учились не только у отца. А у кого еще? И, кстати, попутный вопрос. Вы родились в Краснодаре, а впервые в футбольную школу пошли в Нальчике. Почему?
- На второй вопрос ответить довольно просто. Мой отец после 8-ми с половиной лет выступлений за «Кубань» 3 с половиной года отыграл за нальчикский «Спартак». И, насколько я помню, он там был не единственным футболистом, выступавшим ранее в краснодарской команде. Ранее игроками «Кубани» были полузащитник Анатолий Ткаченко и нападающий Юрий Горин. Правда, последний надолго в Нальчике не задержался. А кроме них, в основе команды уже играли Владимир Эштреков и Виталий Мирзоев, которые впоследствии сделали себе имя в московских клубах - соответственно в «Динамо» и «Спартаке». В общем, в столице Кабардино-Балкарии я и пошел в футбольную школу. А первым моим тренером был Григорий Рубенович Ватьян.
- Ваш отец после выступления за нальчикский «Спартак» провел еще по одному сезону в ейском «Торпедо», которое в 1970 году под управлением Станислава Шмерлина в одной из подгрупп 2-й зоны класса «Б», заняло 3-е место, опередив такие команды, как «Гурия» (Ланчхути), «Динамо» (Сухуми) и «Спартак» (Тамбов), и черкасском «Днепре»…
- В Ейске и Черкассах я тоже бывал, но основательно продолжил свое футбольное образование в Краснодаре - в СДЮШОР «Кубань». И первым моим тренером здесь был Юрий Андреевич Агеев. Впоследствии же я постигал футбольную науку также у Петра Сергеевича Титова, Юрия Васильевича Горина и отца.
- И первой вашей профессиональной командой стала…
- «Кубань». Правда в неудачном для нее 1976 году (команда тогда вылетела из первой лиги во вторую) я не сыграл за основу ни одного матча. Но в 1977-м «Кубань» начал тренировать Виктор Корольков. И он всё чаще стал отводить мне время во встречах первой команды. С ним мы за год вернулись в первую лигу, а я в том сезоне принял участие почти в половине матчей.
- В 16-ти из 43-х, как утверждают статистики. В том сезоне «Кубань» провела 40 матчей в 3-й зоне 2-й лиги и еще 3 в стыковых матчах за выход в первую лигу с узбекским «Янгиером». И, кстати, именно тогда Александр Плошник установил рекорд результативности краснодарской команды в одном чемпионате - 32 гола. Как с ним игралось?
- Что значит, «как»? Мне было 17 лет, а Плошник уже тогда - в 22 года - стал одним из лидеров «Кубани». Конечно, его и других игроков основы я воспринимал именно так, как и обычно юный дебютант команды воспринимает ее старожилов. А в том, что «Кубань» в 1977-м во второй лиге уверенно обошла такие команды, как воронежский «Факел», волгоградский «Ротор», ивановский «Тестильщик», ростовский «Ростсельмаш», ставропольское «Динамо», астраханский «Волгарь» и другие, была заслуга не только Александра Плошника, но и вратарей Владимира Васильева и Владимира Подшивалова, полевых игроков Александра Чугунова, Владимира Белоусова, Виталия Фурсы, Виктора Кедруса, Анатолия Купцова, Павла Куща, Анатолия Пискунова, Юрия Тер-Оганесянца, Александра Семенюкова, Владимира Жуковского, Олега Иванова, Евгения Половинко, Анатолия Коровкина, Василия Шитикова и Сергея Андрейченко. Что ни имя - то легенда желто-зеленых! А начальником команды был 25-летний Владимир Николаевич Середа, который именно с того сезона на много лет связал свою судьбу с «Кубанью».
- В такой солидной компании не затерялись и вы. Но в следующем сезоне - уже в первой лиге - Корольков вам реже доверял место в основе, а через год и вообще отправил на получение игровой практики в майкопскую «Дружбу»…
- И это было правильное решение. Футбол в первом дивизионе и сейчас жесткий, контактный, а тогда еще и уровень соперников во втором эшелоне отечественного чемпионата был на порядок выше, чем в нынешние годы. Отправлять неокрепшего 18-летнего паренька в подобную «мясорубку» было рискованно. В «Дружбе» же я не только физически окреп, но и под руководством незаурядного наставника Георгия Безбогина технически прибавил. Майкопская команда выступала в той же зоне, откуда «Кубань» вышла в первую лигу, и была в ней крепким середнячком. Мы опередили в итоговой таблице такие команды, как владимирское «Торпедо», «Уралан» из Элисты, белгородский «Салют», новороссийский «Цемент», астраханский «Волгарь», курский «Авангард»… А со мной в «Дружбе» в тот год играли бывший вратарь «Кубани» Алексей Чистяков и будущий крайний защитник краснодарской команды Сергей Горюнов. Одновременно со мной в Краснодаре получал образование в футбольной школе полузащитник Адам Кошко, который сейчас работает тренером в подростковом исправительном учреждении. А его сыновья - Юнус и Рустем - из-за травм не задержались в команде мастеров, но стали футбольными арбитрами и уже добились в этой профессии серьезных успехов, особенно Юнус, который с нынешнего сезона судит матчи ФНЛ. Транзитом через «Кубань» из той «Дружбы» уехал в харьковский «Металлист» полузащитник Леонид Сааков. Помог, кстати, немного краснодарцам в 1979-м выйти в высшую лигу. А нападающий Анатолий Абрамов и до моего прихода в майкопский клуб, и после поиграл за «Кубань» (в общей сложности - 3 сезона). С такими партнерами невозможно не расти. Я и рос. Именно в составе «Дружбы» забил свои первые голы за команду мастеров. Меня заметили и в том же 1979 году пригласили в куйбышевские «Крылья Советов», которые тогда выступали в высшей лиге союзного чемпионата.
- О вашей дальнейшей карьере мы чуть позже поговорим. А пока сделаем небольшое отступление. Сыновья воспитанника краснодарского футбола Адама Кошко, как вы верно отметили, стали футбольными арбитрами. Но был довольно длительный период, когда и вы обслуживали матчи в составе судейских бригад. Можно сказать, хорошо знаете эту работу. Вот только вопрос мой касается не еще одной странички вашей футбольной биографии, а уровня судейства. Бытует довольно распространенное мнение, что этот уровень в нашей стране в последнее время упал…
- Я действительно какое-то время судил матчи. Даже в премьер-лиге 3 сезона отработал. Но на этом уровне - лайнсменом. В основном - в бригаде сочинца Александра Гончара. Регулярно смотрю футбол. Если не на стадионе, то по телевизору. А также довольно долго был профессиональным футболистом. Так что, как говорится, могу оценивать судейство с трех сторон (улыбается). И сразу скажу, что нынешний уровень обслуживания матчей в России не так уж и низок, как об этом говорят. Практически все арбитры хорошо разбираются в правилах, при этом находятся в хорошей физической форме, что помогает им мобильно перемещаться на протяжении всего матча.
фото: ФК «Кубань»
- На чемпионате мира-2018 бригада москвича Сергея Карасева отсудила всего один матч. Да и то - на групповом этапе. До этого российские арбитры уже довольно много лет вообще на крупнейшие футбольные соревнования (в ранге сборных) не приглашались. А советские арбитры Николай Латышев и Тофик Бахрамов судили финальные матчи чемпионатов мира. Первый - в качестве главного судьи, второй - бокового…
- Я и не собираюсь спорить, что советская школа футбольного арбитража была одной из сильнейших в мире. Но, во-первых, в нее входили не только российские судьи, но и представители других республик СССР, ставших впоследствии самостоятельными государствами, а во-вторых, их заслуги не отменяют того, что и уровень подготовки нынешних ведущих российских арбитров довольно высок. По крайней мере, в том, что я уже отметил, - в знании футбольных правил и в их физической форме. Другое дело, что сам футбол по сравнению с последними десятилетиями ХХ века изменился. Я не соглашусь с теми, кто утверждает, что он стал быстрее. Голландия в 1974 году, Бразилия в 1982-м, Аргентина в 1986-м, Германия в 1990-м и Франция в 1998-м продемонстрировали не менее интенсивный футбол, чем лучшие команды нынешнего времени. А современные лидеры российского футбола на порядок уступают киевскому «Динамо», московскому «Спартаку» и тбилисскому «Динамо» 80-х годов не только в скорости, но и в изобретательности. Но футбол в последние 25 лет стал более контактным. В нем стало больше единоборств и, к сожалению, больше грубости, к которой я бы отнес не только откровенную игру «в кость», но и удары исподтишка, провокации. И арбитрам, чтобы нормально отсудить напряженные или грязноватые матчи, надо ни на секунду не терять концентрации. А это редко кому удается на постоянной основе. 2-3 матча любой арбитр премьер-лиги может отработать почти идеально. Иногда подобная серия продолжается и дольше. Но потом всё равно следует грубая ошибка, а то и просто провальное судейство.
- Иногда у подобных провалов бывают и, мягко говоря, неспортивные причины…
- Мы же сравниваем уровень арбитража, а не что-то еще. Я правильно понял? И, кстати, раньше матчей со странным судейством тоже хватало. Поэтому не будем об этом.
- Понимаете, Александр Хамзаевич, футбол потому и столь популярен, что подавляющее число мужчин, а теперь и все больше женщин, в него, хотя бы на любительском уровне, играли. Я, например, «резался» в мяч и в детстве, и в юности, и гораздо позже. В том числе приходилось и толкаться с соперниками как у своих ворот, так и у чужих. Поэтому я ни за что не поверю, что взрослый здоровый мужик может завалиться от легкого толчка или от того, что кто-то дернул его за футболку. Как и не поверю в то, что от нечаянного шлепка или даже зуботычины, спортсмен чувствует адскую боль и потому орет и скрючивается так, что впору его везти в реанимацию. Но подобная театральщина в современном футболе постоянно происходит, и судьи на нее ведутся. Неужели те, кто сами когда-то были профессиональными футболистами, не отличают настоящих нарушений правил от фальши?
- Вы сами же невольно и ответили на свой вопрос (улыбается). «Кто сам был профессиональным футболистом…» А кто из нынешних арбитров, обслуживающих матчи премьер-лиги, был профессиональным футболистом? Таких нет. На уровне команды мастеров играл лишь уже практически завершивший судейскую карьеру москвич Алексей Николаев. Да и то - не в футбол, а в футзал, где жесткие контакты не приветствуются. На стыке же веков в России практически каждый второй главный арбитр имел игроцкую биографию. Москвичи Валерий Бутенко и Валентин Иванов, ростовчанин Андрей Тимошенко, наши Юрий Чеботарев и Виталий Дорошенко, нижегородец Игорь Егоров и выступавший за различные клубы (в том числе и «Кубань») калужанин Игорь Захаров - все они, прежде чем взять в руки свисток, были футболистами. Но ситуация изменилась не только в нашей стране. Своего рода традиция привлекать к обслуживанию матчей не бывших профессиональных игроков, а более молодых людей пришла к нам из Европы. Сейчас ведь и в международных матчах ведутся на симуляции и видят нарушения там, где бывший футболист их бы пропустил.
- Как-то даже и возразить нечего… Закончить же судейскую тему я хочу одним примером из вашей практики. В 2004 году жутко скандальной получилась концовка матча «Сатурн» - ЦСКА. В массовой драке поучаствовали почти все футболисты, находившиеся на поле. А обслуживала ту встречу ваша бригада судей во главе с Александром Гончаром. Что тогда случилось на поле?
- Да, я хорошо помню тот матч. Он проходил в равной борьбе. В каких-то эпизодах, пожалуй, даже чуть острее действовали хозяева. Но на 89-й минуте единственный гол в той встрече забил вышедший на замену форвард ЦСКА Дмитрий Кириченко. Футболисты раменской команды посчитали его актом несправедливости (они досадовали, что не смогли дожать соперника, а тут вдруг еще и ничью упустили), армейцы же - подтверждением, что в любой игровой форме «они заслуживают победы больше, чем какой-то там «Сатурн». В общем, в концовке встречи с обеих сторон пошли свирепые подкаты и левый вингер ЦСКА Юрий Жирков после одного из них, когда Бастия буквально срезал Семака, ответил сопернику еще более жестко. И понеслось! На Юрия налетел кто-то из сатурновцев, но Гончар оттащил армейца в сторону, да и свои парня в обиду не дали. А на них в этот момент тоже навалились. В общем, через несколько секунд локальный конфликт перерос в массовую потасовку с участием запасных футболистов и нескольких болельщиков. Даже вратарь ЦСКА Игорь Акинфеев прибежал на чужую половину поля, чтобы накостылять кому-то. Мы с помощью тренеров обеих команд с трудом угомонили ребят. Когда страсти улеглись, Гончар подбежал ко мне и спросил: «Что будем делать?» А я в ответ: «Да удаляй всех иностранцев, ошибки не будет!» Но, конечно, если бы он это сделал, нас бы в руководстве РФС и премьер-лиги никто не понял. Хотя именно иностранцы в той потасовке были самыми активными. В «Сатурне» тогда было много аргентинцев, в ЦСКА - бразильцев, а они традиционно друг друга недолюбливают.
- В составе «Сатурна» в том матче действительно принимали участие 4 аргентинца (Адриан Бастия, Даниэль Монтенегро, Николас Павлович и Антонио Барихо), но и 2 бразильца (Жедер и Жан Нарде), а вот у армейцев на поле был лишь один бразилец - Вагнер Лав, - которого за полминуты до драки заменил Василий Березуцкий. Я перед беседой с вами просматривал концовку этого матча в записи, так что освежил в памяти некоторые его события. Во всяком случае, к бразильско-аргентинскому конфликту эту драку уж точно не сведешь…
- Вот как! Что ж, прошло много лет, и что-то у меня в памяти уже перемешалось. Ведь примерно в то время или чуть попозже в составе ЦСКА появились сразу несколько бразильцев - Даниэл Карвальо, Рамон, Дуду, Жо. Впрочем, и без них иностранцев в составе армейской команды тогда хватало - литовец Дейвидас Шемберас, босниец Элвер Рахимич, нигериец Чиди Одиа, чех Иржи Ярошик, хорват Ивица Олич…
- Шемберас и Ярошик тогда действительно оказались в эпицентре событий. Как и Жедер с Барихо и Монтенегро у хозяев. Но Гончар лишь на четверть прислушался к вашему «совету». В составе «Сатурна» он удалил Адриана Бастию и не участвовавшего в драке Джамбулада Базаева, а в составе ЦСКА - Юрия Жиркова и едва успевшего вступить в игру Василия Березуцкого. На официальном сайте РФПЛ, правда, указано, что красную карточку получил другой Березуцкий - Алексей, - но это неверно. Алексей вышел на поле и в следующем матче. А вот Василий, как и другие удаленные, тогда заработал длительную дисквалификацию…
- Так - значит так. Гончар на то и был главным арбитром матча, чтобы действовать более дипломатично, не прислушиваться к моим провокационным «советам» (улыбается).
- Тогда утверждали, что именно он не удержал ситуацию в матче.
- А если бы Гончар уже в первом тайме начал раздавать красные карточки, говорили бы, что он накалил страсти? ЦСКА в 2004-м был одним из претендентов на золото, «Сатурн» подбирался к лидирующей «шестерке» команд. Игроки обеих команд никогда повышенной агрессивности не проявляли. Естественно, и арбитр не спешил их строго наказывать, пытался вразумить словами.
- Ну да, а потом вдруг сам провинившийся человек обвинил в своем безобразном проступке того, кто ранее не дал ему ремня…
- Примерно так.
- Слово «судья» у большинства людей ассоциируется не с футболом или другим видом спорта, а с правоохранительными органами. Вы, после того как повесили бутсы на гвоздь, и в этой ипостаси себя попробовали…
- Попробовал. Только в милиции, а не в суде. С 1994 по 2010 годы. Дослужился даже до звания подполковника милиции.
- Полиции…
- В полицию ее переименовали в 2011-м, то есть на следующий год после моего выхода на пенсию. Но я, кстати, не был следователем или оперативником, а делал то же, что в это время делал и в детской футбольной школе, - тренировал. Правда, там речь уже шла не о самой популярной в мире игре, а о всеобъемлющей физической подготовке защитников правопорядка. Организовывал для них соревнования по футболу, стрельбе, боксу, борьбе, летнему биатлону. Они тоже пытались научить меня премудростям своей профессии, но в этом отношении я оказался плохим учеником (улыбается). Моим призванием был и остается футбол.
- Вот к футболу мы и вернемся. А именно - к началу вашей профессиональной карьеры. Краснодар, Майкоп, Куйбышев - в юном возрасте (до 20-ти лет) вы за 3 сезона успели поиграть не только в командах из этих 3-х городов, но и в 3-х лигах - второй, первой и высшей. И везде выступали на позиции полузащитника - центрального или крайнего. Вероятно, и в тех случаях, когда наблюдали футбол со стороны, выделяли игроков средней линии?
- Нет, я, конечно, понимал и то, что Владимир Пильгуй и Ринат Дасаев были классными вратарями, Александр Чивадзе, Владимир Трошкин и другие игроки - умелыми защитниками, Олег Блохин и Рамаз Шенгелия - великолепными нападающими. Однако, вы правы, кумирами и в отечественном, и в зарубежном футболе у меня были полузащитники. Ведь именно игроки этого амплуа вносят в игру то, что мне всегда нравилось, - динамику и изобретательность. А когда их разумные и нестандартные действия сопровождаются еще и эффектной техникой, трибуны просто взрываются восторгом. Из наших футболистов на меня наивысшее впечатление производили Давид Кипиани, Владимир Мунтян, Виктор Колотов, Владимир Веремеев и Юрий Гаврилов, из зарубежных - Йохан Круифф, Мишель Платини, а чуть позднее - Диего Марадона и Зинедин Зидан. Но я не пытался никому подражать, хотел выработать свою собственную манеру игры.
- Раз мы заговорили о выдающихся футболистах, то уместно будет узнать ваше мнение о самых звездных игроках последнего десятилетия - Лионеле Месси и Криштиану Роналду.
- Именно мое. А оно может отличаться от общепринятого. В 1975 году лучшим футболистом совершенно справедливо был назван Олег Блохин, а мне из его ровесников в нашем футболе больше нравились Давид Кипиани и Юрий Гаврилов. То же самое можно сказать и о триумфаторе 1986 года Игоре Беланове. Он, безусловно, здорово себя проявил в том сезоне на международной арене, особенно на чемпионате мира в Мексике, но лучшим в киевском «Динамо» и вообще в нашей стране был в тот год Александр Заваров. Что касается Месси и Роналду, то они, конечно, лучшие игроки нашего времени, но в один ряд с Круиффом, Марадоной и Зиданом их ставить, считаю, нельзя. Те были не просто лидерами своих команд, но еще и их сердцем и головой, а эти ребята хоть и добились совершенства в индивидуальном мастерстве, не столь впечатляющи в коллективных действиях. Месси уходит в тень в решающих матчах чемпионатов мира и Кубка Америки, Роналду редко себя проявляет с лучшей стороны, если невнятно играет его команда.
- Одним из своих кумиров вы назвали блиставшего в 70-х и начале 80-х прошлого века в тбилисском «Динамо» Давида Кипиани. И именно в «сражении» с ним и его командой на выезде вы и дебютировали в высшей лиге чемпионата СССР. С трибун стадиона за игрой наблюдали 50 тысяч болельщиков. Не затряслись ли колени?
- Волновался, конечно. Но, раз тренер мне доверял место в основном составе и в следующих матчах, значит, не провалил игру. Мы тогда в Тбилиси дали бой динамовцам, хоть и уступили - 1:2. Ведь после гола Владимира Гуцаева, забитого в середине первого тайма, на исходе часа игры отыгрались. Это сделал полузащитник атакующего плана Сергей Кузьмин, перешедший в «Крылья Советов» из иркутской «Звезды» практически одновременно со мной. Но минут за 15 до финального свистка Виталий Дараселия всё же вырвал победу для хозяев. Кипиани же и в той встрече потряс меня невероятной игрой. Практически все острые атаки, в том числе и голевые, он разгонял, а иногда и завершал.
- Куйбышевскую команду, в которой вы в 1979-м дебютировали в высшей лиге, тренировал опытный Виктор Кирш. Пятеро ваших партнеров - вратарь Геннадий Лисенчук, защитники Виктор Капаев и Вадим Лосев, игроки средней линии Валерьян Панфилов и Александр Куприянов - в том же сезоне выступали в составе сборной России на Спартакиаде народов СССР и за выход в полуфинал того турнира получили звания мастеров спорта. Другие игроки тоже были довольно приличного уровня. Почему же «Крылья Советов» провалили чемпионат и с треском вылетели из высшей лиги?
- Не с треском, нет. Я уже сказал, каким упорным получился наш матч с тбилисскими динамовцами. Поверьте, и большинство других были такими же. И лишь в предпоследнем туре, уступив в гостях бакинскому «Нефтчи», мы потеряли шансы на сохранение прописки в элитном дивизионе. Да, соперники в каких-то игровых нюансах нас превзошли. Но это был не провал, а неудача. Я именно так расцениваю события того года.
- «Крылья» в союзные времена в высшую лигу не возвращались, попали туда лишь в 1992-м, то есть сразу после развала СССР. Но ваше пребывание в элитном дивизионе в 1980 году продолжилось…
- Да, верно. Я вернулся в «Кубань», которая впервые в истории пробилась в высший футбольный свет. Переходить из клуба в клуб тогда было тяжелее, чем сейчас. Переговоры о смене игроком команды велись порой на уровне партийного руководства регионов. В общем, я не знаю всех деталей, но весной вновь оказался в краснодарской команде.
- Невольно возникает вопрос. Что для футбола и самого основного игрока любой команды лучше - своего рода бюрократия при переходе в другой клуб, как это было в советское время, или денежный стимул, как это происходит сейчас?
- Как вам сказать… Если убрать материальную сторону, то непосредственно для футболиста мало что изменилось. И тогда, и сейчас должны совпасть три желания - игрока, который хочет перейти в другую команду, а также руководства потенциально нового и прежнего клубов. Но, как тогда, так и сейчас нередко возникают ситуации, когда футболист узнает последним, что он должен перейти в другую команду. Формализма при «товарно-денежных отношениях» стало меньше, из-за чего количество переходов на порядок увеличилось, но психологически игрок себя чувствует примерно так же, как и раньше. Если он не звезда первой величины, то права голоса практически не имеет. А вот роль тренеров изменилась гораздо больше. Если прежде наставник команды был «царем и богом» в клубе и занимался не только подготовкой футболистов к конкретным соревнованиям, но нередко ведал и хозяйственными делами, то сейчас он практически такой же наемный работник, как и игроки, - в большинстве случаев призван тренировать, и не более того.
- А вы не хотели попробовать себя в роли наставника команды мастеров?
- Нет, не хотел.
- Почему?
- Потому что профессиональный футбол - это не только прекрасная игра, но и постоянное перемещение в пространстве. За 17 лет я наездился. Так можно и окончательно отдалиться от дома, семьи и друзей. Плюс должность главного тренера в амбициозной команде мастеров для человека всегда психологический стресс. Кто-то его легко переносит, но я к таким людям не отношусь. Да еще и отмечу, что дети, занимающиеся футболом, гораздо благодарнее, чем взрослые.
- В 1980 году, вы естественно, такими вопросами не задавались. Рады были тому, что вернулись в «Кубань», и тому, что вновь будете играть в высшей лиге. Но в первый сезон после возвращения в краснодарскую команду редко попадали в основу - всего 6 раз…
- Так конкуренция-то какая была! Особенно в средней линии. Игорь Калешин, Валерий Еркович, Владимир Лагойда, Юрий Сеничкин, Александр Чугунов были великолепными футболистами. Наставник команды Владимир Михайлов тогда решился даже отказаться от таких заслуженных ветеранов, как Виталий Фурса и Виктор Батарин. Но, тренируясь с этими ребятами и играя в основном за дубль, я рос. И в следующем сезоне уже при Владимире Белоусове, можно сказать, «выстрелил». Застолбил за собой место в стартовом составе, забил пару мячей, получил вызов в молодежную сборную СССР. Мною заинтересовался московский «Спартак», и я бы в межсезонье, скорее всего, перешел бы в стан красно-белых, если бы не тяжелая травма…
- В домашнем матче 34-го тура (их всего было 36) с симферопольской «Таврией» вы пошли в жесткий подкат против начинавшего атаку своей команды Виктора Звягинцева, опытный защитник ноги не стал убирать, и…
- Минут через 10 после перерыва при счете 1:0 в нашу пользу я вышел на замену вместо Игоря Калешина. Вскоре Рушан Хасанов забил 2-й гол в ворота крымчан, которые тогда защищал вернувшийся из киевского «Динамо» голкипер Виктор Юрковский. А минут через 15 после этого гола и произошел тот роковой для меня эпизод. После столкновения со Звягинцевым я оказался на газоне. Чуть приподнялся и увидел, что на правой ноге у меня носок с пяткой «поменялись» местами. Я окликнул арбитра (по-моему, москвич Анатолий Кадетов судил тот матч) и сказал, что у меня, похоже, сломана нога. Тот сразу же остановил матч, и мной стали заниматься врачи. В итоге оказалось, что у меня на правой ноге одновременно перелом, разрыв связок и вывих. Хорошо, что моей «рабочей» ногой была левая, и я после восстановления смог продолжить карьеру. Правда, постоянно испытывал болевые ощущения. Как потом выяснилось, мне неправильно вправили вывих, но тогда медицина была не такой продвинутой, как сейчас.
- От предложения «Спартака» пришлось отказаться?
- Да, я остался в «Кубани». И в середине 1982 года вернулся в основу. Москвичи потом еще раз вышли на меня - в 1984-м. Но в то время я имел уже предложение из одесского «Черноморца», и выбрал этот вариант.
- Не жалеете?
- Жалею, что получил ту травму. Не было бы ее, большего добился бы в футболе. Месяцев 8-9 после той травмы восстанавливался. И решил, что ее последствия помешают мне заиграть в «Спартаке». К тому же, и «Черноморец» в 1984-м был хорош. В чемпионате страны мы стали 4-ми и завоевали путевку в Кубок УЕФА. Едва не зацепились за медали. Для сравнения скажу, что тбилисское «Динамо» в том сезоне заняло 7-е место, киевское «Динамо» - 10-е, донецкий «Шахтер» - 13-е, московское «Динамо» - 16-е, а ЦСКА вообще стал последним среди 18-ти команд и вылетел из высшей лиги. Пожалуй, те 3 сезона, что я выступал за одесскую команду, стали пиком моей карьеры…
- К тому же, в следующем сезоне именно вы в «Черноморце» забили в 1/16 финала Кубка УЕФА тот гол «Реалу», который крутили по всем спортивным и не только спортивным каналам Европы…
- Да, вышел на замену на 4-й минуте и в первой же атаке с моим участием нанес удар с дальней дистанции под перекладину, застав вратаря испанской команды врасплох (улыбается). Мы, кстати, весьма прилично смотрелись в противостоянии с «Реалом». На «Сантьяго Бернабеу» уступили - 1:2, а дома сыграли вничью - 0:0. Думаю, наши шансы были бы еще выше, если бы мы полностью сохранили состав, завоевавший путевку в еврокубок. Но сразу же после удачного сезона-1984 наш ведущий форвард Игорь Беланов перешел в киевское «Динамо», где вскоре стал настоящей звездой. Впрочем, всё равно команда была весьма боеспособной. В защите у нас всё выжигали Василий Ищак и Сергей Третьяк, в полузащите хороши были Владимир Плоскина, Виктор Пасулько, Николай Романчук, Игорь Наконечный и Валентин Ковач, в атаке - Виктор Сахно и Александр Щербаков.
- Тем не менее, в том же 1985-м вы попали в зону стыковых переходных матчей, а в следующем вообще вылетели из высшей лиги…
- Такие перепады характерны для провинциальных команд. После турнирного успеха они немного расслабляются (улыбается), а запаса прочности на это расслабление не хватает. К тому же, «Черноморец» начали растаскивать гранды. После 1984 года, как я уже сказал, перешел в киевское «Динамо» Беланов, после 1985-го - в московское «Торпедо» Ковач, а затем и Пасулько отправился в московский «Спартак». Появившиеся же в дубле талантливейшие Илья Цымбаларь и Юрий Никифоров были еще слишком юны, чтобы пробиться в основу. Вот «Черноморец» и скатился в первую лигу…
- В принципе, у вас появился шанс вновь остаться в высшей лиге. Последовало приглашение из Баку, города, где родился ваш отец. Но в последний момент вы отказались от перехода в «Нефтчи» и вернулись в «Кубань». Почему?
- Потому что об этом попросил как раз мой отец. Он в 1987 году возглавил «Кубань», которая за 4 года проделала путь из высшей лиги во вторую, и, для того чтобы вернуть команду хотя бы в первый дивизион, пригласил в нее несколько футболистов, покинувших по разным причинам стан желто-зеленых в предыдущие годы. В том числе и меня. Я не мог отказать своему отцу, о чем не жалею. Мы за сезон вернулись вновь в первую лигу и вдобавок стали чемпионами РСФСР. Я повторил достижение отца как игрок, а он к аналогичному титулу, завоеванному им в 1962 году футболистом, стал еще и обладателем этого трофея в должности главного тренера команды. К тому же, я в «Кубани» вновь провел сезон со своими давними партнерами - вратарем Александром Балахниным, защитниками Юрием Чеботаревым и Василием Шитиковым, вингерами или латералями, как сейчас принято называть игроков, действующих по всей бровке, Сергеем Горюновым, Александром Семенюковым и Владимиром Подобедовым, нападающим Александром Плошником. Ближе познакомился с выдающимся, на мой взгляд, мастером Александром Маховиковым, перешедшим в «Кубань» из московского «Динамо», который практически никогда не ошибался, и форвардами Валерием Рудько и Валерием Сидоренко.
- Вышли с «Кубанью» в первую лигу, а в середине следующего сезона перешли опять в майкопскую «Дружбу»…
- Я до сих пор не могу понять, за что тогда отца отправили в отставку. «Кубань» находилась в середине турнирной таблицы. Мне же после его ухода в команде стало не слишком комфортно, и тут весьма кстати подоспело предложение от Георгия Безбогина, с которым я уже работал в «Дружбе». В майкопской команде я и провел оставшиеся полсезона. Пересекся, кстати, там с Адамом Натхо, с которым мы ранее вместе играли за «Кубань», а также с Александром Пироженко и Василием Правило, перешедшими со мной в «Кубань» в следующем году.
- Вы отыграли за свою родную команду еще 2 сезона, а завершили профессиональную карьеру футболиста в белореченском «Химике», который с 1991-го по 1993 год включительно тренировал ваш отец…
- Нет, в следующем году провел еще 8 матчей за краснодарский «Колос». А потом, если и выступал где-то, то только за любителей. В 1994-м я стал работать тренером детской футбольной школы, которая тогда называлась СДЮШОР-5, а сейчас именуется академией футбола Краснодарского края.
- Взяли пример с отца?
- Можно и так сказать. Отец вообще мне многое дал и в человеческом плане, и в футбольном. Он сам был классным футболистом, а затем и тренером. Именно с его подачи я впервые прикоснулся к мячу, а затем на всю жизнь «заболел» «игрой миллионов». Именно он давал мне дельные советы и тогда, когда я был действующим игроком, и потом, когда стал детским тренером. Говорил, что в футболе нужны не только умелые ноги, но и светлая голова. Высокого уровня мастерства добиваются только умные, изобретательные спортсмены. Так оно и есть.
- С футболистами понятно. А каковы главные качества детского тренера?
- Любовь к детям, преданность футболу и, естественно, знание предмета.
- Чего в этой профессии вы хотели бы добиться больше всего?
- Чтобы все мои воспитанники стали профессиональными футболистами, а лучшие из них - попали в сборную России.
- А что скажете о современном футболе в крае?
- За другие города не буду говорить, а у нас я надеюсь на возрождение «Кубани» и на новые достижения «Краснодара».
- Вы считаете это возможным?
- А почему нет? «Быки», правда, в нынешнем сезоне играют менее организованно и изобретательно, чем в прошлом, но на их игре, скорее всего, сказываются кадровые проблемы. Покинувшим команду Маурисио Перейре и Шарлю Каборе пока равнозначной замены нет. К тому же, долго восстанавливался Юрий Газинский, который вырос до уровня сборной. А кроме него, травмы подкосили шведа Виктора Клаессона и новичка команды Реми Кабелла.
- Есть еще Кристиан Рамирес, Урош Спайич, Кайо, Тонни де Вильена, Мануэл Фернандеш, Кристоффер Ольссон, Маркус Берг, Ари… Вам не кажется, что в «Краснодаре» слишком много иностранцев?
- Кажется. Я вообще считаю, что в российской премьер-лиге нужно ввести лимит - не более 2-3-х легионеров в команде. Это, конечно, на какое-то время снизит ее уровень, но зато откроет дорогу в большой футбол российским ребятам. А они при должном внимании через несколько лет дорастут до уровня приезжих звезд. Если этого не произойдет, то в нашу сборную некого будет приглашать.
- А говорят, любой лимит только мешает развитию футбола. Мол, нет конкуренции…
- Это здесь и там повторяют «тугие кошельки» и их слуги, которым нужен результат здесь и сейчас, а на будущее им наплевать. Мне же, как говорил таможенник Верещагин в фильме «Белое солнце пустыни», за державу обидно. И не только за свою. Так, одним из самых сильных по уровню исполнителей в командах является сейчас чемпионат Англии. Но с 1966 года сборная этой страны не выиграла ни одного трофея. У нас же при отсутствии лимита ситуация будет еще хуже.
- То есть пополняться клубам следует российским футболистами. А есть ли среди учеников вашей школы талантливые ребята?
- Масса! Но если с 17-ти до 20-ти лет они будут полировать скамейку запасных, то их талант испарится.
- В «Краснодаре» как раз и появляются свои воспитанники. И с каждым годом все больше…
- Да, в этом отношении президент и собственник клуба Сергей Николаевич Галицкий может и должен стать примером для других. И если каждый год будут появляться новые Сафоновы, Сулеймановы, Игнатьевы, Уткины, то, возможно, засилья иностранцев в команде через несколько лет не будет.
- У вас есть такие ученики?
- Сколько угодно.
- Назовете 2-3 фамилии?
- Назову хоть десять. Только не для печати. А то владелец московского «Спартака» Леонид Федун как-то назвал юного форварда-красно-белых Дениса Давыдова новым Месси. И где теперь этот «Месси»?
- Понятно. И последний вопрос. Что для вас в жизни важнее всего?
- Если коротко - всегда возвращаться домой.
Алексей Воскобойник

.: Другие материалы рубрики



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: