.: Футбол. Тет-а-тет
Александр Плошник: «Легенда на все времена»
Е
сли на Кубани у любого человека, мало-мальски интересующегося футболом, спросить, кто такой Александр Плошник, правильно ответят практически все. Да и за пределами нашего региона - по крайней мере, те, кто чуть постарше - его хорошо помнят. Знают и помнят потому, что он - легенда кубанского футбола!
Но всё же перед общением с этим человеком, представлю небольшую справку о нем.
Александр Васильевич Плошник родился 21 апреля 1955 года в селе Экономическом Крымского района.
До 1976 года выступал некоторое время за любительские команды - «Урожай» (Крымск) и «Сопку Героев» (Экономическое), а с 1976-го по 1991-й (с 2-летним, а потом еще годичным перерывом) - за краснодарскую «Кубань». Всегда - нападающим.
Провел за желто-зеленых 90 матчей в высшей лиге чемпионата СССР (забил 25 голов), 194 (и 86 мячей) - в первой, 97 (47) - во второй, плюс 15 раз выходил на поле и отправил в ворота соперников 4 гола в Кубке СССР. Если сложить эти показатели, то получится, что за «Кубань» Плошник сыграл 381 раз в чемпионатах страны (это рекорд среди футболистов команды) и забил в этих встречах 158 мячей (еще более весомое клубное достижение). А вместе с кубковыми поединками получится соответственно: 396 - 162.
фото: ФК «Кубань»
В 1985 году Александр Плошник провел один сезон за ростовский СКА (5 голов в 22-ти матчах в высшей лиге), в 1986-м - за «Спартак» из Орджоникидзе (16 мячей в 37-ми поединках - в первой). Нетрудно подсчитать, что в итоге Плошник на профессиональном уровне выходил на поле в футболке какого-либо клуба в 455-ти матчах и поражал ворота соперников 183 раза.
В 1982 году кубанский бомбардир 1 раз сыграл за олимпийскую сборную страны (забил 1 гол), а тремя годами ранее на Спартакиаде народов СССР выступал в составе сборной РСФСР (5 - 3). За выход на том турнире его команды в полуфинал получил звание мастера спорта.
В конце профессиональной карьеры и после ее завершения Плошник еще несколько лет выступал за любительские команды - «Кооператор» (Павловская, 1989-1990, 23 матча 20 мячей), «Алтрос» (Крымск, 1992, 16 голов), «Кубань» (Березанская, 1993 и 1995, 32 гола), «Магистраль» (Динская, 1995-1996, 44 матча - 21 гол). А если к этому прибавить неофициальные встречи за краснодарскую «Кубань и другие команды, а также участие и голы в чемпионатах страны среди ветеранов, то количество проведенных встреч будет насчитывать около 900, если не больше, а забитых мячей - за 400.
Из сезонных достижений нападающего нужно отметить, что он дважды становился лучшим бомбардиром «Кубани» в высшей лиге чемпионата СССР (в 1980 году забил 9 мячей, в 1981-м - 10), четырежды - в первой лиге (в 1976-м - 14, в 1978-м - 20, в 1979-м - 21, в 1990-м - 10). А во второй лиге Плошник установил рекорд результативности краснодарской «Кубани» на все времена - 32 гола в 40-ка матчах.
13 сентября 1979 года в матче первой лиги чемпионата СССР забил в ворота ашхабадского «Колхозчи», который тогда, кстати, тренировал ставший впоследствии известным специалистом и в России Валерий Непонящий, 5 мячей (все - во втором тайме, а общий итог матча - 7:0).
Плошник - обладатель малой серебряной медали за 2-е место «Кубани» в первой лиге чемпионата СССР (1979). Чемпион РСФСР (1987). Чемпион России среди ветеранов. Заслуженный работник физкультуры и спорта Краснодарского края (2005).
Пробовал участвовать в футбольном действе и в другой ипостаси. Был играющим тренером «Кубани» в 1990-91 годах и ее же тренером-консультантом - в 1999-м, наставником краснодарского «Колоса» (1994). А с 7 октября 2018 года является президентом краснодарской региональной общественной организации «Объединенный клуб футбольных болельщиков «Кубань»…
…Созваниваемся, договариваемся о встрече. Узнав, что я живу неподалеку от него, Александр Плошник, которого я еще помню невероятно забивным форвардом и которому аккурат в день выхода этого номера «Независимой спортивной газеты» исполнится 65 лет, предлагает выйти к трассе, где он и подберет меня на своей «легковушке».
- А как я узнаю, Александр Васильевич, вашу машину?
Собеседник сообщает марку и цвет автомобиля. И добавляет:
- Три девятки.
- Это номер такой?
- Ну да.
- Хороший номер! Можно сказать, знаковый. Три Плошника…
- Вот-вот. Это вы правильно сказали (улыбается). Я практически всегда играл под 9-м номером…
…Вскоре к назначенному месту встречи подкатывает аккуратная иномарка - и мы едем в нынешний офис легендарного в прошлом (как же быстро летит время!) футболиста. Болтаем о разном. Александр Васильевич с удовольствием рассказывает о своем доме, в котором сейчас обитают его дети и внуки, о газоне на участке, засеянном и постриженном им самим.
- У вас сколько детей?
- Две дочери. И три внучки. А еще есть внук. И зовут его… Александр Плошник (улыбается). Только отчество другое. Не удивляйтесь, что у нас фамилии одинаковые. Просто дочь при замужестве не стала менять свою. При этом своим дочерям они дали фамилию зятя, а вот сыну - нашу.
- Ну и что можете сказать об Александре втором? Человек уже проявляет фамильные качества?
- Еще как (улыбается)! Малышу всего 3 года, а он уже научился бить по мячу подъемом! Лупит профессионально. А если серьезно, пока еще рано говорить о каких-либо навыках. Подрастет - будет видно…
…За разговором незаметно добрались до места. Офис оказался скромным. Но так всегда бывает, когда человек на работе думает не о повышенном комфорте, а о деле. Самое необходимое - столы, кресла, компьютер, телевизор и электрочайник - присутствовали. Остальное - по усмотрению. Плошник предложил кофе, и мы продолжили беседу.
фото: ФК «Кубань»
- Александр Васильевич, а для действующего и бывшего профессионального футболиста имеет значение, как к его делу относятся самые близкие ему люди - родители, сестры или братья, жена, дети, а потом и внуки?
- Для футболиста имеет значение, чтобы в семье был лад. И мне в этом смысле вдвойне повезло. Как в той семье, где я вырос, так и в той, которую создал сам, не только отношения между всеми замечательные, но и интерес к футболу (а когда-то и к моей игре) был и остается неподдельным, искренним.
- Вы родились в спортивной семье?
- Если вы о том, занимались ли родители спортом профессионально, то нет, не занимались. Но отец в 35 лет на турнике «солнце» крутил. Это выглядело впечатляюще! Я, кстати, этому так и не научился. Мог много раз подтянуться, сделать подъем переворотом, но «солнце», то есть круги на турнике во весь рост, так и не освоил. Что же касается братьев (а их у меня было трое), то все они неплохо играли в футбол. Правда, на любительском уровне. Профессионалом в этом виде спорта никто из них не стал. А еще надо сказать, что с того времени, как я стал выступать за «Кубань», родители и братья частенько приезжали поболеть за меня и команду на стадион. А вскоре к ним присоединилась и моя жена.
- Другими словами, проблем в семье из-за увлечения футболом вы не ощущали?
- Ну, как вам сказать… В детстве, для того чтобы вечерком с друзьями погонять мяч, мне нужно было выполнить какую-то работу по хозяйству. А весной и осенью отнимали время школа и домашние уроки. Не буду углубляться в подробности, но скажу, что у нас был участок земли в 40 соток плюс какая-то живность во дворе. В общем, чтобы выкроить часок для игры, мне приходилось изрядно повозиться с другими делами. В юности же мне родители стали намекать, что футбол - это, конечно, хорошо, но надо бы и профессию какую-нибудь получить.
- Вы и в подростковых командах были нападающим?
- Всегда. И всегда много забивал. В 15 лет меня даже во взрослую команду пригласили на один из многочисленных в то время турниров. При этом тренер сказал, что, если вдруг кто-то спросит, мне нужно ответить, что я на 2 года старше. Никто не спросил. А мы выступили успешно. И я на том турнире забил несколько мячей. В общем, рано почувствовал, что именно футбол может стать моей профессией. А сразу после окончания средней школы - было это в 1973 году - отправился на просмотр в «Урожай» из Крымска, выступавший тогда в чемпионате края. Вроде бы прошел его неплохо. Блеснул в выездном матче этого турнира с краснодарским «Станкостроителем». Мы победили тогда 6:1, и я забил 5 мячей. Уверен был, что после такого успеха меня оставят в команде. Как вдруг сразу после матча, проходя мимо, услышал, что тренер «Урожая» говорит кому-то: «Ничего в нем особенного нет. Таких Плошников тысячи». Понятно, что это меня задело. По возвращению в Крымск я «сдался» военкомату, и хотя у меня была возможность получить отсрочку о
т службы, вскоре был призван в армию.
- Юношам подобная эмоциональность присуща. А впоследствии не случалось, что вы в сердцах от чего-то отказывались?
- Случалось. Нечасто, но случалось. Я ведь почему на 2 года уходил из «Кубани»? В 1983 году команду возглавил Александр Кочетков. Не могу ничего сказать, какого уровня он был специалист, но в отношении к нам повел себя неправильно. Начал «драконить» футболистов унижающими достоинство выражениями - «вы ничего не умеете», «среди вас настоящих профессионалов нет» и тому подобное, - и я понял, что с этим человеком «каши не сваришь». В начале 1985 года подал заявление об уходе из команды. И практически тут же перешел в ростовский СКА, у которого, как оказалось, такие же проблемы. Только не с тренером, а с генералами из Северо-Кавказского военного округа, зачастившими со своими «установками» на базу команды и даже (перед матчами и в их перерывах) в ее раздевалку.
фото: Валерий Крачунов
Первый круг под руководством Анатолия Полосина мы провалили (заняли последнее место), но затем армейцев возглавил Герман Зонин (формально он значился тренером-консультантом при наставнике Алексее Еськове, а фактически стал главным), и команда воспрянула духом. Мы стали всё чаще побеждать (тбилисских динамовцев, к примеру, разгромили 6:2!), едва не выбрались с низов, и вот тут-то к нам зачастили военные. Начали сыпать предложениями: «Этих надо побеждать! Этих громить!» И разнос - если мы вдруг уступали. А речь - на минуточку! - шла о ведущих советских командах. Ребята помалкивали. В то время в армейских командах почти все футболисты были при погонах. Чуть что не так - могли и на действующую службу «загреметь». А я, можно сказать, вольнонаемный. Пару раз раздухарившемуся генералу возразил. И Зонин, намекнув, что он это делает не по своей воле, перестал ставить меня в состав. А вскоре и самого Зонина уволили. Не за результаты, а из-за какого-то скандала с руководством. Команда снова стала всем проигрывать и
в итоге вылетела из высшей лиги. Больше в нее, кстати, не возвращалась.
Я же в межсезонье перешел в «Спартак» из Орджоникидзе (так тогда назывался город Владикавказ). В нем провел следующий чемпионат страны. Вернулся же в «Кубань» в 1987 году. И, надо сказать, удачно. Под началом Хамзы Багапова мы вышли в первую лигу и стали чемпионами РСФСР…
…В этот момент какой-то человек с улицы помахал рукой моему собеседнику. Александр Васильевич встал и, слегка косолапя, подошел к окну. Перекинулся парой фраз с незнакомцем и вернулся обратно. Поняв, что я наблюдаю за его походкой, сообщил:
- Всё! Отыграл свое Александр Плошник. Сначала бедро «подрихтовали». А потом и на коленях сделали операции. Теперь, если и езжу на ветеранские турниры, то только в качестве тренера… Так о чем мы там говорили?
- О генералах. Летом 1985 года я пару месяцев прожил в Ростове-на-Дону. Естественно, ходил на футбол, а потом и на тренировки ростовского СКА. В чемпионате страны ближе к осени тогда для чего-то был организован 3-недельный перерыв, и команда готовилась к возобновлению соревнований у себя на базе. А я от кого-то услышал, что Зонин приветствует появление болельщиков на тренировках, проводимых им на свежем воздухе, в том числе - и на двусторонках. Пришел туда раз, другой. Посмотрел вместе с другими людьми на ваши занятия… Так вот, на мой взгляд, в то время вы в атаке действовали даже ярче, чем легенда ростовского футбола Сергей Андреев. Хотя кто-то может и возразить. А как вы сами к нему относитесь? И как отнеслись к тому, что тренировочную «поляну» стали окружать поклонники местной команды?
- К тому, что болельщики приходят на тренировки, всегда радовался, как, думаю, и другие футболисты. Это придавало мотивации. Андреев же - хороший нападающий. У нас в те годы с ним было, своего рода, соперничество - как в высшей лиге, так и в первой. То он больше забивал, то я. Мы, кстати, в одной связке с ним поиграли не только в ростовском СКА, но и составе сборной России на Спартакиаде народов СССР. Тогда наша команда дошла до полуфинала, но в полуфинальной группе стала 2-й после Грузии, уступив ей по принятому тогда в регламенте турнира количеству забитых мячей. Набрав поровну очков, мы забили 7 мячей, а пропустили 1, в то время как у грузинской команды разница забитых и пропущенных мячей была - 8:5. 1-е место выводило в финал, а 2-е - в стыковой поединок за бронзу. Во встрече «вторых» мы уступили мощной Украине (1:2) и остались без медалей. Но и выход в полуфинал на той Спартакиаде гарантировал всем футболистам команды, добившейся такого результата, присвоение звания мастера спорта СССР. И все,
кто не имел такого звания, а подобных футболистов в нашей сборной было подавляющее большинство, получили его по итогам этого турнира.
- У сборной Украины тогда был действительно звездный состав. Базовой ее командой было киевское «Динамо», за которое еще выступали почти все футболисты, выигравшие за 4 года до этого Кубок обладателей кубков и Суперкубок Европы. Трудно, наверное, было бороться с ними?
- Со всеми было трудно. Высокий статус турнира придавал дополнительный настрой футболистам. В итоге в полуфинальную «восьмерку» пробилась сборная Литвы, составленная в основном из игроков вильнюсского «Жальгириса», на тот период - середнячка первой лиги, да и в нашей сборной 7 человек представляли второй эшелон советского футбола. А команды Узбекистана, Азербайджана и Армении, чьи ведущие клубы («Пахтакор», «Кайрат» и «Арарат») выступали в высшей лиге, аналогичную задачу не решили. Что касается звездности составов, то таковыми они были у всех призеров Спартакиады - Москвы, Грузии и Украины…
…Для справки. Победителями турнира стали москвичи, которых тренировал наставник красно-белых Константин Бесков. Его «Спартак», кстати, в том году стал чемпионом страны. Вместе с «Динамо» он и составил основной костяк сборной на Спартакиаде народов СССР 1979 года. И многих этих игроков любители футбола знают и помнят до сих пор - вратарей Рината Дасаева и Владимира Пильгуя, защитников Александра Маховикова, Вагиза Хидиятуллина, Александра Бубнова, Александра Новикова и Сергея Никулина, полузащитников Сергея Шавло, Юрия Гаврилова, Федора Черенкова, Александра Максименкова и Николая Васильева, нападающих Юрия Чеснокова и Валерия Петракова. А в Краснодарском крае помнят и то, что Пильгуй и Маховиков впоследствии по 2-3 сезона выступали за «Кубань».
Что касается дошедшей до финала сборной Грузии (сборная РСФСР с ней сыграла вничью - 1:1), то ее к этому успеху привел наставник тбилисского «Динамо» Нодар Ахалкаци, взявший через 2 года со своей командой Кубок обладателей кубков. А лучшими из его подопечных были на Спартакиаде вратари Давид Гогия и Отар Габелия, защитники Тенгиз Сулаквелидзе, Александр Чивадзе, Шота Хинчагашвили и Давид Муджири, полузащитники Виталий Дараселия, Манучар Мачаидзе, Давид Кипиани и Вахтанг Коридзе, нападающие Владимир Гуцаев, Рамаз Шенгелия и Реваз Челебадзе.
Но, конечно, впечатлял и состав сборной Украины, которую к этому турниру готовил главный тренер киевского «Динамо» Валерий Лобановский. В нем было большинство игроков из его команды (12 человек), но нашлось место и представителям донецкого «Шахтера», одесского «Черноморца» и львовских «Карпат». Тоже, что ни имя, то легенда - вратари Юрий Дегтерев и Юрий Роменский, защитники Анатолий Демьяненко, Сергей Балтача, Владимир Пьяных и Владимир Лозинский, полузащитники Владимир Роговский, Анатолий Коньков, Владимир Бессонов, Виктор Колотов, Леонид Буряк и Николай Федоренко, нападающие Олег Блохин, Виталий Старухин, Александр Хапсалис, Степан Юрчишин…
- Я думаю, - продолжил беседу Плошник, - все эти республиканские сборные, как и московская, по своему уровню превосходили нынешнюю сборную России.
- А ваша дружина…
- …не затерялась в этой компании. По 6 человек в ней представляли ростовский СКА и вылетевшие из «вышки» в том году куйбышевские «Крылья Советов» (на самом деле - 8 и 5 соответственно, - прим.А.В.), остальные, как я уже сказал, - первую лигу. Главным тренером российской команды тогда был назначен функционер из спорткомитета РСФСР с опытом тренерской (в основном - с юношескими сборными) и судейской работы Владимир Ивашков. Помогал ему наставник ростовчан Николай Самарин, но тут же «крутился» и главный тренер «Крыльев Советов» Виктор Кирш.
- Ростовский СКА в тот год был середняком высшей лиги, «Крылья» вылетели из нее надолго (вернулись в элиту отечественного футбола лишь в постсоветское время), а из нескольких команд первой лиги попали в сборную лишь по одному игроку. Как тренерам из столь «разношерстной» компании удалось создать весьма боеспособную команду?
фото: ФК «Кубань»
- Так ведь настоящие мастера в то время были во всех клубах. Кто играл на Спартакиаде вместе со мной? Вратари - Виктор Радаев из ростовского СКА (он, кстати, победитель молодежного чемпионата Европы 1976 года) и Геннадий Лисенчук из «Крыльев», защитники - Виктор Капаев и Вадим Лосев (оба - «Крылья Советов»), Александр Андрющенко из СКА (1 матч за сборную СССР), Виктор Шишкин (свердловский «Уралмаш») и Николай Вихарев (ярославский «Шинник»), полузащитники - Виктор Бондаренко (тоже 1 матч за главную команду страны), Сергей Селин, Курбан Бердыев (добившийся затем больших успехов в качестве тренера), Юрий Чуркин (все - СКА), Валерьян Панфилов, Александр Куприянов (оба - «Крылья Советов»), Владимир Александров («Звезда» Пермь) и Руслан Суанов («Спартак» Орджоникидзе), нападающие - Сергей Андреев (26 матчей за сборную СССР), Александр Маркин (оба - СКА), Виталий Раздаев из кемеровского «Кузбасса» (лучший бомбардир за всю историю первой лиги СССР), Равиль Шарипов («Спартак» Нальчик) и ваш покорный слуга.
Почти все названные мною футболисты стали легендами своих клубов. Естественно, мы многое умели и быстро сыгрались, прибавляя по ходу турнира. Достаточно сказать, что на Спартакиаде мы потерпели всего 2 поражения. Оба - от сборной Украины. Но если в первом матче подопечные Валерия Лобановского нас разгромили со счетом 5:1, то в поединке за бронзу мы им дали настоящий бой. Уступили - 1:2. Причем, после раннего гола Валерьяна Панфилова долго вели в счете, основное время завершили вничью (1:1), а решающий гол в наши ворота Степан Юрчишин забил на исходе дополнительного времени - на 118-й минуте.
- Вы на Спартакиаде народов СССР забили…
- …3 гола. В первом же матче на турнире поразил ворота команды Таджикистана (встреча закончилась со счетом 1:0), а в полуфинальной «пульке» дважды отличился во встрече с Ленинградом (в этом матче мы победили - 2:0).
- То есть в тех встречах, когда забивали вы, других голов не было.
- Получается, что так. Кстати, за сборную Ленинграда выступал воспитанник кубанского футбола полузащитник Владимир Лагойда, который потом вернулся в Краснодар, и мы много еще поиграли с ним в одной команде. В защите у молдаван действовал Ион Карас - дядя Эмиля Караса, который тоже стал футболистом, затем тренером и с 2010 года помогает румынскому специалисту Дану Петреску, выведшему 10 лет назад «Кубань» в премьер-лигу российского чемпионата. А за сборную Узбекистана выступал Виктор Чуркин, старший брат игравшего за нас Юрия. И таких пересечений было немало.
- Вы в той сборной, как и в «Кубани», действовали на острие атаки?
- Нет, скорее, на позиции оттянутого форварда. На острие тогда играл Андреев. Он, кстати, с 5-ю мячами и стал лучшим бомбардиром нашей сборной, а я с 3-мя голами - вторым…
- Один из звездных часов вашей футбольной карьеры. Но его могло и не быть. Ведь вы отправились служить не в армейскую команду, а в действующую часть…
- Да, на границу Аджарии (это автономная республика в составе Грузии) и Турции. Так что теперь в моем календаре отмечены не только даты, связанные с футболом, но и День пограничника. И знаете, вполне возможно, армейский опыт помог мне вырасти в хорошего футболиста.
- Вы и там находили время для самой популярной в мире игры?
- Нет, наша часть располагалась в горах, где найти ровную площадку для создания футбольного поля было просто невозможно. Но в армии благодаря практически ежедневным физическим упражнениям я окреп. В принципе, и раньше в этом отношении выделялся среди большинства сверстников. Но теперь добавились скоростные навыки (полосу препятствий я преодолевал в части быстрее всех), силовые и прыжковые (я, к примеру, заметно прибавил в игре в волейбол). И эти навыки мне вскоре пригодились в футболе. Я легко убегал от соперников при выходах один на один с голкипером, мощно бил по воротам, а в борьбе за верховые мячи при росте 179 сантиметров прыгал выше 2-метровых защитников. По игре головой среди нападающих того времени, если без ложной скромности, был, думаю, лучшим в стране. Болельщики со стажем отмечают, правда, еще и Виталия Старухина из донецкого «Шахтера», который тоже нередко забивал мячи со «второго этажа», но это только потому, что его команда была больше на виду - выигрывала медали, участвовала в еврокубках. «Кубань» же лишь на 3 сезона засветилась в союзной высшей лиге, да и то была в ней не на первых ролях. Но статистики подсчитали, что примерно 70 процентов мячей, забитых мною в официальных матчах, были отправлены в сетку головой. Вряд ли такого же соотношения добился Старухин. К тому же, я действовал разнообразнее. Как сейчас, например, помню гол в ворота московского «Торпедо», которые тогда защищал Вячеслав Чанов. Я в прыжке отправил мяч в сетку практически с лицевой линии… затылком.
- После армии вы оказались более востребованными в футболе - как любительском, так и профессиональном…
- Да, поиграл немного за «Сопку Героев» из родного села, крымский «Урожай» и вскоре был приглашен в «Кубань».
- Об этом мы еще поговорим. А пока я хочу спросить вас, Александр Васильевич, о другом. Думается, любому спортсмену нравится популярность у зрителей. Даже если она слишком назойливая. Но во всех игровых командных видах спорта большое значение имеют и ощущения человека в коллективе - как собственной «самости», так и комфорта или дискомфорта от участия в игре тех или иных партнеров. Для вас на любительском и профессиональном уровне важно было, кто выходит на поле вместе с вами?
- Конечно. Даже в детской команде должен быть костяк. А во взрослом футболе умелым постоянным партнерам просто цены нет. Вот, например, что нужно сделать центрфорварду при атаке своей команды? Правильно, своевременно открыться. Но если ты просто побежишь на свободное место, за тобой рванет и кто-нибудь из соперников. Поэтому первое открывание должно быть ложным. А через секунду ты обязан уже мчаться в другом направлении. Опытный партнер, каким в «Кубани» у меня был Игорь Калешин (пожалуй, один из самых техничных и умных полузащитников того времени), знал, что за первым открыванием тут же последует второе, и отправлял мяч именно в ту точку, где ты и встречался с ним. А новичок, вероятнее всего, среагирует на первое движение. Могу привести и другие примеры. Так, я знал, если по флангу мчится Сергей Горюнов или Александр Чугунов, нужно спешить к тому месту у ворот соперника, куда может последовать прострел или навес, а если за верховой мяч борется Сергей Андрейченко, нужно бежать туда, куда мяч попадет после скидки. И таких нюансов в командной игре очень много. Так что, если из привычного ансамбля кто-то по той или иной причине выпадает, это всегда создает проблемы. Даже на настроении может сказаться. А оно в футболе тоже многое значит.
- В «Кубань» вы пришли в 21-летнем возрасте. И уже во 2-й встрече чемпионата страны открыли счет своим голам за нее. Хотя на тот момент о вашем опыте командных взаимодействий говорить не приходится…
- Зато опытными и сыгранными были почти все другие игроки основы: Евгений Бузникин, Владимир Казаков, Виктор Кедрус, Павел Кущ, Владимир Лагойда, Илья Миронский, Владимир Нехтий, Владимир Обедзинский, Виктор Писаков, Евгений Половинко, Владимир Суренков, Юрий Тер-Оганесянц, Виктор Трембач, Владимир Фофанов, Виталий Фурса и Александр Чугунов. А вместе со мной заиграли в основе «Кубани» Александр Семенюков и Василий Шитиков. С помощью этих ребят я и забил 14 мячей. Тренировали же команду Виктор Гуреев с Владимиром Бражниковым. Тогда нам, правда, не удалось сохранить прописку в первой лиге - от спасительного 16-го места мы отстали на 3 очка. Но в 1977 году в должности главного тренера Гуреева сменил Виктор Георгиевич Корольков, и мы за сезон с блеском вернулись в первый дивизион. Опередили в 3-й зоне второй лиги ближайшего преследователя - воронежский «Факел» - на 8 очков. Правда, в стыковых матчах за выход в первую лигу пришлось повозиться с представителем 5-й зоны - узбекским «Янгиером». Дома мы его
победили - 2:0, в гостях уступили - 1:2, а так как разница мячей в таких случаях тогда не учитывалась, состоялся и 3-й матч - на нейтральном поле. В Симферополе мы вновь обыграли «Янгиер» со счетом 2:0 и решили-таки задачу. А вместе с нами в первую лигу поднялись вильнюсский «Жальгирис» и одесский СКА.
- Что же такого внес в игру «Кубани» Корольков?
- Хорошее настроение, веру в свои силы, организацию командных действий. Да всего и не рассказать!.. Что же касается кадрового состава, то вместо ушедших из «Кубани» Алексея Чистякова (наш вратарь перебрался в майкопскую «Дружбу», а затем - в ростовский СКА), Евгения Бузникина, Казакова (в киевский СКА), Лагойды (в ленинградский «Зенит»), Миронского (завершил карьеру), Нехтия (в карагандинский «Шахтер»), Обедзинского, Писакова (в херсонский «Кристалл»), Суренкова (ушел в любительскую команду, чуть позже выступал еще за «Актюбинец»), Трембача и Фофанова (оба - завершили карьеру) пришли вратарь Владимир Васильев (из новосибирского «Чкаловца») и полевые игроки Владимир Белоусов (из московского «Торпедо»), Владимир Жуковский, Анатолий Коровкин (оба - из любительских команд), Анатолий Купцов (из дубля московского «Спартака») и Анатолий Пискунов (из столичного «Локомотива»). Вернулся из Ставрополя Олег Иванов. Заиграли в основе вышедшие на соответствующий уровень Сергей Андрейченко и Александр Багапов. Я же в тот сезон установил личный рекорд результативности: 32 гола в 40-ка матчах.
Та славная «Кубань», которая в 1979 году впервые завоевала путевку в высшую лигу чемпионата СССР
фото: ФК «Кубань»
- Александр Васильевич, ваша карьера в «Кубани» началась головокружительно. В 1-й же сезон вы стали в ней лучшим бомбардиром. Команда, правда, тогда не удержалась в первой лиге, но уже через год триумфально в нее вернулась, а вы установили личный и клубный рекорды результативности в одном чемпионате. В 1978 году вы стали лучшим бомбардиром первой лиги. В 1979-м вновь продемонстрировали высокую результативность, вышли с «Кубанью» в элитный дивизион, а в составе российской сборной на Спартакиаде народов СССР дошли до полуфинала, что стало официальным поводом для присвоения вам звания мастера спорта. Посыпались предложения из более авторитетных клубов. Но вы сохранили свою верность «Кубани» и в 1980 и 1981 годах стали ее лучшим бомбардиром в высшей лиге. В 1982-м были вызваны в олимпийскую сборную СССР и в ее составе забили гол в товарищеском матче с командой Тринидада и Тобаго. Не перехватило дыхание?
- Ну, если вы изучили мою дальнейшую биографию, то сами знаете, что не перехватило (улыбается). Провальных сезонов, в какой бы лиге я ни выступал, у меня не было. Единственное, о чем я иногда жалею, так это о том, что не принял предложение «Торпедо» или какой-нибудь другой московской команды. Не потому, что мне плохо игралось или живется в Краснодаре, а потому, что после завершения спортивной карьеры я оказался никому не нужен. В Москве к бывшим футболистам моего уровня относятся бережнее - как клубы, так и власти.
- Вы в детстве болели за столичное «Торпедо»?
- Нет, в детстве я болел за московский «Спартак». Но с тех пор, как начал играть за «Кубань», симпатизирую только ей. Другие команды в болельщицком плане перестали для меня существовать. Вот только награды за спортивные достижения и верность клубу невелики. Получаю от государства 12 тысяч рублей пенсии. Так что, если бы не какие-то доходы от бизнеса, с трудом сводил бы сейчас концы с концами. Руководство же «Кубани» даже в самые благоприятные годы редко выделяло средства на участие ее ветеранов во всесоюзных, а затем и всероссийских соревнованиях, хотя мы становились сильнейшими и там, и там. Средства же находили сами у поклонников команды, ставших более-менее солидными бизнесменами.
- Да, как-то нескладно все получается. Но об этом мы чуть позже еще поговорим. А сейчас хотелось бы спросить вас вот о чем. В «Кубань» в 1978 году перешел и провел в ней 3 года Юрий Семин, ставший впоследствии одним из лучших российских тренеров и сейчас продолжающий работать. На Спартакиаде народов СССР вы играли в одной команде с Курбаном Бердыевым, также многого добившимся на тренерском поприще. Определенных успехов в этой работе добились и некоторые другие ваши партнеры, но эти двое стоят особняком. Думали ли вы тогда, что такое возможно?
- Что касается Бердыева, то я к нему не приглядывался. Он хоть и был в обойме, но не был одним из ведущих игроков нашей сборной. Мы с ним не так уж и много общались. Поэтому не могу утверждать, будто уже тогда был уверен, что Курбан Бекиевич станет первоклассным тренером.
А вот Семину, на мой взгляд, помог утвердиться в мысли, что он может стать у руля какой-нибудь команды, переход в «Кубань». Человек был уже в возрасте, хорошо известен, и мы относились к нему с уважением. А тут еще ему предложили сначала стать играющим тренером, потом просто тренером и, наконец, главным тренером. Не всё у него тогда получилось, однако психологически Юрий Павлович подготовился к должности наставника именно у нас. И то, что он на тренерской работе вырос до такого уровня, меня не удивило.
- С Семиным в роли тренера вы, будучи игроком, поработали совсем немного. Так что оценивать собственные ощущения от его действий было бы неуместно. Но кого бы все же выделили из своих наставников?
- Конечно же, Виктора Георгиевича Королькова! Из тех, кто меня когда-либо тренировал, он был лучшим. Знал, как общаться с футболистами, как подводить их в наилучшей форме к решающим матчам. Требовал, чтобы мы на тренировках и в игре выкладывались на сто процентов, но, в то же время, не забывал давать нам разгрузку - физическую и эмоциональную. А вторым я бы назвал Хамзу Абдуловича Багапова. Когда он возглавил «Кубань», я вернулся в команду. И мы в тот год (1987-й) вновь поднялись в первую лигу и стали чемпионами РСФР.
- А кто из руководителей края внес самый большой вклад в развитие спорта на Кубани?
- На моей памяти таких было двое: первый секретарь крайкома КПСС Сергей Федорович Медунов и губернатор Александр Николаевич Ткачев. При первом из них наивысшего расцвета в советское время достигла футбольная «Кубань». Да и другим видам спорта - гандболу, баскетболу, легкой атлетике и акробатике - уделялось повышенное внимание. При втором на новый уровень в крае вышли не только футбол, но и баскетбол, волейбол, хоккей и некоторые другие виды спорта. При других же руководителях Кубани либо просто не было всплеска в спорте, либо наступал спад. Как, например, сейчас. Не буду перечислять, но вы сами знаете, сколько клубов у нас позакрывалось. В том числе и «Кубань».
- Это можно исправить?
- Мы пытаемся. Но наших усилий далеко не всегда хватает. Порою, чтобы решить какой-то вопрос, необходимо указание сверху. А его можно и не дождаться. Вот недавно мы создали Краснодарская региональную общественную организацию «Объединенный клуб футбольных болельщиков «Кубань». Ее президентом избрали меня. Вроде бы дело завертелось. Мы заявились на чемпионат края, выступили в нем. Нашли инвесторов, готовых взять на себя расходы по возрождению профессионального статуса обанкротившегося клуба…
- Кого именно?
- К примеру, бывшего владельца футбольного клуба «Афипс» Андрея Викторовича Андреева. Есть и другие люди. Но что о них говорить, если вопрос не решается? Документы на регистрацию клуба в РФС должен был отвезти руководитель обанкротившейся «Кубани», но он по этому вопросу в Москву не полетел.
- Правопреемником футбольного клуба «Кубань» называют «Урожай»…
- Ну да, а курируют его те самые люди, которые не смогли спасти «Кубань». Понимаете, смена названия клуба - это щекотливая тема. Болельщика со стажем трудно убедить в том, что та команда, которую он любил, теперь называется по-другому. Тем более, если она еще и выступает в низшем дивизионе, а совсем недавно пробивалась даже в еврокубки.
- Появилась информация, что перед новым сезоном «Урожай» может сменить свое название на «Кубань»…
- Чтобы все потом указывали пальцем: мол, эта та «Кубань», которая не оплатила миллиардные долги по зарплате и налогам? Дело ведь не только в названии, но и в чести клуба. Мы в свое время получали не больше, чем квалифицированные рабочие на заводах, а играли так, что битком забивались трибуны 40-тысячников. Играли на пределе, потому что любили футбол, зрителей и свою команду. А сейчас руководители клубов балуют исполнителей непомерными контрактами. Те же, получая большие деньги, перестают над собой работать. В итоге результаты у команды идут на спад. Чтобы исправить ситуацию, приходится расторгать контракты с нерадивыми футболистами и заключать еще более крупные с новыми. При этом за качественных новичков приходится платить деньги клубам, которым они принадлежат. И с каждым днем этот процесс всё больше напоминает надувание мыльного пузыря, который обязательно лопнет. Так было с прежней «Кубанью». Где гарантия, что так не произойдет и с новой? Мы не против переименования команды, возвращения ей старого названия. Но мы хотим, чтобы это не походило на перекрашивание тумбочки или стола, когда краска другая, а содержимое прежнее. Вот если будет создана рабочая группа с участием ветеранов «Кубани», ее активных болельщиков, возможных инвесторов, неравнодушных к спорту, и спортивных функционеров, которая разработает реальную программу по возрождению клуба, по поэтапному погашению его долгов, то мы будем не против. А пока же складывается ощущение, что создатели одного мыльного пузыря пытаются надуть новый.
- Год назад гендиректором «Урожая» назначили бывшего полузащитника «Кубани» Станислава Лысенко…
- И при этом сократили бюджет клуба. Из реального претендента на выход в первый дивизион «Урожай» превратился в одного из аутсайдеров второго. Я, конечно, надеюсь, что Стас переломит ситуацию, но пока поводов для оптимизма не вижу. А до него, кстати, в руководстве клуба были сплошь москвичи. Кто поверит, что они действительно жили интересами кубанского футбола, а не надеждой что-то оторвать и для себя?
- Жестко, однако. Но давайте все же вернемся к оценке футбола - того, что был раньше, и того, что есть сейчас. Вот вы сказали, что по своему уровню призеры Спартакиады народов СССР-1979 были выше, чем нынешняя сборная России. Но ведь 40 с лишним лет назад матчи проходили на менее высоких скоростях, чем сейчас?
- В нашей стране? Кто вам такое сказал? Скорость футбола повысилась в Англии, Испании, Германии, Италии и некоторых других странах. Поэтому на решающих этапах еврокубков наши ведущие команды стали терпеть унизительные поражения от грандов. В группе они еще могут кого-то победить, как например, ЦСКА - «Реал», но в плей-офф шансы москвичей в этом противостоянии были бы близки к нулю. А раньше столь большого разрыва между лучшими европейскими и нашими командами не было. 4 «Динамо» (киевское, тбилисское, московское и минское), столичный «Спартак», «Днепр», «Шахтер» нередко убирали со своего пути законодателей футбольной моды. В общем, темп игры у наших команд 40 лет назад если и был чуть медленнее нынешнего, то не намного. А мастерство футболистов тогда было выше. И гораздо выше! Так что от своих слов об уровне команд я не отказываюсь. Более того, если бы было можно перенести во времени ту «Кубань», которая пробилась в высшую лигу чемпионата Советского Союза, сейчас она была бы одной из лучших в стране. Какие-то тактические нюансы большие мастера быстро схватывают, а по физическим кондициям мы ни в чем не уступали нынешним, а в чем-то их и превосходили. Я, к примеру, пробегал стометровку за 11 секунд и мог без устали носиться весь матч. И таким был не только я. Партнеры по команде в физических кондициях мне мало в чем уступали. Тогда в каждой команде было по 3-4 хороших нападающих, а сейчас столько же на сборную России с трудом можно наскрести.
- В том, что уровень советского футбола был соотносим с уровнем этой игры в ведущих футбольных державах, трудно не согласиться. Но в том, что его интенсивность не возросла, наверное, можно и возразить. Самородков вроде вас стало действительно гораздо меньше, поскольку футбол в нашей стране перестал быть повальным увлечением. Но универсализм игроков стал выше, и расслабиться во время матча никому не дадут. Чуть зазеваешься - «оторвут мяч вместе с ногами». Раньше такого было меньше.
- Не знаю. Не уверен, что меньше. Меня постоянно били по ногам. Гуцаева из тбилисского «Динамо» валили на газон чуть ли не при каждой обводке… Может быть, судейство было более жестким, и потому защитники опасались слишком часто фолить. Да и симуляций, когда футболист при входе в чужую штрафную падает при малейшем прикосновении соперника, было меньше. А голы забивать, поверьте, всегда было непросто.
- На чемпионате мира-2018 наша сборная дошла до четвертьфинала, где лишь в серии послематчевых пенальти уступила хорватам…
- Это хороший результат. Команда Черчесова прыгнула выше своей головы. Но, в принципе, на что-то подобное я и надеялся, ведь дома и стены помогают.
- Первый гол на этом чемпионате забил полузащитник «Краснодара» Юрий Газинский…
- Не воспитанник кубанского футбола, но всё равно приятно.
- Как вы вообще относитесь к «Краснодару»?
- Сергей Николаевич Галицкий делает великое дело. И команда с каждым годом всё увереннее себя чувствует в чемпионате России и других соревнованиях! И какой шикарный стадион отгрохал! И футбольную школу с многочисленными филиалами создал! Всё больше ее воспитанников вливается в состав основной команды.
- Не жалеете, что он не приобрел «Кубань»?
- А чего теперь жалеть? К тому же, как я знаю, он пробовал ее купить, но не согласился с тем, что часть акций останется у администрации края. Что ж, создал новую команду с нуля. А нам надо поднимать «Кубань». И делать это как можно быстрее.
Алексей Воскобойник
P.S. Коллектив редакции «Независимой спортивной газеты» поздравляет Александра Васильевича Плошника, большого друга нашего издания, с 65-летием! Искренне желаем юбиляру крепкого здоровья, долголетия и благополучия!

.: Другие материалы рубрики





Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: