иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 21.02.2020
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №36 от 13.09.05



 
.: Люди и судьбы
Юрий Садовский:
классный игрок «эпохи Андрея Лаврова»
Юрий Садовский, один из лидеров СКИФа в пору его расцвета, в союзном гандболе фигура приметная. Игрок он весьма своеобразный, можно сказать, незаурядный, чем и запомнился болельщикам, что разжигало к нему интерес специалистов…
Садовский заявил о себе еще в середине 80-х. На начало 90-х приходится зенит его дарования. То было славное время. В национальном первенстве выступали Александр Тучкин, Михаил Якимович, Василий Кудинов, Вячеслав Атавин, Талант Дуйшебаев, Сергей Бебешко, Андрей Паращенко, Игорь Васильев, Дмитрий Карлов, Андрей Тюменцев, Олег Киселев, Алексей Французов, Станислав Кулинченко… Вы обратили внимание? Называю только игроков задней линии: полусредних, разыгрывающих, составлявших гвардию союзного гандбола. К этому племени принадлежит и Садовский. Как не парадоксально, подобное окружение являлось одновременно счастьем и… несчастьем для молодого талантливого краснодарца. Чтобы выдержать конкуренцию, завоевать место в национальной сборной, надо было постоянно «прыгать выше головы», ибо друзья-соперники в большинстве своем превосходили его в атлетизме. Увы, Садовский, никогда не исчезавший из поля зрения тренеров сборной СССР, так и не сыграл ни одного официального матча в составе главной команды страны на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы.
Впрочем, отсутствие громких титулов не влияло на авторитет одного из ключевых гандболистов СКИФа. Садовский имел репутацию игрока умного, расчетливого, как говорится, с изюминкой. То есть был весьма и весьма толковым разыгрывающим. Его приглашали в национальную сборную СССР, за которую Юрий сыграл в нескольких международных турнирах. А еще в студенческую и различные молодежные сборные Союза. Зачастую в интересах команды Садовский занимал позицию полусреднего и чувствовал себя в этой роли уверенно. Он не был чистым бомбардиром, как скажем, тот же Сергей Ладыгин, его одноклубник. Но был игроком результативным, и сильнейшие вратари страны откровенно побаивались Садовского, нападающего хитрого, тонко чувствующего игру. Броски с опоры, коварные, хлесткие, а главное - застававшие голкиперов врасплох, удавались особенно. Поймав кураж, он мог запросто забросить 7-8 мячей в ворота минского СКА, ЦСКА или астраханского «Динамо». А сколько мячей забрасывалось с его ювелирных передач!
В своих лучших матчах Садовский демонстрировал игру изумительную, высочайшего класса. С такой игрой он наверняка не потерялся бы на самых крупных международных турнирах. Но талантливому мастеру не хватало стабильности. Аналогия, быть может, и некорректна, однако сегодня в России нет разыгрывающих, которых можно было бы поставить в один ряд с «тем» Садовским.
…В истории краснодарской студенческой команды мастеров было два потрясающих взлета. В конце 60х - начале 70-х, когда под руководством уникального Виталия Сорокина «Буревестник» с Владимиром Максимовым, Валентином Шияном, Геннадием Барышевым, Александром Пановым, Валерием Гассием, Юрием Безугловым, Владимиром Морозовым, Виталием Крохиним, от одних имен которых радостно встрепенутся сердца болельщиков, испытывающих острую ностальгию по той неповторимой, поистине гренадерской дружине, ворвался в число сильнейших команд Союза. И в середине 80-х - начале 90-х, когда новое поколение игроков (Андрей Лавров, Иван Левин, Сергей Покуркин, Дмитрий Филиппов, Дмитрий Карлов, Юрий Садовский, Александр Степаненко, Дмитрий Калязин, Сергей Ладыгин, Владимир Жихарев, Андрей Бычков, Александр Калмыков, Олег Титов, Сергей Шалабанов, Сергей Тропин, Роман Фитилев, Николай Водянский…), возглавляемое Валентином Шияном и Виталием Крохиным, подняло СКИФ еще выше, на непокоренные прежде вершины. В составе СКИФа Садовский выиграл Кубок ИГФ, стал двукратным чемпионом СССР, обладателем Кубка Союза. Он играл за юношескую сборную СССР, дважды становился победителем престижного в Европе турнира «Дружба».
Последние десять лет Садовский выступал за рубежом. Играл в Германии, Исландии и Австрии. Новость о его возвращении из длительной зарубежной командировки в родные пенаты взбудоражила сердца любителей гандбола. Старожилы еще не забыли великолепную игру этого мастера. А вот новому поколению болельщиков имя Садовского вряд ли ласкает слух: им попросту мало что известно об этом гандболисте, в свое время так много сделавшем для СКИФа…
О спортивной зрелости и патриотизме…
- Юра, вам 36. Прямо скажем, возраст критический для большого гандбола, во всяком случае, не расцвет творческих сил…
- Ну, что касается сил, то они еще, поверьте, у меня есть. А главное - у меня есть огромное желание играть. Думаю, я смогу принести пользу СКИФу. Признаюсь, подготовка к чемпионату далась нелегко. Я уже отвык от таких нагрузок, какие дает нам Александр Викторович Фролов, наш тренер. За рубежом так не работают. Даже в бундеслиге. А что касается возраста, то не стоит заглядывать в паспорт - нетрудно обмануться. Андрей Лавров стал трехкратным олимпийским чемпионом в 38, а через четыре года выиграл бронзовую олимпийскую медаль, показав фантастическую игру. Ненамного моложе Александр Тучкин, другой великий игрок. Блестяще выглядит до сих пор двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Филиппов, выступающий в Германии, мой сверстник. А как здорово играет за СКИФ Дима Карлов, с которым мы стали чемпионами СССР 14 лет назад! Опытные игроки необходимы любой команде.
- Вы уехали за границу в 25 лет…
- …а свои лучшие матчи сыграл за СКИФ. Пик формы пришелся на годы триумфа краснодарской команды, и я этим очень горжусь. Мне не в чем себя упрекнуть. И сейчас я вернулся в СКИФ играть и побеждать, а вовсе не доигрывать.
- На протяжении многих лет вы демонстрировали удивительную верность одному клубу - СКИФу, хотя не секрет, иметь Садовского в своем составе хотели в свое время многие сильнейшие команды страны, в том числе и ЦСКА.
- Для меня СКИФ - это все. Еще будучи десятиклассником я в составе краснодарской команды стал победителем чемпионата СССР среди дублеров. Потом играл за СКИФ почти десять лет. Эта команда сформировала меня как игрока и человека, стала мне родным домом, куда я и возвратился после длительной зарубежной командировки. За ЦСКА я отыграл один сезон: меня призвали в армию. Успел за это время завоевать Кубок СССР, сыграть несколько матчей в чемпионате страны. Да, предлагали остаться, но я твердо решил: буду играть только за СКИФ. И ни разу не пожалел об этом.
- Верность клубу, патриотизм… Для вас прежние ценности, похоже, не девальвировались.
- Это вечные ценности. К сожалению, мир меняется, и не в лучшую сторону. Сейчас игроки мелькают в различных командах, как в калейдоскопе. Особенно в футболе. Казалось, еще вчера игрок целовал форму и клялся в верности и любви одному клубу, а глядишь - завтра он уже проделывает то же самое в другой команде, другом городе…
Молотобойца из меня не вышло…
- В гандбол вы пришли по велению сердца?
- Да, так, наверное, можно сказать. Хотя и не все просто складывалось, как может показаться на первый взгляд. Вот само мое появление в спорте - это судьба, неизбежность. Я родился в спортивной семье. Мои родители, выпускники Краснодарского политехнического института, в молодости занимались легкой атлетикой. Мама метала диск, папа - тоже метал диск и еще толкал ядро, был одним из сильнейших метателей Кубани. По-моему, папа чуть-чуть до мастерской нормы не дотягивал. Естественно, родители даже представить себе не могли, что я могу быть вне спорта. Я плавал в динамовском бассейне, и мне это нравилось. Но мама и папа не чаяли души в «королеве спорта». И нет ничего удивительного в том, что меня отдали в легкую атлетику - в группу метателей. Куда же еще?! Нет, из меня не хотели сделать чемпиона. Впрочем, не думаю, что кто-то был бы против, если бы я стал вдруг показывать высокие результаты. А поначалу родители хотели одного: чтобы сын занимался полезным делом и не болтался по улицам. В общем, осваивал я молот - своего рода, «мужские игры на свежем воздухе» на стадионе «Динамо» - под руководством Бориса Альбертовича Аникеева, замечательного тренера. Родители, правда, мечтали, чтобы я попал в группу прославленного Геннадия Кондрашева, одного из сильнейших молотобойцев планеты середины 60-х. Он дважды выигрывал чемпионаты Союза, на Олимпийских играх-68 в Мехико вошел в шестерку сильнейших. Дело не в громком имени, а в том, что Садовские и Кондрашевы дружат семьями - этакая легкоатлетическая связка. Но Геннадий Дмитриевич занимался с перспективными ребятами, а не с зелеными новичками, каковым был я…
- Вы получали удовольствие от занятий легкой атлетикой?
- Метать молот интересно, если увлечься этим по-настоящему. А я не испытывал особой радости от свидания с этим весьма любопытным снарядом. Влияло на настроение и то, что в группе находились ребята разного возраста. Азы я, конечно, освоил. Геннадий Дмитриевич при каждом удобном случае говорит мне: «А ну-ка, Юра, покажи, как надо в круге вращаться?» Я кручусь соответствующим образом, а Кондрашев довольно улыбается…
- Представьте, что вы все-таки оказались бы в группе Кондрашева…
- Полагаю, события могли пойти по-другому только в одном случае: если бы я не встретился с Фроловым. Но однажды, когда учился в пятом классе, он, тогда тренер гандбольной СДЮШОР-4, пришел в нашу 72-ю школу и сказал, что ищет ребят, желающих заниматься гандболом. Я поднял руку. Брали, однако, не всех, но я оказался в числе избранных. Возможно, Александра Викторовича заинтриговали мой высокий рост, общая спортивность. Не знаю… Признаюсь, довольно быстро осознал всю прелесть гандбола, его преимущества перед легкой атлетикой. Для меня, разумеется. Мяч и фантазии, словом - море удовольствия! Мы, конечно, много трудились, но это было интересно. И, видно, дела шли неплохо, если я оказался среди 18 избранных, кто был переведен затем в специализированный класс 24-й школы. Вместе с Дмитрием Филипповым, будущим двукратным олимпийским чемпионом, Дмитрием Калязиным, Андреем Бычковым, Виктором Николаевым и Николаем Водянским - все они потом стали победителями молодежного чемпионата мира. Так мы и шли вместе дальше: юношеская сборная страны, дубль СКИФа, потом основной состав… Как видите, моя судьба в гандболе складывалась «классическим образом».
- А как отреагировали родители на вашу измену «королеве»?
- Поначалу расстроились немного, а потом радовались вместе со мной. Максимов, Шиян, Панов, Барышев, Гассий сделали гандбол в Краснодаре необычайно популярным видом спорта. Его любили все: школьники и студенты, инженеры и домохозяйки… Правда, когда я начал заниматься, краснодарская команда не добивалась крупных побед, но в ее составе всегда играли интересные и сильные гандболисты. В то время еще выступали Гассий, один из героев Олимпийских игр в Монреале, и Юрий Безуглов, другой именитый ветеран, а гордостью команды являлся линейный Владимир Репьев, чемпион мира среди юниоров, серебряный призер Олимпиады-80 в Москве. Хорошо знали в городе имена Игоря Домашенко, Владимира Кушнира, Сергея Строкуна, Владимира Николайчука, уже во весь голос говорили об уникальном даровании Андрея Лаврова… Родители видели, что я нашел себя в спорте. Для них это было главным.
Карьеру мы делаем своими руками
- Юра, говорят, в юности вы были одним из тех, кого называют подающими большие надежды…
- Если это так, то, думаю, я в принципе не разочаровал тех, кто в меня верил. Играть в основе такой команды, как СКИФ конца 80-х - начала 90х, - это, согласитесь, чего-то, да стоит. Плюс в составе юношеской сборной страны дважды побеждал на престижном турнире тех лет - «Дружба». В нем участвовали только спортсмены социалистических стран, но именно они тогда задавали тон в мировом гандболе. Румыны, восточные немцы, поляки… В нашу команду входили Василий Кудинов, Андрей Барбашинский, Андрей Паращенко и ряд других известных впоследствии игроков. Кудинов вообще в особых рекомендациях не нуждается. Он - один из самых ярких игроков мирового гандбола.
- А какие сильные стороны выделяли вас как игрока?
- Я не обладал таким могучим прыжком, как Кудинов, той мощью, что Атавин, Киселев или Якимович, той скоростью, что Тюменцев и Карлов… Мне постоянно нужно было буквально изворачиваться, чтобы оказаться на ударной позиции. В атаке мой козырь - броски с опоры. В обыгрыше еще неплохо себя всегда чувствовал. Словом, брал умом, хитростью… На эти качества и обратил внимание Фролов, сразу определив для меня роль центрального игрока. Но в СКИФе я чаще появлялся на месте правого полусреднего. В центре действовал Карлов…
- Как относитесь к игре в обороне?
- В защите меня практически никогда не меняли.
- Кто из тренеров оказал на вас наибольшее влияние?
- Игроком меня сделал Александр Фролов, которого я буду помнить всю жизнь. Если бы не он, может быть, ничего и не добился бы. Фролов слепил из меня игрока, благодаря ему оказался в СКИФе. Здесь я уже совершенствовал свое мастерство под руководством Валентина Шияна и Виталия Крохина, специалистов высочайшего класса. Это они создали СКИФ, который дважды побеждал в чемпионате СССР и три раза выигрывал бронзовые медали. Из команды, которую они тренировали, вышли олимпийские чемпионы - Андрей Лавров, Дмитрий Филиппов, Игорь Чумак, а Дима Карлов становился чемпионом мира. Я счастлив также, что тренировался у Максимова. Владимир Салманович - потрясающе гармоничный человек, необыкновенно сильная личность. Тренер он жесткий, но справедливый. Думаю, в мире таких специалистов немного.
- Но именно Максимов не взял вас на студенческое первенство мира, на Олимпийские игры-92 в Барселону и чемпионат мира-93 в Стокгольм, а ведь оба последних турнира стали золотыми для нашей сборной… Не обижаетесь?
- Разве только на самого себя. Те, кто поехал на Олимпиаду и чемпионат мира, объективно были сильнее меня. Талант Дуйшебаев, Сергей Бебешко, Дмитрий Карлов…Я просто проиграл им конкуренцию.
Время, время золотое…
- Какие годы, проведенные в СКИФе, вспоминаете особенно часто?
- Счастливый год тот, когда ты впервые попадаешь в команду мастеров. Тем более, когда тебе только 18. Счастливый и тот год, когда ты получаешь золотую медаль чемпиона страны. Наконец счастливый год тот, когда приходит международный успех, а СКИФ выиграл Кубок ИГФ. Я пришел в команду, в которой выступали виртуозные мастера. Пришел вместе со своими друзьями, с которыми начинал играть, с которыми брал первые вершины в юношеских турнирах. Та команда стремительно набирала силу и заиграла мускулами во всей красе уже в ближайшие годы. Я на первых порах был «вторым номером». Роль основного разыгрывающего принадлежала Владимиру Черкашину. А ведь был еще и Леонид Парамонов. В это время на меня огромное влияние оказали Лавров, Покуркин и Левин - самые опытные и авторитетные игроки. Они помогли обрести мне уверенность. Мне было у кого учиться, черпать хорошее. Это счастье, что играл бок о бок с ними.
Ну а свои лучшие матчи сыграл в сезонах-90-92. Эти годы стали, можно сказать, пиком в карьере. Я больше никогда не чувствовал себя так свободно и уверенно. Наверное, это легко объяснить. Ведь рядом со мной играли Карлов, Ладыгин, Жихарев, Степаненко, Калмыков, Левин, Калязин, Гоноченко, Покуркин, Титов… Мы были молоды, честолюбивы, наша команда была прекрасно организована во всех линиях. А главное - в воротах играл Лавров, гениальный и неповторимый. Я не уверен, что мы стали бы чемпионами СССР, обладателями Кубка ИГФ без него. Андрей отражал больше 50 процентов мячей. Перед ним пасовали даже Кудинов и Атавин, фантастические Тучкин и Якимович, обладавшие бросками страшной силы… Лавров мог все, и это деморализовывало соперников. При такой игре вратаря мы, полевые игроки, чувствовали себя, как за каменной стеной. Я горжусь, что играл в одной команде с Лавровым - такие игроки рождаются раз в столетие, а, быть может, и реже. Насколько помню, мы не заводили в команде разговор о чемпионстве, но когда выиграли все пять матчей в Краснодаре, повторили этот результат в следующем туре, поняли, что золотые медали - реальность. И мы стали первыми, обыграв в суперфинале астраханское «Динамо». Через год СКИФ вновь завоевал титул, отодвинув минский СКА и динамовцев, поменявших серебро на бронзу. Ту команду любили и уважали болельщики, СКИФ всегда дома играл в зале, до отказа заполненном болельщиками. И мы дорожили этим вниманием. Это было, кстати, даже гораздо важнее медалей… Отчетливо помню, как люди радовались, когда нам вручали Кубок ИГФ после победы над югославским «Пролетером» в финале. Я тогда по-настоящему понял, что выражение «игра - для болельщиков» - не просто красивая фраза.
- Победа в Кубке ИГФ стала суперсобытием, не так ли?
- Конечно! Это был не только мой первый успех в турнирах такого рода, но и СКИФа. Наша команда в тот момент была очень сильна. Поэтому никто не удивился, что уже в начале пути она оставила вне игры немецкий «Дюссельдорф», действующего обладателя этого престижного трофея. Потом пали датский «Гудме», испанский «Кахамадрид». В финале, как уже говорил, мы одолели югославский «Пролетер».
- Тем не менее, СКИФ не добился успеха в Кубке европейских чемпионов, хотя и обладал превосходным подбором игроков…
- Во-первых, мы уступили дорогу «Загребу», одному из сильнейших клубов в Европе. Во-вторых, обстоятельства явно нам не благоприятствовали, так бывает. Первую встречу в немецком Геппингене (в Югославии шла война - прим. В.Д.) СКИФ проиграл - 24:29. Честно говоря, шанс отыграться был вполне реальным, и наши соперники с большим опасением отправлялись на ответную встречу. Но в Краснодаре не вышел на площадку травмированный Андрей Лавров. Это, конечно, сказалось на настроении команды. Мы привыкли, что за спиной - Китайская стена, а тут ее не было. Не смог помочь команде и Дима Филиппов, один из лидеров СКИФа, игрок национальной сборной. А у «Загреба», как назло, блистали вратари - Роландо Пузник и Владимир Вуевич, отразившие немало опаснейших бросков. Они не позволили нам реализовать пять пенальти! В итоге обидное поражение - 20:21. Тренер хорватского клуба Зравко Золко, помню, после матча откровенно сказал: «Я не ожидал такого поворота событий. Фортуна была на нашей стороне». Он не покривил душой, но разве от этого легче? Та неудача стала для меня тяжелым разочарованием. Я забросил всего три мяча, не реализовал семиметровый при счете 12:13. Сережка Ладыгин тоже только три мяча с игры забросил… Удача от нас полностью отвернулась. Убежден, тот СКИФ просто обязан был играть в финале… А в следующем сезоне наша команда по финансовым соображениям две игры проводила в Австрии. Думаю, мы недооценили возможности соперника и переоценили свои собственные…
- Как считаете, что являлось самой сильной стороной СКИФа в пору его расцвета?
- Мы были командой с большой буквы. Дружным, сплоченным коллективом, который знал, чего хочет. И еще - у нас был Лавров. Феноменальный и неповторимый…
- К слову, как думаете, может ли когда-нибудь появиться второй Лавров?
- Нет. Думаю, это невозможно.
Не считаю, что моя жизнь в гандболе не удалась…
- Юра, о ваших отношениях со сборными командами СССР…
- С юношескими и юниорскими они складывались неплохо. В национальную команду меня приглашали дважды: перед Олимпийскими играми-92 и чемпионатом мира-93. Тренеры давали мне шанс, так что не могу пожаловаться на невнимание со стороны Спартака Мироновича и Владимира Максимова. Но я не поехал ни в Испанию, ни Швецию. Дело ограничилось сборами и участием в международных турнирах. Я уже объяснял, почему так получилось. В задней линии была очень сильная конкуренция, и я не прошел в состав. По этой же причине не попал на молодежный чемпионат мира-89, золотой для нашей команды. Мог ли добиться большего на высшем уровне? Полагаю, мог бы, если бы более профессионально относился к делу, если бы подчинил всю свою жизнь спорту…
- Сожалеете о не сбывшемся?
- Бывают иногда такие мысли… Но, в принципе, я не считаю, что моя жизнь в гандболе не удалась. Гандбол подарил мне встречи с выдающимися людьми, а это дорогого стоит.
- Если не секрет, поделитесь «неосуществленной мечтой»…
- Я не достиг всего, о чем мечтал. Между словами «мечтать» и «стремиться» - дистанция огромного размера. Но, повторяю, я доволен своей спортивной карьерой.
- Тем не менее, слава не обошла вас стороной. Ощущали ли вы ее груз?
- Вопрос не по адресу. Об этом надо спрашивать у олимпийских и мировых чемпионов - гандбольных звезд. Я же всегда был просто сильным игроком очень сильной команды…
За рубеж хорошо ездить в отпуск
- Чем объясните свой отъезд за границу?
- Желанием испытать себя в престижном, звездном чемпионате. Тогда, в начале и середине 90-х, все уезжали, кому 25 исполнилось. Мне ужасно хотелось сыграть в немецкой бундеслиге, сильнейшей в Европе. Не получилось, к сожалению.
- Что так? Неужели уровнем мастерства не соответствовали?
- Не в том дело. Существовал лимит на иностранных игроков. Поэтому даже Александр Рыманов, один из сильнейших линейных мирового гандбола, олимпийский чемпион Игорь Васильев вынуждены были выступать в командах второй бундеслиги. И не они одни…
- С какими проблемами вы столкнулись?
- Незнанием языка, а также с совершенно иным подходом к самой игре. В той же Германии считают: если за тебя заплатили деньги, ты должен много забрасывать мячей. Голевые передачи, надежность в защите никто не замечает, особенно публика. Вот мощный бросок с 8-9 метров - другое дело. За рубежом в особой цене индивидуальное мастерство, бомбардиры…
- Зарубежной карьерой довольны?
- С удовольствием вспоминаю свой первый сезон в Исландии. Это - гандбольная страна, в одно время со мной там играли Дима Филиппов и Олег Титов. Русских в Исландии уважают. Очень многое для этого сделал Борис Залманович Акбашев - он тогда «Валюр» тренировал, исландского чемпиона. Все самые яркие гандбольные звезды этой страны - его воспитанники. И вообще, авторитет исландского гандбола за время работы Акбашева резко подскочил вверх. Я же играл за «Гротту», только что вышедшую в сильнейшую лигу. Мы заняли седьмое место, а я забросил 162 мяча в 22 матчах. Второй сезон стал для меня не таким ярким, тем не менее, мне предложил продлить контракт. Но из гостеприимной Исландии пришлось уехать. Сырой климат не подходил жене Лене и дочурке Юле…
А дебютировал я за рубежом все же в немецком чемпионате. Играл за клуб второй бундеслиги. Выступили мы неудачно, и команда развалилась. Мне сделали хорошее предложение из Исландии. Потом был австрийский «Брегенц», команда элитного дивизиона. Возвратившись в Германию, стал игроком «Хильдехайма». Это небольшой городок километрах в 30 от Ганновера. Команда неплохая. Костяк ее составляли опытные игроки, каждый из них дорожил своим местом. Иностранцев было трое. То есть один постоянно оказывался лишним. Когда в команду пришел Тучкин, я понял, что надо уходить, хотя «Хильдехайм» и решил поставленную задачу. В целом, это была не моя команда. Удачно сложился сезон в клубе, который тренировал Сергей Покуркин, но от нас ждали первого места, а мы завершили чемпионат на втором. Спонсоры сразу же отказались от нас. Там подобная ситуация - обычное дело.
А последние три года я провел в Германии, в команде, которую тренировал Сергей Буданов, в прошлом игрок ЗИИ и киевского СКА. Он хорошо знал меня еще по чемпионатам Союза. Это было самое хорошее время в Германии. Клуб выполнил поставленную задачу: перешел в лигу рангом выше, а я стал лучшим бомбардиром турнира, забросив 250 мячей в 34 матчах. И следующий сезон, уже во второй бундеслиге, оказался для меня удачным. Я был лидером и, когда у меня игра шла, мы побеждали. В споре бомбардиров, правда, показал второй результат, забросив 263 мяча в 34 матчах, но в своей команде был лучшим. В сезоне-2004-05 играл уже не так много, как прежде. Все знали, что я ухожу, и делать на меня ставку не было никакого смысла.
- У вас не было желания остаться в Германии?
- Нет. Там все другое: люди, воздух. Я каждый год проводил отпуск в Краснодаре - иначе просто не выдержал бы. Пока ты играешь - кумир, тебя носят на руках. Потом все меняется. Чужой всегда останется чужим. В Германию надо приезжать в отпуск, тогда все таким хорошим, благополучным кажется. Сейчас, кстати, в стране очевидные экономические проблемы, безработица…
- Как объяснить ваше появление в СКИФе?
- Очень просто. Я не собираюсь вешать кроссовки на гвоздь - не наигрался, да и силы еще есть. А СКИФом руководят гандбольные люди. Мой первый тренер Александр Фролов является главным тренером, а олимпийский чемпион Олег Ходьков, с которым мы успели поиграть за краснодарскую команду, теперь директор краснодарского клуба. Дима Карлов еще играет… СКИФ для меня - дом родной, а я человек домашний.
- Как вам команда?
- Играющая. Перспективная. В СКИФе немало талантливых ребят. Мне интересно.
- О чем мечтаете?
- Выиграть медали в чемпионате России, добиться успеха в Кубке вызова… Все это СКИФу по силам и в самое ближайшее время.
Виктор Доброскокин