.: Футбол. Тет-а-тет
Даниил Уткин: «Ушел из «Краснодара» в «Ахмат» за игровой практикой»
П
олузащитник «Краснодара» Даниил Уткин, который проведет сезон-2021/22 на правах аренды в грозненском «Ахмате», ответил на вопросы Дмитрия Дерунца в рамках программы «Третий тайм» на канале «Матч премьер».
- Даниил, ваше футбольное воспитание - это двор? Или профессиональные моменты появились довольно рано?
- Всё начиналось со двора, в 5-6 лет я уже постоянно играл под присмотром бабушки. Всё начиналось оттуда. Родители в то время работали, летом особенно часто жил у бабушки. Там я везде бегал, играл в футбол, а она за мной смотрела. Я там рос лет до 8-ми.
- Когда живешь с бабушкой, научиться готовить самостоятельно…
- …невозможно (смеется). Разнообразие блюд огромное. Мое любимое - пюре с котлетой, блинчики, оладьи, сырники, борщи… Всё это было.
фото: Чемпионат.com
- В каком возрасте вы перешли в Академию «Краснодара»?
- В 11 лет. Это не первые шаги, до этого я был в ростовском СКА, спустя год перешел в Академию имени Виктора Понедельника, где отыграл до 10-ти лет. Попал в ФК «Максима», частный клуб. И уже оттуда - в «Краснодар». Сейчас не только все с юга стремятся в эту Академию, но и со всей России. На тот момент краснодарский клуб только начинал развиваться. Узнали с родителями об этом от бывших тренеров. Но вообще, идея переехать куда-то и двигаться дальше в футбольной карьере пришла после турнира в Дагомысе, где мне дали приз как лучшему игроку. Был вариант с Петербургом, потому что у нас там жили дальние родственники. Но потом потренировался в Краснодаре и сказал, что хочу здесь играть. Для родителей был шок. Думали, что я посмотрю, подожду год-два… Родители приезжали каждую неделю-две, так что тяжело мне не было.
- Вы родом из Ростовской области, конкретно - города Аксай, вот приехали в Краснодар. Какой город - столица юга?
- Конечно, Ростов. Это даже не обсуждается.
- Что для вас Краснодар?
- Это футбольная карьера, которая реализовалась. Я дошел до взрослого футбола. Но если нужно распределить города, то номер один - Аксай, номер два - Ростов, остальные ниже в списке.
- Кто-то сравнивает Академию «Краснодара» с золотой клеткой: условия хорошие, но режим жесткий.
- Так и есть, режим соблюдается. Режим - одна из самых важных вещей, сравнивается с футбольными характеристиками. Нам всегда говорили, что учеба, дисциплина и футбол равноценны. Если в чем-то большой пробел, то тебя отчислят. Считаю, что всё адекватно. Так и нужно воспитывать. Многие парни поменялись в лучшую сторону.
- Разрывая всех и вся на молодежном уровне, все ли в той вашей команде понимали, что во взрослом футболе каждый сам за себя? Или мечтали сделать этот шаг все вместе?
- Команда моего возраста - 1999 года рождения - была очень хорошая. Костяк ее сохранялся, наверное, лет 5. Все ребята были очень дружны. И на поле, и за его пределами. И мы, конечно, мечтали попасть всем составом в первую команду, были, можно сказать, в розовых очках. Но нас и подпустили, человек 8 нас было на сборе с оновой. У нас неплохо получалось. Кто-то прошел отбор, кто-то нет. Но мы поддерживаем связь. Не было такого, что ты за себя, а на остальных - всё равно.
- Вы понимали, что молодежный футбол и футбол взрослый - это две большие разницы?
- Конечно. И у всех складывается по-разному. Вот Шапи, например, сразу выдал отличный первый сезон в главном «Краснодаре». Второй складывался у него сложнее. А у меня первый сезон не получился, но зато получился второй. Но я понимал, что поначалу будет нестабильность. И где-то я играл, а где-то выходил только на замену. А мне, например, хуже, когда не играю регулярно. Возможно, из-за этого какие матчи и не получались, когда тренеры выпускали в «старте». Но вот когда меня стали регулярно выпускать на поле в основе - я стал набирать обороты. Но потом вдруг сел на скамейку запасных. Это был тяжелый момент. Вроде бы уже зацепился за основу, мне казалось, что теперь буду играть постоянно в стартовом составе. Однако оказался в глубоком запасе. Не знаю, может быть, я не воспользовался сполна предоставленной мне возможностью, а, возможно, тренер не видел меня в том момент в основе. В общем, что-то не сложилось.
- Какие у вас отношения с Мурадом Мусаевым?
- Нормальные отношения. Говорил ли он со мной? Конечно. Проводился анализ, мне объясняли, по каким моментам мною довольны, по каким недовольны. Не было такого, что посадили на лавку и молчали. Речь Мусаева, когда он на меня ругался? Да, неприятная ситуация. Но это не причина того, что я сел в запас. Так, какой-то щелчок вдалеке. Это обычный момент, когда тренер недоволен. Вообще, тяжело назвать причины моего спада. Возможно, я недостаточно ярко сыграл 1-2 матча, сел на скамейку. Дальше было психологически тяжело. Я понимал, что вернулся к тому, с чего начинал. Мне опять надо заново доказывать. Я не опускал рук, работал. Однако не попадал в состав.
- Но в прессе раздували слухи про конфликт с Мусаевым. Он был?
- Как такового конфликта не было. Да, был какой-то конструктивный разговор. Каждый сказал свое мнение, и всё.
- Писали, что все завязано на контрактах…
- Это вообще неправда. Мне никто не предлагал никакого контракта в течение всего сезона. Даже речи не было об этом. Да и разговоры про Сафонова, который к тому моменту уже был капитаном команды. Мне было очень странно, как это могло попасть в прессу. У нас были травмы на тот момент. У меня точно, Мотя тоже ездил лечиться в Мюнхен. Сейчас все контрактные разговоры отодвигаю. Мне нужно формироваться как футбольной личности, постоянно играть, чтобы прогрессировать. Понятно, что контракты - часть профессии, семье нужны деньги. Но на данный момент я больше думаю о футболе.
- Мусаев не ставил вас в основу и после восстановления. Понимаете почему?
- И да, и нет. Понимал головой, но думал, что, возможно, поиграю.
- Мусаев сказал, что после его ухода ему писали многие футболисты. Вы писали?
- Нет. После его ухода из первой команды «Краснодара» мы не общались.
- С какими эмоциями вы восприняли приход Виктора Гончаренко?
- Это было неожиданно. Мы полагали, что доиграем сезон с предыдущим тренером. Я подумал, что смена тренера как-то поможет. Но не получилось. Может, играли на старом багаже. Сейчас, думаю, у «Краснодара» будет подъем.
- Казалось, что теперь все начинается с чистого листа. Почему бы не дать Даниилу Уткину шанс в «Краснодаре»?
- Не знаю, эти вопросы не ко мне. Как такового разговора с Гончаренко не было. Были футбольные обсуждения, что он хочет от меня видеть, в какой роли. Вообще, я еще зимой начал думать о будущем. Интерес ЦСКА? Только по разговорам, конкретики не было. Но мой агент искал варианты, и вариант с «Ахматом» мне показался оптимальным.
- У вас же тот же агент, что и у Александра Кокорина. Не было вариантов в Европе?
- На этом этапе я даже не рассматривали варианты в Европе. Я посчитал, что «Ахмат» - лучший вариант для продолжения карьеры. Мне позвонил главный тренер команды Андрей Викторович Талалаев, мы переговорили, мне стало всё ясно.
- Есть цель на сезон?
- Да, сыграть как можно больше матчей. Больше 25-ти. Что касается результативности, то не буду говорить. В одном из интервью уже назвал цифры, которые не оправдали ожиданий.
- Ваша футбольная мечта?
- Играть за сборную России, быть одним из лидеров команды. Попробовать себя в Европе. Состояться как футболисту в России.

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: