.: Гандбол. Тет-а-тет
Светлана Выдрина: «Я играла, совсем не задумываясь о деньгах»
Т
акие игроки появляются в мировом гандболе очень редко. Настоящая «голевая машина», игрок, способный решить в одиночку исход любого матча, включая финал чемпионата мира.
Светлана Выдрина, которую помнят все болельщики 80-х, несомненно, является легендой не только «Кубани», но и мирового гандбола в целом. Яркая, быстрая, мощная, результативная, она поражала ворота соперников с такой частотой, что можно было диву даваться. Как результат, именно Выдрина является лучшим бомбардиром в истории «Кубани» как в чемпионатах страны, так и в еврокубках. С краснодарским клубом Светлана дважды становилась чемпионкой СССР, дважды завоевывала континентальный Кубок Кубков.
Из досье «Независимой спортивной газеты»: Светлана Юрьевна Выдрина. Родилась 18 января 1966 года в поселке имени Максима Горького Волгоградской области. Заслуженный мастер спорта СССР. Чемпион СССР 1988/89, 1991/92 («Кубань»). Серебряный призер чемпионата СССР 1981/82 («Ростсельмаш»), 1982/83, 1983/84, 1985/86, 1986/87, 1987/88 («Кубань»). Бронзовый призер чемпионата СССР 1989/90, 1990/91 («Кубань»). Чемпион России-2001/02 («Лада»). Серебряный призер чемпионата России 1993/94 («Россиянка»), 2000/01 («Лада»). Бронзовый призер чемпионата России 1992/93 («Россиянка»), 1998/99 («Адыиф-Элита»). Обладатель Кубка Кубков 1986/87, 1987/88 («Кубань»), 2001/02 («Лада»). Чемпионка мира-1985 среди молодежных команд 1985. Чемпионка мира-1990 среди национальных сборных.
фото: Валерий Крачунов
Играя за «Кубань», Выдрина принесла много пользы и национальной сборной. В 1985 году она стала чемпионкой мира среди молодежных команд, а в 1990-м завоевала звание чемпионки планеты уже среди национальных дружин, став лучшим бомбардиром турнира в Южной Корее.
За 20 лет игровой карьеры Выдрина завоевала 15 комплектов медалей чемпионатов СССР и России и 3 еврокубка.
Предлагаем вашему вниманию большое интервью, которое Светлана Юрьевна дала главе пресс-службы «Кубани».
Волгоград
- Светлана Юрьевна, расскажите о себе, о своем детстве.
- Я родилась и всё свое детство провела в поселке имени Максима Горького, который сегодня является микрорайоном Волгограда. Моя мама рано осталась одна с тремя детьми - мной и моими старшими братом и сестрой. Легким детство не назову. Маме приходилось много работать, чтобы нас прокормить, поэтому мы воспитывались в строгости и скромности. Слово мамы было законом, даже не представляю себе, что можно было перечить или устроить историку. Жили небогато, как, впрочем, и большинство людей в то время.
Школу очень любила, была круглой отличницей до 9-го класса, когда пришлось сделать выбор в пользу спорта. В школе я начала заниматься в секции баскетбола. И так мне нравилась эта игра, что я жить не могла без мяча. И у меня, откровенно говоря, получалось хорошо. Уже в 6-м классе я за сборную школы выступала со старшеклассниками. Высокий рост был в мою пользу.
- Как же Света Выдрина оказалась в гандболе?
- О! Это отдельная история. Я считаю, что это провидение, судьба, случай - как хотите назовите - распорядились. Моя учительница физкультуры, когда я была в 7-м классе, однажды сказала мне: «Света, тебе необходимо заниматься баскетболом на новом уровне, у тебя должно это получиться». И отправила меня на волгоградский стадион «Динамо», где в то время базировалась женская баскетбольная команда «Динамо», показывавшая неплохие по советским меркам результаты. «Езжай туда, найди баскетболисток, проси, чтобы на тебя посмотрели». Ну я уболтала двух подружек составить мне компанию, и поехали мы на стадион «Динамо» на баскетбол записываться. Взяли с собой форму. Приехали, а после долгих поисков нам кто-то сказал, что «Динамо» сейчас в отъезде. И побрели мы расстроенные обратно. А там, где сейчас воздухоопорный комплекс, в те времена были открытые площадки. Идем мы мимо них, смотрим - кто-то бегает. Стало нам интересно. Прошли на трибуну, сели посмотреть. А там идет тренировка по какому-то неизвестному для нас виду с
порта. Бросают рукой мяч. В школе я про такой вид спорт и не слышала раньше. И вот сидим мы тихо, а мимо проходит мужчина темноволосый: «Девочки, а вы что тут делаете?» Я самая смелая была, ответила: «Мы на баскетбол пришли записываться. Не знаете, где все?» А он отвечает: «Нет, не знаю». И сам смотрит на нас так хитро, а затем добавляет: «А вы не хотите в гандбол попробовать поиграть? Практически то же самое, что и баскетбол, ведение мяча есть, только мяч бросаешь не в кольцо, а в ворота». Левон Оганесович Акопян, а это был он, был с хитринкой, причем, до конца жизни. И уговорить мог любого. Ну, мы и решили попробовать. Переоделись, он дал нам по мячу и попросил бросить по воротам. Ну, я мяч в левую руку беру и бросаю. А в жизни я правша, абсолютно все бытовые вещи делаю правой рукой. А вот мяч сразу в левую лёг, сам по себе, мне даже не представляется, что можно правой бросать. И Акопян прямо вцепился в меня, ведь в те времена в гандболе левшей практически не было, да еще и таких рослых, как я. Тренировка м не, в принципе, понравилась, но внутри я всё равно думала только о баскетболе. Поэтому на его просьбу прийти через день ответила отказом, потому что у меня в школе была тренировка. Левон Оганесович на меня давить не стал, очень дипломатично предложил совмещать баскетбол с гандболом, а через какое-то время самой сделать выбор. И у меня начались ежедневные тренировки: день баскетбол, день гандбол и так далее. Было очень тяжело, особенно ездить на «Динамо» - автобусы ходили редко, забитые битком, почти час добираться. Причем, чтобы успеть на гандбол, я сбегала с последнего урока.
- И что же определило окончательный переход в гандбол?
- Примерно через 2 месяца после начала тренировок Акопян позвал меня с командой на соревнования в Брянск, на турнир ДСО «Буревестник». Какой Брянск? Какая поездка? Я же пропущу баскетбол! Но все-таки поехала, как-то он меня уговорил, он мог. Потом были другие соревнования, третьи. И у меня стало получаться, я стала забивать голы. И мне понравилось. Понравилось так, что я влюбилась в гандбол и достаточно быстро забыла про баскетбол. На эту перемену ушло примерно полгода. Гандбол влюбил меня в себя очень быстро. Но я до сих пор уверена, что если бы в тот день в 1979 году баскетбольное «Динамо» было бы в Волгограде, то я стала бы баскетболисткой.
- Вы ведь довольно рано дебютировали в высшей лиге чемпионата СССР. Но не за волгоградскую команду, верно?
- Волгоградская команда никогда не входила в элиту советского гандбола. Акопян понимал, что мне нужно расти. И тут на разных соревнованиях, на спартакиадах меня начали замечать, начали приезжать к Левону Оганесовичу и к моей маме из Ростова-на-Дону, Краснодара, Невинномысска… Тянул к себе и киевский «Спартак». Игорь Турчин приглашал в Киев, в интернат, когда я еще классе в 8-м училась. Туда даже ездила мама, ей показали, где я буду жить, тренироваться, какую зарплату буду получать. Мама сразу сказала - поедешь в Киев. Но я также моментально ответила - нет, в Киев я не поеду! Я даже представить себе не могла, что покину родной город, команду, семью.
А в 1982-м, когда училась в 9-м классе, тренер «Ростсельмаша» Леомарк Невядомский попросил меня в аренду на полгода, на концовку сезона-1981/82. Я стала приезжать непосредственно на игровые туры - за 2-3 дня до начала. В каких-то матчах меня выпускали, я даже забивала какие-то голы. Естественно, меня, 16-летнюю, Невядомский выпускал не в основе, а в те моменты, когда команда создавала разрыв в счете. Думаю, меня вызвали, как модно сейчас говорить, на просмотр, на перспективу.
В общем, занял «Ростсельмаш» тогда 2-е место в чемпионате СССР. Но серебряную медаль мне не дали. Не знаю - почему. Может на всех не хватило. Дали только чайный сервиз, часть которого до сих пор у меня хранится.
- Почему не остались в «Ростсельмаше»?
- В душе я немного расстроилась тому, что мне не дали медаль. Хотя я и не внесла решающего вклада в тот успех команды, но всё же тоже была ее частью. К тому же, следующий сезон (1982/83) я должна была провести в новой аренде … уже в краснодарской «Сельхозтехнике» (так прежде называлась «Кубань», - прим.ред.). Тот сезон я также проводила наездами, приезжая непосредственно на туры. Причем, меня обязательно кто-то сопровождал на тур - или сам Акопян, или кто-то от спортшколы. А вот с учебой начались проблемы, ведь по факту я ее забросила. Но так как я была единственной спортсменкой в школе, мне шли на уступки. В том сезоне «Сельхозтехника» впервые в истории завоевала медали чемпионата страны - серебряные. Кстати, ту медаль мне вручили наравне со всеми.
- Как мама относилась к тому, что вы стали выступать за команды из других городов?
- Мама была очень рада за меня. Тогда в Волгограде мне выдавали не зарплату, а талоны на питание, и я их меняла на деньги у кассиров или на продукты в столовой. Поесть я могла и дома. Я приносила домой продукты или деньги. А когда начала выезжать на туры, то начала привозить что-то из других городов. Из Москвы, например, где в то время было всё.
- После сезона-1982/83 вы окончательно перебрались в Краснодар. Была ли альтернатива?
- Всё случилось еще зимой 1982 года, когда я была в аренде у «Сельхозтехники». Александр Иванович Тарасиков узнал точный адрес, нашел наш поселок и приехал к маме. Они закрылись в ее комнате на несколько часов. И ему удалось уговорить мою маму. Она вышла и сказала: «Всё, Света, ты уезжаешь в Краснодар насовсем после окончания школы». При этом Александр Иванович не обещал золотые горы, говорил, что всё будет зависеть от меня самой. Благословил меня на отъезд в Краснодар и Левон Оганесович.
И вот в мае 1983-го я закончила школу, сдала все экзамены, сходила на выпускной бал и буквально на следующий день уехала в Краснодар. Хотя это для меня было очень тяжелым шагом. Уже с билетами на поезд прямо на вокзале я начала плакать, хотела отказаться от переезда, всё бросить. Мне было очень тяжело уезжать из родного города навсегда.
Краснодар
- Как осваивались в новом для себя городе?
- Первую ночь после переезда в Краснодар я провела в квартире у Тарасикова. А на следующий день переехала в «общагу» - 3-комнатную квартиру, в которой несколько девочек жили. Веселые были времена!
- Как был обставлен ваш переход? Какие-то бумаги? Контракты?
- Понятия не имею. Мне сказали ехать - я и поехала. Тогда же не было никаких контрактов между игроком и клубом. Мы числились на официальной работе. Я, к примеру, была по основному месту рабочей склада «Сельхозтехники» с окладом в 100 рублей. И еще 100 рублей получала, числясь в добровольном спортивном обществе «Урожай» тренером-инструктором. Профессионального спорта ведь в СССР не было, но по факту мы были профессионалами. Однако первая зарплата в Краснодаре составляла 100 рублей. После талонов Волгограда было ощущение - я богачка! Сразу начала поправляться, начала много кушать. В Волгограде я не видела сгущенку, а в Краснодаре начала ее получать регулярно, Александр Иванович нам ее в виде пайка привозил. И я ее наяривала (улыбается).
- Вы сразу стали игроком основного состава?
- Какое там! В той команде у Краснодара место в основе было только у старожилов - Шалимовой, Гуськовой, Тян, Живило, Кучковой. На моей позиции играла тогда Оля Степаненко, мы были самые высокие в команде. А в те годы было правило: минимум 15 минут в игре должен был проводить высокорослый игрок, чей рост выше 180 см. И этим игроком в то время была Оля Степаненко.
И вот тур в Краснодаре. И перед самым началом Оля заболевает гриппом, температура под 40, играть она не могла. И Тарасикову пришлось отправлять меня на площадку на 15 минут. А я вышла и начала забивать голы, причем - один за другим. Я не боялась ошибиться, так как понимала, что меня всё равно не уберут с площадки. Так получилось раскрепоститься. И так я получила место в основном составе.
- Не рассорились со Степаненко?
- Нет, что вы. Мы с Олей продолжали хорошо общаться, даже сейчас переписываемся, хотя она давно уже живет в Испании.
- А вообще, какая была в те годы обстановка в «Кубани»?
- Тарасиков был жестким тренером. Мог так приложить словцом - Трефилов покажется ребенком. Но, в то же время, он был очень тонким психологом. Мог похвалить меня при всех, и тут же, через несколько дней начинал «прессовать». Мне кажется, это закаляло наш характер, помогало в экстремальных игровых ситуациях не «поплыть». Случались моменты, когда хотелось даже уйти из команды, собрать вещи и уехать в Волгоград. Но перетерпела, осталась.
- Довольно быстро «Кубань» стала постоянным участником еврокубков. Какие воспоминания о тех матчах?
- Любой вылет за рубеж был тем еще приключением! Обязательно была ночевка в Москве. Во-первых, потому что международных рейсов было мало. А во-вторых, в Москве с нами проводили беседы, как вести себя за границей, чтобы не уронить честь Родины. Мы ведь все были комсомолками.
За границей было время погулять по городу, по магазинам. Правда, мы никогда не ходили поодиночке, только всей командой. Ну и, конечно, старались привезти что-нибудь из-за рубежа. В соцстраны нам меняли, если не ошибаюсь, по 300 рублей. Из Чехословакии я, к примеру, привезла люстру.
- А что касается непосредственно соперников?
- Мы никого не боялись, к середине 80-х «Кубань» была очень сильной командой. У нас же, у игроков, была особая гордость за то, что мы представляли великую страну - СССР.
Светлана Выдрина в составе «золотой» «Кубани», выигравшей Кубок Кубков-1987
фото: Валерий Крачунов
Помню прекрасно ответный матч финала Кубка кубков 1987 года в Краснодаре. Никто не ожидал, что мы можем выиграть в Берлине. Прекрасно в концовке тогда сыграла Галя Живило (Оноприенко) и мы увезли победу в 4 мяча (21:17). А в Краснодаре нам надо было просто не проиграть. Мы подсознательно понимали, что дома нельзя проиграть. Фаворитом считался тот, кто играл ответную встречу дома. Нам тогда «пёрло». У нас всё получалось. Мы были уверены, что завоюем Кубок Кубков.
- «Кубань» 4 года подряд играла в финалах еврокубков - с 1987 по 1990 годы. Каково было находиться на вершине и как воспринимались неудачи?
- Каждая победа прибавляла уверенности и желания новых достижений. На следующий год в финале Кубка кубков мы уже в первом матче разгромили венгерский «Вашаш». Через год, правда, уступили в финале румынской «Штиинце». Но проигрывали мы очень редко. И соперники нас откровенно побаивались.
- Пик той «Кубани» - финал Кубка чемпионов с австрийским «Хипобанком».
- «Хипобанк» было, наверное, не победить. Ну, очень сильный соперник был! Однако дойти до финала Кубка чемпионов - это тоже уже было для нас огромным достижением. Полуфинал с румынским «Химистулом» был просто фантастический. Мы уступили «минус 6» в Румынии, а в Краснодаре смогли выиграть «плюс 7», решающий мяч я забросила с 7-метровой отметки за несколько секунд до конца игры. Это был фантастический матч! Причем, за 15 минут до конца мы вели всего «плюс 1». Но это женский гандбол, в нём бывает всё. А за поражение от «Хипобанка» нам не было стыдно, соперник был просто объективно сильнее.
- В чемпионате СССР именно «Кубань» первой прервала гегемонию киевского «Спартака».
- Чемпионат СССР был очень сильным! Да, был «недосягаемый» «Спартак», а остальные команды могли выиграть каждая у каждой. Причем, достижением было даже уступить «Спартаку» меньше 10-ти мячей. О победе над командой Турчина многие мечтали годами. «Кубани» на это понадобилось 5 лет.
Мы впервые его обыграли в 1984 году. Случилось это в финальном туре в Свердловске. Решающий бросок мне удался метров с 10-ти за 20 секунд до конца матча. Киевлянки смогли отыграть 1 мяч, но победа осталась за нами - 26:25. Впервые в истории! Причем, в первый игровой день мы уступили местной команде УПИ, а на следующий день обыграли «Спартак»! Как такое возможно? А вот так…
- Помните, как были завоеваны золотые медали?
- Конечно, помню! Это случилось в 1989 году. И «Кубань», и «Ростсельмаш» в «регулярке» оказались выше «Спартака», который впервые за 20 лет остался без золотых медалей. А нам с ростовчанками предстоял суперфинал до 2-х побед.
Тарасиков нас часами настраивал на чемпионство. Мы все понимали, что всё зависит от нас. Огромным плюсом было преимущество родной площадки в том суперфинале. Я думаю, что если бы мы играли ответные матчи в Ростове-на-Дону, то мы не выиграли бы. Все-таки родная площадка, поддержка болельщиков здорово нам тогда помогли. «Ростсельмаш» в ту пору был даже, наверное, посильнее нас. Но победили мы за счет характера, за счет огромного желания. После второй победы над «Ростсельмашем» у меня была истерика, меня трясло несколько минут, я плакала и не могла остановиться - настолько было велико эмоциональное опустошение.
- В том противостоянии команд была и дуэль двух великих полусредних - Выдриной и Морсковой.
- Да, мы с Наташей задавали тон в своих командах, были главной ударной силой. Но я всегда считала Кирчик (девичья фамилия Морсковой) сильнее себя, прежде всего, физически. Все тесты, которые в сборной проводили, она лучшая была, подтягивалась на перекладине больше любого игрока, была очень мощная. И в тех суперфиналах мы с ней соревновались, кто больше забьет, половина всех мячей - на нашем счету. В решающем, третьем матче я забросила 11 голов, Наташа - 9. «Кубань» выиграла - 21:20 - и завоевала золотые медали.
- Светлана Юрьевна, за счет чего «Кубань» достигла таких высот?
- Стабильный, сыгранный состав - залог успеха. У нас были очень хорошие игроки в каждой линии, настоящие личности в спорте! Мы понимали друг друга с закрытыми глазами. Плюс тренерский талант Александра Ивановича Тарасикова. Его роль в этих успехах - определяющая. Все-таки он смог это всё организовать и довести до высоких результатов.
Из Краснодара в Волгоград и обратно
- Стремительный взлет Выдриной не мог быть не замечен тренерами сборной СССР…
- Молодежный чемпионат мира 1985 года в Южной Корее стал для меня первым крупным турниром в майке с серпом и молотом. Но я мало там играла. Главный тренер сборной Леонид Ратнер, возглавлявший и запорожский ЗИИ, меня редко ставил в состав. Несколько матчей даже сидела на трибуне. Половина команды тогда была из Киева, место в составе, прежде всего, было для них. Игорь Турчин контролировал всю цепочку сборных, и молодежная команда была заточена под первую сборную.
- Вы могли своей игрой изменить ситуацию?
- Пока тренером главной сборной СССР был Турчин, у меня практически не было шансов. Игорь Евдокимович вызывал меня на все сборы, но на большие турниры не брал. При этом у него не было левшей. На правом полусреднем у него играли праворукие гандболистки. Наверное, он затаил на меня обиду за то, что я не поехала в детстве в Киев. Он тогда мне говорил: «В Киев переедешь - будешь играть в сборной». Но это не был шантаж. Так действительно удобно, когда у тренера сборной весь костяк играет и тренируется перед глазами в клубе. И сейчас это логично, что тренером сборной России является наставник «Ростов-Дона». От этого сборная только выигрывает. Мне же оставалось только работать и ждать чуда.
- Не было бы счастья, да несчастье помогло?
- В какой-то степени, да. После неудачи на Олимпийских играх 1988 года, где сборная СССР заняла «всего лишь» 3-е место, Игорь Турчин был смещен, главным тренером сборной СССР стал Александр Тарасиков. И вот тут многим игрокам открылись двери. Особенно представительницам «Кубани», которая стала базовым клубом сборной.
- Как шла подготовка к чемпионату мира-1990?
- Мы буквально не вылезали со сборов в подмосковном Новогорске. Чемпионат страны проводился по туровой системе, а между ними мы сидели на сборах. Отсюда и хорошая сыгранность. Сборная тем сильнее, чем больше времени игроки готовятся вместе, это я вам говорю как игрок сборной. И туровая система проведения внутренних соревнований для сборной страны, подчеркиваю, для сборной - это огромный плюс. Потому что весь ритм чемпионата мира ты играешь весь год - 5 матчей за 6 дней. К этому ритму ты привыкаешь, твой организм привыкает, команде однозначно легче играть. Но минус такой системы в том, что болельщики не видят свою команду месяцами.
- Сам чемпионат мира сборная СССР провела без помарок, завоевав золотые медали.
- Кстати, он, как и молодежный в 1985 году, проходил в Южной Корее, удачная для меня страна. На чемпионате мира-1990 многие команды были равными по классу - и СССР, и Югославия, и ГДР. Мы не были фаворитами. Но подготовку к турниру мы провели хорошо, как и сам чемпионат. Я стала лучшим бомбардиром и вошла в символическую сборную турнира.
- Но Олимпийские игры-1992 так и остались для вас мечтой…
- К сожалению, это так… В 1988 году на Игры в Сеул меня не взял Турчин. А на Олимпиаду в Барселону я не попала по другим причинам.
Ситуация получилась такая. В марте 1992 года в украинских Броварах прошел заключительный тур предварительного этапа чемпионата страны. Как оказалось позже, это были последние игры последнего чемпионата СССР. Финальные туры решено было не проводить, и «Кубань» стала чемпионом страны во второй раз, оказавшись победителем регулярного первенства.
Из Бровар мы отправились сразу в Новогорск - на учебно-тренировочный сбор национальной команды страны. У меня поднялась температура, подумали, что ОРЗ, стали пичкать таблетками. А оказалось - желтуха. Даже не знаю, как и где заболела.
Примерно в это же время в «Кубани» у ряда игроков, включая меня, случился конфликт с главным тренером. Вдаваться в подробности не хочу, дело давнее, ни к чему сейчас это всё ворошить. Но вопрос встал ребром - или мы, или Тарасиков. Я лежала в больнице, желтая, как лимон, ко мне приезжали девочки из команды, мы собрания проводили.
Спустя время подключился государственный тренер Владимир Максимов, обсуждали ситуацию, пытались разрулить. В итоге, на стороне Тарасикова было всё, он был главным тренером сборной и клуба, убрать его, наверное, было нелогично перед Олимпиадой. Ну а нам пришлось уйти из «Кубани» (помимо Выдриной команду покинули Валентина Костюкова, Любовь Коротнева, Галина Мельникова и Фирдаус Бариева, а также еще несколько молодых игроков, - прим.ред.).
- Из-за этого конфликта вас и «отцепили» от Барселоны?
- Думаю, что конфликт стал основной причиной. Хотя Александр Иванович выбрал другую причину для объяснения. После болезни мне на год рекомендовали исключить тяжелый труд. Это был апрель, меня выписали из больницы. Олимпиада в августе. Я через месяц после выписки стала бегать, готовиться самостоятельно, восстанавливаться. Вторым тренером сборной был Георгий Ларин. Он мне как-то сказал: «Света, я тебе 100 процентов говорю, что ты поедешь на Олимпиаду». Я уже начала приходить на тренировки, готовилась к поездке. Но судьба распорядилась иначе. Александр Иванович не взял меня в Барселону, сказав, что не может брать на себя ответственность за мое здоровье, ведь врачи на год мне запретили тяжелую деятельность.
- Вы действительно могли помочь в Испании?
- Пусть я не играла бы весь матч, но выходить на какое-то время могла бы. Хотя бы пробивать 7-метровые, я ведь была штатным пенальтистом и в клубе, и в сборной. И форму я свою вернула к августу практически полностью. Поэтому было, конечно, очень обидно…
- За границей была возможность продолжить карьеру?
- В европейские клубы звали, особенно настойчиво - в «Валенсию» вместе с Наташей Морсковой. Испанский клуб предлагал зарплату в 4 тысячи долларов. Но я побоялась уезжать.
- Из Краснодара вы вернулись в родной Волгоград спустя 10 лет. Почему не к Акопяну в «Ротор», а в неизвестную никому «Россиянку»?
- Мы уходили из «Кубани» впятером и решили играть вместе. А Левон Оганесович в то время не мог принять нас всех. Поэтому перешли в «Россиянку» к Евгению Трефилову. И в первом же чемпионате России-1992/93 завоевали бронзовые медали. А на следующий год стали уже вторыми.
- Особое противостояние теперь для вас было уже с некогда родным клубом?
- Не стоит и говорить, что для нас самыми принципиальными матчами были встречи с «Кубанью». Первый же матч в Волгограде мы выиграли (26:21), а 20 голов забросили я (9), Костюкова (6) и Бариева (5). Именно 3 победы над «Кубанью» в том сезоне и позволили нам опередить ее в споре за бронзовые медали. За 2 сезона «Россиянка» только раз уступила «Кубани». Да и для краснодарской команды, которая потеряла не только нас, но и многих других ведущих игроков, матчи против «бывших» также были главными.
- Светлана Юрьевна, как дальше складывалась карьера?
- Всё потихоньку шло на убыль. «Россиянка» распалась из-за финансовых проблем, но я ушла раньше. В 1996 году родила дочь, а летом 1997-го уже стала тренироваться с краснодарской командой.
- Не в «Кубань» же вы вернулись?
- Нет, Евгений Трефилов и Виталий Барсуков пригласили в новую команду с красивым названием «А-Элита». Нашелся спонсор - Владимир Смеричинский, в Краснодар вернулись многие бывшие игроки «Кубани». И главным противостоянием для нас были матчи с «Кубанью». На этот раз команда Тарасикова оказалась чуть сильнее, выиграв у нас 2 встречи из 4-х. «А-Элита» одержала победу над «Кубанью» только один раз - в последнем туре чемпионата. В итоге, нам не хватило 3-х очков до медалей, заняли мы 4-е место.
- Две команды, однако, просуществовали в Краснодаре недолго.
- Да, к сожалению, пока были деньги - команда существовала. Перед новым сезоном оказалось, что их уже нет. В авральном порядке часть игроков с Евгением Васильевичем Трефиловым перебралась в Майкоп. Кареева, Суслина, Игнатченко - хорошая команда была в Майкопе тогда. Игроков, проживавших в Краснодаре, Трефилов на своей машине каждый день возил на тренировку в Майкоп и обратно. Так и провели сезон, который завершился бронзовыми наградами. «Кубань» к тому времени окрепла и уже 2 года подряд брала серебро. Стали вторыми они и в том сезоне, но нам удалось победить их дважды, в том числе - и в Краснодаре. В тот год соперничество завершилось вничью.
- Из Майкопа вы перебрались в Тольятти, верно?
- Был еще короткий промежуток - примерно полгода - в Словении. Я уехала в «Жалец», где играли Коротнева и Костюкова. Но я еле выдержала те полгода. Жить за границей - это не моё.
В свое время Светлана Выдрина поиграла и за «Ладу»
фото: Валерий Крачунов
А в ноябре 1999-го уже присоединилась к «Ладе», с которой прошла становление сильной команды. Начали с 4-го места и добрались до вершины в 2002 году, выиграв еще и Кубок Кубков, третий в моей карьере. Причем, в финале играли против румынского «Олтхима», того самого «Химистула», который с «Кубанью» я обыгрывала в Кубке чемпионов. В том же году меня проводили на заслуженный отдых, но в следующем году я стала игроком «Лады-2», которую мы с Валей Костюковой вывели в суперлигу.
Из Тольятти переехала в Звенигород, где поработала в детской спортивной школе, были успехи. Кстати, Таня Захарова - это моя воспитанница. А последние несколько лет я живу в Краснодаре, это мой дом.
- Тренировать здесь не пробовали?
- Сейчас здоровье не позволяет. На одной ноге сустав поменяла, а вторая болит сильно. А чтобы тренировать, надо самой показывать детям. Колени у меня болеть начали еще в Тольятти. Рентгенолог тогда сказал, что у меня колени, как у 70-летней бабушки. Тренерская работа очень тяжелая, требует много здоровья, движения. Поэтому тренером уже не буду.
Вообще-то, проблемы с ногами - генетика, высокий рост. Дедушка под 2 метра был, все высокие пошли в деда. 1 метр 86 сантиметров - это мой самый высокий рост. И вес рабочий - 93 килограмма.
- А вообще, много травм было в течение карьеры?
- Единственная операция у меня была в 1988 году - на колене, мениск. Других травм практически не было, из-за которых надо пропускать много времени. Ну, еще желтуха в 1992-м. Всё. При этом не было у нас ни тренажерных залов, мы не закачивали мышцы, не было никаких тренеров по физподготовке. Просто бегали и играли. Люди сильнее были тогда, здоровее. Экология другая, продукты питания, молочко натуральное. Сейчас поколение с совсем другим здоровьем, у каждого что-то болит.
- Можно ли сравнить тот гандбол с нынешним?
- Сейчас скорости другие, мы играли медленнее. Это не значит, что играли хуже. Просто дольше разыгрывали мяч. Но, уверена, что лучшие игроки того времени сегодня были бы на ведущих ролях. Посмотрите на качество бросков, на игру вратарей. Я бросала с 10-ти метров, большинство своих голов забросила издалека. Сейчас большинство полусредних пытается выйти на 6 метров, в «проскочку». А мы тогда были настоящей «дальней артиллерией».
А какое у нас было взаимопонимание! Я своих игроков с полувзгляда понимала. Валю Костюкову, например. Глазами показывала ей и сбрасывала мяч. Я обожала играть с линейными, отдавать им передачи. И мне отдать голевой пас также приятно, как забросить гол самой. В этом плане я была абсолютно не жадная. Пусть хоть 20 голов забьют с моих передач, на здоровье.
- Поражения тяжело переносили?
- Я лично слезы проливала, когда проигрывали. Могла несколько ночей не спать, если проигрывали из-за моей ошибкой. А такое случалось не раз, когда в решающий момент я не забивала, и команда уступала. Не спала после таких матчей, всё время прокручивала в памяти решающий момент.
- Но сколько вы своей игрой побед принесли - и не сосчитать!..
- Выигрывает всегда команда. А «Кубань», к примеру, была в лучшие годы «заточена» под меня. Поэтому я и была лучшим бомбардиром. Но в памяти особенно запомнился один момент, когда удалось одним броском принести очко. В 1984 году в Вильнюсе играли с запорожским ЗИИ, в воротах которого был прекрасный вратарь - Валентина Лутаева, олимпийская чемпионка. Мы проигрываем мяч, время завершилось, в ворота ЗИИ назначен 9-метровый. И мне удалось в обвод «стенки» пробить с такой силой, что Лутаева не среагировала, и мы сыграли вничью. Потом, кстати, через «стенку» получалось забрасывать не раз, но тот случай единственный, когда такой гол принес очко. Тем более что в то время каждое очко было на вес золота.
- Светлана Юрьевна, можно ли сравнить превосходство нынешнего «Ростов-Дона» с превосходством киевского «Спартака» советских времен?
- Сравнивать некорректно. В «Спартаке» практически весь состав - это воспитанницы интерната, практически все они были киевлянками. Тогда нельзя было взять, и накупить всех сильнейших игроков. Поэтому и развивались школы. В Вильнюсе, Запорожье, Краснодаре, Ростове-на-Дону тогда основу составляли свои, доморощенные игроки. А сейчас практически всё решают деньги - сегодня они есть в Ростове, значит, есть и сильная команда.
- Вы сами были и игроком, и тренером. Нынешнее поколение гандболисток отличается от игроков прошлых лет?
- Я уже говорила, что сейчас многое решают деньги. Это не значит, что это плохо. Но угасает «игра», всё становится слишком «профессиональным», как работа. Я же большую часть карьеры играла, совсем не задумываясь о деньгах, о зарплате. Платят и платят. Мне хватает на жизнь, и хорошо! Играла не за деньги, я кайфовала от самой игры. Мне нужны были победы, это как наркотик. Больше побеждала - и больше хотелось. И большинство девочек играли так же.
Я умирала на тренировках и понимала, что если не выложусь во время подготовительного занятия, то не сыграю нормально. А сейчас игроки могут не прийти на тренировку из-за головной боли или каких-то иных «уважительных причин». У меня была одна уважительная причина пропуска тренировки - собственная смерть (улыбается). Сегодня иногда вижу, что глаза у игроков не горят, а кто-то и вовсе откровенно ходит по площадке. Другое время, другое отношение, другие деньги.
- Какой он - идеальный полусредний?
- Ой! Только не надо меня в идеалы записывать. Я не считаю себя ни идеалом, ни звездой. Я просто очень любила гандбол и каждый раз хотела сделать шаг вперед. Но, наверное, главное для полусреднего - это видение площадки, ведь у тебя задача не только бросить, но и сыграть на команду. Когда на тебе висят 2 игрока, ты должен перевести мяч на свободного партнера. Плюс ответственность. Я была тяжелым игроком, не резким, никого не обыгрывала один в один, но зато любила и умела бросать издали! Кстати, забавный случай хотите?
- Конечно!
- В декабре 1982-го на тур чемпионата СССР в Москву со мной поехал Левон Акопян, сопровождающим. И на последнем матче между «Сельхозтехникой» и киевским «Спартаком» Акопян с Турчиным поспорили. Я большинство голов в юности забрасывала с опоры. И вот в Москве Турчин Акопяну сказал, что Выдрина не умеет бросать в прыжке. И они поспорили. А надо знать Левона Оганесовича, он человеком очень азартным был. И вот Акопян ко мне перед матчем: «Света, ну я тебя умоляю, ну, забей ему хотя бы один раз в прыжке». И я забросила в прыжке! Акопян меня расцеловал после матча.
- Существует символическая сборная Выдриной?
- Многие игроки, с которыми я выступала на протяжении всей карьеры, войдут в эту сборную, поэтому не буду никого называть конкретно, чтобы никого не обидеть. Но вот Лариса Карлова, игрок киевского «Спартака», была для меня образцом для подражания, кумиром. Она была феноменальным игроком! Я восхищалась ее игрой! Я против нее всегда защищалась, она из меня всегда делала клоуна. Я знала все ее ходы, как она играет, как обыгрывает. Но она могла меня обыграть на полуметре.
- Сейчас на матчи «Кубани» вы ходите регулярно?
- Стараюсь не пропускать. Из бывших игроков «Кубани» того «золотого» времени только я и хожу, иногда еще Наташа Анисимова. Остальные отдалились от гандбола, общаемся изредка. Я их понимаю, сейчас уже не тот гандбол, не та отдача игроков. Хотелось бы, чтобы девочки больше отдавались игре, были профессионалами не только на бумаге, но и на деле. Необходимо прогрессировать постоянно. Только когда каждый игрок будет считать, что результат зависит только от него, тогда всё получится.
Николай Буянов

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: