.: Футбол. Тет-а-тет
Мурад Мусаев: «Мне интересно поработать за границей»
Б
ывший главный тренер «Краснодара» Мурад Мусаев дал интервью порталу «Sports.ru». Приводим самые интересные выдержки.
- Мурад Олегович, перенесемся в начало апреля, когда состоялась ваша отставка. Вы поговорили с владельцем «Краснодара» Сергеем Галицким, пожали руки, вышли - что было после?
- Я приехал домой. Сергей Николаевич мне набрал, мы еще раз поговорили какое-то время по телефону. Потом я поговорил со своей женой. Я понимал, что не смогу заснуть в эту ночь, но дома оставаться не хотел. Сел в машину и поехал прокатиться. И мне стали звонить мои друзья, когда об этом все узнали. Приехал один друг, второй, мы прошлись по району моего детства, вспомнили молодость, посмеялись, не говорили вообще о футболе. Я уже поздно-поздно ночью приехал домой и заснул. И с утра началась новая жизнь. Ощущаю себя не очень хорошо. Это неприятные чувства, когда ты столько лет провел вместе, это было твоим домом, и сейчас надо идти дальше одному. Это сложно. Буду благодарен всю жизнь за тот шанс, который Сергей Николаевич мне дал, вряд ли какой-либо другой президент клуба решился на это. Да, я сам дал повод, чтобы мне дали шанс. У меня была очень крутая молодежная команда, мы всё выигрывали - современный и мощный футбол. Я заслужил этот шанс, но не каждый осмелился бы мне его дать. Сергею Николаевичу я за это буду всегда благодарен. Но я тоже отдавал всего себя клубу все 10 лет. Мы добились и хороших результатов, и заработали хорошие деньги. Я думаю, что полностью отплатил за то доверие, которое было ко мне.
фото: Матч ТВ
- Лучшее, что случилось с вами за эти 3 года, что были главным тренером «Краснодара»?
- Моя первая игра в Питере, выходит наставник «Зенита» Манчини, и он даже не поймет, кто это - тренер... С кем поздороваться. То, о чем я мечтал всю свою жизнь, в один день исполнилось.
Я считаю, что мы в «Краснодаре» провели хорошую работу, повторили лучшее достижение клуба в России и Европе, брали медали, мы попали в Лигу чемпионов. Это незабываемые моменты, я не могу выделить один. Каждая новая победа: бронза, попадание в Лигу чемпионов - это каждый раз новые эмоции. И когда это происходит, тебе хочется всё больше и больше.
- А какой был последний самый счастливый день?
- Ну, наверное, когда мы обыграли французский «Ренн» в Лиге чемпионов и вот этот кусочек декабрьский: сыграли вничью с «Челси» в Лиге чемпионов, в чемпионате обыграли «Уфу» и московский «Локомотив». Это было близко к тому «Краснодару», который хотелось бы видеть. Я понимал, что впереди сборы, мы выбрались из определенной ямы - вот это было счастливое время и хороший отпуск.
- А какой самый счастливый момент в вашей жизни?
- Рождение сына.
- Почему не дочери?
- Потому что он первый был. У нас 10 лет не получалось, чтобы родился ребенок. Я уже в один момент подумал, что этого не произойдет, хотя противопоказаний никаких не было. Много ходили к врачам. А за неделю до своего назначения я узнал, что жена ждет ребенка. У нас родился сын, потом сразу и дочка.
- Давайте откатимся на долгие годы назад. В детстве дрались?
- Как и все дети, но не могу сказать, что я был хулиганом. Раньше дрались честно, лежачих не били. Ты подрался, кому-то фингал поставили, кому-то губу разбили. Помню одну историю из детства, она связана с отцом. Когда меня обижали старшие ребята, я приходил домой и просил отца заступиться. Он выходил, и все убегали. В один день я пришел, плачу: «Меня побили, папа помоги». Он говорит: «Иди сам побей его». Я говорю: «Он большой такой, я не справлюсь». В ответ услышал: «Возьми клюшку». Я взял клюшку, выхожу из квартиры, и как раз в этот момент в подъезд заходит этот парень. Темно еще было, я как дал ему этой клюшкой. Наверное, это больно было, он испугался, что я вышел из неоткуда. Такой крик был на весь дом. Выбежали его бабушки, мама. С тех пор я понял, что не нужно ходить к отцу жаловаться, надо самому решать свои проблемы.
- Как вы учились?
- До 7-го класса без «троек», а потом начались трудные времена. В один момент я просто заблудился. У меня «двойки» появились. Мой классный руководитель - учитель физкультуры - очень жесткий был дядька. Мог по голове дать кому-нибудь, но меня любил. Он пришел ко мне и говорит: «Мурад, как ты скатился до такой жизни? Почему ты гуляешь с теми и теми, занимаешься всякой ерундой? Ты же нормальный». Он попросил, чтобы мне «двойки» не ставили. И до меня дошло: «Что я делаю! Чем занимаюсь». В итоге у меня три «тройки» были в школе.
В нашем районе в 90-е были разные компании. Одни ребята начинали нюхать клей, кто-то уже выпивал, кто-то воровал деньги из магазина. У них праздник - они гуляют, денег нет - идут воровать. Были и спортсмены: борцы, футболисты, боксеры. А ты уже выбор делал - с кем хочешь быть. Приезжаешь, встречаешь знакомых, часто говорят: «Тот умер, этот умер». Много ребят, кто наркотики попробовал, их уже нет. Кто-то в тюрьме сидит. Времена были тяжелые, но те пацаны, с которыми я рос, они стали достаточно успешными. Мне, конечно, не хотелось, чтобы мои дети росли в такой атмосфере. Но сейчас всё уже поменялось, другая жизнь.
- Кто ваши мама, папа, чем они занимались?
- Их уже нет с нами. Отец занимался боксом. Он выигрывал всероссийские соревнования. У нас в Краснодаре очень сильная школа бокса, он работал с заслуженными тренерами, но почему-то дальше не пошел. Отец был своенравный человек. У него были понятия, от которых он никогда не отступал, говорил всё всем в лицо. Он не любил общаться с кем попало, поэтому круг общения был небольшой. Наверное, это ему часто мешало в жизни. Какие-то его черты передались мне. Мама всегда работала в сфере торговли.
- Главный вопрос года: худос «Gucci» и кепка «Dsquared», в которых вы как-то пришли на стадион...
- Купил этой весной. Я на тот момент уже ушел из клуба. Меня пригласили на матч. Я знал, что буду в ложе, а ее обычно не снимают. Было тепло, я в майке, а в машине лежала эта худи. Конечно, если б знал, что будут меня показывать, оделся бы по-другому. Но, с другой стороны, мне 37 лет - должно быть как-то неудобно?
- Нет, наоборот, это позитивное событие. Это создает атмосферу.
- В первые годы я одевался как-то нарядно, но всё пришло к тому, что понял - мне в этом неудобно. Заправленная рубашка, белые кеды - понял, что это не мое. Мне комфортнее в джинсах, кроссовках и каком-нибудь свитшоте. Я не понимаю, как итальянские тренеры выходят на матч в костюмах и галстуках. Мне кажется, это настолько дискомфортно. Мы видим, что Гвардиола к этому тоже пришел: когда был в «Барселоне» - галстук, пиджак; сейчас на матч он надевает худи с капюшоном. Я не буду в костюме, если это не будет правилом клуба. А что касается худи «Gucci», знаю, некоторые посчитали сколько оно стоит.
- Мы тоже посчитали.
- Вы должны понимать - я же не депутат какой-то, чтобы считать, сколько стоят мои вещи. Когда я начал работать тренером в 2005 году, шансов на то, что буду тренером команды Лиги чемпионов, наверное, было 0,005 процента. Я первые 3 месяца работал бесплатно, потом получал 5 тысяч рублей, потом 15 тысяч лет 5. К тому времени мои друзья уже купили машины, квартиры. Они работали на других вещах, а я верил в футбол. Я все деньги заработал, каждую копейку, и что я с ними делаю, что ношу - это только мое личное дело, но вы позитивно настроены... Однако некоторые думают, что дорогие вещи - это понты какие-то. Но 15 лет назад, когда получал не совсем большие деньги, у меня всегда была хорошая одежда. Я одевался в хороших магазинах, мне нужно было не так много, потому что я ходил 6 дней в спортивной экипировке, но всегда, когда куда-то выходил, у меня были хорошая обувь и одежда. Для меня очень важно, чтобы мужчина был хорошо одет, выглядел опрятным. Совсем не обязательно в дорогие вещи, но важно, чтобы со вкусом.
- Вернемся к футболу. Где вы хотели бы работать дальше?
- Мне было бы интересно поработать за границей. Я встречался с президентом одного клуба, они последнее время выступали в группе Лиги чемпионов и Лиги Европы. Там достаточно серьезный проект, но, к сожалению, не срослось. Были разговоры еще в одном клубе. Я бы всё оставил, попробовал это, как бы такой экстремальный момент. В России никого не рассматривал, были разные звонки, но я говорил, что если останусь в России, то буду дома - в Краснодаре. Сейчас понимаю, что мне нужно заняться поисками.
- А можете сказать из какой страны команда, которая вас звала?
- Нет, вы поймете тогда, что это за команда.
- Это Западная Европа или Восточная?
- Это не «топ-5» Европы.

.: Другие материалы рубрики




Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: