иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 16.11.2018
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №50 от 13.12.05



 
.: Люди и судьбы
Борис Криунов: бегущий по волнам доброты
Совсем недавно отпраздновал 70-летние один из первых отечественных олимпийцев - ставропольчанин Борис Криунов.
Накануне празднования юбилея прославленного спортсмена я набрал номер его домашнего телефона и услышал на другом конце: «Конечно, приходите!.. Когда? Да хоть прямо сейчас»...
Из досье «Независимой спортивной газеты»:
Борис КРИУНОВ родился 21 октября 1935 г. в Кисловодске.
Неоднократный чемпион СССР, РСФСР, Спартакиад народов СССР, экс-рекордсмен страны в барьерном и спринтерском беге.
Мастер спорта международного класса по легкой атлетике.
Участник XVII Олимпийских игр-60 в Риме.
Заслуженный тренер РСФСР.
Судья всесоюзной категории.
Председатель спортивного клуба Ставропольской государственной медицинской академии.
Почетный гражданин Кисловодска.
Когда подходил к дому, в котором живут Борис Алексеевич и его жена Зинаида Тимофеевна, призадумался, с чего лучше начать расспросы - уж больно богата на события и повороты в ней судьба юбиляра. Но, переступив порог квартиры, увидел в небольшом зале сразу четыре музыкальных инструмента - пианино, баян, аккордеон и гитару. И разговор завязался сам собой. Выяснилось, глава семьи с большим удовольствием играет на всех четырех. Что он, кстати, продемонстрировал во время нашей продолжительной беседы...
Борис Алексеевич помнит, как до войны отец любил вечерами растягивать меха баяна. А когда немцев выбили из Кисловодска, случайно наткнулся на чердаке на этот самый музыкальный инструмент. Когда он в первый раз взял его в руки, поначалу, конечно, ничего не получилось. Но постепенно, на слух, мальчишка разобрался в клавишах и уже через полгода стал легко и непринужденно наигрывать бередящие душу мелодии.
- Всегда был восхищен Бетховеном, - говорит Борис Алексеевич. - Великий композитор однажды сказал: «Я не знаю иного средства превосходства над людьми, кроме доброты». Эти слова стали моим жизненным кредо.
«Черная метка»
Однако могло случиться так, что мы бы не узнали ни Бориса, ни Виктора Криуновых, ни членов их спортивных семей.
Отец - Алексей Антонович - был не только кузнецом, но и коммунистом, депутатом городского совета. В начале войны ушел на фронт, а когда осенью 42-го в Кисловодск вошли немцы, очень скоро были готовы «черные списки» коммунистов, активистов и колхозников, а также членов их семей. И чуть ли не каждый день в окрестностях знаменитой Кольцо-горы гремели выстрелы. Около 30 тысяч горожан и жителей близлежащих мест были расстреляны. Множество других советских граждан были угнаны на работу в Германию.
Получили «черную метку» и Криуновы. Согласно повестки, вся их семья должна была прийти в комендатуру 15 декабря. Но, к счастью, 12-го советские войска выбили фашистов из города...
После того, как немцы были отброшены, кисловодские санатории вновь превратились в госпитали для раненых бойцов и командиров. Казенных харчей едва хватало, и местные жители, чем могли, помогали красноармейцам. Борис с младшим братом Виктором отправлялись с корзинами в соседние поселения - Суворовскую, Терезе, Красный Восток и другие, где сердобольные граждане делились с ранеными едой, молоком, папиросами, спичками...
А 1 сентября Борис во второй раз пошел в школу.
В первый - еще при немцах, когда ему не исполнилось семи лет. Уроки вели русские учителя, но в коридорах дежурили оккупанты, нередко заходившие в класс и бившие учеников линейкой по рукам.
Однажды гитлеровцы стали составлять списки учеников, спрашивать ребят об их родителях. А поскольку отец Бориса был коммунистом, мальчишка решил бежать из школы. Немцы никого не выпускали без их ведома из здания с портфелем, но он выбросил свою сумку в окно и вышел, чем и спасся…
От зари до зари - спорт
В свободные минуты Борис учился играть на баяне. И довольно быстро достиг в этом деле успехов. В конце войны с музыкантами были большие проблемы, он с десяти лет стал играть на свадьбах «Барыню», гопак, польку, краковяк, вальсы и частушки. И тем зарабатывал на жизнь. Опыт эдакого затейника пригодился Борису Криунову через много лет...
Позже он научился играть и на пианино. В этом ему помогла «бабка Меркулова», как ее звали все в Кисловодске - вдова царского губернатора Ставропольской губернии Анастасия Меркулова. Между прочим, в свое время она аккомпанировала самому Шаляпину, была знакома с Горьким и другими известнейшими людьми. В 60-е Борис привозил ей из-за границы ноты...
Когда закончилась война, и жизнь начала входить в привычное русло, кисловодские мальчишки вернулись к своим обычным радостям. Больше всего они любили играть в футбол и могли гонять мяч от зари до зари. Настоящих мячей у ребят не было, поэтому они набивали оболочку соломой, тряпками... Домой юные футболисты приходили «грязные, как негритосики».
Став старшеклассником, готовясь к службе в армии, Криунов стал уделять больше внимания общей физической подготовке - отжимался, подтягивался на перекладине и бегал. А бегал очень прилично, - признавал его школьный учитель физкультуры Валентин Лаврентьевич Кадурин, а по совместительству - первый тренер.
Со стадиона - в ЗАГС
После окончания школы Борис вовсе не думал, что спорт станет главным смыслом его жизни. Он поступил учиться на физико-математический факультет Пятигорского пединститута. Однако ходил на тренировки к Дмитрию Гречухе, который сам в свое время был неплохим «средневиком». Тот поставил Борису технику бега «без лишних движений». А рядом других ребят тренировал молодой специалист Борис Бухбиндер, работавший преподавателем физвоспитания в Пятигорском ремесленном училище. Борис Яковлевич обратил внимание на перспективного бегуна и через два года, когда его переводили в Ставрополь, предложил пареньку поехать с ним. В краевом центре тренер убедил Криунова поступить на факультет физвоспитания Ставропольского пединститута...
Вообще, Бухбиндер был в свое время гимнастом. Однако жизнь так повернулась, что стал тренером по легкой атлетике. У него всегда было особое отношение к тренировкам, к технике выполнения тех или иных элементов бега. Будучи интеллигентом до мозга костей, он всегда умел расположить людей к себе, вникал в самые малозаметные тонкости работы, ведь, как известно, успех соткан из множества мелочей.
Тренировался у Бухбиндера и брат Бориса - Виктор. А еще - Зинаида Буренкова. Спортсменка также показывала высокий класс. Она была чемпионкой РСФСР и Советского Союза в барьерном беге, выигрывала Спартакиаду народов России. Вскоре симпатия Бориса и Зинаиды переросла в большое и светлое чувство, и в 1960 году они поженились.
Одухотворенное лицо и мягкий шаг
Криунов обладал удивительным спринтерским диапазоном. Звание мастера спорта международного класса выполнил в 62-м на дистанции 400 метров с барьерами, а на Спартакиаде России в Ленинграде на двухсотметровке с барьерами установил рекорд СССР и повторил рекорд Европы - 22,9, став дважды «международником». Еще на трех дистанциях - в гладком беге на 100, 200 и 400 метров - регулярно подтверждал мастерский результат. Борис повторял рекорд России в беге на 300 метров (33,3) и лучшие достижения страны на стометровке (10,3) и «полторашке» (15,3), а также показывал отменные секунды на пятидесятиметровке.
Он пять раз подряд выигрывал зимнее первенство СССР в ленинградском манеже. В то время проводился еще и чемпионат страны по многоборьям, включавший в себя не только бег на 150 и 300 метров, но и тройной прыжок с места, метание ядра, толчок штанги и лазание по канату. И почти во всех дисциплинах ставропольчанин демонстрировал высокие результаты, что говорило об удивительно высокой общей физической подготовке спортсмена.
Многочисленные ставропольские любители спорта 60-х с большим удовольствием посещали легкоатлетические соревнования. Особенно им нравились забеги с участием Бориса Криунова. У него была уникальная техника бега, которой удивлялись даже специалисты. Со стороны процесс движения выглядел весьма впечатляюще: одухотворенное лицо, легкий, мягкий шаг и в то же время предельная экономичность движений. Потом многие бегуны пытались перенять эту кажущуюся простоту, эффектность и эффективность.
Пасынок римский
В апреле 1956 года во время подготовки сборной СССР в Пятигорске Криунов пробежал за 10,8 стометровку, опередил всех маститых бегунов, и на шустрого ставропольчанина обратили пристальное внимание тренеры национальной команды. Но вводить никому неизвестного новичка в команду за слишком малый срок до начала Олимпийских игр в Мельбурне «большие люди» не рискнули.
Однако с начала следующего четырехлетнего подготовительного олимпийского цикла Борис был, как говорится, «в обойме». Заслуженный тренер РСФСР москвич Вячеслав Садовский подкорректировал Криунову технику барьерного бега, что вскоре принесло положительные результаты.
И вот, в 1960 году руководители сборной СССР приняли решение включить Криунова в состав советской команды для участия в XVII Олимпиаде, проходившей в Риме.
Несмотря на то, что именно старты в «вечном городе» стали венцом его спортивной карьеры, Борис Алексеевич не очень любит вспоминать об этой странице жизни. А ларчик просто открывается. «В конце августа-начале сентября 60-го в Риме стояла удушающая жара, - по настоянию автора этих строк все же рассказывает Криунов. - Столбик термометра поднимался до 41 градуса! Выступать в такую погоду было очень тяжело, тем более, в такой сложнейшей дисциплине, как 400 метров с барьерами. Я бежал в третьем четвертьфинальном забеге и показал третье время... После финиша у меня остановилось сердце. Через 4-5 секунд оно вновь заколотилось. Но я очень испугался... После этого стал гораздо осторожнее относиться к интенсивным тренировкам. Показанного времени оказалось недостаточно, чтобы пробиться в полуфинал. А еще я бежал и в составе советской сборной в эстафете 4х400, однако и там наши атлеты лавров не снискали...»
Через четыре года муж и жена Криуновы значились в числе кандидатов на участие в XVIII Олимпиаде в Токио, но... У Бориса из-за больших нагрузок мышцы передавили в области задней поверхности бедра вену, отчего он испытывал сильные боли в паху. Зинаида готовилась выступать в пятиборье - этот вид программы включал тогда бег на 80 метров с барьерами, толкание ядра, прыжки в высоту и длину и гладкий бег на 200 метров. Однако за несколько месяцев до старта Олимпиады у нее начала нестерпимо болеть травмированная рука. В результате - операция в ЦИТО, замена части кости трансплантантом, специально привезенным из Англии. О Токио, разумеется, пришлось забыть…
Не имей сто рублей...
Борис Криунов еще в молодости был заводилой всех компаний. Неудивительно, что именно его выбрали секретарем комсомольской организации советской олимпийской сборной. Да, был в его судьбе и такой любопытный момент.
В 50-60-х он сдружился с легендарными атлетами Владимиром Куцем, Ириной и Тамарой Пресс, Петром Болотниковым, Валерием Брумелем, Игорем Тер-Ованесяном, Юрием Власовым и Рудольфом Плюкфельдером. У других спортсменов он также пользовался большим уважением. Благодаря своей общительности и независимому нраву Борис Алексеевич умел находить контакт со многими известными людьми. С его подачи перед советскими спортсменами выступали поэты Евгений Евтушенко и Роберт Рождественский, а шахматист Анатолий Карпов проводил с легкоатлетами сеансы одновременной игры.
Была у Криунова еще одна интересная встреча. Во время Олимпиады в Риме он сошелся в музее с соотечественником, который оказался… послом СССР в Италии Козыревым. Тот познакомил ставропольчанина с достопримечательностями итальянской столицы, а в ответ попросил пригласить его на какие-нибудь олимпийские старты. Борис Алексеевич позвал Козырева на тяжелую атлетику, «на Власова». Когда легендарный советский штангист спустился с высшей ступени пьедестала почета, было уже два часа ночи. Посол поздравил чемпиона и рекордсмена, а затем Криунов представил его руководителям нашей делегации...
Гуд бай, Америка!
В 62-м американцы пригласили сборную Советского Союза на легкоатлетический матч США - СССР. На волне хрущевской оттепели несколько наших спортсменов во главе с Криуновым прилюдно спели в Сан-Франциско песню «Белеет парус одинокий». После этого к ним подходили русские эмигранты и, по словам Бориса Алексеевича, не могли сдержать слез.
- Дорога назад пролегала через Нью-Йорк, - вспоминает Борис Криунов. - Там нас повели на ледовый балет... Неожиданно под сводами арены мы увидели громадный ботинок и вначале ничего не поняли. Потом обнаружили в американских газетах антисоветские карикатуры, а на стене здания ООН - громадный плакат, на котором был нарисован поросенок с лицом Хрущева. Только вернувшись в Москву, мы узнали о печально известной выходке руководителя страны.
Куда более приятным было посещение в Сан-Франциско знаменитой 17-этажной (!) библиотеки Керенского. Бывший руководитель Временного правительства России в 1917 году эмигрировал в Соединенные Штаты. Он был экономистом, преподавал в Стенфордском университете и являлся конгрессменом от штата Калифорния. А его сын стал архитектором, по генплану которого была построена новая столица Бразилии - город Бразилиа. Когда 83-летний Керенский узнал, что с ним хотели бы встретиться бывшие соотечественники, уклоняться не стал, лишь сказал, что большую делегацию принять не сможет, очень занят.
- На встречу пришли я, Таисия Ченчина и Мария Иткина, - рассказывает Борис Алексеевич. - Она продолжалась недолго... Помню, Керенский перевел разговор на политику и очень резко произнес: «Сталин был жестоким тираном!» Мы по-первоначалу даже подрастерялись - как реагировать?..
«Группа поддержки» родилась в Мюнхене
Спустя шесть лет во время Олимпиады в Мехико Борис Криунов посетил ранчо Льва Троцкого. Побывал и в Гаване - в доме Эрнеста Хемингуэя. Советскую делегацию приняла его жена Мэри и приемный сын Фердинанд. «От них мы узнали о некоторых своеобразных нюансах творческой лаборатории литератора, - вспоминает Борис Алексеевич. - Оказывается, сначала он вставал в четыре часа утра и начинал работать, творить. Потом выстроил четырехэтажное здание без окон и дверей, куда взбирался по приставной лестнице, отказывался от еды и писал, писал...»
На Кубе Криунов был также свидетелем шестичасового выступления «команданте» Фиделя Кастро, на которое собралось более 200 тысяч жителей столицы.
В 72-м на Олимпиаде в Мюнхене с легкой руки Криунова у сборной СССР появилась своеобразная «группа поддержки». С его подачи в Германию впервые с командой отправились артисты - ансамбль «Иверия», композитор Ян Френкель, эстрадные певцы-кумиры тех лет Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон... После чего артистический «десант» стал обязательным во время выступлений наших спортсменов на Олимпиадах.
В том же году на легкоатлетическую встречу сборных Франции и РСФСР на парижском олимпийском стадионе «Коломб» собралось 82 тысячи зрителей!
- А затем на приеме в своей резиденции президент де Голь сказал, что если бы во всех областях наших контактов были бы такие же теплые отношения, как в спорте, на Земле всегда царил бы мир, - вспоминает с улыбкой Борис Алексеевич. - Затем к нашей делегации подошел посол СССР во Франции и сказал, что нам удалось сделать то, чего не смог он за десять лет работы на своем посту... А матч тогда, кстати, закончился вничью - 172:172.
В середине 60-х Криунов отправился в Белграде на чемпионат Европы по легкой атлетике. Выступать ему пришлось не только на арене. При содействии югославского певца Джоша Марьяновича на Белградском радио и телевидении были организованы три концерта. «Подмосковные вечера» в исполнении ставропольчанина братьям-славянам очень понравились. Певец поинтересовался у Бориса: «Ты закончил консерваторию?» и был немало удивлен, узнав, что у того нет никакого музыкального образования, что он самоучка. Кстати, югослав был женат на ставропольчанке и, когда Марьянович приезжал в 82-м в Ставрополь с концертом, вечером Борис Алексеевич пригласил старого друга к себе в гости. А потом высылал ему в Югославию ноты и тексты наших песен...
К слову, каждый год на День Победы Криунов устраивает сольные концерты для ветеранов войны и спорта.
И Борис Алкесеевич исполнил мне под аккомпанемент гитары попурри из фронтовых песен...
Ученица превзошла учителя
В годы своей молодости Криунов защищал цвета трех спортобществ - «Трудовых резервов», «Урожая» и «Динамо».
Когда же настало время уходить из большого спорта, признается Борис Алексеевич, наступили непростые времена... Но вскоре и он, и его жена благополучно занялись тренерской деятельностью.
- Мы с Зинаидой Тимофеевной были настоящим патриотами своей Родины, настоящими гражданами своей страны, - говорит Криунов. - Понятие «честь советского спорта» было для нас гораздо большим, нежели просто слова. Мы никогда об этом не забывали и особенно помнили во время зарубежных поездок. За свою жизнь мне довелось побывать в трех десятках стран мира. И там я убедился, что краше родной сторонушки ничего нет... Эти чувства мы с женой всегда прививали своим ученикам, дочери, а потом и внуку.
…Кстати, Борис Алексеевич стал прекрасным спортивным педагогом. Он воспитал десятки бегунов, среди которых чемпион Европы Николай Бакланов, чемпион РСФСР, призер чемпионатов и Спартакиад народов СССР Виктор Критинин, Леонид Филимонов, Николай Бакланов, Николай Гнедой, победитель легкоатлетического матча СССР - США Виктор Юнкин и многие другие. Ставропольские спринтеры неоднократно становились чемпионами РСФСР в эстафетном беге.
Но самой большой «звездочкой» Бориса Алексеевича стала Надежда Ильина, ставшая бронзовым призером Олимпийских игр-72 в Мюнхене в эстафете 4х400.
В том же году после очередного блестящего выступления ставропольской команды на Спартакиаде России Криунову было присвоено звание «Заслуженный тренер РСФСР». Затем в течение десяти лет он был гостренером сборной СССР по Ставропольскому краю, помогал готовить советских мастеров легкой атлетики к выступлениям на Олимпийских играх 1976 и 1980 годов. В то же время судья всесоюзной категории Борис Криунов обслуживал многие крупные, в том числе, и международные соревнования. Работал арбитром он и на Олимпиаде-80 в Москве.
Лучше строить, чем ломать
Несколько лет Криунов проработал завучем по спортивной работе в Ставропольском спортинтернате. За это время при его непосредственном участии в краевом центре появились и были усовершенствованы многие спортивные арены. В частности, построен спортзал на улице Доваторцев, подготовлено основное ядро для метаний на стадионе «Юность», пристроен легкоатлетический манеж под трибуной стадиона «Динамо», а на его дорожках впервые в России постелили резино-битумное покрытие. Кроме того, Бориса Алексеевича с полным правом можно назвать одним из отцов-основателей Ставропольского училища олимпийского резерва. При этом он не забывал и о своем родном городе. Не без помощи Криунова Центр олимпийской подготовки был перенесен из Нальчика в Кисловодск. Последним же детищем, к появлению которого причастен Борис Алексеевич, стал физкультурно-оздоровительный центр Ставропольской медакадемии. В середине 90-х на улице Тухачевского краевого центра был сооружен объединенный модуль, под крышей которого разместились просторный игровой зал и 25-метровый бассейн - третий в городе.
Родная кровь
По стопам родителей пошла дочь Криуновых - Виктория. Она также завоевывала золотые медали на чемпионатах РСФСР и СССР в барьерном беге. А сегодня работает преподавателем в Ставропольской государственной медицинской академии на кафедре физвоспитания.
Борис Алексеевич и Зинаида Тимофеевна долго ждали внука, и когда Виктория, наконец, осчастливила их, были на седьмом небе от радости. Мальчика нарекли в честь деда - Борисом. Уже с малых лет в нем просматривались фамильная криуновская неугомонность и спортивные задатки. 12-летний Боря, как и все члены его семьи, очень любит бегать, а еще занимался футболом, но в последнее время всерьез решил стать волейболистом…
В общем, внук - со спортивной жилкой. А что еще нужно юбиляру для счастья?
И глаза Бориса Алексеевича Криунова источают неподдельное, искреннее тепло…
Вадим Хныгин, Ставрополь

 
© 2004 - 2018 Независимая спортивная газета. Все права защищены.

Материалы в разделах «Каталог статей», «Объявления» и «Прочее» размещаются на правах рекламы.
Редакция газеты не имеет отношения к их содержанию.

При использовании авторских материалов ссылка на «Независимую спортивную газету» обязательна
(для интернет-проектов необходима гиперссылка на наш сайт http://www.aksport.ru)
<