иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 21.02.2020
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №26 от 05.07.05



 
.: Люди и судьбы
Виталий Крохин:
негромкий тренер с громкими титулами
Передо мной черно-белая фотография примерно 30-летней давности. Для тех лет - обычное фото: юношеская команда со своим тренером. Ребята еще не обременены титулами, их молодой наставник тоже пока известен больше как игрок, который совсем недавно завершил карьеру гандбольного вратаря в «Буревестнике», но еще поигрывает за «Урожай»… Сегодня - это уникальный снимок. Уникальный потому, что многие из тех парней вскоре заявили о себе во весь голос. Иван Левин стал капитаном СКИФа, игроком сборной СССР, вошли в состав СКИФа также Сергей Строкун, Владимир Кушнир и Анатолий Скоробогатов. Четверо из запечатленной на снимке юношеской команды стали впоследствии заслуженными тренерами России: нынешний главный тренер СКИФа Александр Фролов, известный женский тренер, возглавляющий молодежную сборную страны Анатолий Скоробогатов, а также Юрий Дроботов, воспитавший вместе с Павлом Моржовым Эдуарда Кокшарова, будущего олимпийского чемпиона, теперь одного из лучших левых крайних мирового гандбола, и Владимир Кушнир, помощник Владимира Максимова в «Чеховских медведях». Виталий Крохин же, тренер той самой юношеской команды, - ныне заслуженный тренер СССР, один из лучших специалистов страны, второй тренер женской национальной сборной. Он за свою карьеру выиграл немало титулов, одержал множество впечатляющих побед. Вместе с Валентином Шияном, своим партнером по «Буревестнику», Крохин в течение многих лет плодотворно работал со СКИФом, который за эти годы преуспел в достижениях: завоевал Кубок ИГФ, дважды становился чемпионом СССР, трижды выигрывал бронзовые медали союзных первенств. На Олимпийских играх в Сеуле СКИФ представляли вратари Андрей Лавров и Игорь Чумак. Крохин, бывший голкипер, внес заметный вклад в их подготовку.
В середине 90-х Крохин ушел в женский гандбол. И здесь его педагогический дар засверкал новыми красками. Ростовский «Источник» под руководством краснодарского тренера стал чемпионом России. Потом вместе с Евгением Трефиловым, другим краснодарцем, Крохин привел тольяттинскую «Ладу» к победам в чемпионатах России и Кубке Кубков. Успешным оказалось содружество этого дуэта и в женской национальной команде. С приходом Трефилова и Крохина российские гандболистки впервые в новой истории завоевали медали на чемпионатах мира и Европы. Сначала бронзовые на первенстве Старого Света, потом стали чемпионками мира…
Когда обстоятельства заставили Крохина покинуть «Ладу», он переехал в подмосковный Звенигород, где его ждала неблагодарная черновая работа в малоизвестной «Звезде» - таких команд в России хватает. Итог? Новый чемпионат страны «Звезда» уже начнет в суперлиге российского первенства…
Крохин - один из четырех воспитанников Юрия Корчагина, ставших впоследствии заслуженными тренерам СССР - фигура в отечественном гандболе масштабная, хотя нередко остававшаяся в тени во времена больших побед. Это участь вторых тренеров, а он по обыкновению был вторым. Но вторым, без которого не могли обойтись первые. Ведь Виталия Павловича отличает тонкое понимание игры, в организации учебно-тренировочного процесса ему трудно отыскать равных. Это вчера в СКИФе понимал Валентин Шиян, это сегодня понимает в национальной сборной и Евгений Трефилов. Знание предмета, замечательные человеческие качества делают Крохина практически незаменимым. Вот уже четверть века Виталий Крохин один из самых востребованных отечественных специалистов. За помощью к нему обращался даже Александр Тарасиков, не терпящий рядом с собой знающих дело коллег. Может ли Крохин быть первым? Наивный вопрос. Конечно, может. Он доказал это с «Источником» в Ростове-на-Дону, городе своеобразном, не жалующем чужаков. Сегодня Крохин возглавляет «Звезду», перед которой поставлены самые высокие цели, как в России, так и в Европе…
Как игрок Крохин может гордиться тремя бронзовыми медалями, завоеванными в чемпионатах СССР, и еще одной бронзовой, в составе сборной РСФСР, занявшей третье место на Спартакиаде народов СССР. Плюс ворох золотых медалей чемпиона России… И такой нюанс. Крохин - единственный вратарь в отечественном гандболе, кто сумел достичь выдающихся результатов на тренерском поприще.
Кони и духовой оркестр - страсть моего детства
- Вы коренной краснодарец, и ваше увлечение гандболом не должно удивлять. Вопрос в том, как рано это случилось?
- В Краснодаре живу более полувека, так что считаю себя полноправным кубанцем, но родился я в Москве. Потом судьба забросила нашу семью на Чукотку. Отец - военный, подполковник связи: сегодня здесь, а завтра - там. Не знаю, где бы я еще побывал, если бы не вынужденный переезд в Краснодар. Я рос хилым, болезненным, и врачи посоветовали родителям не рисковать моим здоровьем и перебраться поближе к солнцу. Так мы оказались в Краснодаре. Это стоило отцу военной карьеры. Что касается меня, то Чукотка поразила мое воображение, несмотря на юный возраст. Удивительные, овеянные романтикой места. Они и теперь снятся порой. Я в течение многих лет рвался побывать на Чукотке, где прожил несколько лет. Тянуло туда магнитом. Увы, так и не нашлось времени, о чем сильно сожалею.
- Чем помимо учебы в школе вы занимались в детстве?
- О, это была прекрасная пора. В Краснодаре мы жили в Пашковке - раздолье! Многие мои сверстники пасли колхозных лошадей, устраивали скачки. Я тоже пристрастился. Это просто сказочное удовольствие: оседлать коня и мчаться вихрем, наслаждаясь скоростью и свистом ветра в ушах. Еще играл в духовом оркестре. Вообще я научился играть практически на всех музыкальных инструментах: от баяна до трубы. Нравилось ужасно. Наш оркестр даже приглашали на различные мероприятия. Одно время занимался боксом, причем довольно серьезно. В «Спартаке», у заслуженного тренера России Евгения Давыдовича Когана. Блестящего специалиста и замечательного человека. С ним связана одна смешная история. Евгений Давыдович, рассказывая на занятиях о достоинствах бокса, как-то заметил, что боксерская стойка помогает ему уверенно чувствовать себя в любой гололед, дескать, ни разу не падал. В общем, посоветовал нам никогда об этом не забывать. И вот несколько лет спустя иду я по зимней тропе, а навстречу мне мой бывший тренер куда-то спешит. Не успели мы поздороваться, как Евгений Давыдович вдруг пошатнулся и свалился на бок. Финал благополучный: руки, ноги целы, но боксерская стойка не помогла. Ох, и посмеялись же мы тогда.
- С чего началось ваше увлечение гандболом?
- С появления в 60-й школе, где я учился, нового преподавателя физкультуры - Юрия Николаевича Корчагина, вдруг всех очаровавшего. С этого дня спортивная жизнь в школе пошла по другому руслу. Физкультура стала любимым предметом, а гандбол - любимой игрой. В один миг возникли команды девочек и мальчиков. Новый учитель поразил нас своей интеллигентностью, выдержкой, обаянием. Аккуратный, подтянутый Корчагин всегда был примером во всем. А уж как Юрий Николаевич умел расположить к себе, как увлекательно преподносил нам все прелести гандбола. И не только рассказывал, но и показывал, как надо бросать, падать, бежать в отрыв, вести силовую борьбу. Корчагин один из первых на Кубани принял и понял гандбол, который для многих был тогда в диковинку. С него, равно, как и с Леонида Краснокутского, Евгения Данилова, Иллариона Сенина, Станислава Фурмана начинался гандбол на Кубани. Они - первопроходцы. Мы много и в охотку тренировались, участвовали в соревнованиях. Появились команды в пединституте, политехническом, в СКА.
- Вы стали вратарем по собственному желанию?
- Я, можно сказать, был универсалом. С удовольствием играл на любом месте: в задней линии, на углу - перепробовал все амплуа. Думаю, это здорово помогло мне потом в тренерской деятельности. Однажды встал в ворота, да и задержался в них на полтора десятка лет. Выходит, понравилось.
Максимов разорвал команду Краснодара
- Какой турнир тех лет особенно запомнился?
- Чемпионат края в Майкопе. И сейчас вы поймете почему. В финале сошлись Краснодар с Майкопом. Судили, кстати, эту встречу Александр Тарасиков и Александр Овсянников, теперь заслуженные тренеры СССР, не помню уж почему не попавшие тогда в команду. Наше преимущество было подавляющим: по-моему, мы тогда выиграли больше двух десятков мячей. Суть в другом. Около двадцати мячей в наши ворота забросил Владимир Максимов, студент местного пединститута. Атлетичный, необыкновенно прыгучий, он делал на площадке все, что хотел - удержать его было невозможно. Невооруженным глазом было видно: огромный талант и боец до мозга костей. Как выяснилось, будущий капитан сборной СССР, один из лучших игроков и тренеров мирового гандбола, хорошо играл в баскетбол, занимался боксом. Отменная физическая подготовка, хорошее владение мячом, игровая хитрость, природная сообразительность сразу бросались в глаза. После матча Корчагин, видевший талант за версту, а то и за две, подошел к Максимову и пригласил его в Краснодар. Володя приехал где-то через неделю и первое время, пока не утряслись оргвопросы, жил у меня…
- Вам, испытавшим силу бросков Максимова, пришлось тяжелее, чем другим?
- Во всяком случае, я в полной мере осознаю смысл фразы, брошенной датским тренером Енсеном на чемпионате мира-1970: «Своими бросками Максимов наводит ужас на соперников…». Насчет ужаса не знаю, а вот ладони и сейчас горят, как вспомню. Хорошо, что долгие годы мы играли с Максимовым в одной команде.
- Новичку, я имею в виду Максимова, наверное, пришлось нелегко в краевом центре после Майкопа. Масштабы другие и лидеров своих хватало...
- Хватало, но так говорить может лишь человек, плохо знающий Максимова. Макс, так мы его называли, обладал не только могучим броском, но и могучим характером. Это - личность яркая, целеустремленная, его быстро и везде признавали лидером. Он ведь и в Москве, известной своей жесткостью к провинциалам, быстро стал лидером, хотя МАИ, куда Володю пригласили, был звездным коллективом, в котором что ни игрок - то имя. Юрий Климов, Виктор Махорин, Василий Ильин, Александр Кожухов, Альберт Оганезов, Валентин Сычев… Чемпионы СССР, сборники. За четыре десятка лет в большом гандболе я не встречал еще человека, столь уверенного в себе, как Максимов. И игрок был великий, и тренер, и организатор выдающийся… Убежден, если бы Владимир Салманович сегодня работал в Краснодаре, кубанский гандбол занимал бы ведущие позиции в России, как и прежде. Он ведь, что называется, на пустом месте создал теперь непобедимые «Чеховские медведи», а еще в советские времена благодаря Максимову гандбол пустил глубокие корни в Астрахани, Волгограде, Челябинске. Это факт, от которого не отмахнуться.
Сорокин совершил невозможное
- Рождение легендарного «Буревестника» в Краснодаре в середине 60-х - явление неотвратимое?
- Наверное, да. Если учесть популярность гандбола в столице Кубани в середине 60-х, количество талантов, оказавшихся на тот момент в краевом центре, то, безусловно, «Буревестник» не мог не взлететь. И все же я иногда задаю себе вопрос: а если бы не энтузиазм Сорокина - каким бы был результат? Виталий Петрович никогда не играл в гандбол, но он, отличный баскетболист, первым осознал перспективы в новом виде спорта. Это его идея - создать в Краснодаре команду мастеров. Идеи бросать легко, их надо еще реализовывать. Сорокин сумел всех убедить в светлом будущем гандбола и краснодарской команды, а главное - объединить такие личности, как Валентин Шиян, Владимир Максимов, Геннадий Барышев, Александр Панов, Вячеслав Наконечный, Владимир Морозов, Валерий Гассий, Владимир Кабанов, Александр Долгий… Под руководством Сорокина «Буревестник» прошел путь от новичка до одной из сильнейших команд Союза.
- На месте Сорокина рано или поздно мог бы оказаться кто-то другой, коль гандбол обрел такую популярность…
- Скорее всего, именно так все бы и случилось. Но это был бы уже другой «Буревестник». Время - важный фактор. Заслуга Сорокина в том, что он первым почувствовал время. На мой взгляд, Виталий Петрович совершил невозможное.
- Говорят, ему повезло: такие личности под руками…
- А вы не задумывались над тем, как управлять таким оркестром, в котором несколько первых скрипок? Сорокин подобрал ключи к сердцам лидеров, которые, сохранив свое «я», не щадили сил ради команды. Ребята ощущали свой авторитет, а тренер, понимая всю сложность ситуации, тонко дирижировал ансамблем с точки зрения психологии. Он, выдающийся организатор, «управлял теченьем мысли» и только потому… «Буревестником». Кубань должна Сорокину сказать спасибо, поклониться в пояс. «Буревестник» не только завоевывал медали в чемпионатах СССР, воспитал знаменитых игроков, но и прославился тем, что из его рядов вышли выдающиеся тренеры, немало сделавшие для отечественного гандбола. Максимов, Шиян, Барышев, Панов…
Мы были патриотами
- Кто вас пригласил в «Буревестник»?
- Сорокин. В свои девятнадцать я был самым молодым в команде до прихода Юрия Безуглова. Барышев, например, был старше на девять лет, Шиян - на шесть… Мне, естественно, отводилась роль второго голкипера, дублера Владимира Кабанова. Это, кстати, был интеллигентный человек. Он серьезно занимался наукой и вскоре уехал в Белгород. Жаль, что его уже не было в команде, когда «Буревестник» начал выигрывать медали. Как не было Александра Долгого, Валерия Ведешина, Игоря Никитченко, других замечательных спортсменов, сыгравших важную роль в становлении «Буревестника».
- И как вы чувствовали себя в такой взрослой компании?
- Дискомфорта не испытывал, рос вместе с командой. У нас был отличный коллектив, а в нем - здоровая атмосфера. Каждый готов был в игре голову положить за товарища. Помню, в Минске на Всесоюзных студенческих играх Сергей Журавлев, один из лидеров МАИ, бросая семиметровый, попал мне мячом в голову. Вы представляете, какая заварушка началась на площадке… Мы поколотили столичную команду, с которой, между прочим, были в отличных отношениях… Мы не были драчунами или грубиянами, как нас тогда некоторые пытались представить в прессе. Мы просто умели за себя постоять и никому не давали спуска. «Буревестник» был командой настоящих мужиков, личностей, и его уважали. На атмосферу в коллективе влияли самые опытные и наиболее авторитетные игроки, старшие по возрасту: Барышев, Шиян, Максимов, Наконечный… Требовательность была высокой во всем: в тренировочном процессе и в быту. Чего лукавить, кое-кто покуривал, но никто не мог себе это позволить в раздевалке, возле площадки. Молодые игроки, приходящие в команду, сразу чувствовали, что здесь не забалуешь. Сорокин мог не беспокоиться о порядке и дисциплине.
- У игроков разные характеры и, наверное, отношения не между всеми были идеальными…
- Все личное оставалось за площадкой. В защите все стояли стеной, в нападении играли так, как того требовала ситуация. Отношения выясняли потом.
- Часто можно слышать от ветеранов, что сейчас игроки манкируют своими обязанностями. Никто не останется после тренировки на час-другой, чтобы еще попотеть: сделать сотню бросков, например, комбинации отшлифовать. Дескать, в наше время…
- Мы действительно много работали дополнительно. И потому и стремительно прогрессировали, хотя костяк команды составляли бывшие баскетболисты, причем разного уровня, и зеленые новички, не имевшие чисто гандбольной подготовки. В высшей лиге «Буревестник» дебютировал в 1966 году и вылетел, набрав всего три очка… Мы сыграли вничью с МАИ - 19:19 и победили бакинское «Динамо» - 22:9.
- Игроки не разбежались после такого конфуза?
- Не та у нас была команда, чтобы сломаться после первой неудачи. Напротив, мы еще больше сплотились. Мы чувствовали свою растущую силу. О том, что «Буревестник», еще не позванивавший наградами, уважали, говорит тот факт, что к нам пришел из Киева Валерий Гассий, восходящая звезда, один из самых талантливых игроков Союза. А его хотели видеть у себя многие.
- Но вашим лидерам наверняка поступали заманчивые предложения?
- Конечно, поступали. Максимов и Панов уже входили в сборную Союза, имели золотые медали студенческого первенства мира. Шиян, Барышев, Морозов, Гассий - тоже игроки из тех, кого называют штучным товаром… Никто не ушел, и этому есть объяснение. Мы были патриотами своей команды, своего города. «Буревестник» сформировал меня как игрока, стал для меня и моих товарищей родным домом. В 1968-м наша команда уже была четвертой в высшей лиге, опередив тбилисский «Буревестник», серебряного призера чемпионата 1967, рижскую «Даугаву», третью команду предыдущего сезона, а также киевский СКА, каунасский «Жальгирис» - старожилов и грандов. «Колхозники», как нас называли, произвели ошеломляющий эффект. Нас уже откровенно побаивались все фавориты без исключения: и МАИ, и «Кунцево», и тбилисский «Буревестник», и «Жальгирис», и ЗАС из Запорожья. У украинцев мы, кстати, выиграли два матча их трех - 20:15, 19:17, взяли верх над «Кунцево» - 21:19… А медали мы завоевали с четвертой попытки - в 1969-м.
- И как это было?
- Судьба медалей решалась в Тбилиси. За золото боролись «Кунцево» и МАИ, за бронзу - тбилисский «Буревестник», ЗАС и мы. Все отдавали предпочтение грузинской команде, располагавшей такими великолепными мастерами, как Джемал Церцвадзе, Имедо Пхакадзе, Анзор Эксеулидзе, Георгий Бериашвили… А с каким вдохновением, как яростно они играли дома, когда многотысячный Дворец спорта содрогался от рева болельщиков! Гандболисты МАИ, чемпионы страны, не выдержали сумасшедшего натиска и проиграли - 18:22. Мы устояли и победили - 19:17. За счет характера и самоотверженности в обороне. Надо было видеть Церцвадзе, который после матча как-то отрешенно смотрел на табло, не веря в случившееся. Бронзовые медали хозяевам было уже не достать…
- Очевидцы утверждают, что Крохин провел блестящий матч, по существу деморализовав несравненного Церцвадзе и его партнеров…
- Это была командная победа. А тон, как всегда, задавали Максимов, Шиян, Барышев, Панов, Наконечный. Несгибаемые наши бойцы…
- Какие впечатления сохранились о решающем матче с ЗАСом?
- Никогда не забуду последние 30 секунд этой тяжелейшей встречи и истошный голос Анатолия Музыкантова, главного тренера ЗАСа: «Держите Максимова!» за девять секунд до финального свистка. При счете - 15:15, в ворота соперников был назначен пенальти. Валентин Цапенко, вратарь сборной, непостижимо как отразил неберущийся мяч после сильнейшего броска Шияна. К счастью для нас, мяч отлетел за боковую линию. Мало кто верил, что мы сумеем что-нибудь сделать в оставшиеся мгновения. Но дурные предчувствия не обманули Музыкантова. Именно Максимов прорвался сквозь сверхжесткие оборонительные ряды ЗАСа и забросил победный мяч - 16:15. Обе команды набрали одинаковое количество очков: по 34. Но поскольку две предыдущие встречи закончились вничью - 18:18, 22:22, мы стали обладателями бронзовых медалей.
- В воротах Крохина побывало всего 15 мячей…
- Когда такое случается, блестяще играет защита. Я благодарен ребятам. Они не дали разгуляться Юрию Резникову, бомбардиру незаурядному, и линейному Валерию Зеленову, одному из лидеров сборной СССР.
- «Буревестник» еще дважды выигрывал бронзу. Скажите, а мог ли он стать чемпионом СССР?
- Мог. В 1970-м. Тогда мы были очень сильны. На заключительный тур в Глазов наша команда отправилась в ранге бронзового призера. А в Глазове мы, честно говоря, наделали шороху. Сыграв вничью с МАИ - 15:15, поставили под сомнение чемпионство столичного клуба. Шансы на золото появились у «Кунцево», а между тем заявка МАИ на участие в Кубке европейских чемпионов была уже отправлена в ИГФ. Назревал скандал. Но мы отобрали очко и у «Кунцево» - 13:13. Так что все обошлось тихо, мирно…
Думаю, ближе всего к золотым медалям мы были в финале Спартакиады народов СССР-1971. Убежден, сборная РСФСР, представленная игроками «Буревестника», скорее всего стала бы чемпионом, если бы не получил травму Максимов и если бы играл Шиян. Без своих лидеров нам было трудно противостоять мощнейшим командам Москвы и Украины. Тем не менее, с украинцами мы сыграли вничью. - 12:12.
У меня тренировалась наталья цыганкова
- Спартакиадный турнир был последним в вашей карьере?
- Последним. Думаю, за те пять лет, что я провел в «Буревестнике», мне есть, что вспомнить. Не зря свой хлеб ел. А больше дать команде я уже ничего не мог.
- Не грустно было расставаться с большим спортом в 24 года?
- Я же не прощался с гандболом насовсем. Играл за «Урожай», тренировал ребят в детской спортивной школе.
- «Урожай» и «Буревестник» - две большие разницы…
- Мне было интересно. «Урожай» - команда с богатыми традициями. Через «Урожай» столько молодых ребят прошло. Почти все они потом играли за СКИФ, а некоторые стали настоящими звездами гандбола. Андрей Лавров, Владимир Репьев, Иван Левин… За «Урожай» выступали и многие известные игроки, бывшие звезды «Буревестника»: Шиян, Панов, Долгий. Это была уникальная команда, неоднократно становившаяся призером чемпионата России. Кстати, с «Университетом», то бишь, «Буревестником», мы играли на равных. Такие битвы были… А что вы хотите. С одной стороны - Морозов, Гассий, Безуглов, с другой - Шиян, Долгий, Зубарев… Школу «Урожая» также прошли Сергей Покуркин, Евгений Кучеренко, Игорь Домашенко, Владимир Кушнир, Владимир Кияшко, впоследствии один из лучших арбитров мирового гандбола.
Если же говорить о тренерском дебюте, то со мной произошел довольно курьезный случай. В моей юношеской группе волей обстоятельств оказались… три девочки, в том числе Наталья Цыганкова и Марина Иванченко. Месяца три тренировались. Я предложил Тарасикову взять их в свою группу, но Александр Иванович отмахнулся: мол, свои такие есть. Цыганковой заинтересовался Панов. Под его руководством Цыганкова выросла в одного из самых ярких игроков мирового гандбола, стала чемпионкой СССР, чемпионкой мира.
- Интересно, а что вообще побудило вас стать тренером?
- Играть у Корчагина и не стать тренером просто невозможно.
Африка голосует за Шияна
- В роли тренера СКИФа вы когда появились?
- В 1980-м, тренировал дубль. Там были очень интересные ребята: Левин, Скоробогатов, Строкун, Кучеренко…
- В то время СКИФ был очень силен и должен был завоевать бронзовые медали. Но этого не случилось, хотя в команде были такие мастера, как Гассий, Репьев…
- Смена главного тренера, а вместо Сорокина пришел Шиян, повлекла непредсказуемые последствия. Слишком много оказалось нюансов.
- В середине 80-х впервые в своей истории СКИФ выбирал главного тренера…
- Молодые игроки, недовольные требовательностью Шияна, настаивали на том, чтобы команду возглавил Валерий Гассий. Коллектив разбился на два лагеря. Тогдашний председатель крайспорткомитета Василий Мачуга решил пойти демократическим путем. Он отдал все на откуп игрокам. Мол, голосуйте - кто получит большинство голосов, тот и станет главным. Я не думаю, что подобные вопросы надо решать таким образом, но была дана команда сверху. Когда подсчитали голоса, выяснилось, что они распределились поровну. И тогда вскрыли конверт, в котором была моя точка зрения. Волей обстоятельств я на тот момент оказался в командировке в одной из африканских стран.
- Вы отдали свой голос Шияну?
- Конечно. Гассий был великим игроком, но для тренерского успеха необходимы совсем другие качества. Ими обладал Шиян. Я это знал, поскольку не один пуд соли с ним съел, играя вместе за «Буревестник» и «Урожай», сборную России. Время подтвердило правильность выбора. СКИФ вскоре поднялся на вершины, на которых никогда не был.
Эпоха ренессанса для СКИФа...
- Действительно, ваше сотрудничество с Шияном оказалось на редкость плодотворным.
- Мы с Михалычем понимали друг друга с полуслова. И игроки знали, что у нас по принципиальным вопросам разногласий нет. Серьезно мы, по-моему, поспорили только однажды. И то по мелочам: как лучше реализовывать большинство. Завелись просто…
Нам удалось создать в коллективе творческую атмосферу - это главное, да и ребята подобрались один к одному: Андрей Лавров, Игорь Чумак, Иван Левин, Сергей Покуркин, Дмитрий Филиппов, Александр Степаненко, Дмитрий Калязин, Юрий Садовский, Сергей Ладыгин, Дмитрий Карлов, Сергей Шалабанов, Александр Калмыков, Андрей Бычков, Евгений Кучеренко, Владимир Жихарев, Сергей Тропин, Олег Титов, Роман Фитилев, Леонид Парамонов, Владимир Черкашин… Начиная с 1988 года СКИФ пять сезонов к ряду не сходил с пьедестала почета. Три года подряд были бронзовыми, потом дважды - золотыми. 80-е годы - это господство ЦСКА и минского СКА. В течение 14 лет только они становились чемпионами! В легендарную белорусскую команду тех лет входили Александр Каршакевич, Юрий Шевцов, Михаил Якимович, Александр Тучкин, Константин Шароваров и великий тренер Спартак Миронович. За ЦСКА играли Юрий Кидяев, Павел Сукосян, Александр Рыманов, Михаил Васильев. Но мы и астраханское «Динамо», за которое выступали Вячеслав Атавин, Олег Киселев, Андрей Тюменцев, Василий Кудинов, уже наступали на пятки лидерам. Сначала перед натиском российских клубов отступил ЦСКА, потом и СКА. В 1990 чемпионами стали динамовцы, затем два года подряд побеждал СКИФ. Наша команда была на подъеме. Расцвел талант Андрея Лаврова, Дмитрия Филиппова, у нас была великолепная задняя линия: Юрий Садовский, Дмитрий Карлов, Сергей Ладыгин. Мы могли обыграть ЦСКА в Москве и СКА в Минске…
- На это же время приходится и триумф СКИФа на международной арене…
- Да, мы стали обладателями Кубка ИГФ, обыграв ряд сильнейших европейских клубов из ФРГ, Испании, Югославии. Это был крупный успех.
- Лигу чемпионов покорить, однако, не удалось…
- Стечение обстоятельств. Мы уверенно дошли до четвертьфинала, где встретились с «Загребом», одним из лидеров клубного гандбола в Европе. Мы по итогам двух встреч уступили, но СКИФ играл без травмированного Андрея Лаврова, а в краснодарском матче не вышел на площадку и Дмитрий Филиппов. Уже уехал за рубеж Сергей Покуркин. Убежден, тот СКИФ должен был играть в финале. Вся Европа ждала дуэли: СКИФ - «Барселона».
- Уход Шияна и Крохина из СКИФа стал громом среди ясного неба…
- Середина 90-х - пора безвременья в спорте. Многие игроки подались на Запад. Но и молодежь было непросто удержать: в других регионах создавались более хорошие условия, чем в Краснодаре. Мы с Шияном доказывали это руководству, но оно было иного мнения. Убежден, смена тренерского состава была тогда серьезной ошибкой, отразившейся на судьбе СКИФа. Годы с Шияном в СКИФе - лучшие в моей тренерской карьере. Мы с такими ребятами работали…
Были сборы недолги от кубани до волги
- Многие удивились, когда вы дали согласие работать в «Кубани» с Тарасиковым…
- Мы с Александром Ивановичем знаем друг друга с детства, вместе тренировались у Корчагина. Я человек не конфликтный, да и обязанности мы разделили. За мной был учебно-тренировочный процесс, и меня это полностью устраивало.
- Вы проработали только один год…
- Я ушел по личным мотивам. Финансовые проблемы, что называется, схватили за горло. Бывают такие ситуации. Предложение возглавить ростовский «Источник» пришлось весьма кстати. До меня с командой работал Игорь Еськов, замечательный тренер, прекрасный человек, к тому времени возглавивший национальную сборную. Я рад, что нам с ним удалось сохранить прежние дружеские отношения. А «Источник» сохранил звание первой команды страны. Состав у нас был просто превосходный: Ирина Полторацкая, Татьяна Березняк, Раиса Вераксо, Светлана Мозговая, Людмила Шевченко, Марина Бузмакова, Наталья Гончарова, Ольга Чечкова… - одни выступали за сборную Союза, другие стали лидерами сборной России.
- В Ростове-на-Дону человеку со стороны работать непросто …
- Мне грех на что-то жаловаться. У меня были прекрасные взаимоотношения с губернатором области, городскими властями. А ушел я потому, что возникли проблемы с финансированием и решать эти проблемы, по большому счету, никто не хотел... Был момент, когда взамен областного «Водоканала» команде обещали другого мощного спонсора, но, в конце концов, футбол перевесил, и перспективы «Источника» свелись к нулю. Работать в команде, которой никто не хотел заниматься по-настоящему, не имело смысла. В конце концов «Источник» через пару лет прекратил свое существование.
- С берегов Дона вы отправились на Волгу…
- Да, в столице Автоваза создавалась «Лада». На эту команду рассчитывали не только в Тольятти, но и в Союзе гандболистов России. И, я думаю, она оправдала надежды. Четыре последних года «Лада» бессменный чемпион России, ее игроки составляют костяк национальной сборной. В Европе мы выиграли Кубок кубков…
- Многие упрекают «Ладу» в том, что благодаря своим финансовым возможностям она собирает у себя сильнейших игроков страны…
- Никто, однако, почему-то не замечает, что в Тольятти много делается и для развития детского гандбола, что в клубе воспитывают молодых игроков. Посмотрите, «Лада-2» не просто выступала в суперлиге, но и играла в финальной восьмерке...
- В Лиге чемпионов «Ладе» не удалось дойти до финала…
- Убежден, она готова была это сделать - овладеть самым престижным трофеем, но спортивное руководство клуба в тот момент, мягко говоря, оказалось не на высоте.
- Ваш уход из «Лады» многих удивил…
- Все дело во взаимоотношениях с руководителями клуба. Работать в «Ладе» очень тяжело. Люди, которые должны решать совершенно другие вопросы, вмешиваются в творческий процесс, селекцию. В результате «Лада» потеряла таких игроков, как Ирина Полторацкая, Анна Кареева, Инна Суслина - они оказались в Дании. В прошлом году команду вообще покинула большая группа игроков.
«Звезда» - команда будущего
- А как попали в Подмосковье?
- Оказавшись без работы, я позвонил Максимову, поинтересовался, нет ли где тренерской вакансии? Есть, говорит, в Звенигороде командочка. Только там все на уровне ДЮСШ и что будет завтра, не знаю. Хочешь, попробуй. Мне что оставалось делать? Я взял с собой из «Лады» Жанну Яковлеву, Тоню Буланкину, кстати, выпускницу краснодарской СДЮШОР-4, и отправился в Звенигород. Это небольшой уютный городок километрах в сорока от Москвы. В районе Рублевского шоссе неподалеку от знаменитой Барвихи. Конечно, никаких мыслей тогда о суперлиге у меня, да и Алексея Молоткова, тогда главного тренера «Звезды», не было. Игроки у нас молодые, малоизвестные. В общем, начали мы потихоньку работать…
- Аппетит приходит во время еды?
- Многое зависит от городского руководства, условий. Мэр Звенигорода Леонид Оскарович Ставицкий и его помощники - спортивные люди. Нас с Молотковым довольно быстро озадачили: давайте-ка поднимайтесь повыше - в суперлигу. Приказ начальства надо выполнять. Вышли. Там ведь не только ставят задачи, но и способствуют их решению. Мы постоянно ощущаем поддержку властей. Как моральную, так материальную. В распоряжении команды уже сегодня благоустроенные коттеджи для жилья, современные площадки, спорткомплекс с бассейном, сауной. В сентябре вступит новый зал на 1500 мест. Там мы будем проводить матчи чемпионата страны. В маленьком Звенигороде делают то, чего не захотели в свое время сделать в Ростове-на-Дону и Краснодаре, которые в союзные времена считались важнейшими центрами.
- И к чему будет стремиться «Звезда»?
- К максимуму. В Звенигороде хотя видеть свою команду среди лучших в стране и Европе. «Звезда» со временем должна стать базовой командой для национальной сборной.
- Ставка делается на известных игроков?
- Конечно, будем усиливаться. О конкретных именах говорить пока рано. Но у нас есть две команды резерва, в которых есть очень талантливые, перспективные девчонки. Будущее - за ними.
Домой - как в отпуск
- Не жалеете, что приходится работать вдали от родных мест?
- Такова тренерская судьба. В Краснодар меня, собственно, никто и не приглашал. А в Звенигороде прекрасные условия и простор для творчества. Я доволен, хотя, конечно, хотелось бы трудиться и побеждать в родном городе.
- Дома часто бываете?
- Увы, редко. Сборы, чемпионат, сборная - все это занимает много времени. Конечно, использую любую возможность, чтобы вырваться домой. Для меня это - отпуск.
- Как сложилась ваша личная жизнь?
- Мне грех жаловаться, более того - я счастлив. Дружная семья. Замечательная жена Лида, взявшая на себя все бремя житейских проблем. Доля жены игрока и тренера - нелегкая доля. У нас взрослые дети, которыми мы можем гордиться. Дочь Валерия - она окончила кубанский университет и сын Сергей, студент кубанской медицинской академии. Дочь замужем, внуку Даниэлю полгода. Видимся, к сожалению, редко…
- Чего, на ваш взгляд, не хватает сегодняшнему гандболу в России?
- Внимания, причем на всех уровнях. Спортшколы бедствуют, у команд мастеров нет необходимых средств для того, чтобы сохранять игроков и добиваться серьезных результатов. В то же время огромные, просто немыслимые деньги уходят на окончательно развращенный футбол. А в итоге нет ни хорошего футбола, ни успехов в других видах спорта, влачащих жалкое существование. За СКИФ душа болит. Такие традиции, такая гандбольная школа, такие тренерские кадры. Говорят, в этом году краснодарская команда, в которой немало перспективных игроков, задышала, ожила. Она способна подниматься наверх, но ей надо помогать…
Виктор Доброскокин