.: Волейбол. Тет-а-тет
Владимир Синицын: «Я с командой всем своим существом»
З
аслуженному работнику физической культуры России Владимиру Синицыну исполнилось 65 лет!
С детства он предан волейболу. Около 40 лет из 75-летней истории краснодарского женского ВК «Динамо» связаны с его именем. В клубе он прошел все ступени - от детского тренера до главного. Пережил счастливые моменты и лихолетье. Нынче, вот уже более 10-ти лет, Владимир Васильевич руководит в «Динамо» подготовкой и воспитанием смены для основной команды. Он и сейчас подтянут и мускулист, держит форму.
В обстоятельном разговоре юбиляр поведал много интересного корреспонденту «Независимой спортивной газеты»
Как стать тренером
- Владимир Васильевич, знаю, что ваши родители пережили ленинградскую блокаду. А как Синицыны оказались на Кубани?
- Да, мой отец Василий Иванович всю блокаду в Ленинграде пережил, мама - Лидия Степановна - полблокады. Во время войны отца сначала призвали в армию, а потом отозвали и дали задание: «Видишь пустырь? Так, через полгода там должен стоять новый цех!» Задание было выполнено. Так был построен цех завода Кулакова, который делал пистолеты. А после войны наша семья переехала в Краснодар. У родителей мы росли вдвоем с братом Виктором, который старше меня на 9 лет. Он родился в Питере, а я - в Краснодаре.
- С чего начиналась ваша жизнь в волейболе?
фото: ВК «Динамо» Краснодар
- Отец работал начальником цеха на заводе «ЗИП», потом главным механиком самого большого цеха. Мы жили неподалеку от завода и очень известной 47-й школы, в которой учились и занимались волейболом многие знаменитые игроки: олимпийская чемпионка Сеула Валентина Огиенко, олимпийская чемпионка Мюнхена Наталья Кудрева и серебряный призер монреальской Олимпиады Зоя Юсова. С 3-го класса и я начал ходить на тренировки. Моим первым тренером был Руслан Алиевич Тхаркахов, который через некоторое время уехал в Питер и забрал с собой из Краснодара многих волейболистов, и они потом добились больших успехов не только в спорте, но и в других профессиях.
- А к вам когда пришла игроцкая известность?
- В Краснодаре тогда сильной мужской команды не было. Подростком я тренировался у Эдуарда Зиновьевича Третьяка. Выступая за «Динамо», мы выигрывали чемпионат края, побеждали в первенстве России среди динамовских коллективов, занимали призовые места на всесоюзных соревнованиях. По окончании школы я поступил в краснодарский институт физкультуры. Студентом 1-го курса защищал честь вуза на I Спартакиаде институтов физкультуры, проходившей в Минске. После окончания вуза пришло время служить в армии. К счастью, там волейбол для меня не исчез из поля зрения. Даже наоборот. Я служил в спортивном взводе, привлекался в состав ростовского СКА, выступавшего тогда в 1-й лиге чемпионата СССР. Но быстро понял: больших успехов как игроку мне добиться сложно, и, в первую очередь, стал смотреть на команду с точки зрения тренера, в этом помогал и багаж институтских знаний. Можно сказать, в армейский период я приобрел начальный тренерский опыт.
- Первые свои тренерские шаги помните?
- Ростов и Краснодар - рядом, и через 3 дня после «дембеля» меня приняли на работу в детскую спортивную школу, директором которой был Юрий Николаевич Корчагин. Сначала я занимался с группой мальчишек, но Эдуард Третьяк добился того, чтобы я вернулся в «Динамо» и взял под свое начало девушек. Вот так, можно сказать, не по своей воле я начал работу с женским коллективом.
- Представляю ваши круглые глаза…
- Не то слово (смеется)! Девочки были для меня чем-то неизведанным, а неизвестность всегда пугает. Собственно, я и сам долго не мог ответить на вопрос - зачем согласился?
- С чего пришлось начать?
- С набора команды. Набирать девочек в волейбольную секцию было проблемой, решать которую приходилось самостоятельно. 30 процентов времени уходило на то, чтобы просто приводить их на тренировки, потому как увлечений у детей было море. Случались и иные сложности. Например, бабушки говорили внучкам: «Не иди в спорт, вырастешь большая - никто замуж не возьмет!» Сейчас, спустя почти 40 лет, могу сказать: столько эмоций, столько непредвиденных жизненных ситуаций, сколько я пережил вместе со своими командами, иному человеку хватило бы на 2-3 жизни!..
В основной команде
- Владимир Васильевич, а как начиналась ваша тренерская работа в основной команде «Динамо»?
- В 1984-м я приступил к занятиям с резервом команды, а заодно в качестве второго тренера помогал Эдуарду Третьяку, возглавлявшему тогда «Динамо». Мы выступали в чемпионате России, и перед нами стояла задача выйти на всесоюзную арену. Успешно выступив в регулярном чемпионате, в концовке сезона мы отправилась во Фрунзе на финальный турнир 12-ти команд. По его итогам 1-е место занял донецкий «Спартак», 2-е - краснодарское «Динамо». Это дало право выступать в 1-й лиге чемпионата СССР, в которой Эдуард Зиновьевич и я провели на тренерском мостике 2 сезона.
- Что же случилось потом?
- В 1987-м по ходу чемпионата Третьяк по болезни вынужден был покинуть команду, и на меня возложили обязанности главного тренера. Ситуация была сложная. Для каждой союзной республики была своя квота сохранения места в 1-й лиге. Не так важно было итоговое место в таблице, как не оказаться последней командой среди коллективов, представляющих РСФСР. К сожалению, мы не избежали этого. Пришлось участвовать в переигровке с лучшими представителями низшей российской лиги за право остаться - командами Свердловска, Нальчика, Читы, Ленинграда, Волгограда и Иваново. Их возглавляли сплошь опытные, заслуженные тренеры… На тот момент мне было всего 30 лет, а тренеров в таком молодом возрасте тогда в командах мастеров и близко не было.
- Неужели со свердловской «Уралочкой» пришлось сражаться?
- Нет, «Уралочка» гремела в высшем эшелоне, но ее наставник Карполь очень хотел, чтобы туда и ее дочерний клуб - «Малахит» - скорее пробился. Играли в Иваново. И первая же игра у нас - с «Малахитом». В 5-сетовом поединке победа досталась нам! Узнав о проигрыше, на следующий день из Алушты, где тренировалась главная команда, самолично прилетел Николай Васильевич Карполь. Он был в гневе: «Как так?! Моя команда должна прорываться наверх, а тут ее обыграло какое-то краснодарское «Динамо», да еще с тренером, которого никто не знает!» Карполь провел 2 игры и снова улетел в Алушту. А мы, в конечном итоге, проиграли только «Экрану» из Ленинграда. Всех остальных соперников победили, причем, 4 матча закончились со счетом 3:2. Из 8-ми команд «Динамо» заняло 1-е место и сохранило прописку в 1-й лиге.
- После такого боевого крещения вопрос смены тренера, думается, не стоял.
- Еще как стоял! Я был одним из кандидатов, но девочки проголосовали за меня. Тогда в стране начиналась перестройка.
- Наверняка вы тот состав, доверившийся вам, запомнили на всю жизнь?
- (Смеется). Запомнил, потому что команда собралась сильная: Татьяна Боговская, Наталья Задаянчук, Ольга Юхно, Марина Гайдамака, Ольга Прокопьева, Алевтина Чистозвонова, Маргарита Кузнецова…
- Но накануне заката СССР славная динамовская команда едва не канула в Лету…
- Думаю, это была самая черная страница в истории клуба. В 1989 году «Динамо» заняло 9-е место в 1-й лиге СССР, что явилось худшим результатом среди российских коллективов. А условие было таким: останемся в 1-й лиге - будут финансы на новый сезон. В противном случае, краевой совет «Динамо» финансирование прекращает и умывает руки. Увы, по итогам переигровки нам не удалось сохранить место под солнцем, и мы были вынуждены опуститься в низший эшелон чемпионата России с перспективой и вовсе прекратить существование.
- Неужели крайсовет «Динамо» закрыл команду?
- Кончилось всё тем, что официально команду всё-таки не закрыли, но средств для существования - лишили. Из 7-ми волейболисток только одна получала зарплату, которую девочки потом делили на семерых. В такой обстановке игроки собирались разбредаться кто куда: в гандбол, футбол, легкую атлетику… Да куда угодно, только подальше от волейбола. Дошло до того, что мне приходилось «таксовать» на клубной машине, чтобы лишнюю копейку для команды заработать. Жизнь команды висела на волоске. В летний период коллектив состоял… из 3-х игроков!
- Как же удалось перевернуть ту черную страницу?
- Что интересно, тренером в тот момент я не являлся, поскольку также попал под сокращение штатов. Но наблюдать за развалом команды со стороны просто не мог. Не имел права! Ради славного прошлого краснодарского женского волейбола. Записался на прием к мэру города - Валерию Александровичу Самойленко, большому любителю волейбола, царствие ему небесное. Навсегда благодарен этому человеку, вдохнувшему новую жизнь в «Динамо». Команда, нисколько не преувеличиваю, родилась заново. Заручившись поддержкой мэра Краснодара, обратился к спонсорам. Руку помощи команде протянул завод имени Седина, выделивший средства для того, чтобы мы могли ездить на туры. В советские времена такого еще не было, чтобы предприятия содержали волейбольные команды такого уровня! Финансирование осуществлялось исключительно за счет ведомств, которым принадлежали клубы.
- Чем же ответила благодетелям воскресшая команда?
- 2 тура мы выступали ни шатко ни валко, но сумели мощно финишировать и вернуться в 1-ю лигу СССР! Дела пошли на поправку. Год отыграли на серьезном уровне, а затем… Затем - новая напасть. Начался развал государства. Стали образовываться новые национальные чемпионаты. Но мы и эти тяжелейшие времена преодолели, достойно выступая в высшей лиге России, а после - даже в суперлиге. Мало-помалу организовали клуб. Открыли расчетный счет, на который спонсоры могли переводить средства. Директором клуба стал Виктор Иванович Антонюк. В общем, из любителей перешли в статус «профи».
Как Свистина сломала сборную США?
- Остался ли в команде кто-то из проголосовавших в перестроечные времена за тренера Синицына?
- К счастью, остались. Вернулась после декретного отпуска Наталья Задаянчук, капитаном команды была Татьяна Боговская. Ярко играли Марина Гайдамака и Маргарита Кузнецова. Связку Задаянчук-Гайдамака боялись все соперники, ведь на блоке никто не мог их закрыть. Никто! Появились перспективные молодые игроки: Юлия Свистина, Марина Летковская…
- В 1994-м за несколько лет до этого воскресшее «Динамо» стало обладателем Кубка России. Чем особо запомнился тот оглушительный успех?
- Финал Кубка проходил в Ейске, на базе педагогического колледжа, где большую организаторскую помощь нам оказал замдиректора Владимир Кудрявцев. В финале принимали участие команды, которые в чемпионате суперлиги постоянно были выше Краснодара - челябинский «Метар», омский «Спартак», «Кировец» из Новосибирска. Отсутствовали только ведущие клубы страны - «Уралочка» и ЦСКА, делегировавшие игроков в сборную России. Основным соперником был «Метар», регулярно занимавший в элите 3-4-е места. Именно у челябинского клуба мы и выиграли в финале. Что сказать? Радость и гордость переполняли! Впервые команда добилась такого успеха. Кстати, на следующий год мы снова чуть не выиграли Кубок. Причем, несмотря на то, что в финале встречались с подмосковным «Заречье-Одинцово» - хозяином турнира, фаворитом считалось «Динамо». Однако игра всё расставила по-своему. Тем не менее, и 2-е место в 1995-м считаю большим достижением.
- После таких успехов команды ее лидеры наверняка заинтересовали тренеров сборной России?
- Да, в тот период наши волейболистки Юлия Свистина и Наталья Задаянчук получили приглашение в сборную России для участия во Всемирной Универсиаде. Это очень престижные соревнования, на которые многие страны делегировали свои национальные сборные. Россия была одной из немногих, кто выступал действительно студенческой командой. Она была сформирована на базе омского «Спартака» и усилена нашими девочками. Причем, тогда было так: даешь игрока, оплати за него проезд, проживание. Мы платили, потому что мне надо было поднять лучших игроков, заставить их поверить в себя. На женскую сборную тогда не делали ставку. Ну, поехали, чтобы поучаствовать. А она взяла 3-е место! И главный тренер сборной Шумаков мне взахлеб рассказывал: «Володя, что там твоя Задаянчук вытворяла!» А пасовала ей Елена Целищева. Она сейчас в Геленджике детским тренером работает. Целищева приехала из Екатеринбурга, Задаянчук и Свистина - из Краснодара. И вот эти 3 игрока Шумакову всю игру сделали. За бронзу играли с США, у них диагональн
ая - высокорослая «убийца». Лупит из 2-й зоны, а Свистина против нее в 4-й. Так Свистина половину ее ударов закрыла одиночным блоком. Юля сломала эту «диагональ», сломала и сборную США!
- Была ли у молодой звездочки Юлии Свистиной перспектива попасть в главную сборную страны?
- Была, конечно, но туманная. В молодежной сборной страны Свистина играла сильнее будущей российской звезды Елены Годиной. Но когда молодежную сборную ведет тренер из Екатеринбурга, то он строго выполняет указание Карполя: «Должны играть девочки из «Уралочки». Свистину посадили на лавку, а играла Година.
- Не эта ли туманность перспективы заставила Свистину уехать в Турцию и выступать потом за сборную Украины?
- Что касается сборной, то, наверное, да. А в клубе были скандалы с ней. Ее Летковская сбила. Мы поехали в Одинцово, могли выиграть Кубок России, а они пошли в загул. Вернулись в гостиницу поздно. Понятно, проиграли. А ведь мы были не слабее тогдашнего «Заречья». И потом пошли-поехали скандалы. (Вздыхает). Да-а-а…
- В Кубке успех, а в чемпионате было сложнее?
- Да, мы около 10-ти лет не могли пробиться в суперлигу. Играли в высшей лиге «А», но шаг за шагом улучшали свои результаты. 9-е место, потом 7-е, 5-е. А наиболее близко подобрались к цели в сезоне-2003/04. Однако наверх ушли «Ленинградка» и красноярский клуб. Мы финишировали 3-ми, остановившись от желаемого на расстоянии одной победы. Для выхода в суперлигу нам надо было обыграть Красноярск. Мы вели 2:0, но проиграли 2:3…
От тренера к топ-менеджеру клуба
- И после той неудачи в отношении вас последовали оргвыводы…
- Да, мне пришлось расстаться с командой. Тогдашний куратор всех видов спорта от администрации края Николай Долуда прославился тем, что во многих игровых командах менял тренеров, и по нескольку раз…
- Однако через некоторое время вас вернули.
- Сменивший меня Игорь Абдрахманов ушел по семейным обстоятельствам в середине сезона-2007/08. Тогда команда выступала самым молодым составом, практически не имея опытных игроков. Пришлось мне впрягаться со второй половины сезона и биться за выживание. С этой задачей удалось справиться.
- А потом в крае начался предолимпийский бум…
- Да, Сочи выиграл право на зимнюю Олимпиаду-2014, и в крае стали поднимать спорт высших достижений. У игровиков переехал из Ростова в Краснодар баскетбольный клуб «Локомотив», футбольная «Кубань» перестала «летать на лифте» между 1-й и высшей лигами. Гандбол у нас и так был силен. Дошли руки и до волейбола. Не только женского, но и мужского. Появились деньги. Начали залы строить. Бассейн в Доме физкультуры «Динамо» лет 8 не действовал, а зал был в развалинах. При Ткачеве же нам всё отремонтировали. Олимпиада и спортивный бум в крае, конечно, взаимосвязаны. Появились деньги и на качественных игроков. К нам пришли Свистина, она тогда уже в Саратове играла, Левина, Чумакова и Вдовина - из Омска…
- И задачу выхода в суперлигу сходу удалось решить…
- Удалось, но начинали сезон со мной, а закончили с новым главным тренером - Михаилом Омельченко. Мы шли на 1-2 местах, но некоторых терзали сомнения, и для надёги решили укрепить команду «более авторитетным специалистом». С клубами у Омельченко, правда, особых достижений не было, но Карполю на Олимпиаде в Сеуле он помогал. Заслуженного тренера России получил. К тому же, наш, кубанский. Царствие ему небесное, умер в прошлом году от коронавируса…
- Михаил Дмитриевич методами Карполя широко пользовался?
- Даже перебарщивал, иногда (улыбается). Любил строить и внушать. Но дело свое знал. Тогда за суперлигу Европа и Сибирь на 1-м этапе бились отдельно. В финал выходили 3 команды от Европы и 3 - от Сибири. В Европе лучшими стали Казань, мы и подмосковная «Надежда», а в Сибири - Улан-Удэ, Омск и Иркутск. Финал проводился в 2 этапа на площадках команд, занявших 1-е места в зонах. Первый - в Улан-Удэ, второй - в Казани.
- Но вас же не отлучили вообще от клуба?
- Я стал директором клуба и был с командой не только сердцем, но и всем своим существом. Крутился, как белка в колесе, и до финала, и в Улан-Удэ, и в Казани. Несмотря на то, что играли в других городах, организационной работы было выше крыши. Очень много невидимой для других работы…
- Девушки по старой памяти не обращались к вам?
- Бывало. Разобидятся на Омельченко, и ко мне жаловаться. Думали его обхитрить: раз - и ко мне! Я им: э-э-э - нет. Так не пойдет. Ты лучше в себе покопайся. Подсказывал: сделай вот так и так. Нельзя было допускать разнобоя в руководстве. Сразу бы плохо на результатах сказалось.
- Расскажите коротко о ходе финального этапа?
- В Улан-Удэ мы обыграли всех. Этого никто не ожидал. Знали, что у нас Свистина мается со спиной, мы ее в самолет чуть ли не на руках заносили (смеется), а у Чумаковой палец сломан. Но перед финалом была пауза, и обе смогли продышаться, восстановиться физически. А Казани пришлось сложнее, она провалила этап в Улан-Удэ. Но наверстала свое дома. Мы же в Казани начали с 2-х поражений: от «Надежды» - 2:3 и Казани - 1:3. Тут Омельченко запаниковал, пришлось его успокаивать: «Всё в наших руках!» В итоге закончили 3-мя сухими победами над всеми сибирячками и заняли 1-е место. Со 2-го в суперлигу вышла Казань.
- Кто был лидерами той команды?
- Лидерами были капитан команды «связка» Света Левина и забойщица Наталья Чумакова. А лидером и душой команды - Юля Свистина. Она у нас была самая титулованная - победитель Лиги чемпионов в составе испанского «Тенерифе», но очень отзывчивая ко всем. Всегда находила общий язык, подбадривала после проигрыша или наоборот после важной победы не позволяла подругам расслабиться в следующей встрече. Словом, Свистина оправдала все наши надежды при ее возвращении в родную команду после долгого отсутствия.
- Но суперлига требовала усиления состава?
- Да, конечно. В команду были приглашены игроки сборной России: Юлия Меркулова, Екатерина Кабешова и Анна Макарова, а также игрок сборной Азербайджана Наталья Маммадова. В первом же матче мы обыграли знаменитую «Уралочку» - 3:1! Краснодарский «Олимп» стоял на ушах (смеется)! А потом пошли поражения, и мы скатились к середине декабря на 9-е место.
- Снова последовали оргвыводы?
- И очень серьезные. Тогда волейбол курировал вице-губернатор Ахеджак. Он редко на игры ходил, но руку на пульсе держал. Вовремя понял и успел Омельченко убрать. Правда, сняли не только Омельченко, но под горячую руку попал и я. Вместо Омельченко поставили Юрия Маричева, который тогда тренировал мужское краснодарское «ГУВД-Динамо», рвущееся в суперлигу. А новым директором клуба был назначен Руслан Олихвер, знаменитый в прошлом волейболист, который до этого назначения работал менеджером мужской сборной России. Меня же назначили директором по подготовке резерва.
Слово о корифеях тренерского цеха
- Результаты «Динамо» сразу пошли в гору?
- Да, Маричев поменял расстановку игроков, научил их по-мужски принимать сверху и блокировать втроем. Предварительный этап завершили на 6-м месте, но в плей-офф дошли до полуфинала. Проиграли в нем будущему чемпиону - «Заречью» - 3 игры, зато в борьбе за бронзу обыграли «Уралочку» в 4-х матчах - 3:1. Это был огромный успех новичка суперлиги!
- После Маричева главными тренерами женского «Динамо» поработали такие известные тренеры, как Сергей Овчинников, Валерий Лосев, Авитал Сэлинджер. Кто из них, на ваш взгляд, был самым сильным специалистом?
- С командой очень грамотно работал Маричев, потом Сергей Овчинников. Маричев был, конечно, посильнее. Оба тогда были еще молодыми по возрасту, но уже обкатанными тренерами. И с Овчинниковым команда хорошо шла. Но одно дело ты тренируешь, а другое, ты должен учитывать, какие у клуба организационные и финансовые возможности. Думаю Маричев, поработав этот год директором и главным тренером саратовского «Протона», это хорошо понял. Лосев у нас работал недолго. А Сэлинджеру надо было уметь по-русски говорить. Хотя в команде были и очень сильные иностранки. Но когда он выиграл Лигу чемпионов с испанским «Тенерифе», там у него была сборная мира. Там кури бамбук, и они сами будут бегать (смеется). А у нас с таким сильным составом только Кубок вызова да бронзу Кубка России взял…
- Какой бы совет вы дали молодым начинающим тренерам?
- Надо внимательно присматриваться к работе наших лучших специалистов. Чаще спрашивать у них совета. Я когда был тренером, ко всем знаменитым - Чеснокову, Карполю, к Чернову, который тренировал ворошиловградскую «Звезду», - ко всем подходил и спрашивал: «А как тут надо сделать, а как тут?» В Кишиневе работал тренером Копылов. Игроки там были слабоватые, но он из корявых игроков делал команду. С ним тоже советовался. Много мне не говорили, но два слова скажут, и я их уже на ус наматывал.
- Ваше отношение к назначению главным тренером сборной России итальянца Серджио Бузато?
- К иностранным специалистам я всегда отношусь настороженно. У нас в России достаточно сильных тренеров. Панкова из сборной, считаю, убрали преждевременно. Ведь он с командой добыл путевку на Олимпиаду, обыграв сильную Южную Корею. Надо было ему дать поработать, по крайней мере, до окончания олимпийского цикла… Бузато я считаю очень сильным специалистом. Ведь это благодаря Шипулину и Бузато центральный блокирующий Мусэрский смог перейти в диагональ в матче финала Олимпиады с Бразилией и перевернуть ход игры. Шипулин в Белгороде первым стал наигрывать Мусэрского в диагонали. А Бузато в момент, когда проигрывали Бразилии 0:2, как тренер-аналитик сборной подсказал этот ход Алекно. И он сработал. Стал полной неожиданностью для бразильцев. Но одно дело подсказывать главному тренеры какие-то нюансы и совсем другое - вести игру. Надо знать особенности работы с девочками, знать характер каждой. Не всё так просто. Не каждый тренер сможет одинаково хорошо работать с мужчинами и с девушками. Владимир Кузюткин
- мог, Юрий Маричев - мог. А Бузато - не знаю. Плохо, конечно, что он столько лет живет в России, а по-русски говорит слабо. Это будет очень мешать ему в работе с командой.
- Сейчас молодежные сборные России на высоте. Что этому поспособствовало?
- С 2012-го Всероссийская федерация волейбола создала молодежную лигу и обязала клубы суперлиги иметь команды резерва. С той поры молодежные команды стали получать хорошую игровую практику. Федерация так же старалась, чтобы на базе одного клуба создавался костяк молодежной сборной - 3-5 игроков. В Казани создали училище олимпийского резерва, девочки там учились и тренировались. В Череповце такое же образовали. Сейчас в Калининграде создали такое училище. Вот поэтому у нас и стали подниматься юношеские и молодежные команды.
Воспитание резерва
- Перейдем, Владимир Васильевич, к вашей нынешней должности: спортивный директор молодежной команды. В чем функционал этой работы?
- Прежде всего, отбор перспективных игроков. Просмотр их на соревнованиях различного уровня от первенства Краснодара до российских чемпионатов. Работа с их родителями, тем более, с живущими в других городах. Организация быта девушек: проживание, питание, досуг. Ну и, конечно же, - руководство тренировочным процессом с целью подготовки игроков для основной команды. Я, по возможности, стараюсь не пропускать ни одной игры основной команды в Краснодаре. А в пандемийное время внимательно просматриваю все игры в интернете. Держу руку на пульсе.
- Как происходит процесс отбора игроков? У вас есть налаженные связи с регионами России?
- За свою долгую биографию в «Динамо» я обзавелся связями, ездил по соревнованиям, знакомился с тренерами. Детские тренеры тоже ведь хотят отдать своих воспитанниц в хороший клуб, в хорошие руки, знают, кто как работает. Раньше команд было мало, и тренеры были на слуху. К примеру, Катя Пипунырова как из Барнаула пришла к нам в команду? Ко мне как-то на соревнованиях подходит ее детский тренер. Говорит, мы с тобой, Владимир Васильевич, когда-то играли вместе. У меня есть хорошая девочка 2000 года - Катя Пипунырова. Возьми ее к себе. Смотрю, рост 187. Конечно, возьмем…
- Были ли у вас досадные селекционные неудачи?
- Еще сколько! Я как-то Олихверу лет 5-7 назад показываю список у меня в компьютере: 1990, 91-й, 92-й… 95-й годы рождения, смотри, сколько игроков было у меня на примете. Бибина, Халецкая в нем были, которые к нам пришли в 23, 25 лет, а у меня на заметке они были еще с 14-15 лет. Или сейчас в «Заречье» играет «связка» Матвеева, 187 см ростом. Я маму Матвеевой из Самары к нам звал, когда дочка еще в 6-й класс ходила: «Ира, ты ж смотри, дочка подрастет, сразу ко мне!» - «Да-да, Владимир Васильевич, конечно, я же вас знаю». А потом р-раз - и увезла дочь в Казань. Сейчас Матвеева в «Заречье» играет. Или Якушина, которая сейчас тоже в «Заречье». Ее мама когда-то за Уфу играла против нас, тоже мне всё обещала: «Да-да-да, Владимир Васильевич. Обязательно к вам!..» Таких случаев немало. Где предложат условия получше, туда родители и везут.
- Как устроен быт приезжих девочек?
- Девочки живут в частном доме, который мы снимаем. Уже 8 лет их распорядок дня контролирует Евгений Лонин. Младшие заканчивают школу, старшие учатся в вузах. Утром - в 7:30 - тренировка. Школьники тренируются и уезжают на автобусе в школу. 96-я школа находится там же, где и живут. Студенты проводят полную тренировку, завтракают и идут на занятия в вуз. Вечером тренировка, свободное время после нее. В 21:30 всем быть дома. В 22:30 - отбой. Я, когда набирали молодежную команду, сказал: должно быть вот так вот! Чтобы девочки жили под контролем. Требования, которые годами нарабатывались, выполняются. Первые годы было сложно. Кто-то курить начинал, кто-то пиво приносил. А сейчас уже налажена дисциплина. У девочек очень важно, чтобы они на тренировках и в игре были предельно сконцентрированы. Неслучайно и результаты в последнее время улучшились.
- Что еще, кроме контроля, послужило причиной повышения дисциплины?
- Прежде всего, то, что девочки, приходящие в команду, понимают, зачем они идут в волейбол. Если я 10 лет назад за руку тащил в команду игроков, то сейчас очень часто меня просят посмотреть, взять ту или иную девочку, тренеры, их родители. Родители понимают, что если девочка попадет в молодежную команду клуба суперлиги, то появится возможность вырасти до игрока суперлиги и стать достаточно обеспеченной материально. Эта целеустремленность девочек - залог дисциплины.
- В «молодежке» девочкам тоже платят?
- Да, стипендию на питание и бытовые нужды.
- Что будет с игроками, которые скоро превысят возрастной ценз «молодежки» - 21 год?
- Дверь в нашу основную команду открыта всем. А если не попадут в нашу команду, то найдем им другие клубы. Мы же отдавали и раньше: Гацалова уходила, Морозова… В Уфу, в Тулу продавали игроков.
- Деньги за трансфер игроков клуб сразу получает?
- Всероссийская федерация волейбола сделала недавно по-другому. Клуб, вырастивший игрока, будет всё время получать компенсацию от других клубов при его переходах. Часть компенсации отчисляется и в ВФВ. А в Германии, к примеру, в футболе как: первый тренер игрока получает за него от клубов, в которые игрок переходит. Поэтому там детские тренеры и работают подолгу, и более продуктивно…
О достижениях и резерве для «молодежки»
- Назовите главные достижения «молодежки» «Динамо».
- В 2015-м наша «молодежка» представляла Кубань на Спартакиаде школьников России и заняла там 1-е место. Это произошло впервые в истории волейбола Краснодарского края. Спартакиада школьников России - это как Олимпийские игры для взрослых. В этом году на 3-м месте закончили предварительный этап молодежного чемпионата, но финальный этап нам не удался, мы замкнули шестерку лучших в Лиге. Ну а самое главное - у нас в последние 2 года в основной команде играли 7 воспитанниц «молодежки»: Гончарова, Пипунырова, Бярда, Зубарева, Зверева, Яковлева, Мишагина. А 8-я - Боговская Маша -этот сезон провела в липецкой команде суперлиги, на правах аренды. Такого раньше никогда не было. Кроме того, Екатерина Пипунырова, Есения Мишагина и Ольга Зверева - бронзовые медалисты молодежного чемпионата мира-2019. Зубарева - чемпионка Универсиады-2019 и в главной сборной уже выступала.
- Сильно переживали в сезоне-2017/18, когда в основной команде играли 16-летняя Боговская и Пипунырова, которая чуть постарше?
- Да в том сезоне сначала, кроме Сперскайте, в «Динамо» не было доигровщиц. Пришлось попеременно играть сначала Боговской, затем Пипуныровой. Я к этому отнесся спокойно: в «молодежке» они выделялись, привлекались в молодежные сборные. В тот сезон вернулась Люба Соколова, и с ней не только тренироваться, а еще и играть стало наилучшей школой для девушек. Тогда они и поняли, как много надо еще работать! И Боговская, и Пипунырова в тот сезон многим тренерам понравились. Даже Карполь на них глаз положил, а Панков хотел видеть их в своей команде в следующем сезоне. Но нам они тоже были нужны.
- 5 ваших молодых воспитанниц играли в этом сезоне в основной команде. Все ли они динамично прогрессируют в мастерстве?
- Хотелось бы большей динамики. С игроками надо уметь работать. Одно дело с опытными игроками работать тренеру и совсем другое - работа с молодыми. В моем понимании это должно выглядеть так: тренировка закончилась, а вот ты, ты и ты - остались, и работаете над тем, что пока не получается. Поработайте над этими элементами, над другими, чтобы подтянуться к опытным мастерам.
- В Казани уже сейчас сверкают 17-летние Федоровцева и Кадочкина. Не рано ли? Не сломаются?
- Правильно заметили. Кадочникова ведь засверкала было в 15, а потом ее год лечили. Тоже ведь надо понимать, какую нагрузку Марюхнич или Старцева выдерживают, и какую совсем молоденькие девочки. Говорят: да смотри, как она высоко прыгает! Но подождите, она прыгнет 1-5 раз, а 150 раз подряд прыгнуть - это совсем другая работа.
Мы у себя в клубе очень много работаем над тем, чтобы девочки не получали травм. Тренер по физподготовке следит за дозировкой нагрузок с учетом состояния каждого игрока. Старший тренер Татьяна Боговская от тренировки к тренировке варьирует прыжковые нагрузки с работой над растяжкой. Правильно построить тренировочный процесс - это большое умение. От этого зависит здоровье игроков и их успехи.
- Насколько пандемия сказалась на работе спортивного директора молодежной команды и коллектива?
- Пандемия выбила из отлаженного ритма всех. В прошлом году мы не смогли доиграть последний тур молодежного турнира. Провели 3 матча, и поступило распоряжение прекратить турнир. Мы успели всех девочек отправить по домам. Дали им тренировочные задания, в основном по общефизической подготовке. Все старались выполнять их и нам присылали видеоотчеты о своих тренировках. Удачнее всего получилось у Иры Щербань, племянницы игрока московского «Динамо» Яны Щербань. Они обе карантин провели в родном Балаково. Вместе выполняли упражнения не только по физподготовке, но и отрабатывали в паре на лужайке прием, защиту, удары, а после послаблений - на пляже игровые действия с пляжниками. И когда Ира вернулась в команду после летнего перерыва, мы все увидели, как заметно она прибавила в игре.
- В команде не было случаев заболевания ковид-19?
- К счастью, этого удалось избежать и нам, и основной команде. Конечно, способствовала этому и наша постоянная работа с девочками по тщательному выполнению защитных мер и санитарной гигиены. Предупреждали их о соблюдении масочного режима и об исключении лишних посещений крупных торговых центров, других мест скопления людей. Перед каждым туром мы все сдавали тесты на коронавирус, и все они были отрицательными.
- А почему, Владимир Васильевич, из нашего края в «молодежке» не так много игроков?
- Раньше было еще меньше: мы всегда брали игроков по всей России. Ростовые данные местных подводили. Потомственные казачки, в основном, низкорослые. За все годы из местных высоких были только Огиенко, Задаянчук, Свистина, Катя Синицына, потом Маша Боговская подросла. А сейчас в «молодежке» шестеро кубанских девчат, четверо из них - краснодарки. К примеру, Зубова Диана 2005-го года рождения из Павловской, ее рост - 190 см. Там ее тренировал учитель физкультуры, не волейбольный тренер. Мы взяли Зубову в команду 3 года назад и практически с нуля начали с ней работать. Я не знаю, в какой еще молодежной команде суперлиги начинают работать с нуля? Зубова на туры не ездила, я приходил и занимался с ней. Это не входит в мои обязанности. Но я хочу, чтобы игрок с незаурядными физическими данными как можно быстрее прогрессировал в игре. Да и мне не мешает раздышаться от административной работы. И Зубова на глазах растет. Работаю и с другими игроками, которые не уезжают с командой на туры.
- Кого бы вы отметили из детских тренеров Кубани?
- В Крымске раньше хорошо работала детская школа тренеров Дедовых, отца и сына. Несколько игроков из нее играли в «Динамо», а Римма Гончарова и сейчас играет. В Анапе неплохие воспитанницы были у супругов Фроловых. В краснодарской спортивной школе «Юбилейная» давно и плодотворно работает заслуженный тренер России Анатолий Петров. Он подготовил одну из героинь финального матча Игр в Сеуле Татьяну Сидоренко. Из ныне играющих в клубах суперлиги - его воспитанники Екатерина Синицына, Мария Боговская, Алиса Глущенко. Вместе с Петровым работает Виктор Поляков.
- Есть ли у вас надежда, что через несколько лет академия волейбола Краснодарского края под руководством Любови Соколовой будет поставлять игроков в «Динамо»?
- Надежда есть. Раньше в первенстве города команд девочек практически не было. Сейчас играют до 9-ти команд. Даже команд мальчиков меньше. Правда, приглашают в первенство города коллективы из Горячего Ключа, Северской, Афипского - близлежащих муниципалитетов. Но и 5-6 команд из Краснодара в каждом возрасте - это уже уровень. Это уже массовость пошла. Сначала массовость, а потом и мастерство пойдет. Надо еще игроков правильно находить. Высоких подбирать.
О семье
- Владимир Васильевич, мы не коснулись с вами такой важной темы, как жена тренера. Это ведь непростая доля, не так ли? Кто ваша спутница жизни и какова ее роль в ваших достижениях?
- Полностью с вами согласен. Супруга - Татьяна Николаевна - мой надежный тыл. Мы с ней вместе с 1982 года. Я очень благодарен своей жене за то, что она практически взяла на свои плечи воспитание наших сыновей. Работа тренера, выезды на соревнования - не позволяли мне в молодые годы уделять достаточного внимания детям. Я стараюсь наверстать это сейчас, всё-таки свободного времени стало побольше, занимаюсь и детьми, уже взрослыми, и внуками.
- А вы своих детей приобщали к спорту, к волейболу?
- У нас с Татьяной Николаевной двое сыновей. Старший - Евгений - играл в юношеской футбольной сборной края, тренировался у Сергея Григорьева, был бронзовым призером России. А младший - Алексей - закончил институт физкультуры и сейчас работает в ВК «Динамо».
- Вы ведь в молодые годы работали тренером женской команды. Супруга никогда не ревновала вас к игрокам?
- Нет, конечно. Хотя и непросто ей было, всё-таки мой рабочий день, бывало, и на 16 часов растягивался. Ей было тяжко, но она всё понимала. Мы с ней сразу договорились, что работа такая. Разбирались…
- И все-таки с одной из динамовских красавиц семейство Синицыных породнилось…
- Было такое дело. Моему племяннику - Андрею - очень понравилась Елена Шкурко, которая играла в «Динамо». Ребята дружили, потом поженились.
- А потом у них появились будущие волейболисты?
- Да, сначала родилась Катя. Привез я ее к Анатолию Петрову - лучшему краснодарскому специалисту. И то он поначалу сопротивлялся: 2-й класс всего, рано ей еще. Бери, говорю, не пожалеешь. И вот она пошла-пошла. Успешно дебютировала в краснодарском «Динамо». Верю, Катя еще покажет себя в команде родного города… А потом родился Саша Синицын. Он сейчас в Казани. Должен был играть за молодежную сборную России, но повредил голеностоп и не поехал на чемпионат Европы, который Россия выиграла. Так что Александр тоже на хорошем счету. Центральный блокирующий, 207 см роста. В своего отца пошел: Андрей тоже 2-метровый.
- Ваши увлечения помимо спорта? Музыкальные способности продолжаете реализовывать?
- В детстве серьезно увлекался музыкой, играл в духовом оркестре на баритоне. Но это увлечение осталось в прошлом (улыбается). Сейчас музыку только слушаю в свободное время. Много читаю, слежу за политическими событиями в стране и в мире. Многие спорят: Путин прав или не прав? Я считаю, что никто другой столько бы для России не сделал, сколько уже сделал Путин. Прекратил теракты в России, остановил 4 войны, это огромное дело!
- У вас есть внуки, быть может, и правнуки?
- Да, у меня два внука. Оба - от старшего сына Евгения. Старшему внуку 16 лет, пробовал себя в волейболе, но на любительском уровне. Младшему - 2 года, есть задатки футболиста (смеется).
- Что хочет пожелать, пользуясь возможностью, патриарх кубанского волейбола Владимир Васильевич Синицын?
- Я хочу, чтобы все были живы-здоровы, и в нашем клубе, и в городе, и в стране. Всем спортсменам желаю обойтись без травм. Особенно тяжелых, которые порой перечеркивают спортивную жизнь. Журналистам тоже желаю здоровья (смеется). Для всех оно важно.
Владимир Мороз



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: