.: Футбол. Тет-а-тет
Александр Кержаков: «Была бы возможность, я бы поработал с Лобановским»
А
лександр Кержаков теперь - тренер. Возглавляет юношескую сборную России. Старается подбирать слова, внимательно выверять формулировки, чтобы никого не обидеть.
Но иногда сквозь серьезность и собранность прорывается тот самый Саша Кержаков, про которого так любили петь болельщики «Зенита». Острый и бескомпромиссный. Лезущий на ворота и не признающий обходных путей. Тот, который «бил, бью и буду бить». Лучший бомбардир в истории российского футбола.
Какого Кержакова в эксклюзивном интервью корреспонденту «Чемпионата», прошедшего в формате видеоконференции, больше - решать вам. Однако следует заметить - за время полуторачасовой беседы, о чем бы ни шла речь (семья, тренерская работа, проблемы в стране, коронавирус и карантин), в глаза бросалось главное: он всегда был предельно искренним.
О семье
- Александр, начать хочу с комплимента. Последние семейные фотографии в вашем «инстаграме» - адаптация обложек знаменитых музыкальных альбомов - классная идея. Кто придумал?
- Наш креатив, общий. Была хорошая погода, я предложил начертить мелом на асфальте пешеходный переход и сделать фотографию «Beatles - Abbey Road». С этого и началось.
фото: РГ
- За кем последнее слово в выборе темы?
- У нас равноправие в семье, поэтому все соглашаются, когда я предлагаю (смеется). Кстати, это не так просто, как может показаться, - взять и повторить обложку. Ее ведь нужно спроецировать на сегодняшний день. Не глумиться над всей этой ситуацией, но показать, что жизнь идет и вот так могло бы выглядеть что-то известное, если бы ребята делали это сейчас. Если людям нравится - я только рад. Сейчас время такое, к сожалению, - чем можем, поднимаем настроение, добавляем позитива.
- Вы еще прямые эфиры в «инстаграме» ведете.
- Мне повезло, что у меня очень хорошие и отзывчивые друзья, которых многие знают и которые с удовольствием готовы пообщаться. Панарин, Смолов. Мы поговорили, я задал вопросы, которые прислали подписчики в комментариях. По-моему, получилось неплохо.
- Все дети рядом. Вы улыбаетесь. Кажется, череда скандалов в личной жизни Александра Кержакова осталась позади.
- Там больше раздувалось. Да, писали. Да, обсуждали. Кому-то это было выгодно. Всегда, когда возникает пусть даже небольшой конфликт, кто-то хочет из него вылезти белым и пушистым. Но сам я к подобным вещам давно выработал иммунитет. И ничего не читал. Зачем, если я знаю, как обстоит ситуация на самом деле? И все мои знакомые, чье мнение мне на самом деле важно, знали и знают правду. Я просто абстрагировался от этих ситуаций и продолжал жить для себя, для своих детей, близких и родных. И, конечно, хорошо, что в последнее время работа и личная жизнь у меня так хорошо саккумулировались, такая у нас теперь дома атмосфера, что я могу не напрягаться и спокойно самореализовываться.
- Дарья, Игорь, Артемий. Если каждого из детей охарактеризовать одним словом - какое выберете?
- Даша - взрослая. То есть самостоятельная. Игорь - неусидчивый. Артемий… К сожалению, по ряду причин мне с ним удается видеться не так часто, как хотелось бы, но он - моя копия (улыбается).
- Игорь - неусидчивый. Еще один футболист растет?
- Ходит в Приморский филиал «Зенита», занимается. Сейчас, к сожалению, всё на карантине. Посмотрим. Пока это говорит только о том, что у человека очень много энергии (смеется). Которую нам иногда удается погасить только с помощью планшета или телевизора. Но я не сторонник планшетов, поэтому ограничиваю его в этом. Ему, наверное, не повезло - в отличие от многих детей, у которых планшеты всегда под рукой, он за ним проводит очень мало времени. Хотя вот для фотографии «Oasis» мы ему дали планшет, на котором шел видеорецепт приготовления драников. Мы их хотели делать. Но это единственное, что он посмотрел в интернете месяца за полтора.
О Дзюбе
- 30 и 24 - что это за цифры, знаете?
- Понятия не имею.
- Ну как же? Павлюченко на эту тему высказался, Слуцкий, Широков. У Кержакова - 30, а у Дзюбы - 24.
- А, голов за сборную?
- Точно. Падет ваш рекорд?
- Я не живу в состоянии дрожи, мандража, страха или какого-то возможного разочарования по этому поводу (смеется). Я живу в позитиве. Считаю, что мне повезло с карьерой - в том числе и в сборной. В свое время удалось побить рекорд Володи Бесчастных - и я был счастлив. Помню, какие сильные эмоции испытал. И я буду искренне рад за человека, который побьет моё достижение и испытает нечто похожее. Поверьте, это дорогого стоит.
- Хотите сказать, что вообще не будете переживать?
- А смысл? Зачем переживать о том, чего у меня больше не будет? В любом случае мои ощущения навсегда останутся со мной. Неважно, побьют мой рекорд или не побьют. Не побьют - я не испытаю от этого радости. Побьют - будет здорово, я буду знать, что человек так же счастлив, как и я в свое время.
- Этот человек - Дзюба?
- Будет просто здорово и классно, если именно у Артема это получится. Его очень многие знают и любят во всей стране. И я очень хорошо к нему отношусь.
- То есть все-таки побьет?
- Ну как я могу сказать - да или нет? Если профессиональный футбол сейчас не вернется, как он сможет побить?
- Я помню, когда он начинал в сборной, вы его по-дружески подкалывали.
- Так я и сейчас могу его потроллить. В личном общении. Для меня это не проблема. Считаю, лучше по-доброму подшучивать друг над другом, чем завидовать. Улыбка продлевает жизнь.
- Роман Широков, цитата: «Дзюба догонит Кержакова в сборной, если и дальше будут какие-то Мальты, но Александр сильнее». Вот вам комплимент от бывшего партнера по «Зениту» и сборной России.
- Я в Роме не сомневался (смеется).
- Но ведь действительно есть мнение - Дзюба в сборной забивает только «карликам».
- Но им тоже нужно уметь забить.
- Все знают - там, где Дзюба, там шутки и смех. «Топ-3» футболиста по версии Кержакова с лучшим чувством юмора?
- Сложно так выделить. Скажем, мне нравится точечный юмор, когда человек не разбрасывается словами, а бьет в «десятку». У моего брата очень хорошее чувство юмора, у бывшего нападающего московского «Локомотива» Руслана Пименова…
- Последняя жесткая пикировка Дзюбы и известного журналиста Василия Уткина. Вы на чьей стороне?
- Что-то слышал, но без конкретики. Я сейчас на самоизоляции стараюсь максимально абстрагироваться от всего этого. Читаю только новости, которые касаются непосредственно спорта. Пускать в себя ненужную информацию, тем более какие-то скандалы и интриги, не хочу. Для чего?
О «Спартаке»
- Александр, немного ностальгии. Вопросы из серии «правда или ложь?» Это правда, что вы тренировали ваши знаменитые кувырки с Аршавиным после вашего гола «Спартаку» в 2001-м?
- Да, утром перед игрой. Или вечером за день… Не помню точно когда, но да, репетировали. Спонтанно решили: давай что-нибудь придумаем. На случай, если кто-то из нас забьет. Придумали кувырки. Где-то мы это увидели - не в футболе. А тут еще погода была хорошая, можно было на травке поваляться. Попробовали - с первого раза получилось. Это несложно, поверьте.
- Вы ведь с Аршавиным никогда не были закадычными друзьями? У Андрея Сергеевича в «Зенита» была своя компания - Быстров, Денисов, Анюков. А вы немножко в стороне. Так?
- У нас с Андреем всегда были нормальные отношения. И начинали мы вместе. Просто потом я уехал в испанскую «Севилью».
- Два таких явно выраженных лидера на поле. Вы когда-нибудь мешали друг другу?
- С Андреем у меня таких проблем никогда не было. Скажу больше - мне повезло, что у меня был такой партнер, как Аршавин. Еще когда мы делали первые шаги в профессиональном футболе, было видно, что Андрей - суперфутболист. И я немного удивлялся, когда его поначалу не ставили в стартовый состав «Зенита». Потому что для меня он был футболистом стартового состава всегда! И мне повезло, что он в нем закрепился. Я стал получать намного больше удобных и своевременных передач от человека, который прекрасно понимает футбол (смеется).
- Быстров рассказывал о варианте с московским «Спартаком», который в начале 2000-х мог оптом взять его, Аршавина и Денисова. Вас хоть раз в «Спартак» звали?
- Конкретного предложения не было. Какие-то разговоры ходили и всё. Не только по поводу «Спартака», но и многих других клубов. А вот в киевское «Динамо» звали. В 2006 году, когда у меня подвис переход в «Севилью», моему отцу звонил Йожеф Сабо. Но я всё-таки поехал в Испанию.
- При конкретном предложении пошли бы в «Спартак»?
- Не знаю. Нет, наверное. Я просто очень сильно люблю «Зенит», чтобы перейти в «Спартак».
О вариантах в Европе
- В 2007 году Кержаковым интересовались английские «Тоттенхэм» и «Манчестер Юнайтед», а также французский «Пари Сен-Жермен». Правда?
- Про «Манчестер Юнайтед» ничего не слышал. Насчет «Тоттенхэма» - было. В 2003 году. Представители клуба приезжали на игры и тренировки сборной. Был конкретный интерес, я встречался с людьми, разговаривал. Но для того чтобы попасть в АПЛ, требовалось провести 75 процентов матчей за сборную. Мне до этого показателя не хватало буквально одной игры. А это было как раз перед «стыками» с Уэльсом. Если бы я тогда сыграл хотя бы одну минуту, то, наверное, клубы вступили бы в переговоры. Но…
- «ПСЖ».
- Тоже - да. Мог туда перейти из «Севильи». Тогда было два варианта - английский «Фулхэм» и «ПСЖ». С французами уже начали обсуждать условия контракта. Но я испугался - это был сезон-2007/08, они тогда находились в чемпионате на последнем-предпоследнем месте - в зоне вылета. И спаслись только за 2 тура до конца. Я решил, что мне это не нужно.
- Вы рассказывали, какое потрясающее впечатление произвел на вас в Испании Месси.
- У «Барселоны» в нападении играли тогда он, ЭтоО и Роналдинью, а в запасе был Тьери Анри. От игры Месси, ему в ту пору лет 20 было, осталось такое странное ощущение… Лично я не понимал, зачем он вообще кому-то отдает мяч? Зачем играет в пас? Потому что в любой момент, когда на него шел наш защитник, пытаясь сыграть в отборе, он легко уходил в противоположную сторону. Всегда! А Роналдинью? Человек просто феерил! Был тогда лучшим в мире. Мне кажется, они с Месси могли вдвоем на поле остаться и творить. И никто им больше был не нужен.
О «бил, бью и буду бить»
- «Бил, бью и буду бить» - не вы придумали эту фразу. Правда?
- Правда. Первым, по-моему, это сказал аргентинский форвард Габриэль Батистута. И я ведь тогда в интервью не так сформулировал. В 2004 году после матча с «Рубином», когда за 5 минут до конца забил гол и «Зенит» выиграл, мы общались с журналисткой «Спорт-экспресса» Диной Юрьевой. Она меня спросила: «Почему ты решился ударить?» Я ответил: «Я всегда бил из таких ситуаций и продолжу бить, если будет возможность». Она вынесла в заголовок: «Кержаков: «Бил, бью и буду бить». Но я и сегодня считаю: если нападающий нацелен на удар, у него есть возможность и он чувствует в себе силы, нужно бить. Без ударов нет голов.
- Представьте, что в свое время вы могли у трех любых футболистов мира взять по одному качеству. Кого бы «обокрали»?
- Никого. Зачем? Когда я играл, был доволен своей скоростью. С годами, конечно, она уходит - физиология, анатомия, все дела. Но приходит опыт. Я даже не задумывался никогда об этом - что бы и у кого я позаимствовал. Мне это было не нужно. Я такой, какой есть. И если я когда-то менялся, то менялся сознательно. Вот честно - я никогда не хотел добавить что-то из того, чего сам не могу сделать.
- Но ведь были игроки, которые удивляли? Тот же Месси.
- Да много кто мог удивить. И не только Месси. Сейчас вот Юра Жирков удивляет. Классный футболист, у которого, во-первых, хорошие физические данные, а во-вторых, выходя на поле, он до сих пор может сделать результат в «Зените» или в сборной своими нестандартными действиями. Есть Рома Еременко в «Ростове», который может отличный плассер отдать или пробить здорово. Даже у нас в РПЛ есть игроки, которые могут удивить.
О Петржеле
- Переиначу вопрос. У каких тренеров, с кем довелось работать, что бы могли позаимствовать?
- Вот это очень долгий разговор. Скажу так: я что-то взял у каждого тренера, с которым работал. Абсолютно у каждого. Просто у кого-то больше, у кого-то меньше. У кого-то можно даже негатив взять, от которого потом, всё проанализировав, нужно избавиться.
- Чех Властимил Петржела. Он вам что дал?
- Доверие. Свободу фантазии. Имея в своем распоряжении таких молодых игроков, как мы, он понял, как нас лучше всего использовать. От тренировок и теоретических занятий до игр. Где-то отпустить, где-то «закрутить гайки». Где-то сыграть в «своего парня», а где-то в «злого полицейского». И он со всем этим хорошо справлялся, что говорит о его профессионализме. Кто бы и что о Петржеле ни думал, он хороший специалист. Лично мне Власта нравился всегда.
- Когда последний раз виделись?
- Года полтора назад, на эфире «Матч ТВ». Впечатления наилучшие - он сейчас прямо свежий-свежий.
- Игромания, которой он страдал, позади?
- Видимо.
- Случались ли такие решения тренеров в отношении вас, которые вы до сих пор не принимаете?
- Нет. Пройдя курс учебы в Высшей школе тренеров, посетив лекции Андрея Владимировича Лексакова, я сейчас совсем по-другому на всё это смотрю. И теперь прекрасно понимаю решения любого тренера. Тренер всегда отталкивается от себя, от того, каким он видит путь достижения цели. И все его решения оправдываются тем, что только он отвечает за результат.
- С кем-то из тренеров вы был на одной волне, могли посмеяться, пошутить?
- Я не сторонник того, чтобы быть с тренером на одной волне. Одна волна может быть только у футболистов. Тренеры - это немножко другое. Должна быть дистанция.
- Ваш помощник в юношеской сборной России Владимир Быстров с этим, думаю, поспорит.
- Да, он у нас на одной волне с футболистами. Может быть, даже слишком. Приходится иногда одергивать и иногда это удается (смеется).
О себе как о тренере
- Цитата от Быстрова: «Я еще не тренер, я - тренеришка, помощничек». Самокритично.
- Зато правда (смеется).
- Себя в этом плане как оцениваете?
- Когда я поступил в Училище олимпийского резерва №1 в Санкт-Петербурге, там был замечательный тренер Станислав Яковлевич Беликов. Он каждого поступавшего приглашал в свой кабинет, сажал перед собой, на шариковой ручке делал отступ в 3 миллиметра и говорил: «Вот смотри. Вся ручка - это футболист. А это ты - в самом начале пути. Ты даже еще не колпачок. Ты - 3 миллиметра». Я сейчас, если мы говорим обо мне как о тренере, эти самые 3 миллиметра.
- Почему именно Быстрова вы пригласили работать вместе? И долго ли думали над выбором?
- Вообще недолго. Володя - тот человек, на которого можно положится, в котором я уверен и который не подведет в нужный момент. Он может быть своеобразным. Может нарушать какие-это границы этики в общении с игроками. Но у меня сейчас все в тренерском штабе такие - они имеют свою точку зрения, но пойдут за мной.
- Когда готовились к интервью, вы написали мне: «Работаю». Планерка на удаленке?
- Да, как раз был эфир с тренерами. Мы теперь раз в неделю общаемся всем тренерским составом всех сборных.
- По «Зуму»?
- Я в этом не супермастер и не знаток. По-моему, «Microsoft Teams». Мне прислали программу, я ее установил. Сказали, как всё делать, алгоритм действий. Подключил и больше оттуда не выхожу. Только закрываю и открываю (смеется).
О том, что запрещает игрокам
- Вы - главный тренер юношеской сборной России для 17-летних футболистов. Главное отличие игроков нынешнего поколения от Кержакова и компании в 17 лет?
- Это, конечно, мое чисто субъективное мнение, но, мне кажется, когда мы были подростками, мы искренне любили футбол. Именно футбол как игру. Не как возможность заработать денег, засветиться, а как любовь, с мыслями о которой просыпаешься и идешь с мячом во двор. Сейчас футбол для многих стал опосредованным занятием. Как бы за скобками. И объяснить это кому-то очень сложно. Да и надо ли? Это взрослые люди, может быть, они никаких объяснений и не хотят. Сейчас в мире всё поменялось, растет совсем другое поколение - может быть, для них так нормально?
- Игрокам примеры из своего прошлого приводите? «А вот я когда-то!»
- Стараюсь этого избегать. Разве только отрицательные, чтобы ребята на них учились. На моей памяти было много талантливых футболистов, которые в 17 лет по ряду причин пропали. Больше всего из-за самоуверенности, из-за того что прекращали работать и развиваться ментально.
- Слуцкий запретил в «Рубине» слово «брат». Что у себя в юношеской сборной запрещает тренер Кержаков?
- Я пытаюсь бороться с чрезмерным количеством мата на поле, потому что это очень режет слух. И никак не красит футболиста - особенно футболиста юношеской сборной страны.
- Штрафуете?
- Я не могу штрафовать людей на деньги, с которыми они приезжают в сборную. Эти деньги не я им не плачу. Поэтому мы просто разговариваем. Понятно, что футбол - это эмоции, понятно, что практически все ругаются. Но когда ты «3 миллиметра от колпачка ручки», позволять себе такое, по-моему, недопустимо. Это не делает тебя привлекательным как профессионала.
- Сами-то всегда сдерживаетесь?
- Бывают моменты. Я такой человек - мне тяжело, когда эмоции внутри. И чувствую я себя от этого очень плохо. Поэтому лучше выпущу негатив в воздух, как помните, делал герой «Зеленой мили»? Потом, конечно, виню себя за то, что не сдержался, снова допустил крепкое выражение. Это неправильно, и мне тоже предстоит с этим бороться.
- Вам как тренеру юношеской сборной уже звонили агенты, предлагали футболистов?
- Когда меня только назначили на этот пост. Сначала пытались напрямую связаться, потом - через знакомых, но я всё это быстро пресек, и звонки прекратились. Кстати, еще одно отличие современных молодых футболистов от нас. Сейчас практически у каждого в 16-17 лет есть свой агент. Я не помню, чтобы в наше время было что-то подобное. Тем более персональные контракты с какими-то спортивными брендами одежды.
- Представляю, что бы такому футболисту - с брендом - сказал в «Зените» легендарный тренер Юрий Андреевич Морозов.
- Ещё раз - другое время было. Другое отношение. Помню, как мне после второй или третьей поездки в юношескую сборную выдали комплект официальной экипировки. Какой же для меня честью - и счастьем, и гордостью - было прийти в наш спортивный интернат в этой олимпийке с надписью «Россия»! Такую можно было получить только в сборной - и нигде ни за какие деньги нельзя было купить. И все ребята видели - ты в сборной! Представляешь страну. А сейчас можно купить всё что угодно.
- Ваше отношение к натурализации футболистов в России?
- Я двумя руками «за», когда наши молодые игроки пополняют состав национальной команды, достигают какого-то успеха. Это очень здорово. Головин, Миранчуки, Бакаев. Надеюсь, Чалов чуть-чуть повзрослеет и приобретет недостающую ему пока уверенность. У нас сейчас очень хорошие молодые вратари - спартаковец Максименко и Сафонов из «Краснодара». Приятно смотреть, когда идет такая смена поколений. И не нужно прибегать к натурализации, чтобы добиваться результата. Но если главный тренер видит игрока-иностранца, который, как ему кажется, на определенной позиции сильнее и может помочь сборной, мы не вправе его за это осуждать. У каждого тренера свое видение процесса. И только он отвечает за результат. И если тренеру нужен игрок - хоть из Папуа - Новой Гвинеи - значит он ему нужен.
- Со многими из тех, кто сейчас тренирует команды РПЛ, вы еще сами поиграли. Например, с Карпиным.
- Мне очень нравится его работа в «Ростове». Вообще нравятся команды в нашем чемпионате, чей рисунок игры я могу увидеть и отличить от других. Если хотите - тренерскую руку. Я вижу, что Карпин требует от «Ростова». И как команда пытается это делать - иногда хорошо, иногда плохо. Та же история с «Краснодаром» и Мусаевым. Еще мне нравится, как работает с «Сочи» Федотов. После того как туда перешел Кокорин, я все их матчи смотрел. И мне было очень интересно прокручивать в голове те вещи, которые придумывает главный тренер «Сочи». Например, как он после матча с тульским «Арсеналом» сдвинул Кокорина чуть ниже и оставил впереди Заболотного. Товарищи, с которыми мы вместе смотрели матч против Тулы, не дадут соврать - я говорил: Кокорин отрезан, ему нужно больше пространства, больше быть с мячом. И в следующем туре так и произошло. Это сейчас рассказываю не к тому, какой я, мол, великий. Просто иногда приятно совпадать в таких вещах с опытными специалистами.
- Возвращаясь к Карпину - у него недавно дочка родилась. Пятая. Вы поздравили?
- Ну, мы с Валерием Георгиевичем не в таких близких отношениях. Но я очень рад за него. Через «Чемпионат» поздравляю. Дети - это счастье.
- У него пятеро детей, у вас - трое. Догонять собираетесь?
- По дочкам уже вряд ли получится (смеется). Вообще - кто такое загадывает? Жизнь - она непредсказуемая. Как будет - так и будет.
- Вадим Евсеев - еще один ваш бывший партнер по сборной - работает с «Уфой».
- Вадик (улыбается). Точнее - Вадим Валентинович. Он такой тренер… Как бы это сказать… Понятно, что каждый работает с теми футболистами, которые у него есть. И старается выжать из них максимум. Вадим Валентинович видит сейчас максимум «Уфы» в том, чтобы играть «вторым номером». За счет хорошей обороны ждать и пользоваться теми моментами впереди, которые могут появиться. Но я не могу его за это осуждать. Я очень рад за Вадика. Скажу честно, в свое время мне было сложно поверить, что он станет тренером команды премьер-лиги. И хорошо, что я ошибся. У нас с ним прекрасные отношения. Как-то, помню, даже отдыхали вместе в отпуске - большой компанией.
- Человек-огонь?
- Поэтому и говорю - я очень сильно удивился, когда он стал тренером (смеется).
- Семак. Его «Зенит» время от времени критикуют за незрелищный футбол. Справедливо?
- Фрагментами - да. Но я не могу осуждать Сергея Богдановича - есть результат. И это самое главное. И для него, и для всего «Зенита».
- Возглавить «Зенит» - мечта?
- Моя мечта - стать хорошим тренером. Я не хочу утверждать, что стану супертренером или тренером, который придумает в футболе что-нибудь такое, до чего никто еще не додумался. Я хочу идти поэтапно, ставить себе промежуточные цели, и достигать их.
- Вы не ответили про «Зенит».
- По-моему, и так всё понятно. Какой футболист, став тренером, не хотел бы возглавить родную команду? Конечно, и я хочу. Я очень люблю «Зенит». И я готов все свои знания положить на то, чтобы у этого клуба всё было хорошо. У игроков, а самое главное - у болельщиков. Мне хочется, чтобы «Зенит» феерил, как это бывало раньше. Я хочу, чтобы болельщики лезли на решетки перед трибунами, как это было на «Петровском» в 2001 году, и кайфовали.
О Лобановском
- Александр, готовы ли пойти к кому-то помощником?
- А почему нет? Я хочу учиться! И люблю учиться. Мне это очень нравится. И я бы с удовольствием для опыта, для развития, для того, чтобы почувствовать, что такое работа на самом высоком уровне - поработал помощником. Но тут главное понять, какую роль мне готовы отвести. Если фишки расставлять… Я на своем футбольном веку видел много помощников, которые только этим и занимались. Мне таким быть не хочется. А вот если тренером, с которым будут советоваться и хоть как-то прислушиваться - совсем другое дело.
- Гвардиола, Симеоне, Клопп, Моуринью. К кому бы пошли в ассистенты?
- Из этого списка никого выбирать не хочу. Если нужна какая-то фамилия - я бы с удовольствием пошел к Валерию Васильевичу Лобановскому. Но, к сожалению, всё, что мне сейчас остается, это смотреть документальные фильмы о нем и читать книги.
- Почему именно Лобановский?
- Человек внес огромнейший вклад в развитие современного футбола. Уже тогда, в свое время, предугадывал многие вещи. Объективно - опередил эпоху.
- Лобановский был тренером авторитарного стиля управления. Что о себе скажете?
- Наверное, и я тоже.
- То есть Владимиру Сергеевичу Быстрову достается?
- Ну да. Да! (Смеется). Но я принимаю любую критику и пытаюсь меняться. Вижу, что иногда поступаю неправильно. Где-то перегибаю палку. Но опять же - смотря с кем. Если с футболистами, то сейчас это происходит намного реже, чем в начале работы - года полтора назад. Тогда я требовал от ребят чего-то уж совсем невозможного. Хотя мне казалось - элементарных вещей. Подавить в себе это, абстрагироваться от видения игроков, какими они должны быть, потому что я так могу, - вот это действительно было сложно.
О карантине
- Увы, главная тема этой весны, не футбол, а COVID-19. Про коронавирус вы говорили еще 11 марта: «Я буду спокойно летать в другие страны». Не воспринимали уровень угрозы?
- Эта фраза была выдернута из контекста. Я говорил: летать по работе. И, конечно, я не имел в виду, что буду летать один, когда всем это будет запрещено. Хотя у нас до самого последнего момента был запланирован сбор во Франции. Еще за 8 дней до его начала я писал в РФС: «Точно полетим? Разумно ли?» Потом уже пришел ответ из УЕФА - всё отменяется.
- Кто-то воспринимает коронавирус как возможность остановиться, оглядеться и очиститься.
- Я не из таких. Коронавирус как некое послание или проверку откуда-то сверху не рассматриваю. Ну вот так бывает в жизни. К сожалению. Так случается. То, что началось всё в Китае… Могло начаться где угодно и когда угодно. Я не знаю, что это за вирус. Но я слышу, что говорят настоящие специалисты-медики. Про соблюдение элементарных правил. Самоизоляция, мытье рук, маски-перчатки, минимизация рисков… Нам самим не нужно себя губить и гробить.
- Сейчас многие критикуют государство. Василий Уткин: «Карантин - это тюрьма за свои деньги». Ваша позиция?
- Понятно, что люди, которые теряют работу или деньги, недовольны. И я считаю, если государство призывает всех садиться на карантин, то должно компенсировать те затраты, которые несет народ, находясь в этом карантине.
- Новости про шашлыки-прогулки шокируют?
- В такие новости я стараюсь не углубляться.
- Чеснок, водка, баня, лимон-имбирь - как защищаешься?
- Да в принципе ничего особенного не использую. По-моему, это история о том, чем нужно заниматься вне зависимости от того есть пандемия или нет. А именно - укреплять иммунитет. Для этого нужно употреблять в пищу фрукты, овощи, витамины… Понятно, если сейчас съешь чеснок, ты себя не обезопасишь. Но в том-то и дело, что у нас многие, кроме чеснока, ничего другого себе позволить не могут. И вот это печально.
- Сериалы-кино - что смотрите?
- Ничего. Вообще не смотрю телевизор на карантине. Игорь нам всё равно ничего посмотреть не даст (смеется). Только если фильм какой-то всей семьей. Нет, мы в основном играем, бегаем.
- Боевой вес держится?
- Даже меньше стал. На 4 килограмма. Мышцы, как перестал играть, сдулись. На их место пришел жир, который нужно было убирать. Что я и сделал полгода назад. А сейчас просто поддерживаю себя в форме. Каждое утро - комплекс упражнений. 30-40 минут. Старший сын рядом - что может, делает. Вообще, всем советую. И полезная штука, и не такая уж сложная. Каждый час по 10-15 отжиманий. Вроде, немного, но за день получается 150 раз. А это уже прилично.
О проблемах в стране
- Сейчас многие футболисты высказываются на политические темы.
- Это не мое. Я в политику не лезу и лезть не хочу. У меня есть моя работа, моя семья. И я не хочу распыляться. Хочу одного - чтобы всё как можно быстрее наладилось и все выздоровели. Да, есть вещи, с которыми я тоже не согласен. Но я просто не знаю, как они реализуются, чтобы кого-то в чем-то обвинять.
- Например?
- Например, что нужно сделать для того, чтобы наши ветераны, наши бабушки и дедушки, и наши дети, то есть те, кто не может сам себя обеспечить, не имели проблем с хорошей медициной. Чтобы они всё это получали качественно и вовремя. И у нас не было такого, когда бабушки в коридорах больницы лежат. Что и как для этого нужно сделать? Я не знаю. Но делать что-то нужно. Давайте где-то что-то сократим на какое-то время и направим туда. Я имею в виду финансы и бюджет. Если это возможно. Пожалуйста, давайте! Чтобы дети могли учиться и получать хорошее образование. Да много чего еще.
- У вас есть благотворительный фонд.
- И я как генеральный директор получаю очень много запросов от тех семей, которые мы поддерживаем. Ну, реально, есть семьи, особенно там, где только мать или отец, - люди не могут себе позволить купить куртку или пенал ребенку к началу нового учебного года. Канцелярские товары не могут купить! Ну? Как такое вообще возможно?! Еще раз - голословно кого-то обвинять или осуждать, бросаться в воздух заявлениями… Я просто призываю тех, от кого это зависит, - давайте сделаем, решим! Или как это сделать - скажите! Я всю жизнь в футболе. И дальше хочу оставаться в футболе. Я не хочу лезть в тот род деятельности, в котором ничего не смыслю. Я лишь хочу - это мое желание как человека и гражданина, - чтобы все в нашей стране были по мере возможности сыты, живы и здоровы. И имели одинаковые условия для того, чтобы получать хорошее образование и медицинскую помощь.
- Считаете, это реально?
- Надо стараться, чтобы было реально. Сам я едва ли не каждый день сталкиваюсь с этими проблемами. У нас на попечительстве 300 семей. А сколько таких семей по стране? Миллионы! К сожалению, наша помощь небезгранична, и мы всем помочь не можем. Чем можем - помогаем. Сейчас - в период самоизоляции - отправляем курьеров от нашего фонда. В основном людям нужны продукты. Многие сейчас стали помогать. Но мне бы не хотелось, чтобы это было из серии «когда петух в одно место клюнул».
- Ваш приятель Федор Смолов пожертвовал 1 миллион рублей московской станции скорой помощи.
- И это здорово! Когда у людей есть такая возможность и они ею пользуются. Знаю, что и Сергей Шнуров, наш питерский сузыкант, очень помог - приобрел много необходимого для одной из больниц. Они всё время помогают. Просто не рассказывают об этом. А я рассказываю. Не кичусь этим, но и не считаю зазорным говорить о том, что занимаюсь благотворительностью. Единственное, о чем сейчас сожалею, что не получаю те деньги, которые получал, когда был футболистом. И не имею тех финансовых возможностей, которые были раньше. Чтобы помогать еще больше. Но вот скажите - сколько у нас сейчас людей, которые получают намного больше, чем я? А детей, которые нуждаются в помощи, в дорогостоящей операции? Думаю, их примерное равенство. И если каждый человек закроет хотя бы один сбор… Помочь детям, которые рождаются и ни в чем не виноваты. Если государство не справляется, давайте мы сами как-то будем помогать. Давайте напряжемся, постараемся.
- А почему государство-то не справляется? Разве это не его забота?
- Не знаю. Я не варюсь в этой кухне и не хочу в ней вариться. Мне просто очень хочется верить, что всё это можно сделать. И в будущем всё у нас получится. А пока - всем здоровья, не падайте духом, скоро всё будет хорошо.

.: Другие материалы рубрики





Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: