.: Футбол. Тет-а-тет

Александр Плошник: «Забивал Дасаеву задолго до ван Бастена»

У
разных эпох свои герои. Но есть личности, что называется, на все времена. Так, во всем мире до сих пор в почете Пеле и Марадона, уже давным-давно завершившие свои фантастические карьеры. А в России по-прежнему гордятся вратарским гением Яшина и виртуозом-самородком Стрельцовым.
У футбольной Кубани тоже есть свой кумир на все времена - Александр Плошник. Форвард, который, согласно официальной статистике, за 14 лет в футболке желто-зеленых наколотил 158 мячей в 381 матче, и обе цифры по сей день являются клубным рекордом. Он, уроженец колхоза «Сопка Героев» села Экономического, что под Крымском, добился вызова из «Кубани» в сборную России и забивал за нее решающие голы на Спартакиаде народов СССР. Но при всем при том не променял Краснодар на Москву, куда его тянуло чуть ли не силком знаменитое столичное «Торпедо». В конце концов, Плошник - это Футболист с большой буквы, посмотреть на игру которого персонально приходили тысячи и тысячи болельщиков, а его забитые мячи в крае ценили не меньше, чем песни легендарного Кубанского казачьего хора.
фото: Из архива Игоря Гайдашева
21 апреля легенда кубанского футбола - да и не только кубанского - Александр Васильевич Плошник празднует свое 60-летие. Незадолго до этого грандиозного события корреспондент «Независимой спортивной газеты» встретился с юбиляром и с его помощью постарался воссоздать славные страницы блистательной футбольной судьбы выдающегося бомбардира, а также поговорил с ним на многие другие животрепещущие темы.
СТАДИОНИЩЕ И СПЕЦИФИКА АМПЛУА
- Александр Васильевич, с юбилеем! И начнем, пожалуй, с самого сложного вопроса: на сколько километров нужно растянуть праздничный стол, чтобы разместить за ним всех желающих поздравить Александра Плошника?
- Мне кажется, если разместить всех, то ему конца-края не будет (улыбается). Ведь я начинал в «Кубани» в середине 70-х, а заканчивал карьеру в начале 90-х - то есть мою игру вживую наблюдали сразу несколько поколений болельщиков, приходивших на стадион «Кубань» в лучшие годы в огромном количестве - по 40-45 тысяч. Это ж сколько людей наберется, страшно и представить!..
- В таком случае поведайте общественности, в чем секрет вашей невероятной популярности?
- А я вам скажу: популярность в футболе приобретают те, кто беззаветно любит этот вид спорта и отдает ему все силы без остатка. К числу таких фанатов своего дела я бы в первую очередь отнес Сергея Федоровича Медунова - первого секретаря крайкома КПСС, при покровительстве которого «Кубань» добилась небывалых высот, выйдя в 1979-м в высшую союзную лигу. С того успеха минуло уже больше 35-ти лет, а он до сих пор остается самым ярким в моей спортивной карьере. Но, увы, после ухода Медунова в 1982-м со своего поста команда начала медленно, но верно «сыпаться». И лишь в новом столетии ситуация начала меняться в лучшую сторону - после того, как у руля клуба встал губернатор края Александр Николаевич Ткачев. Именно благодаря ему и президенту «Краснодара» Сергею Николаевичу Галицкому футбол на Кубани по-прежнему является спортом номер один.
- Вам уже довелось оценить строящийся стадион «Краснодара», который после закрытия на реконструкцию стадиона «Кубань» станет главной ареной края?
- Я был в том районе месяц назад, когда собирал документы для выхода на пенсию, и увиденное меня приятно поразило. Это не просто стадион - стадионище! Когда его доведут до ума, краевой центр обзаведется красивейшим памятником архитектуры, который будет не стыдно показать и европейцам. А представители Старого Света нынешней осенью к нам наверняка приедут: в том, что «Краснодар» выйдет в еврокубки, я практически не сомневаюсь. Более того, у подопечных Олега Кононова в этом сезоне есть все шансы побороться за путевку в Лигу чемпионов, поскольку по качеству футбола своим главным конкурентам - ЦСКА и «Динамо» - они уж точно не уступают.
- А как, в свою очередь, вы оцениваете шансы «Кубани» пройти армейцев в полуфинале Кубка России?
- Я думаю, что ЦСКА «Кубани» по зубам. Сейчас, на мой взгляд, в нашем чемпионате на общем фоне выделяется лишь петербургский «Зенит», который на голову сильнее остальных. А с другими командами, убежден, можно и нужно бороться. К тому же, перед краснодарским дерби я пообщался со многими футболистами «Кубани» и понял: парни горят желанием выходить на поле и побеждать, но что-то не получается. Неудачи очень тяжело переносить, и у игроков сейчас наверняка кошки на душе скребут. Но я верю, что в оставшейся части чемпионата желто-зеленые выправят ситуацию и финишируют в восьмерке сильнейших, а в Кубке дадут армейцам бой.
- Пожалуй, одна из главных причин последних неудач «Кубани» кроется в низкой реализации моментов. Вам как легендарному нападающему больно смотреть на игру желто-зеленых в атаке?
- Это действительно больная тема, но не только для «Кубани», а для всего современного футбола, и в особенности российского. Возьмите того же Кокорина: парень довольно «легкий», что хорошо для нападающего, но в последнее время не прогрессирует. К тому же, мне непонятна его позиция на поле: то он играет оттянутого форварда, то единственного чистого… Вот у меня как у нападающего была задача - не дать защитнику соперника пройти до центрального круга, если он вознамерится это сделать. Значит, я должен был накрывать его еще во время приема мяча, мешая осуществить задуманное - другими словами, не давать ему «сладкой жизни» на поле. Но при этом свою главную цель, ворота оппонента, я видел в любом случае. Пусть даже одним левым глазом, но видел.
- То есть главная беда современных форвардов - непонимание специфики своего амплуа?
- Совершенно верно. Многие нынешние нападающие не осознают главного: открываться в чужой штрафной нужно не одним движением, а минимум двумя. То есть в нужный момент форвард должен поменять траекторию бега, тем самым отвлекая на себя защитника и предоставляя пространство для входа в зону партнеру, а затем сыграть на опережение или выскочить из-за спины оппонента к мячу. Получается, нападающий в идеале должен пробегать за матч больше защитников и хавов вместе взятых! А значит, ему следует обладать не только голевым чутьем, но и физической выносливостью. Нынче же в детских школах над этим компонентом работают мало, потому большинство талантов в профессиональном футболе так и не раскрываются.
- Быть может, проблема заключается и в «тепличности» условий подготовки современных игроков?
- Вы правильные слова подобрали - «тепличность условий». Действительно, сегодняшние футболисты какие-то шаблонные: многие из них выеденного яйца не стоят, а получают миллионы долларов. А мы играли в свое время за 100-200 советских рублей - по нынешним меркам копейки! Но при всем при том мы не отбывали номер на поле, а полностью отдавались игре, зарабатывая славу себе и клубу. Потому костяк «Кубани» еще лет 25 назад составляли доморощенные ребята - ведь нас воспитывали в духе клубного патриотизма, который сегодня куда-то «выветрился». Дух нынешней эпохи сполна характеризует пример Дзюбы: в родном «Спартаке» он был лидером, но «Зенит» переманил его деньгами. Хотя, уверен, в Санкт-Петербурге Дзюба не заиграет и может забыть о сборной. Для команды такого уровня ему просто не хватит быстроты футбольного мышления, в которой он уступает как Халку, так и Рондону.
ПРАПОРЩИК ЗАБОЛОТНЫЙ И РЫБАЛКА
- Быстрота игрового мышления - качество природное либо над ним нужно кропотливо и много работать?
- Конечно, нужно работать! Например, за 3-4 дня до очередной встречи я досконально анализировал сильные и слабые стороны своего визави: за счет чего смогу его обыграть. То есть на поле выходил, уже держа в уме план действий, а потому не тратил секунд, которые так дороги в футболе, на лишние движения. Вот это и есть быстрота мышления. Конечно, у меня бывали спады, когда на поле не ладилось совершенно ничего. Но если ты профессионал, то должен знать, как вновь вывести себя на пик формы в нужный момент.
- А разве тренеры не помогали вам выйти на этот самый пик?
- Они только направляли процесс. К примеру, Виктор Георгиевич Корольков, выведший «Кубань» в высшую лигу Союза, на тренировках меня часто осаживал: «Плошник, хватит бить по воротам! Тебе отдохнуть нужно». И пока все остальные продолжали тренироваться, я шел на расположенное рядом с базой «Четук» одноименное озеро ловить рыбу. Вы не представляете, как это расслабляло - затем возвращался на поле и по 2-3 мяча забивал! А после тренировки отдавал пойманную рыбку поварам, и мы всей командой ее дружно уплетали (смеется).
- Если не секрет, как еще расслаблялись, помимо рыбалки?
- При том же Королькове мы, бывало, вместе с семьями выбирались на клубном «Икарусе» на море. Брали с собой поваров с базы, а те с помощью наших жен организовывали стол на 20-30 человек - прямо на пляже. Георгич даже разрешал выпить по бокалу вина, но при этом никто не злоупотреблял, потому что не хотел подводить под монастырь остальных. Зато как сплачивался коллектив после таких поездок! Каждый друг за друга готов был хоть в огонь, хоть в воду - и я не преувеличиваю. Считаю, что именно Виктор Георгиевич благодаря своему профессиональному подходу сделал из многих ребят, и из меня в том числе, Футболистов с большой буквы.
- Вы пришли в «Кубань» в 1976-м, а Корольков возглавил команду в следующем сезоне. Путь «через тернии к звездам» у вас занял всего год?
- На самом деле, мой футбольный путь был более тернистым. Я начинал играть еще в далеком 1973 году, когда по окончании общеобразовательной школы меня взяли на просмотр в крымский «Урожай». И вот однажды мы приезжаем в Краснодар на матч чемпионата края с местным «Станкостроителем». Играем на стадионе «Труд», счет, как сейчас помню, 1:1 после первого тайма. Но затем я забиваю 5 мячей, и мы побеждаем 6:1! Думал, теперь меня уж точно возьмут в команду на постоянной основе, как вдруг краем уха услышал разговор тренеров «Урожая»: «Да таких, как Плошник, тысячи, ничего особенного в нем нет». Тогда по возвращении в Крымск я пошел в военкомат, в сердцах оформил себе военный билет и отправился в армию. Подумал - ну его, этот футбол…
- В армии о футболе на время забыли?
- Меня зачислили в погранвойска и отправили в Аджарию, что в Грузии, на границе с Турцией. Располагалась наша часть высоко в горах, причем местность вокруг была скалистая - в футбол в таких условиях особо не поиграешь. Зато я активно занимался другими видами спорта: гранату научился метать метров на 70, полосу препятствий преодолевал со скоростью бешеной собаки, да и стрелял ничуть не хуже остальных. А еще преуспел в троеборье - представляете, в нашем военном округе второе место занял! Точнее, занял первое, но победу в итоге решили присудить прапорщику Заболотному: как-никак он мастером спорта по троеборью был (улыбается). А больше всего в армии я пристрастился к волейболу, на время он стал моей любимой игрой.
- Я так понимаю, волейбол помог вам в первую очередь развить силу прыжка?
- Совершенно верно. Впоследствии я умудрялся с ростом 179 сантиметров прыгать выше двухметровых ребят! Никогда не забуду, как в сентябре 1980-го в высшей лиге забил дома московскому «Торпедо»: мяч уходил за лицевую, но я за счет прыжка успел настичь его в поле и тыльной стороной головы, почти с нулевого угла, отправил в ворота Вячеслава Чанова. Гол получился красивейшим! Кстати, благодаря ему мы победили 1:0.
«БОЖЕСТВЕННАЯ ГОЛОВА» И КОРОЛЬКОВ
- Весь футбольный мир в свое время только и твердил, что о «руке Бога» Марадоны. Можно ли в данном случае говорить о «божественной голове» Плошника?
- Это уж как вам угодно (скромная улыбка). А с другой стороны, статистику не обманешь: согласно цифрам, 70 процентов мячей я забил головой. И правда, равных в игре на «втором этаже» мне в свое время в Союзе не было - думаю, Юра Чеботарев и Вася Шитиков, наши центральные защитники, это подтвердят. С Васей, кстати, у меня связана одна любопытная история. Помню, как на тренировках мы часто отрабатывали игровые моменты - Саша Артеменко в воротах, Шитиков в обороне, а я в атаке. Можете мне не поверить, но Васю я обыгрывал пять раз из пяти. Однажды перед пятой попыткой он мне говорит: «Ну все, Сашка, теперь точно не пройдешь!» А я опять его обвожу. Тогда Вася как даст мне по ногам сзади со злости! Хорошо хоть, не «сломал» меня тогда. Тренер его затем сильно «пропесочил»: «Ты что, паршивец, делаешь!»
- Раз вам так на тренировках доставалось, то что творилось на футбольном поле?
- Колотили меня по ногам действительно нещадно - впрочем, не только меня, так что чего жаловаться. Зато приходилось думать, как увернуться от опекунов - столкнуть их лбами либо убежать. В основном, конечно, уходил от защитников за счет сильнейшего рывка, благо 100 метров за 11 секунд пробегал. Да и на длинных дистанциях, в частности, на 10-километровке, равных мне тоже почти не было. Помню, как на первом занятии в «Кубани» мы бежали кросс, и я всех остальных, включая «старожилов», на полтора круга обогнал. Витька Трембач, который старше меня на 7 лет, тогда кричал: «Сынок, куда ты? Стой!» А мне тренер сказал бежать, вот я и бежал.
фото: Из архива Игоря Гайдашева
- Учитывая вашу выносливость, задаюсь вопросом: почему поиграли в футбол всего 16 лет? Почему не 20, например?
- У любого футболиста рано или поздно наступает пик карьеры. Когда он проходит, игрока, как правило, настигают травмы, и выйти на прежний уровень уже трудно. Потому в 1991-м я решил уйти - не хотелось быть обузой для команды и болельщиков. Другое дело, у меня в свое время имелась не одна возможность поиграть в лучших клубах страны, но я ими так и не воспользовался. Например, после Спартакиады народов СССР-79, на которой я в составе сборной России занял четвертое место и заслужил звание мастера спорта Союза, на меня обратило внимание столичное «Торпедо». Причем в Москве обещали не только комфортные условия, но и самое главное для футболиста - возможность выступать за советскую сборную.
- Почему же тогда не решились на переезд? Подобно многим людям из регионов не любите Москву?
- Дело не в этом. В 1979-м «Кубань» получила путевку в высшую лигу, и я остался по убедительной просьбе лично Сергея Федоровича Медунова. Почти сразу мне предоставили машину и большую квартиру в Краснодаре, после чего понял, что нужен родному краю - в итоге решил остаться. Жаль, конечно, что, хоть я и провел несколько выставочных матчей за олимпийскую сборную СССР, но в официальных матчах в ее составе так и не дебютировал. С другой стороны, судьба, словно в обмен, предоставила мне шанс поработать рука об руку с Корольковым, которому я благодарен по гроб жизни.
- Это тот случай, когда у вас с тренером наблюдалось полное взаимопонимание?
- Конечно, чего греха таить, бывали и у меня промахи: то где-нибудь задержался, то банально проспал и в итоге опоздал на тренировку. Но Георгич умел так «затягивать гайки», что месяц-два после инцидента я был как шелковый! Ну и, повторюсь, психолог он был великолепный. Видит, что я на тренировке завожусь сверх меры, подойдет и скажет: «Саш, я знаю, ты завтра в игре забьешь. А пока иди отдыхай». И ведь оказывался прав…
- Некоторые ваши одноклубники отмечали, что возглавивший в 1983 году команду Александр Кочетков может сравниться с Корольковым по умению руководить командой. Вы с ними поспорите?
- Скажу так: он был великолепным мастером по развалу коллектива. Еще в 1983-м, как раз после вылета из «вышки», мы могли сразу же вернуться в элиту - не получилось. Могли вернуться и в 1984-м, но, как только из уст Кочеткова посыпались фразы типа «профессионалов среди вас нет», всё с этим тренером лично мне стало понятно. Как, скажите, можно было нормально работать в таких условиях? Поэтому в 1985-м я написал заявление об уходе и вынужден был отправиться в ростовский СКА, а оттуда через год - в орджоникидзевский «Спартак». Вернулся же обратно только в сезоне-1987, когда мы под начальством Хамзы Абдуловича Багапова стали чемпионами России и вышли в первую лигу. Хотя, если бы не горе-тренер Кочетков, кто знает, сколько бы голов я еще успел забить за «Кубань» за те два года, что провел на чужбине…
РОСТОВСКИЕ ГЕНЕРАЛЫ, ГАЗЗАЕВ И ГАЗОН
- Увы, история не знает сослагательного наклонения - вы оказались в ростовском СКА в высшей лиге. Быстро адаптировались в новой обстановке?
- К моменту моего прихода армейский коллектив уже начинал «сыпаться», оттого немудрено, что в том сезоне СКА вылетел из «вышки». Приведу вам в качестве доказательства яркий пример. Перед первой игрой чемпионата со «Спартаком» в Москве к нам в раздевалку зашли армейские генералы: «Ничего не знаем, сегодня вы должны победить 4:0. Иначе вам же плохо будет». А в составе красно-белых Дасаев, Шавло, Гаврилов, Черенков, Родионов - сплошь звезды! В итоге мы уступили 0:3, и генералы начали выполнять обещание. Но плохо было тем, кто служил, а для меня, человека гражданского, тот год выдался неплохим - 5 голов в свой актив я записал.
- В Ростове вы играли бок о бок с местной легендой и голеадором Сергеем Андреевым. Находили с ним на поле общий язык?
- У меня с Андреевым сложились хорошие отношения как на поле, так и за его пределами - даже на дни рождения друг к другу ходили. Но, конечно, я и Серега, два сверхамбициозных форварда, все-таки не могли обойтись без заочного соперничества. Оно началось еще в 1978-м, когда мы с ним являлись прямыми конкурентами в гонке бомбардиров в первой лиге. Оба - он за СКА, я за «Кубань», - забили тогда по 20 голов, но я провел на матч меньше, и в итоге мне присудили первенство. А вот на Спартакиаде-79, где мы с Андреевым солировали в атаке сборной России, он взял реванш - его 5 голов против 3-х моих. Правда, оказавшись вместе в СКА, те эпизоды мы не вспоминали: к чему ворошить прошлое? Зато какие матчи выдавали на пару! Не забуду, как после поражения от «Спартака» мы обыграли в Ленинграде действующего чемпиона страны «Зенит» 3:1 - я и Серега забили по голу. А как забыть встречу в Москве с «Динамо», в составе которого блистал Валера Газзаев? После первого тайма СКА «горел» 0:3, но во втором я и Андреев оформили по дублю - волевая победа! Газзаев тогда от обиды повалился лицом на газон и давай его жевать (смеется).
- Из выступлений в высшей лиге за «Кубань» вам тоже запомнились какие-то отдельные матчи?
- Больше всего запомнилась обстановка на трибунах. Мало того, что болельщики ездили вместе с нами на выездные игры, так еще и дома стадион заполнялся под завязку! Слава Сергею Федоровичу, что он перед сезоном-1980 принял волевое решение расширить вместимость стадиона «Кубань» до 40 тысяч - а то бы не знаю, как люди умещались на маленькой арене. Ведь, на самом деле, количество зрителей на большинстве игр высшей лиги превышало цифру вместимости: зрители сидели друг у друга на коленках, стояли в проходах, даже на деревья залазили, чтобы матч посмотреть! А когда я забивал гол, вокруг раздавался неимоверный гул, аж мурашки по телу пробегали… Да, что и говорить, такое не забывается.
- Могли себе ранее представить, что на вас, простого паренька из колхоза, будут ходить по 40 тысяч?
- Даже вообразить не мог. Ведь, когда я пришел в «Кубань», почти все игроки были старше меня, а многие так и намного старше. Только вслушайтесь в эти имена: Владимир Суренков, Илья Миронский, Владимир Обедзинский, Евгений Бузникин, Владимир Фофанов, Виталий Фурса, Владимир Нехтий, Александр Чугунов, Виктор Писаков, Павел Кущ… Тогда они уже были местными звездами, а тут приходит какой-то паренек из колхоза «Сопка Героев» и заявляет: я, мол играть не умею, но постараюсь вписаться в коллектив.
- И все-таки за счет чего настолько быстро вписались в игру команды, что забили первый гол кишиневскому «Нистру» уже во втором своем матче?
- Прежде всего, благодаря физическим данным. Ранее я не представлял себе, что такое предсезонные сборы, зато после них буквально летал по полю - даже партнеры удивлялись, откуда у меня столько сил. Помню, как на Спартакиаде СССР после победной игры со сборной Ленинграда, где я забил 2 решающих гола, меня впервые повели в медицинский кабинет сдавать допинг-тест. Так вы представляете, врачам пришлось час поить меня водой, чтобы взять пробу! Оказалось, я за игру потерял 3 килограмма веса, но при этом не снижал свою работоспособность до конца встречи. Вот почему, собственно, меня и звали к себе харьковский «Металлист», бакинский «Нефтчи», московское «Торпедо» и еще порядка 3-4-х команд высшей союзной лиги.
- Такая сумасшедшая выносливость наверняка даруется по наследству…
- Да, богатырским здоровьем я в первую очередь обязан родителям. Не каждому дано от природы быть настолько гибким, прыгучим и выносливым. А еще спасибо маме с папой за то, что они приучили нас, четверых братьев, к труду. Я был третьим по старшинству, поэтому перед тем, как убежать на расположенное рядом с домом футбольное поле, мне надлежало, как одному из младших, переделать кучу дел. Каких? А я вам перечислю: прополоть полностью огород, затем встретить корову с череды, подоить ее, после чего накосить для буренки два мешка травы и еще сделать уроки. И только после этого мне разрешали пойти на стадион, где я мог носиться в течение целого часа до упаду.
- За ворохом дел редко удается выбираться в родное село?
- Может, не так часто, как хочется, но бываю, - вот и юбилей там буду отмечать, в кругу родных и близких. В Экономическом по сей день живут родители и два моих брата, старший Евгений и младший Сергей - встретимся, пообщаемся по душам. А еще радует, что по случаю юбилея удастся привезти на малую родину легенд кубанского футбола: Сашу Артеменко, Женю Половинко, Сережу Горюнова, Сашу Семенюкова, Виталика Фурсу, Сашу Багапова, Васю Шитикова, Володю Подобедова, Витю Батарина, Сашу Чугунова, Юру Чеботарева, Адама Натхо, Володю Суренкова… Обещали приехать, что радует, и представители младшего поколения - Мурат Гомлешко, Стас Лысенко, Сергей Марушко. Представляете, какой «бомонд»! Рад, что меня поддержал глава Крымского района Анатолий Владимирович Разумеев, который поможет организовать прославленным ветеранам радушный прием и даже провести товарищеский матч. Так что теперь у нашего села будет еще одна славная страница в истории (улыбается).
«СОПКА ГЕРОЕВ» И КЛЯТВА
- Насколько я знаю, в истории Экономического много значимых страниц, в том числе трагичных…
- Рядом с селом находится высота 121,4 - знаменитая «Сопка героев», в честь которой в свое время назвали наш колхоз. В том месте в годы Великой Отечественной войны находился главный оборонительный узел немецкой «Голубой линии», который в мае 1943-го был взят советскими войсками. Но перед финальным штурмом Красной армии высота пять раз переходила из рук в руки, что стоило нам громадных потерь - в боях погибли 16 тысяч советских воинов, из них 47 посмертно стали Героями Советского Союза. В память погибшим на «Сопке героев» воздвигли очень красивый мемориал: в центре композиции - скульптура советского солдата и Вечный огонь, по обе стороны от них расположены две пушки. А неподалеку возвышается памятник летчикам: ведь над высотой 121,4 состоялись три воздушных сражения, за которые трижды Герой Союза Александр Покрышкин получил свою первую «Звезду». Поэтому я очень горжусь родным селом и 9 мая обязательно приеду туда вновь - почтить память погибших в той страшной войне.
фото: Из архива Игоря Гайдашева
- В вашей биографии значится очень трогательный эпизод: перед началом сезона-1979 желто-зеленые всем составом посетили легендарную «Малую землю» в Новороссийске. И тогда вы как лидер команды дали клятву ветеранам войны, что «Кубань» выйдет в высшую лигу. Для вас это были не просто слова?
- Безусловно! Трудно передать, какое значение лично для меня и для всей команды в целом имела та поездка на землю, где пролили свою кровь наши предки. Задачу выйти в высшую лигу перед нами к тому моменту уже обозначали, но некоторое время я внутренне сомневался: а вдруг не получится? Однако поездка в Новороссийск, а самое главное, клятва, данная мной ветерану боев за «Малую землю», перевернула мое подсознание - я понял, что теперь отступать некуда. И тот сезон подтвердил необоснованность моих опасений: в «Кубани» под начальством мэтра Королькова тогда собрались такие футболисты, что по ходу сезона сомнения в успехе у меня больше не возникали.
- А что конкретно, помимо предсезонной клятвы, запомнилось вам из того сезона?
- Из разговоров с ребятами созыва-79 понял, что почти всем в память врезались матчи с ярославским «Шинником» и харьковским «Металлистом», в которых мы добыли важнейшие очки. Но мне больше всего запомнились не они, а поединки с кемеровским «Кузбассом» - пожалуй, самым неудобным соперником для «Кубани» в мою бытность ее игроком. В Союзе кемеровчане заслужили себе славу крепкого середняка первой лиги и на большее не претендовали, но в их составе были заметные фигуры. Так, лидерами «Кузбасса» на протяжении десятка лет были доморощенные ребята - защитник Володя Белов и лучший бомбардир первой союзной лиги за всю ее историю Виталик Раздаев (216 мячей в 555 матчах, - прим.М.Г.). Из раза в раз матчи «Кубани» с «Кузбассом» превращались в маленькие битвы, в которых никто не хотел уступать. О чем говорить, если в сезонах 1983 и 1984 годов мы четырежды сыграли с ними вничью!
- Но, если мне не изменяет память, в 1979-м в двухматчевой «дуэли» верх все-таки взяла «Кубань»…
- Да, но это далось нам потом и кровью. В Кемерово игра сложилась для нас чуточку полегче - мне удалось забить в самом начале поединка, после чего груз ответственности несколько спал. И пусть «Кузбасс» перед перерывом отыгрался, нас это не сильно расстроило - ничья на выезде, да еще в Кемерово, была сродни победе. А вот дома «Кубани» предстояло тяжелейшее испытание… Это было в самом начале чемпионата - зрители заполнили трибуны до отказа, и все ждали от нас убедительной победы. Но, представляете, мяч никак не шел в ворота гостей: ну, не шел, и всё тут! Такая канитель продолжалась вплоть до самой концовки, пока мне, наконец, не представился отличный шанс - уж не помню как, но я этот важнейший мяч все-таки забил. А не возьми мы тогда 3 очка, кто знает, чем бы это аукнулось нам на финише.
- Ваши решающие голы принесли «Кубани» за 14 лет неимоверно много важных очков. Это можно объяснить вашим врожденным инстинктом победителя?
- Вы правы, я всегда терпеть не мог проигрывать и потому не позволял себе выключаться из игры ни на мгновение. А сейчас у футболистов и тренеров популярно оправдание: мол, наш защитник потерял концентрацию. Ну как, скажите, профессионал может себе такое позволить?! Да в мое время, если оппонент расслаблялся хоть на пару секунд, я мигом его за это наказывал - в большинстве своем голами. Может, именно поэтому за столько лет в футболке «Кубани» меня порядка шести-семи раз признавали лучшим игроком команды по итогам сезона. Такие опросы проводились среди краевых журналистов и носили неофициальный характер, но от того их ценность не снижалась - от вас, «акул пера», получить похвалу не так уж и легко (улыбается).
РЕЖИМ «ДЯДЬКИ» И ТЕХНАРЬ КАЛЕШИН
- Ценили Александра Плошника и тренеры, часто назначавшие вас капитаном. Повязка на руке была дополнительным стимулом?
- Скажу так: капитанская повязка накладывала на меня огромную ответственность, теперь уже за всю команду. Поэтому приходилось, отстаивая интересы ребят, идти на компромисс с судьями, а иной раз и «пихать» партнерам. Так, ко мне в перерыве мог подойти кто-то из «старожилов» и спросить: мол, Саш, почему я умираю на поле, а вот этот молодой недорабатывает? Из-за того, что он выключился из эпизода, мы пропустили гол и упустили победу, а игроки лишились премиальных. И ведь он был прав! Поэтому в конце 80-х, когда в команде появился многочисленный молодежный «десант» во главе с Юрой Соболем и Серегой Доронченко, приходилось включать режим «дядьки-наставника». К слову, с июня 1990-го и вплоть до завершения карьеры я уже был в «Кубани» играющим тренером.
- А что было в основе вашей «воспитательной» методики?
- Всегда твердил ребятам: главный показатель вашей игры - это заполненность трибун. Если выкладываетесь на поле на всю катушку, то заслужите «камертон» от зрителя, если же нет - будете проводить матчи непонятно для кого на полупустом стадионе. А еще всегда напоминал парням, что ни в коем случае нельзя «выпадать» из игрового процесса - для мастера это ниже его достоинства. Часто приводил молодым в пример свой гол в высшей лиге, который забил в 1982-м минскому «Динамо» - будущему чемпиону, между прочим. Как сейчас помню, при счете 1:0 в пользу динамовцев кто-то из наших навесил в чужую штрафную, но кипер Вергеенко поймал мяч. Правда, тут же он положил его на газон и давай «катать» по вратарской, раздумывая, кому пасовать. Ну а я тут как тут: вижу, что вратарь оторвал взгляд от мяча, выскакиваю из-за спин защитников, обвожу голкипера и забиваю в пустые ворота! То-то хохоту было на трибунах (смеется).
- На ваш взгляд, фраза «Отдай мяч Плошнику - будет гол» характеризует тот футбол, в который играла «Кубань» с вами в составе?
- Часто слышал нечто подобное, мол, «Кубань» играла только на Плошника. Но дело обстояло совсем не так: искали передачей не только меня, но и Серегу Андрейченко, и Толика Абрамова, и многих других, кто играл со мной в паре в атаке. Просто они чаще действовали только в своей зоне, а я успевал всюду - и на передачу в штрафную, и на подстраховку партнеров, и защитников попрессинговать. Хотя в чем-то вы правы: из всех форвардов партнеры больше играли на меня. Особенно приятно было получить пас от Игоря Калешина, нашего технаря - для него отдать ювелирную передачу что внешней, что внутренней стороной стопы было одинаково легко. К тому же, мы с Игорем превосходно понимали друг друга на поле. Допустим, Калешин видит, что я двигаюсь ему навстречу, но у меня «на хвосте» соперник - тогда он попридержит мяч. Тут я резко разворачиваюсь, убегаю в «коридор» промеж двух защитников, а Игорек моментально пасует в эту брешь - и вот я уже один на один с вратарем.
- А кого из партнеров, коих на вашем веку сменилось солидное число, можете отметить помимо Игоря Калешина?
- Знаете, у каждой эпохи свои герои. Допустим, когда я только пришел в «Кубань», меня поразил Женя Бузникин - с ростом 160 сантиметров он умудрялся выигрывать верх у тех, кто на голову-две выше него! Когда же выходили в «вышку», лидером у нас был Фурса - Корольков в свое время перевел Виталика из средней линии в защиту, но на него и в обороне любо-дорого было смотреть. А вратарь Саша Артеменко? Боже мой - в 1979-м он был единственным голкипером в команде и вытянул на своих плечах 46 игр без замен! Бывало, на тренировках бьешь ему по воротам, затем бежишь на добивание, а в голове сидит мысль: лишь бы не повредить чего Сашке ненароком, а то как же мы без вратаря… Но сезон шел за сезоном, и в «Кубани» на ведущие роли выходили другие люди.
СТАНИЧНЫЕ ИСТОРИИ И РАДОСТИ ЖИЗНИ
- Однако на рубеже 80-90-х перечисленные вами игроки и вы вместе с ними изрядно пошумели за «Кубань» в турнирах ветеранов. Значит, был еще порох в пороховницах?
- Конечно, был! В команду ветеранов «Кубани» я впервые был зачислен в 1990-м, хотя параллельно продолжал карьеру. И, представляете, мы сходу стали победителями турнира ВДСО среди профсоюзов, причем обыграли по пути такие команды, как ташкентский «Пахтактор» и алма-атинский «Кайрат»! А с 2001-го соревнования ветеранов взял под свой контроль РФС, и тот первый чемпионат, проходивший в подмосковной Балашихе, мы тоже выиграли, а я стал одним из лучших бомбардиров. Боже, как было приятно - мы снова первые! Тогда мы доказали, прежде всего, сами себе, что в свое время были очень даже неплохими игроками.
- Насколько я знаю, вы стояли у истоков ветеранского футбольного движения на Кубани…
- Идейным вдохновителем движения был Борис Яковлевич Типцов, а мы с ребятами ему в том активно помогали. Так, на Первомай, на Масленицу и в другие праздничные дни выезжали своей дружной ветеранской «братией» в станицы и поселки края, где нас ждали с распростертыми объятиями - ну ничего себе, легенды «Кубани» в гостях! Вот так мы долгие годы разъезжали по кубанским городам и весям, и везде, даже в самых отдаленных станицах, нас встречали хлебом-солью. А уже в новом тысячелетии ветеранское движение «Кубани» получило новую жизнь - в бытность гендиректором желто-зеленых Володи Подобедова, то есть в начале 2000-х, клуб взял его под свой контроль. Я считаю, это очень важный шаг: ведь не каждый футболист по окончании карьеры может найти новый источник достойного заработка, и в такой ситуации им должен помогать клуб, за честь которого в свое время люди рисковали собственным здоровьем.
- А на вас пока последствия футбольной молодости не сказываются? По-прежнему бодры и полны сил?
- Да нет, все-таки бурное футбольное прошлое дает о себе знать. Дряхлым стариком, конечно, себя не чувствую, но с каждым годом выявляется все больше болячек, которым подвержены с возрастом профессиональные спортсмены. Уже давно, например, спина мучает, оттого и завязал с выступлениями за ветеранов. Ну и коленки, само собой… Полгода назад сделал операцию, но недавно ноги вновь «пошаливать» стали. Что делать - время неумолимо бежит вперед, ничего тут не попишешь. Многих наших ребят уже и нет с нами: Олега Куща, Володи Казакова, Олега Иванова, Володи Бражникова… А с другой стороны, мы-то еще в порядке! Так что, пока есть возможность, нужно радоваться жизни и заниматься любимым делом - в моем случае футболом.
- Насколько я знаю, в последние годы вы были активно вовлечены в процесс создания серьезного футбольного проекта в поселке Афипский - клуба «Афипс»…
- С марта нынешнего года я там уже не работаю, но по-прежнему активно слежу и переживаю за этот клуб. Его президент Андрей Викторович Андреев за 3 последних года сделал поистине много для развития футбола в поселке: на берегу реки Афипс построен красавец-стадион, рядом возводится необходимая спортивная инфраструктура, а сама команда в нынешнем сезоне дебютировала во втором дивизионе. Но самый главный ресурс «Афипса» на данный момент - это, пожалуй, люди. В структуру клуба Андреев, не без моей помощи, привлек сплошь опытных людей: например, на посту спортивного директора нынче трудится Сережа Горюнов, с которым мы провели в «Кубани» бок о бок не один сезон, а на должность главного тренера по моей рекомендации в прошлом году пригласили Софербия Ешугова. Уверен, с такими специалистами к команде уже в недалеком будущем должны прийти серьезные успехи - во всяком случае, я на это надеюсь.
АНГЛИЙСКИЙ ГАЗОН И РОНАЛДУ
- Раз вы теперь вне большого футбола, то возникает логичный вопрос: чем же занимается и будет заниматься легендарный Плошник на пенсии?
- Решил посвятить себя хозяйственным делам. Сейчас проживаю в основном на даче, где в моем распоряжении целых шесть соток земли - раздолье! На нескольких сотках дочка с женой выращивают свои любимые цветочки, а рядом я - для удовольствия души - насадил английский газон - теперь каждое утро его подстригаю. К тому же, у меня три внучки, причем младшей скоро едва исполнится 11 месяцев, так что нужно исполнять обязанности примерного деда (улыбается). Но сидеть сиднем дома, конечно, не собираюсь. Несмотря на застарелые болячки, дважды в неделю все-таки выбираюсь на ближайшую спортплощадку, где «пылю» потихоньку с мужиками в силу возможностей. Да и на стадион «Кубань» стараюсь ходить - к примеру, в последний раз был на краснодарском дерби, причем знакомые достали билет на самую верхотуру. Не поверите, но впервые смотрел игру с такой высоты - даже страшновато было чуток (смеется).
- За выступлениями крымского «Витязя» тоже следите?
- Думаю, у команды хорошие перспективы. Пару-тройку лет назад нынешний глава района Анатолий Владимирович Разумеев, большой любитель спорта, поднимал футбол в Славянском районе, где местный клуб своими неплохими результатами во второй лиге успел завоевать любовь болельщиков. Сейчас, как мы видим, уже «Витязь» активно борется за путевку в ФНЛ, так что могу пожелать крымчанам в этом непростом деле только удачи.
- Александр Васильевич, а в каких объемах вы сейчас смотрите футбол и какой именно?
- Смотрю как отечественные, так и зарубежные матчи, причем в большом количестве. Радует, что многие команды в Европе делают нынче акцент на быстрый переход из обороны в атаку - ведь футбол красив, прежде всего, своими скоростями. Пожалуй, лучшую игру в мире нынче демонстрируют три гранда - «Барселона», «Бавария» и мадридский «Реал». Наблюдать за ними одно удовольствие, можно даже сказать, они вне конкуренции. Также очень интересно следить за бомбардирской гонкой Месси и Криштиану Роналду: помнится, когда-то так сравнивали между собой Пеле и Марадону. Что касается моих предпочтений, то я больше симпатизирую Роналду, хотя величие Месси ни в коем случае не отрицаю.
- А кто, по вашему мнению, лучший российский игрок на данный момент?
- На мой взгляд, Роман Широков. В свои 33 года Рома совершает большой объем работы, а то, какие он исполняет передачи - это просто сказка! Таких пасов-«конфеток» - вразрез между защитниками, на «носовой платок», - сейчас в России не может сделать больше никто. Современный футбол движется в сторону убыстрения игрового процесса, и во многом благодаря Широкову, а также Мамаеву, Измайлову, Перейре и компании нынешний «Краснодар» приближается к современным футбольным эталонам.
- Раз уж мы определили тенденции развития «горожан», то в каком направлении, по вашему, движется нынче «Кубань»?
- К сожалению, приходится констатировать, что весной снизили к себе требования Ивелин Попов и Шарль Каборе. Быть может, они действительно по каким-то причинам «пресытились» футболом, но истинные факторы спада в их игре от нас скрыты. Теперь у команды явно «проседает» средняя линия, а Игнатьев и Букур пока не могут стать лидерами в полузащите - первый в силу нестабильности, а в второй по причине возраста. Непонятно мне и приобретение Ещенко, который приходил в «Кубань» игроком сборной, а теперь играет на посредственном уровне. Но есть, конечно, и положительные моменты. Радует, что по-прежнему надежен Саша Беленов, а также прибавляет слева в обороне Антон Соснин - парень он способный. Но даже эти позитивные моменты сводит на нет неэффективная игра нападающих.
- Вы уже успели сформировать мнение о португальском новичке желто-зеленых Угу Алмейде?
- Пока не могу сказать точно: у Алмейды игра на игру не приходится. Один матч он может провести очень резво, с желанием, а в следующей встрече уйти в тень. По моему мнению, форвард должен играть стабильно и отдавать себе отчет в своих действиях, поэтому я все никак не могу определить сильные стороны Алмейды. Вот когда он будет забивать по 2 мяча или действовать так же агрессивно, как Ари в «Краснодаре», тогда я скажу: «Это классный нападающий».
- А что, в свою очередь, происходит с Ибраимой Бальде? Вы как спец по нападающим можете определить причину его безголевой серии?
- Раньше сенегалец выглядел гораздо эффективнее: нет-нет, да все-таки забивал. Но тяжелая травма сильно его «подкосила», и после восстановления Бальде словно подменили. Повторюсь, у меня тоже были периоды, когда я «наедался» футболом, и такие спады могли продолжаться по нескольку недель. Но 3 матча без гола - это уже была катастрофа, обычно я набирал форму быстрее. Зато когда был в лучших кондициях - берегитесь, защитники! Порой доводил игроков обороны до такого состояния, что тренер начинал менять их одного за другим, но выходили свежие ребята и все равно не могли меня сдержать. Вот был бы сейчас у «Кубани» нападающий такого же «легкого происхождения», - неважно, технарь или таранный форвард, - и команда играла бы совсем по-другому.
- В свое время вас называли «дубль-мастером» за то, что вы часто стреляли «дуплетами». Давали себе такую установку - забить сегодня минимум 2 мяча?
- Ну, нет, тут уж как масть пойдет. Помню, дома в матче с ашхабадским «Колхозчи» в 1979-м, когда 7:0 выиграли, я 5 мячей забил - это за один тайм! А бывало, напротив, пенальти не реализовывал, зато потом «исправлялся» в игровых эпизодах. Результат в футболе, как и в любом виде спорта, непредсказуем, так что я никогда не загадывал наперед, сколько забью - просто выходил на поле и занимался своим делом. Как любит говорить Саша Чугунов: «Я пройду по флангу, вешаю в штрафную и уже знаю, что там Плошник». А я, в свою очередь, знал, куда навесит Сашка, и уже летел на всех парах в ту точку. Вратарь выбегает мне навстречу, я элегантно «киваю» головой - гол!
БОЛГАРСКИЕ СБОРЫ И БЛИЖНИЙ УГОЛ ГАБЕЛИИ
- Даже не укладывается в голове: 381 игра за «Кубань», 158 официально учтенных голов… Александр Васильевич, а сколько ваших мячей не попали в статистику?
- Уйма! Ведь в энциклопедиях и справочниках не учтены голы, забитые, допустим, на сборах. Хотя в болгарском Бургасе в межсезонье мы «квартировали» по 3-4 недели и за это время проводили порядка двух десятков различных встреч, в том числе международных - и в них я забивал изрядно. Так что, если добавить эти мячи, то, наверное, я бы на третью сотню замахнулся!
- Понятное дело, выделять среди всех ваших голов наиболее запомнившиеся - то же самое, что искать иголку в стоге сена. Но ведь такие наверняка есть?
- Запоминаются такие голы, которые выбиваются из общего ряда либо своей значимостью, либо эстетикой. Например, никогда не забуду первый гол за «Кубань» в ворота кишиневского «Нистру»: это случилось 12 апреля 1976 года, мы сыграли в итоге 1:1. В самом начале второго тайма Володя Обедзинский промчался по бровке и навесил на ближнюю штангу - я бегу туда, а передо мной три защитника! Но я умудрился «проскочить» между ними и «пальнуть» в дальнюю «девятку».
- А что касается мячей, забитых ногами?
- Пожалуйста! В памяти сразу всплывает домашняя игра в сезоне-1980 против тбилисского «Динамо». И, что любопытно, - она тоже состоялась 12 апреля! На трибунах, помню, битком, все пришли посмотреть на титулованных динамовцев. А у них в составе Отар Габелия, Александр Чивадзе, Тенгиз Сулаквелидзе, Виталий Дараселия, братья Мачаидзе - Гоча и Манучар, Владимир Гуцаев, Двавид Кипиани, Реваз Челебазде - сплошной бомонд! Так вот, за 5 минут до конца счет равный, 1:1, но тут Кипиани выводит тбилисцев вперед. А родные трибуны нас подгоняют - нужно сравнивать! Только разыграв мяч с центра поля, мы ринулись вперед, в штрафной гостей возникла сутолока, и мяч отскочил ко мне. Я находился в 3-х метрах от ворот Габелии, но спиной к воротам - что делать? Тогда вмиг развернулся и с левой ноги пробил Отару в ближний угол. 2:2! Тут на стадионе поднялся такой грохот, что я думал, на меня трибуны рухнут…
- Бог любит троицу, Александр Васильевич. Может, и третий гол для полноты картины назовете?
- Ну, хорошо, самое сокровенное вам расскажу - как я самому Дасаеву забивал. Это еще задолго до знаменитого гола ван Бастена в финале Евро-88 было (ироничная улыбка). Опять же 1980 год, только теперь гостевая встреча с московским «Спартаком». Где-то по истечении получаса игры Юра Гаврилов вывел спартаковцев вперед, но для хозяев музыка играла недолго - минут через 5 Чугунов совершил фирменный рейд по бровке и навесил на меня. Дасаев начеку, уже сделал шаг вперед навстречу мячу. Но не тут-то было! Я сделал шаг еще шире, оттолкнулся от земли и совершил прыжок на опережение - передо мной открылся ближний, еще не прикрытый Дасаевым угол. Ну, я в него и попал. А годом позже, опять на выезде, вновь ему забил. Правда, в обоих случаях мы проиграли (1:2 и 2:4 соответственно, - прим.М.Г.)… Но чего стоит сам факт - забить вратарю советской сборной!
- Быть может, вам пора начать писать мемуары, пока лучшие моменты карьеры еще не стерлись из памяти? И назвать книгу как-нибудь интригующе - «Как я забивал Дасаеву», например…
- Знаете, а я, между прочим, уже думал над этим и потихоньку подготавливаю материалы для книги. Процесс этот, само собой, небыстрый, но, дай Бог, через пару-тройку лет мои мемуары будут лежать на полках книжных магазинов. Не беспокойтесь - как только они будут готовы, «Независимая спортивная газета» узнает об этом одной из первых (теплая улыбка)…
Максим Герасин
P.S. Коллектив редакции «Независимой спортивной газеты» от всей души поздравляет Александра Васильевича с 60-летием и желает ему здоровья, побольше личных побед и поменьше жизненных неприятностей. И, конечно, с нетерпением будем ждать обещанных мемуаров. С юбилеем!

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: