.: Футбол. Тет-а-тет
Андрей Калашников: «Не поехал в ЦСКА, зато пригодился «Кубани»
И
гроцкая карьера ныне тренера краснодарского «Олимпа-Универспорта» Андрея Калашникова - это изобилие прекрасных и любопытных возможностей проявить себя в футболе, в том числе и неиспользованных. В 19 он мог оказаться в структуре московского ЦСКА, но вместо этого выбрал «вариант поближе» и уехал в Белореченск к Владимиру Бражникову. После 3-х лет выступлений в местном «Химике» левого полузащитника Калашникова занесло на запад Украины, в Ужгород, с которым он едва не вышел в высшую лигу этой страны - увы, совсем не по спортивному принципу в элиту поднялся тогда криворожский «Кривбасс». Затем он уехал в соседнюю Венгрию и вполне мог там остаться, однако в период отпуска получил предложение от «Кубани» и вернулся на родину…
Подножки от соседа «Колоса», трансферный скандал в Молдавии, бронза чемпионата Казахстана - карьера Калашникова настолько интересна и витиевата, что его полуторачасовой разговор с корреспондентом «Независимой спортивной газеты» прошел в формате очень оживленной беседы.
В ИСТОРИИ С АРМЕЙЦАМИ РЕШИЛ УДЕРЖАТЬ СИНИЦУ В РУКЕ
 
- Андрей, сейчас в самом разгаре чемпионат Краснодарского края. В высшей лиге в этом году играет всего 10 команд - на ваш взгляд, это мало для Кубани?
- Считаю, мало. Оттого турнир потерял в качестве по сравнению с прошлыми годами. На мой взгляд, 16 команд - это оптимальное число участников высшей лиги, хотя в мое время в «вышке» играло и 18 коллективов. В прошлом году в чемпионате выступало 14 клубов, и в этом сезоне в первой лиге играют 5-6 команд, которые достойно смотрелись бы дивизионом выше. С ними чемпионат уж точно был бы намного интереснее.
- Перед «Олимпом-Универспортом» до начала сезона стоял вопрос, в какой лиге выступать?
- Нет. Для нас Кубок губернатора, то бишь краевая первая лига - турнир неинтересный. Тем более что спонсор клуба Андрей Андреевич Парфеевец заявил в первую лигу курганинский «Олимп». Интересно, что в Курганинске играет больше опытных футболистов, чем у нас: мы делаем ставку на молодежь, и у нас в команде всего 5 опытных исполнителей.
- По вашему мнению, с молодежью в составе можно решить задачу попадания в тройку призеров по итогам чемпионата?
- Будем биться до конца, но, конечно, придется тяжело. Сейчас в чемпионате уверенно лидируют представляющая Тбилисский район «Кубанская Корона» и еще «Прогресс» из Тимашевска, которые имеют стабильное финансирование, хороший подбор исполнителей и живут в режиме второго дивизиона. Насколько я знаю, у «Короны» на будущее и вовсе стоит задача заявиться в профессиональную лигу, и, по сути, команда уже сейчас готова к повышению в классе. Что касается борьбы за третью строчку, то здесь нам острую конкуренцию составят курганинская «Омега» и геленджикский «Спартак», так что будет трудно.
- В прошлом году «Универспорт» стал четвертым, причем «Спартаку» и «Понтосу» из Витязево уступил всего 1 очко…
- После анализа произошедшего пришел к выводу: в концовке чемпионата нам не хватило опыта. В последнем туре мы в решающем матче встретились с «Пионером» в Ленинградской и на последних минутах пропустили единственный гол, хотя имели моменты и вполне могли победить. Но в том поединке, как я уже сказал, нам не хватило опытных ребят, способных додавить соперника.
- А селекция в полном смысле слова в межсезонье в «Олимпе» происходит?
- Нет, поскольку те, кого мы хотим пригласить, к нам не идут из-за скромных финансовых возможностей. Во многих командах высшей лиги в денежном плане могут предложить в разы больше, поэтому ориентируемся в селекции на студентов Кубанского университета спорта.
- А бывало, что ваши футболисты уходили на повышение в команды мастеров?
- В прошлом году в ныне расформированный лискинский «Локомотив» уехал вратарь Дмитрий Зайцев. Парню 21 год, он только-только окончил университет, и у нас Дима был основным голкипером, провел неплохой сезон. Зимой в «Афипс» на просмотр ездил наш защитник Сергей Василенко, но после того, как не прошел, поехал на сборы с новокубанским «Биологом», однако и оттуда впоследствии вернулся. Ездил в «Афипс» и хавбек Александр Янченко. Парень родом из Луганска, играл на Украине за дубль местной «Зари» и алчевскую «Сталь» в первой лиге, но здесь считается легионером и потому во втором дивизионе выступать не имеет права.
- А когда и как вам поступило предложение войти в тренерский штаб команды?
- Пригласил меня 2 года назад главный тренер «Олимпа» Рауф Заурович Гакаме, с которым знакомы с институтской скамьи. Мы вместе обучались в Школе высшего спортивного мастерства, а нашими тренерами были Владимир Иванович Казаков и Валерий Петрович Смагин. Именно в ШВСМ в 1987-м я впервые почувствовал профессиональный подход к тренировочному процессу. Помню такой момент: летом на просмотр в школу собирали всех выпускников краснодарских спортшкол, человек по 40 просматривали ежедневно, и неделю Казаков, по его собственным словам, проводил среди них «естественный отбор». «Физикой» он грузил так, что через неделю на просмотре оставалось всего 2 человека. И с ними Владимир Иваныч начинал работать. Я этот курс молодого бойца прошел.
- А что, как думаете, помогло пройти этот самый «курс выживания» лично вам?
- Сказать, что физически выделялся на фоне остальных, не могу. Скорее, помог характер: ведь я с 10-ти лет ездил на тренировки через полгорода и для этого каждый день вставал в 6 утра. Такой режим меня закалил, и с тех пор футбол для меня стал смыслом жизни, мне хотелось попасть в команду мастеров. И в 18 лет я в нее попал. Однажды позвонил Георгий Константинович Безбогин и пригласил на просмотр на игру в Белореченск, где его «Дружба» проводила товарищеский матч. Я сыграл, через 2 дня мы вернулись в Краснодар, и в автобусе Безбогин мне сказал: «Через 2 дня мы будем ехать по маршруту и возьмем тебя с собой, в команду». Так я оказался в Майкопе в клубе второй союзной лиги.
- Та «Дружба», в отличие от сегодняшней, впечатляла именами?
- Конечно! Тогда в Майкопе играли Александр Артеменко, Александр Багапов, Василий Правило, Виктор Глушко, Тофик Мамедов, Эдик Богман, Виталик Брегвадзе, Адам Натхо, Сергей Дьяченко… В 18-летнем возрасте этих ребят считал футбольными корифеями. За те полгода, что провел в команде, я выходил за «Дружбу» в 2-х матчах, но тренировки с такими мастерами бесследно уж точно не прошли.
- А как вы оказались после Майкопа в 1989-м в Белореченске?
- История поистине любопытная. В феврале на базе сборной России московский ЦСКА проводил отбор призывников, а я тогда подлежал призыву. Я оказался в одной компании с Олегом Веретенниковым, Робертом Евдокимовым и Олегом Елышевым. После просмотра мне сказали: «Едешь во вторую команду ЦСКА», и я уже смирился с мыслью отправляться в Москву. Но в день перед отъездом, когда сидел в номере, в дверь постучал Владимир Бражников: «Я тренер белореченского «Химика», нам дали вторую лигу. Послушай, зачем тебе ехать во вторую лигу в Москву, если можно играть на таком же уровне, считай, дома?» В итоге я написал заявление и уехал в Белореченск.
- И вас не привлекла перспектива попасть пусть во вторую команду, но в ЦСКА?
- Тогда срываться из дома в столицу мне, признаюсь, не хотелось, а в Белореченске собирали молодую команду Центра олимпийской подготовки. В итоге в истории с армейцами я решил удержать синицу в руке, а не гнаться за туманными перспективами - и не жалею.
ЗА ВЫХОД В «ВЫШКУ» ПРОСИЛИ
5 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ
- Три года в Белореченске, на ваш взгляд, пошли вам на пользу?
- Полгода серьезно конкурировал с пришедшим из Армавира Геннадием Шариповым, с которым мы боролись за место на левом фланге полузащиты, но затем я это место никому не отдавал. От меня как от левого «крайка» требовалось обыграться с партнером, пройти по бровке и сделать выверенную передачу на нападающего. И, как меня учили, если за тайм ты не сделал хотя бы 5-6 передач, то тебя на поле нет. А я любил атаковать и требованиям соответствовал.
- Расскажите, а как вас занесло в начале 90-х на крайний запад уже тогда независимой Украины?
- В декабре 1991-го, по окончании последнего в истории сезона советского футбола, наши ребята из Белореченска Женя Ткаченко и Гена Замрий поехали в Ужгород за покупками. По приезде они заглянули в гости к знакомым гандболисткам из «Кубани», которая была тогда на выезде и квартировала в местной гостинице «Спорт». И надо же было такому случиться, что в той же гостинице ребята случайно познакомились с главным тренером «Закарпатья» Стефаном Войтко. После обстоятельного разговора он предложил им приехать в команду на просмотр, и по возвращении в Краснодар они стали уговаривать поехать вместе с ними и меня. Авантюра? Согласен. Однако во время месячного отпуска мне было совершенно нечем заняться, и я согласился - прямым рейсом полетели на запад Украины.
- Когда поняли, что это совсем не авантюра и шансы остаться у вас есть?
- Всего через неделю, когда по результатам работы на сборах нашей троице предложили остаться. Мы согласились и в итоге стали участниками первого в истории чемпионата уже незалежной Украины, пусть и в первой лиге. Причем сначала сыграли однокруговой турнир, в котором заняли четвертое место, а летом 1992-го начался уже сезон по системе «осень-весна». Нам сделали временную прописку граждан Украины, и иностранцами мы не считались.
- В Закарпатье вы прочувствовали другой уровень футбола, чем до этого?
- Там не только уровень, там и футбол другой - он более жесткий. Местные ребята были готовы физически очень хорошо, и игра шла буквально кость в кость. С тех времен у меня осталась даже пара шрамов на память, зато когда мы с Замрием и Ткаченко приезжали во время отпуска домой и смотрели матчи зимнего чемпионата Краснодара, то шутили между собой: «Там при такой игре люди уже были бы без ног».
- А в плане акклиматизации вам на западе «незалежной» пришлось тяжело?
- Нет, приняли нас в Ужгороде хорошо. Хотя привыкать нам, еще советским людям, было к чему: Закарпатье уже тогда считалось «нашей Европой». Там даже язык представлял собой смесь русского, украинского, венгерского и словацкого, хотя в команде мы говорили по большей части на русском. А чему я был приятно удивлен, так это красоте города. После многих типовых советских городов старинная венгерская крепость Ужгород просто дышала средневековой стариной.
- Карпатские горы сильно отличаются по климату от Кавказских?
- Вспоминается один забавный случай. Когда мы только приехали, местные обнадежили нас: «В марте-апреле уже будете в шортах ходить». И вот в конце марта мы поехали на игру Кубка Украины, и в горах выпал снег! А мы в спортивных костюмах, теплых вещей с собой не взяли. Помню, наш вратарь Олег Целовальников, астраханец, в будущем арбитр ФИФА, тогда сказал: «Я думал, что приехал в Закарпатье, а попал в Заполярье».
- В соседние страны выбираться в период отпуска или на выходных удавалось?
- Поскольку в Ужгороде у меня была местная прописка, мне предоставили пятикратную визу - в Польшу, Словакию, Румынию, Венгрию и Чехию. Допустим, захотелось мне на выходных съездить за границу - взял билет на автобус и поехал, что мы, собственно, и делали. Часто играли товарищеские матчи с румынскими и венгерскими командами на чужой территории. Так, встречались с олимпийской сборной Венгрии, составленной из игроков не старше 23-х лет: нас официально пригласили на игру в Будапешт, а жили на базе самого титулованного клуба страны «Ференцвароша». Правда, мы уступили 1:5, но у столь крупного поражения есть объяснение.
- Что за объяснение, если не секрет?
- На эту игру мы поехали сразу после так называемого «закарпатского дерби» с командой «Приборист» из города Мукачево, что в 60-ти километрах от Ужгорода. Эти матчи были для нас сродни битвам, и в упорном поединке мы тогда обыграли соседей со счетом 2:1. Но на следующий день после дерби оказались настолько выхолощены, и физически, и эмоционально, что первый тайм еще смогли свести вничью - 1:1, а вот во втором, когда силы закончились, пропустили от венгров 4 безответных гола.
- «Закарпатье» в период ваших выступлений за команду было крепким середняком или же преследовало определенные цели?
- На самом деле, в однокруговом турнире мы реально боролись за путевку в высшую лигу и по игре должны были туда выходить. Однако для этого в духе тех времен нужно было отвезти определенную денежную сумму в федерацию футбола Украины, а у нас этой самой должной суммы, а именно 5-ти тысяч долларов, не нашлось - в итоге в «вышку» поднялся «Кривбасс» из Кривого Рога. Что интересно, после июльского матча с «Кривбассом» главный тренер криворожцев Владимир Стрижевский пригласил к себе в команду пятерых футболистов «Закарпатья» - нашу краснодарскую троицу, Олега Целовальникова и местного парня, защитника Сашу Когутича.
- И что же, никто из обозначенной вами пятерки в «Кривбасс» не перебрался?
- Нет. Того же Когутича звала к себе половина команд украинской высшей лиги, но даже если бы его пригласили в киевское «Динамо», он все равно не поехал бы. Такова ментальность игроков в Закарпатье - им и у себя на малой родине играть комфортно. В итоге за «Закарпатье», а впоследствии и за «Говерлу» он выступал до 37-ми лет, пока не повесил бутсы на гвоздь. Что касается остальных, то в последний момент между собой по финансам не договорились президенты клубов: у «Закарпатья» бюджет был скромный, и руководству хотелось на нас побольше заработать. Но уже по ходу сезона-1992/93, когда никаких конкретных задач перед нами не ставилось, четверо футболистов было продано в Венгрию.
- У вас тоже имелись варианты с трудоустройством за кордоном?
- Главный тренер Юрий Чирков обещал, что меня по окончании сезона продадут за границу. Пока искали варианты, я летом 1993-го поехал в отпуск в Краснодар, и тут на меня вышел второй тренер «Кубани» Евгений Николаевич Бузникин: «Андрюха, хватит тебе кататься, пора возвращаться домой». А я всегда мечтал играть в «Кубани» и сразу забыл о загранице - забрал свой трансфер и вернулся. Дело уже вовсю шло к моей заявке в «Кубань», я даже полетел с командой на августовские выезды в Санкт-Петербург и Калининград, и вдруг узнаю от администратора: мол, мы не смогли тебя заявить. После возвращения в Краснодар пообщался с тогдашним наставником «Кубани» Леонидом Назаренко, и он предложил вариант - я тренируюсь с командой, а играю на первенство края за «Колос» из Тимашевска. Я к этому, мягко говоря, готов не был и выступать после первой лиги Украины на любительском уровне не хотел.
В «КУБАНИ»
ПРИ НАЗАРЕНКО КАЙФОВАЛ ОТ ФУТБОЛА
- Правильно понимаю, после непопадания в «Кубань» вы вернулись на Украину?
- Для начала я позвонил знакомому тренеру в Ужгород с вопросом о вариантах карьеры за рубежом, и через 2 дня он мне перезвонил: «Есть вариант в Венгрии». Там в то время были две профессиональных лиги и одна полупрофессиональная, и я поехал на просмотр в команду мастеров, которая играла во втором по рангу дивизионе - название, извините, не припомню уже. Так вот, после недели тренировок тренеры команды мной остались довольны, но тут мне говорят: «Извини, нам нужен нападающий». А я всегда играл крайнего хава…
- После этого не хотели плюнуть на все и уехать обратно на родину?
- Желание такое было, но меня отговорил тот тренер из Ужгорода, который предложил мне этот вариант: «Раз уж ты приехал, то поиграй пока полгода в полупрофессиональном клубе, а дальше все зависит от тебя». Я согласился. Клуб назывался «Нюермедьеш»: наверное, из всех европейских языков венгерский язык самый сложный в произношении. За команду я отыграл второй круг чемпионата, и мы в итоге заняли в нем первое место. Игроки были в основном любителями, но при всем при том за нас играл один победитель чемпионата Европы-1984 среди юношей до 19 лет в Москве - в финале тогда венгры обыграли нашу сборную. В команде всего 5 человек получали зарплату, и я как легионер был в их числе.
- Вам не хотелось остаться в Венгрии на постоянной основе?
- Было бы мне на тот момент лет 30, я бы точно остался. Команда представляла маленький уютный венгерский городок, и образ жизни в нем был типично европейским. Успел я распробовать и местную кухню: она значительно острее нашей и близка по своему вкусу к закавказской. А еще в Венгрии мне нравились маленькие расстояния. Помню, мы поехали на выезд, расстояние было около 60-ти километров, и автобус трижды останавливался возле корчмы - всем хотелось подкрепиться или выпить чашечку кофе. И когда я рассказывал местным игрокам, как мы добирались из Ужгорода в Северодонецк 25 часов, они были просто в шоке!..
- Раз вам так нравилось там, почему тогда решили вернуться на Кубань?
- Зимой я приехал в Краснодар в отпуск, и буквально на следующий день мне позвонил Мурат Гомлешко: «С тобой хочет встретиться Леонид Васильич Назаренко». Я пришел в клубный офис на стадионе «Кубань», где застал самого Назаренко, а также Бузникина-старшего и президента «Кубани» Владимира Середу. И мне опять сказали: «Хватит тебе путешествовать, возвращайся». И со второй попытки в 1994-м я все же попал в «Кубань».
- Об этом переходе впоследствии вам жалеть не пришлось?
- Конечно, нет! Мало того, что я исполнил свою мечту детства, так еще в «Кубани» при Назаренко получал настоящий кайф от футбола. Костяк команды тогда составляли Стас и Серега Лысенко, Влад Великодный, Сергей Белоус, Мурат Гомлешко, Вася Блей, Леша Герасименко, плюс к основе подтягивались молодые местные ребята Андрей Пахтусов, Максим Кизилов и Володя Пантюшенко. Кубанские футболисты составляли 70 процентов команды, а приезжих было всего лишь пятеро: среди них стоит выделить вратаря Володю Абашина и защитника Сашу Горюхова.
- Дисциплина в команде у Леонида Васильевича была на зависть многим тренерам?
- Поскольку Васильич прошел армейскую школу, дисциплина у нас была на уровне. Если, допустим, на тренировку вышел в манишке не того цвета - плати штраф. Суммы, конечно, были символические, но платить из своего кармана никому не хотелось. В конечном счете, из сплава дисциплины и таланта футболистов Леонид Васильич создал команду, которая играла от себя, а не от соперника. В том сезоне выйти вслед за воронежским «Факелом» в первую лигу нам было вполне по силам.
- Но в результате - 6-е место в чемпионате с 9-очковым отставанием от ставшего вторым городского соседа «Колоса». В чем причина итоговой неудачи?
- Первый круг мы закончили на втором месте с небольшим отрывом от преследователей, а во втором уже включился так называемый административный ресурс. «Колос» тогда курировал мэр Краснодара Валерий Самойленко, и, как нам сказали, сентябрьское дерби должно было рассудить, какая из краснодарских команд пойдет наверх. Перед этим мы играли в Анапе с местным «Спартаком», и по «чудесному» стечению обстоятельств в той игре предупреждения получили все, кто уже «висел» у нас на желтых карточках. В итоге на игру с «Колосом» вышли без основных защитников. Я тоже пропускал встречу и со стороны наблюдал, как мы «сгорели» 2:7…
- Подобная ситуация полностью отражала атмосферу беспредела середины 90-х?
- Да. Не забуду, как после игры, когда обе команды выходили из раздевалок, болельщики нам аплодировали, а «Колос» освистали, хотя по результату этого вроде как заслуживали мы. Но зрителя не обманешь, присутствовавшие на трибунах всё понимали. После дерби у нас в чемпионате оставалось, по сути, еще 9 матчей, однако мы чувствовали, что наверху все уже решено. В итоге по окончании сезона ушел Назаренко, команду принял Бражников. Тогда повезло, что в «Кубани» удалось сохранить прошлогодний костяк, и задачу повышения в классе, которую никто не снимал, в 1995-м мы решили. А «Колос» в том сезоне, напротив, из первой лиги вылетел.
- Почему в 1996-м в самый разгар сезона в первой лиге вы «Кубань» покинули?
- Еще перед началом сезона состав команды был обновлен наполовину, а главной потерей стал уход Алексея Герасименко в «Ростсельмаш». У меня контракт заканчивался летом, и продлевать его со мной не стали. И я опять был поставлен перед выбором - что дальше? В то время у меня как раз родился ребенок, уезжать куда-то желания не было. Нужно было кормить семью, и я ушел в тимашевский «Изумруд», который тогда выступал во второй российской лиге. Я провел там полгода и в 1997-м уехал в Усть-Лабинск, где перед нами ставилась задача - выиграть чемпионат края. Под задачу приехали Игорь Кузьменко и Миша Асланов, и мы стали чемпионами в высшей лиге.
- Вы сказали, что не хотели далеко уезжать, но в 1998-м отправились в Молдавию. Как же так?
- С предложением на меня вышел Игорь Викторович Калешин. Ребенок к тому времени уже чуточку подрос, и я решился. Мы поехали втроем - с Максом Кизиловым и Андреем Пахтусовым - на просмотр в команду «Рома» из города Бельцы, выступавшую в высшей лиге Молдавии. Чемпионат там играется по системе «осень-весна», и мы приехали как раз перед началом второго круга, когда команда была на предпоследнем месте. Нам нужно было помочь «Роме» сохранить прописку в элитной лиге, и мы подписали контракты.
- В то время в Бельцах играл 17-летний Виталий Калешин. Какое впечатление у вас тогда оставил этот молодой парень?
- Виталик приехал позже нас, ко второму сбору, и Игорь Викторович сказал нам троим: «Парни, возьмите сына на поруки». Виталик уже был по-спортивному злым и упорным, отличался большой работоспособностью - в общем, с юности у парня присутствовала фамильная футбольная «жилка». Но при всем этом он знал меру жесткости на поле, и я впоследствии не особо удивлялся его успехам в казанском «Рубине».
- Ваша командировка в Молдавию оказалась недолгой, верно?
- Верно. Но это было связано, в первую очередь, с тем, что в один прекрасный момент обнаружились «нюансы» моего трансфера, которые привели к большому скандалу.
В КАЗАХСТАНЕ И МЕДАЛИ ВЫИГРАЛ, И В КУБКЕ ЧЕМПИОНОВ СЫГРАЛ
- Расскажите, что это за «скандальные нюансы» вашего трансфера?
- «Рому» на тот момент возглавлял украинский специалист Валерий Крохан, который до того тренировал тимашевский «Изумруд» и по каким-то причинам команду покинул. Он ездил в Тимашевск за моими документами, и оказалось, что почему-то я был заявлен как… футболист «Славянска», хотя никакого отношения к нему не имел. И после первого тура нового сезона-1998/99 в «Рому» позвонил президент «Изумруда»: на каких основаниях у вас, мол, играет Калашников, передо мной его трансфер. И в молдавском клубе мне предложили собирать вещи и уезжать.
- Эта история получила продолжение в дальнейшем?
- Я вернулся, и тут пришла бумага из Молдавии, которая запрещала мне играть даже на первенство края. В итоге моим вопросом занялся Георгий Константиныч Безбогин, плюс он подключил Середу. Я начал собирать документы в доказательство того, что никакого отношения к «Славянску» не имею, что из «Кубани» перешел в «Изумруд» и являюсь игроком тимашевцев. Если бы после этого всплыли еще какие-нибудь подробности, то разразился бы международный скандал, но Константинычу удалось вопрос уладить.
- И что, после этого вы вернулись в Тимашевск?
- Мне позвонил Сергей Александрович Горюнов и предложил вариант с «Нефтяником Кубани» из Горячего Ключа, с которым я выиграл Кубок края и стал бронзовым призером чемпионата Кубани. В том же году «Кубань» вылетела во вторую лигу, а поскольку нашу команду спонсировал Иван Александрович Паненко, который со следующего года стал президентом желто-зеленых, то было принято решение в сезоне-1999 формировать состав «Кубани» на базе «Нефтяника», где играло много местных футболистов, и я в том числе. В качестве усиления из майкопской «Дружбы» приехали защитник Сергей Андреев и вратарь Эдуард Тучинский, а главным тренером стал Софербий Ешугов.
- Николай Комличенко-старший признался в интервью нашей газете, что при Ешугове в «Дружбе» «пробежал все горы в Адыгее». Вам тоже запомнились нагрузки Софербия Бачмизовича?
- Да, не забуду, как мы выезжали на сборы в Апшеронск и накручивали километры по горам. Дело в том, что у Ешугова, в отличие от Назаренко, ставка делалась больше на «физику», на атлетизм, что и позволило «Кубани» в том году выиграть соревнования в своей зоне. Правда, в «стыках» с тольяттинской «Ладой» «Кубань» не сдюжила, но меня на тот момент в команде уже не было. В середине второго круга Ешугов вызвал меня к себе и сказал, что я остаюсь в структуре клуба, однако Безбогин порекомендовал ему взять на мое место другого игрока.
- И по окончании сезона вы вновь решились на «дальнее турне», теперь в Казахстан?
- Да. Первую половину 2000 года я отыграл в краснодарском «Немкоме», была такая команда, а летом уехал в павлодарский «Иртыш», с которым в том же сезоне стал бронзовым призером чемпионата Казахстана. Когда только приехал, «Иртыш» шел на четвертом месте и вел борьбу за третью строчку с «Кайратом», и верх в этой борьбе мы взяли исключительно по спортивному принципу. Уже тогда в Казахстане играть было интересно: на тот момент выделялись 5 команд - будущий чемпион «Женис» из Астаны, «Кайрат» из Алма-Аты, «Восток» из Усть-Каменогорска, еще костанайский «Тобол» и «Иртыш», которые разыгрывали между собой призовые места. А еще в местный чемпионат охотно ехало много известных игроков из России: например, в матче с «Женисом» я играл против Владимира Нидергауса, который блистательно в свое время выступал за волгоградский «Ротор». Так что о вояже в Казахстан совсем не жалею - и выиграл медали национального чемпионата, и получал игровую практику, и реализовал свои личные амбиции.
- Сейчас чемпионат Казахстана в самом разгаре. Следите за его перипетиями?
- Лишь постольку-поскольку. Знаю, что «Иртыш» пока идет в тройке лидеров в компании с «Астаной» и «Кайратом», но больше переживаю за «Актобе», который сейчас в середине турнирной таблицы и за который я играл в 2001-м в первой лиге. Переживаю еще потому, что там 6-й год тренером-селекционером работает Андрей Мирошниченко, легенда казахстанского футбола, уроженец Краснодара и мой хороший знакомый.
- Знаю, вместе с «Иртышом» вы принимали участие в азиатском Кубке чемпионов. Что это за турнир?
- Это турнир для чемпионов азиатских стран. В 1999-м «Иртыш» выиграл национальный чемпионат и поэтому на следующий год стартовал в азиатском Кубке с 1-го отборочного раунда. Для начала мы прошли по сумме 2-х матчей туркменскую «Нису» из Ашхабада, а затем и таджикский «Вазроб» из Душанбе и пробились в групповой раунд, матчи которого игрались уже весной следующего года. Но если в том розыгрыше «Иртыш» дальше группы не пробился, то в следующем сезоне под руководством Леонида Назаренко дошел до полуфинала. Если бы Леонид Васильевич пришел тогда, когда я там играл, я бы не ушел точно. Но тогдашний тренер павлодарцев Линчевский заинтересованности во мне не проявил, и я по совету того же Мирошниченко уехал в «Актобе».
- В Краснодар вы вернулись после 2-х лет пребывания в Казахстане и сразу после этого решили завязать с большим футболом. Почему?
- В «Актобе» надорвал икроножную мышцу, долго восстанавливался, однако руководство ждать моего выздоровления не хотело. Вернулся в Краснодар и благодаря Сергею Санычу Горюнову вновь оказался в Горячем Ключе, где мне дали достаточно времени для полного восстановления. Вот так я играл на краевом уровне до 42-х лет и закончил только перед тем, как пойти вторым тренером к Рауфу Гакаме в «Олимп-Универспорт». Одно время выступал за команду ветеранов «Кубани», но в прошлом году из-за жесткого графика тренировок и матчей не смог, к сожалению, найти на это времени.
- Последний вопрос, без которого не обойтись. Интересно ваше мнение как экс-футболиста «Кубани»: смогут ли, на ваш взгляд, в этом сезоне желто-зеленые вернуться в премьер-лигу?
- Думаю, «Кубани» будет очень тяжело. Команда собиралась перед сезоном практически с нуля, времени на подготовку было крайне мало, а турнир в первой лиге весьма и весьма трудный. К тому же, московское «Динамо» и «Мордовия» тоже собираются возвращаться в премьер-лигу. Плюс есть еще несколько крепких клубов, которые способны «выстрелить». Многое в первом дивизионе зависит от старта. Но пока что поступь «Кубани» не впечатляет. Однако ребята в команде собраны неплохие, тренер у нее и вовсе замечательный, и ситуация хоть и тревожная, но не фатальная. В общем, я надеюсь, что мало-помалу «Кубань» все же будет прибавлять, и ее шансы на возвращение в элитный дивизион будут увеличиваться. Я искренне желаю «Кубани» успеха, но повторюсь - будет очень трудно.
Максим Герасин



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: