.: Футбол. Тет-а-тет
Александр Черников: «Для меня Галицкий - сверхчеловек»
В
текущем сезоне 21-летний полузащитник Александр Черников стал игроком основы в «Краснодаре» и одним из открытий 1-й половины турнира РПЛ. Лидер чемпионата по отборам (а также нарушениям правил) обратил на себя внимание Валерия Карпина, который включил его в расширенный список национальной сборной России. В заявку на Кипр и Хорватию Черников в итоге не попал, но зато дебютировал в молодежной сборной России, сыграв в поединке отбора на ЧЕ-2023 (и Олимпиаду-2024) против Словакии. А перед этим матчем он дал первое большое интервью корреспонденту «Матч ТВ».
- Александр, вы лидер чемпионата страны по фолам, у вас 5 желтых и 1 красная карточки в 10-ти матчах. Это ваша проблема? Или проблема допуска единоборств в РПЛ?
- И моя, и судейская. Считаю, в РПЛ очень часто свистят и не дают бороться. Моя любимая лига - АПЛ, там сумасшедший накал, единоборства, судьи дают играть. Обожаю такое, это мой стиль игры. Но, в то же время, прекрасно понимаю, что и сам виноват во многих карточках, получаю их там, где не должен. Осознаю это и стараюсь исправить. Отец разбирает со мной все предупреждения. Самые глупые - за разговоры, их нужно исключить. Где-то надо избегать стыка, пласироваться, но я не всегда успеваю правильно оценить ситуацию. Однажды в играх за юношескую сборную России (U-18) получил красную, пропустил матч и в следующем получил еще одну. А всего было 3 матча. Я тогда даже с отцом не хотел разговаривать, потому что понимал, что сотворил непонятно что. Помутнение. Стараюсь работать над собой. Мне кажется, стал спокойнее. По крайней мере, уже не допускаю грубости со своей стороны.
фото: РПЛ
- Когда получили красную в матче с «Сочи» и оставили команду вдевятером, о чем подумали?
- «Зачем я это сделал?! Счет 3:0. Встань в свою позицию, и ничего не будет». Это первая мысль. Вторая: «Что скажет отец?» Но он понимал, что я расстроен, прочувствовал момент, через день мы спокойно всё обсудили. Не было никого смысла идти в единоборство, которое привело ко 2-й желтой. Никаких оправданий.
- Неудачи «Краснодара» в последних турах. «Кубань», «Крылья», «Динамо». Был разнос от Виктора Гончаренко после «Кубани»?
- Разгром от «Кубани» был очень болезненным. При том, что до этого у нас была длительная серия без поражений. Не знаю, с чем связаны текущие неудачи, мы уже 3 встречи не можем забить и выиграть, хотя с «Динамо» играли, считаю, хорошо, создавали моменты. Атмосфера в команде хорошая, все ладят, тренировочный процесс - хороший. Нужно объединиться, поддержать друг друга и прервать череду неудач, начать новую позитивную серию.
- Выйдете злыми на московский «Спартак» после паузы в чемпионате?
- Мы выйдем разрывать. У нас будет максимальный заряд.
- Какие у вас амбиции в «Краснодаре»?
- Я хочу быть твердым игроком основы и выиграть с «Краснодаром» РПЛ. Это минимум.
- Даже руководители «Краснодара» таких целей не озвучивают.
- Я всегда хочу большего. Не люблю, ненавижу проигрывать.
- Прыгаете партнером в ноги на тренировках?
- Всякое бывает. Не хочу и там проигрывать. Это меня бесит. Любой вам это подтвердит.
- Подобный заряд приводит к конфликтам?
- Бывает. Нечасто, но бывает. «Кусался» с некоторыми ребятами. На поле для меня нет авторитетов. За полем я извинюсь, если был не прав.
- Кажется, что с «Зенитом» соревноваться в РПЛ сложно. Он на другом уровне в кадровом отношении.
- Вообще всё равно, кто за них играет. Также неважно, против кого мы играем - «Зенит», «Урал», «Арсенал»… Я и все мы выходим выигрывать. «Зенит», ну «Зенит». И что?
- Как бы вы описали свое место рождения?
- Выселки - это моя родная станица, там живет около 50-ти тысяч человек. Люблю это место, люблю там бывать, там живут мои родители. Часто приезжаю туда на выходные. Никаких торговых центров и типичных городских заведений, только маленькие кафешки, маленькие дома. Нечего делать особо, мы всё время проводили с друзьями на улице.
- Сейчас у вас квартира в Краснодаре?
- По сути, я с 12-ти лет живу в этом городе, просто до этого - на территории академии. Когда закончил обучение, клуб предоставил квартиру. Параллельно мы с отцом начали откладывать деньги на собственную квартиру. С каждой зарплаты откладывал.
- Вы отдаете отцу зарплату?
- Практически всю.
- И комфортно себя чувствуете?
- Да, оставляю себе малую часть, мне так комфортнее. Если бы я ему не переводил деньги, то мог бы распорядиться ими неправильно. Поговорили и вместе решили, что так будет лучше. Пусть они лучше будут у папы, пусть лучше он их тратит на семью или вкладывает в дело.
- У вас есть машина?
- Нет. Она мне вообще не нужна. Нет никакого желания ее покупать.
- У отца бизнес?
- Он вместе с другом занимается сельхозпродукцией. У них своя база. Работают на себя. При этом папа смотрит все мои матчи. Не всегда приезжает на стадион, но он максимально погружен в футбол и дела сына.
- По сути, отец - ваш второй тренер?
- Да, с самого детства. Но я очень хотел бы отметить моих детских тренеров - Олега Михайловича Суржко и Станислава Михайловича Суржко. Они братья, два моих первых тренера. И Светлану Александровну Кучинскую тоже отмечу, она - супруга Станислава Михайловича. Эти люди всегда помогали мне, подсказывали, прививали любовь к футболу. И до сих пор помогают. Очень благодарен им.
- Насколько знаю, ваш отец служил, воевал.
- Это действительно так, и он с детства привил мне дисциплину, я люблю жить по режиму. В одном из интервью Мурад Олегович Мусаев упомянул меня и сказал, что я боюсь папу. Это правда, но важно правильно трактовать: боюсь его в хорошем смысле, то есть очень уважаю. Он всегда может мне подсказать, без перегибов и только по делу. Не представляю ситуацию, в которой буду перечить ему, повышать тон или грубить. Язык не повернется. Всегда прислушиваюсь и спрашиваю совета.
- Родители легко отпустили вас в академию «Краснодара» в 12 лет?
- Нормально отнеслись, мы этого хотели. Маме было тяжелее всего, особенно поначалу. Но в целом быстро адаптировался, мне всё очень нравилось. Люблю жить в режиме, когда всё распланировано и четко. Попасть в «Краснодар» было очень тяжело, тогда еще не было филиала в Выселках, меня и еще нескольких ребят привез на просмотр Станислав Михайлович Суржко. Начал играть по своему возрасту (2000 год), но иногда ездил на турниры и с 1999-м.
- 1999 год - это ведь выпуск Шапи, Ивана Игнатьева…
- Да, меня периодически подтягивали играть за них, когда этот возраст принял Мусаев. На чемпионат России, Кубок РФС и так далее. По сути, он знал меня с 12-ти лет.
- Пришли вместе со Сперцяном?
- Да, почти в одно время. Мы всегда с ним очень хорошо общались, наши родители тоже дружат. Видятся не только на играх, но и созваниваются.
- Типичный вопрос воспитаннику академии «Краснодара» про пересечения с Галицким.
- Для меня Сергей Николаевич - сверхчеловек. Когда я был в академии, то часто видел его, он приезжал во время тренировок и ходил между полями, следил за процессом. Человек любит свое дело, испытываю громадное уважение к нему. У него феноменальная аура, это чувствуется при общении. Когда я перешел в молодежную команду, то мы стали чаще общаться лично, обсуждать мою игру. Это происходит и сейчас.
- Саша, откуда в вас столько физической мощи?
- Генетика, пошел в отца. Очень крепкий мужик, его братья такие же, да и его отец. Очень широкие плечи. Плюс, конечно, зал. Когда у меня была травма, примерно 7 месяцев активно занимался в зале вместе с диетологом. Вообще, это забавно, потому что в 12 лет я был «карандашом». Но потом начал прибавлять, очень быстро вырос. Даже тренеры удивлялись.
- Технику не теряете? Резкость не уходит?
- Я чувствую, что нет. Важно контролировать вес, мышечную и жировую массу. Сейчас перестал работать с весами самостоятельно, только раз в неделю с командой. Вообще, у меня всё по расписанию - дополнительные индивидуальные тренировки на определенные группы мышц плюс восстановление до и после тренировки. Очень люблю всё это. Некоторые в академии жаловались, что вся жизнь по режиму, «всё время одно и то же», а мне правда очень это нравилось.
- Криштиану Роналду - кумир?
- Да! Я бы многое отдал, чтобы прожить день рядом с ним и посмотреть, как он тренируется, что ест, как восстанавливается и проводит свободное время. Конечно, тяжеловато повторить некоторые моменты - например, сон на дорогущей специальной кровати, но всё равно это невероятно интересно.
- Кто из легионеров помогает вам развиваться? За кем хочется повторять?
- Крыховяк подходит ко мне сам, дает советы. Всегда внимательно слушаю, он - большой профессионал. Сам я не очень общительный парень, стесняюсь подойти к легионеру и попросить совет.
- Вы играете в опорной зоне. В центре обороны можете?
- У Мурада Олеговича Мусаева в академии поначалу я играл именно центрального защитника, но затем на турнире в Сербии он передвинул меня на позицию опорника, и с тех пор я всегда там. Мне больше нравится действовать в полузащите, мой рост - 184 см - не позволяет играть мне в центре обороны. Это маловато, хотя можно привести пример, например, Серхио Рамоса, но всё-таки, на мой взгляд, центральный защитник должен быть выше.
- Вы провели более 50-ти матчей за «Краснодар-2». Не было ощущения, что пересидели? Не беспокоились? Тем более основой руководил тренер, который вас хорошо знает.
- Когда долго играешь за вторую команду, то, конечно, хочешь в первую. Это нормально, было бы странно этого не хотеть. В какой-то момент я уже не был уверен, что меня поднимут, но в конце сезона Сергей Николаевич Галицкий сказал, что меня и Сперцяна полноценно поднимут в главную команду. Я был счастлив в тот момент. Ждал, терпел, работал, в итоге мои старания заметили.
- Когда попали в расширенный список первой сборной России, о чем подумали?
- У нас была тренировка. Ко мне подошел клубный фотограф Андрей Шрамко и сказал: «Сань, ты в сборной». Я такой: «В молодежной». Он такой: «Нет, в национальной, в расширенном списке». Мне в этот момент пошла передача, я с трудом мяч обработал. Удивился, конечно, но понимал, что это лишь расширенный список. Пара часов поздравлений, и всё, забыли. Работаем дальше.
- Сильно расстроились, что в итоге мимо?
- Вообще нет. Работаем дальше.

.: Другие материалы рубрики



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: