иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 10.06.2020
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №19 от 17.05.05



 
.: Люди и судьбы
Вагиф Гаджиметов: баскетбольный аксакал
Несмотря на то, что баскетбол считается в Ставрополье одним из самых популярных видов спорта, подготовленных здесь звезд можно сосчитать по пальцам одной руки. Самой титулованной баскетболисткой является участница розыгрыша Кубка Лилиан Ронкетти мастер спорта международного класса Людмила Баранова, защищавшая цвета столичного «Динамо». Гораздо большего успеха, считается, мог добиться один из самых талантливых игроков в истории российского баскетбола Сергей Коненко, но он трагически погиб в 18-летнем возрасте. Широко известны ныне президент ростовского «Локомотива» Андрей Ведищев, а также форвард столичного «Динамо» Никита Моргунов, который поиграл даже в НБА…
Однако особняком даже в такой солидной компании стоит фигура атакующего защитника Вагифа Гаджиметова. Поиграл он на очень приличном уровне и довольно ярко. Но дело не столько в этом, сколько в том, что Гаджиметова обожали болельщики, на Гаджиметова зрители ходили, как в престижном театре - на игру народного артиста. В трудные минуты он решительно брал ответственность за матч на себя и бросал, бросал, бросал… Любуясь его искрометной игрой, в баскетбольные секции краевого центра валом валили записываться мальчишки, да и девчонки тоже…
Через тернии - к звездам
- Вагиф, давайте начнем, как и положено, с самого начала. Откуда вы родом?
- Из рабочей семьи. Родился в Сумгаите - городе-труженике, что находится в тридцати километрах от Баку.
- Спортсмены в роду ранее были?
- Нет. Но меня привел в спортивную секцию старший брат Фирудин. Он ходил в школе на футбол и баскетбол, занимался вольной борьбой, а я во всем брал с него пример. И в первое время мне больше всего нравилась именно борьба.
- А потом?
- Потом я стал без ума от футбола. В моем родном Сумгаите это был вид спорта номер один. Я ходил в ДЮСШ, но тренер меня «придушивал»…
- В смысле?
- Не в прямом, конечно! Тофик Теймурович Аббасов редко ставил меня в состав, с чем я категорически не мог примириться.
- На какой позиции вы играли?
- Защитника. Я был самый высокий в команде, игра головой была моим коньком. Прозанимался у Аббасова два года, а затем тихо-мирно ушел в баскетбол. Остался тренироваться в той же спортшколе, где, помимо нас, занимались еще теннисисты, легкоатлеты, боксеры и велогонщики. Особенно сильным было последнее отделение - воспитанники ДЮСШ становились чемпионами СССР среди школьников в состязаниях на шоссе.
- У кого учились баскетболу?
- Первым наставником был заслуженный тренер Азербайджана Ирфан Таджидинович Кафизов. Он был старшим тренером юношеской и молодежной сборной республики. Когда я пришел на занятия, а это было в начале восьмого класса, Кафизов посмотрел на меня критически: худой, корявый… И без особого энтузиазма принял под свое начало. Меня это задело до глубины души, и я решил сумасшедшим трудом доказать, что не хуже, а лучше других!
- Трудно, наверное, было поначалу?
- Да. У меня ведь совсем не было «школы» - частенько бывали пробежки, проносы мяча, ошибки в ведении… Другие мальчишки ведь отзанимались уже по три-четыре года. Но я парень упорный….
Знакомство с «Тихим»
- Кафизов был приверженцем активного баскетбола. Поэтому практически все ребята в нашей команде были физически очень крепкими. Я же обладателем рельефного торса не был, да и ростом по баскетбольным меркам обладал невысоким. Моим главным козырем являлись бойцовские качества. Терпеть не мог проигрывать, потому в каждом матче выкладывался на все сто процентов. Да и в случае чего, первым готов был полезть выяснять отношения. Благодаря этому ребята выбрали меня своим капитаном. А в десятом классе получил приглашение в команду мастеров - в Баку, на перспективу.
- Но ведь вы жили в Сумгаите…
- …и каждый день ездил на тренировки в Баку. До столицы республики было 36 километров, не считая расстояния по городу. Но ничего, я привык жить в разъездах.
- В каких соревнованиях выступали в юности?
- Выделю две спартакиады школьников СССР. Тогда это были очень престижные соревнования. Первая для меня проходила в 1978 году - в Ташкенте. Там выступали ребята 1961-63 годов рождения. Я был одним из самых молодых в азербайджанской сборной.
- Как выступили?
- Заняли 10-е место из 17 команд. Хотя во многих встречах, что обидно, проигрывали одно-два очка. Нередко вели в счете, но на концовку нас всегда не хватало. Я играл немного - минут по пять в каждом матче. На тех соревнованиях, кстати, познакомился со знаменитым впоследствии Валерой Тихоненко.
- Об этом, пожалуйста, поподробнее…
- «Тихий» играл за команду Казахстана. Тогда он еще был игроком 61-го года рождения, это потом его «омолодили» на три года. Мне выпало в матче с казахстанцами играть как раз против Валерия… Мы уступили 15 или 20 очков, точно не помню, да это и не важно. У Тихоненко был стабильный бросок, хорошая техника, он был очень прыгуч и, в итоге, стал самым результативным игроком турнира.
- Кто были вашими партнерами по команде?
- У нас был неплохой состав. Сергей Синякин - тоже воспитанник Кафизова - он, правда, став взрослым, по семейным обстоятельствам вынужден был оставить любимую игру, Сергей Красножен - потом играл в Днепропетровске, Виталий Фирсов, другие ребята…
- А кто стал победителем той спартакиады?
- Сборная Украины. Ребята играли классно!
Снова в десятке
- Вторая «моя» спартакиада проходила в 1981 году в Каунасе. В нашей группе были собраны команды Москвы, Латвии, Грузии, Армении и Киргизии.
- Кто из известных игроков в них играл?
- За киргизов - высоченный (215 см) Паша Гребнев, за латышей - Игор Миглиниекс, а в команде москвичей вообще было полно «звезд» - Хосе Бирюков, Игорь Корнишин, Михаил Мишунов, Игорь Колачев…
- Какая цель ставилась перед вами?
- Главная - выиграть у армянской команды (улыбается). Матчи между нами всегда носили принципиальный характер. Выиграли 11 очков. И у грузин - тоже 11. А я в том матче набрал 47 очков, и это при том, что тогда еще не засчитывали три очка за дальний бросок. На ту игру в Литву приехал легендарный Отар Коркия, а с ним на машинах прибыли родители грузинских ребят. После финального свистка Коркия сказал: «Я думал, что в Азербайджане умеют только нефть добывать, оказалось же, что и в баскетбол играть». А затем в ключевом матче мы уступили Латвии - 66:68. Если бы выиграли, то получали бы право сыграть в первом финале, но все же прибалтийское хладнокровие взяло верх.
- И в итоге…
- …Заняли девятое место. На седьмом финишировали ленинградцы, на восьмом - эстонцы. Что обидно, обеим этим командам мы уступали всего два-три очка…
- А какая команда была самой сильной на спартакиаде?
- Московская, конечно. Но чемпионами… стали литовцы, в составе которых играли Марчюленис и Сабонис. Последний, кстати, был признан лучшим игроком турнира. Сильнейшим защитником назвали Бирюкова, нападающим - Тихоненко, центровым - то ли Гребнева, то ли кого-то еще, увы, запамятовал, а я стал лучшим бомбардиром. После этого меня пригласили в юношескую сборную СССР.
- Кто тренировал ту команду?
- Владимир Владимирович Обухов… Я принял участие в двух сборах, но на первенство Европы 1982 года в Грецию меня не взяли. В команде тренировалось тогда пять защитников - Миглиниекс, Корнишин, Сокк, Марчюленис и я. Руководство команды решало, кого взять: меня или Шарунаса Марчюлениса? В результате выбор пал на литовца. Но мне, признаюсь, приятно, что «спорил» с таким незаурядным мастером, ставшим затем и вовсе всемирной звездой.
- И все же сильно, видимо, переживали?
- Если честно, физически я был слабее других ребят. Обухов объяснял мне, что в Баку я упустил многое, что мне нужно расти, что у меня еще все впереди. Тем не менее, я, конечно, очень расстроился…
Печ - это не печка
- С 1980-го по 1987-й год я играл за команду мастеров «АзНИХ-Нефтехим» из Баку. Она выступала в первой союзной лиге, где были собраны 12 команд. Играли мы довольно неплохо, регулярно претендовали на выход в высшую лигу.
- Насколько популярен был баскетбол в Азербайджане?
- Очень популярен! В 70-х годах в столице республики была неплохая команда СКА. Но в 79-м она вылетела из той же первой лиги, а ее место занял «АзНИХ».
- Кто был в партнерах?
- Да было, доложу вам, на кого посмотреть. Играл с Владимиром Гудзиком - он потом за минский РТИ выступал, Бахтияром Юсуповым, который потом «легионерствовал» в Израиле за один из многочисленных «Маккаби», Тимуром Гусейновым… Нашими играющими тренерами были Валерий Мухин и Эльхан Алиев.
- Вагиф, какие матчи в составе «нефтехимиков» вам наиболее памятны?
- В 82-м играли со свердловским «Уралмашем». В случае победы получали право принять участие в переигровке с предпоследней командой высшей лиги. На последней минуте никто из моих старших товарищей не брал на себя ответственность решающего броска, а я за семь секунд до конца взял да и бросил. И - промазал. После игры ребята на меня налетели, но Эльхан Алиев вступился.
- Во второй половине восьмидесятых вы, знаю, сменили клбную прописку…
- Верно. В 1987 году я оказался в алма-атинском СКА. Еще раньше меня хотел видеть в своей команде главный тренер киевских армейцев Мельничук. Звали меня и в рижский СКА, но туда не хотели отпускать из «АзНИХ». А прямо во время первенства Вооруженных Сил СССР, проходившего в украинских Черновцах, где наша команда заняла второе место, Олег Львович увез меня в Алма-Ату.
- Что там была за команда?
- Прекрасная! В ней играли Тихоненко, Жуканенко, Петр Марченко, Владимир Ольхов, Олег Мелешин… Замечательные мастера! Мы выступали в высшей лиге, и довольно успешно - заняли десятое место. Пусть оно не вводит в заблуждение - уровень союзной элитной лиги тогда был запредельно высоким, конкуренция - жесточайшей. Так что, действительно - успех. У нас блистали Тихий, которого вскоре забрали в ЦСКА, и Жука (Тихоненко и Жуканенко. - Прим. В.Х.). Эти ребята в баскетболе умели все.
- А для вас самого как сезон сложился?
- Не очень. Я был в СКА разыгрывающим, тогда как в Баку выполнял функции атакующего защитника. Через год вернулся во Львов, куда был прикомандирован еще до поездки в Алма-Ату. Ну а после демобилизации вернулся в Баку. Там играл практически до распада СССР.
- А потом?
- В 1991 году провел один сезон в Венгрии. Играл в городе Печ в команде с труднопроизносимым названием, которое в переводе обозначало «Локомотив». Со мной на площадку выходили известные литовцы Бразис, нынешний наставник питерского «Спартака», и Казлаускас.
- И как вам Венгрия?
- Венгерский язык - очень трудный. Но с партнерами на площадке общий язык я нашел. Венграм понравился, мне там сняли квартиру, дали машину, хотели, чтобы я еще играл и играл. Но я вынужден был вернуться в Баку.
- Почему?
- Азербайджанские чиновники за полгода умудрились так и не оформить жене въездную визу...
«Алеко»…
- Осенью 1992 года на меня вышел Юрий Фомич Евстафиади - он тогда был начальником перспективной ставропольской команды «Алеко». В то время в только что образовавшемся российском чемпионате царила неразбериха, и можно было получить хороших игроков по дешевке. Не знаю, то ли через кого-то из судей, то ли через кого-то другого, но Фомич узнал мой домашний телефон, позвонил и пригласил в Ставрополь. Я приехал, а через три дня мне уже вручили ключи от отдельной квартиры в новостройке.
- Что собой представляла команда «Алеко»?
- Сплав молодости и опыта. Были у нас игроки, которым было под 30 и даже больше: это, прежде всего, многоопытный центровой Сергей Гончаров (несколько лет назад мы еще играли с ним в Ейске), Евгений Таран, Дмитрий Лоханский, Андриан Гавриков. Было и много талантливой молодежи: Андрей Ведищев, Олег Станкевич, Владимир Беляков, Игорь Сидоркин… Два-три слушателя училища олимпийского резерва привлекались к сборам молодежной сборной России. В общем, довольно перспективная команда. Нам оставалось лишь тренироваться и радовать всех своими победами. Поначалу все было прекрасно, но через три-четыре года президент баскетбольного клуба Яшкунов увлекся политикой, и у нас начали возникать проблемы.
- Мне кажется, самой симпатичной ставропольской командой за последние 15 лет был именно тот «Алеко»…
- У нас не было больших взлетов, но мы постоянно прогрессировали. А потом года с 97-го начали катиться вниз. Играли против других команд, я бы сказал, в кавказском стиле - с упором не на силу, а на технику. Плюс у нас не хватало высоких игроков…
- Как? А Олейников?
- Сережа тогда еще был жиденький… Зато было много невысоких, но резких, координированных и техничных одаренных ребят из Ставропольского интерната, которых главный тренер команды Владимир Писарев постоянно выпускал на площадку. Мы играли в чемпионате порядка 50 матчей. Сейчас команды играют гораздо реже.
- Вскоре рядом с вами заиграл земляк Виктор Кудряшов…
- Я сказал тренерам, что у меня в Сумгаите остался товарищ - разыгрывающий, и, заручившись их согласием, пригласил его в Ставрополь. Он нам здорово помог. Даже когда у него мениски полетели, он продолжал играть.
- Какую тактику использовал в матчах Владимир Писарев?
- Чаще всего нашим оружием были быстрые контратаки.
…и другие
- Главными матчами были для вас дерби с минераловодским «Локомотивом», так?
- Поначалу в течение нескольких лет железнодорожники играли на одну лигу ниже нас. Но в середине девяностых они нас «догнали»… Да, некоторые матчи действительно чуть не переходили в бой. За «Локо» тогда играли Гончаров с Тараном. У нас на их место пришли Олег Резвый, Никита Моргунов, Саша Одинцов, Женя Сафонов, Леша Литков, который позже стал Яковом Цакалиди и играет сейчас в НБА. Все они жили в общежитии УОР по соседству со мной, поэтому мне часто приходилось заниматься их воспитанием (улыбается). Позже точно так же я опекал Сашу Темирова, Сережу Коненко, Женю Крупченко, Рому Семернинова, Рому Шаму, Андрея Тимакова…
- Мы немного отвлеклись от Минвод…
- Анатолий Сухачев скупал хороших игроков - в Ставрополе, в других городах. Того же Игумнова, Шахматова, Мелешина… Вскоре «Локомотив» стал обыгрывать нас, но поначалу с трудом. У минераловодцев была хорошая материально-техническая база, а у нас финансирование с каждым годом становилось все хуже и хуже. В результате я и другие ставропольчане вынуждены были где-то еще подрабатывать. А железнодорожники могли позволить себя заниматься только баскетболом.
- А какие команды были для вас «любимыми»? Помнится, Таганрогу вы стабильно очков 30 «отгружали»…
- Да, «Красный котельщик» и волгоградский «Аквариус» были для меня «дежурными» командами.
- А какие были «нелюбимыми»?
- Те, которые грамотно защищаются. В союзные времена это были прибалты. В России - питерские команды, особенно «Спартак», и тот же Волгоград.
- Вы же сказали, что волжане для вас - «семечки».
- Семечки нужно разгрызть. Когда против меня защищались, это заводило еще больше.
- А с краснодарцами как вам игралось?
- «Импульс» был боевой командой. Его тренировал сначала Попов, потом - Голубев. Помню, как сражались на площадке с Александром Коваленко, Юрием Луговенко, Казмировским, Ясинским… Интересные люди и игроки, самобытные.
Не валяй дурака, Америка!
- Вагиф, расскажите о выступлении «Алеко» за океаном…
- В ноябре 92-го мы выступили на турнире в США. Тогда, в начале 90-х, в Штаты ездили играть пять-шесть мужских баскетбольных клубов России. У нас был в календаре месячный перерыв, и Юрий Фомич организовал поездку в штат Айова - побратим Ставропольского края.
- С кем играли?
- С командами колледжей. И две встречи - со студентами университетов. Мы получили огромный опыт. Американская школа намного крепче нашей. Там все выполняется в два раза быстрее. Чернокожие ребята рождены для баскетбола - физически очень сильные, одни мышцы. А вот по выносливости мы им как минимум не уступали. Однако я удивился, увидев в этих командах много белых ребят. Мы выиграли семь встреч из одиннадцати.
- Где жили в Америке?
- В семьях простых миллионеров. Простых, потому что, увидев их, к примеру, на улице, никогда бы не подумал, что это богачи. Все они относились к нам очень добродушно, вежливо. И, что самое удивительное, в каждой миллионерской семье - по три-четыре ребенка. Я лишь три-четыре года назад перестал с ними переписываться. А Жене Алиеву, получившему травму, американские врачи, в семье которых он жил, так здорово вырезали мениск, что он уже через день мог бегать.
- А еще у вас была поездка, кажется, в Мексику…
- На следующий год мы летали туда на коммерческий турнир. На нем получили гораздо большую игровую практику. Выступали там вместе с подмосковным «Строителем», который отправился в Центральную Мексику, а мы ездили по городам северной части страны. Играли против местных команд, которые усиливались за счет одних и тех же трех-четырех американских темнокожих баскетболистов. Причем двое американцев были из клубов НБА - один из «Лейкерс», другой - то ли из Мемфиса, то ли из Хьюстона. Первый из них играл просто феноменально - это был игрок уровня Айзеи Томаса: блестящий дриблинг, перехваты, скидки, хорошо поставленный бросок, прекрасное видение партнеров… Мы провели с мексиканцами, если не ошибаюсь, десять матчей и сыграли то ли 5:5, то ли 4:6. Если бы не американцы, мы бы выступили, конечно, гораздо лучше.
- А как вас представляли на турнире? Сборная России?
- Да. Если хозяева площадок нас побеждали, болельщики были очень довольны! Залы в Мексике, в отличие от американских, не очень, но всегда были на наших матчах забиты битком. А болеют мексиканцы просто неимоверно! После игр всегда толпа высыпала на площадку…
- Участвовали вы, если память не изменяет, еще в международных встречах…
- В 1994 году «Алеко» принимал участие в товарищеских встречах в Италии. А в 2002-м, когда я уже два года не брал в руки баскетбольный мяч, пришлось вновь вспомнить былое. Главный тренер сборной Азербайджана, мой давний товарищ Тимур Гусейнов, пригласил помочь национальной команде. Соперниками азербайджанской сборной по отборочной группе квалификационного турнира чемпионата Европы были сборные Болгарии, Грузии и Белоруссии. Мы, правда, уступили во всех матчах, хотя сопротивлялись до последнего.
Не благодаря, а - вопреки
- Несмотря на то, что, как вы говорите, команда во второй половине девяностых играла все хуже, в 1997 году «Ставрополь-Пограничник» получил право выступать в суперлиге - играть с сильнейшими командами страны…
- В мае того года в переигровке с московским «Динамо» напрямую разыгрывалась путевка в класс сильнейших. Мы обыграли грозных соперников и дома, и потом - в гостях.
- На вашу игру с ЦСКА в маленький дворец спорта «Спартак» набилось полторы тысячи болельщиков. Были опасения, что балкон обвалится. Что чувствовали, выходя на площадку?
- Мандража не было, это точно! Нас горячо поддерживали болельщики, мы сопротивлялись и выглядели, считаю, достойно…
- Это «минус 41» достойно?
- И все же, думаю, мы сыграли нормально, ведь нам противостояли лучшие игроки чемпионата страны - Тихоненко, Панов, Ветра, Домани, Карасев, Кириленко…
- Кстати, перед игрой с армейцами вы шли на восьмом месте среди всех бомбардиров суперлиги…
- Одно время я занимал даже пятую строчку в той таблице. Весьма результативен был и мой одноклубник Станислав Грушевский. А вообще, считаю, сильному гораздо приятнее забивать…
- В «Ставрополе» долго разыгрывалась комбинация, которая называлась «на Вагифа»…
- Я всегда старался выполнять тренерскую установку, хотя не отказывал себе в удовольствии поимпровизировать. Почему бы и нет, если удавалось, приносило результат. Впрочем, не в каждой игре тащил одеяло на себя. Если меня «прихватывали», играл на команду.
- Вспомним конец девяностых…
- В 98-м мы смогли уберечься от вылета, но по окончании чемпионата команда начала распадаться…
- Все могло бы, вероятно, для «Ставрополя-Пограничника» сложиться по-другому, если бы не трагическая гибель весной 99-го одного из самых талантливых баскетболистов России Сергея Коненко. Через месяц он должен был уезжать играть в Грецию, и греки вроде готовы были отдать за него большие деньги…
- Я не знаю подробностей. А Сережка… Я его очень любил, был в восторге от его игры. Его хотела забрать Москва, он должен был стать стопроцентным игроком сборной России, мог выступать в НБА… Он из категории тех, кто рожден для баскетбола. Все мог делать: защищаться, пройти с мячом, сделать своевременную скидку, забить сверху. После его смерти я ушел из баскетбола. Была, правда, еще одна причина, но то мелочь по сравнению со случившимся…
- Назовите, пожалуйста, «дрим-тим» - пятерку лучших ставропольских баскетболистов-партнеров.
- (После небольшой паузы). Центровой Гончаров, нападающие Грушевский и Коненко, защитники Ведищев и Темиров.
Старый друг - лучше новых двух
- Знаю, вы не утерпели и вернулись в российский баскетбол - играли за команду из Ейска.
- Мы с Сергеем Гончаровым отыграли один сезон за «Экспортлес». Потом к нам присоединился Володя Бельчиков. Неплохая была команда. Однако потом у нее начались проблемы с финансированием со всеми вытекающими…
- На матчи нынешнего «Пограничника» ходите?
- Если есть такая возможность. Мы с наставником команды Володей Шеховцовым друзья. Честь ему и хвала, что сегодняшняя команда еще держится на плаву.
- Как уровень игры родной команды?
- Без комментариев.
- Тогда скажите, что вы думаете об игре своего последователя Тимакова, который также любит бросать по чужой корзине?
- Он часто берет ответственность на себя и, в принципе, может повести за собой команду.
- Недавно в Ставрополь в который уже раз приезжал играть из Майкопа ваш ровесник Сергей Иванов…
- У нас с ним дружеские отношения. Он молодец - сам играет, руководит командой, благодаря чему «Динамо-АГУ» побеждает и, вообще, выглядит достойно.
- С кем из баскетболистов дружите?
- С «Тихим» часто созваниваемся. C Александром Волковым, который является сейчас президентом баскетбольного клуба «Киев», не так давно по телефону общался… А так, постоянно встречаюсь с Гончаровым, Кудряшовым, Станкевичем, Алиевым - с Женей мы работаем вместе на кафедре спорта СевКавГТУ. Иногда вспоминаем молодость.
- Еще и поигрываете время от времени…
- Да. В прошлом году мы с Гончаровым и Кудряшовым заняли в Москве второе место по стритболу на спартакиаде трудящихся.
- А первое кто занял?
- Москвичи - Сухарев их столичного «Динамо», Кропачев и кто-то третий.
- Вам нравится стритбол?
- Не очень. В нем присутствуют элементы баскетбола, но движения гораздо меньше.
- К слову, давно работаете в СевКавГТУ?
- С 2001 года. Я старший преподаватель. Недавно подал документы в аспирантуру, сейчас определяюсь с темой для кандидатской.
- А тренируете вы…
- …Команду Северо-Кавказского социального института - филиала технического университета.
- В судьи перейти не хотите?
- Ну, уж нет! Слишком хорошо знаю, что это такое. Игроки всегда недовольны судейством!
Династии - быть!
- Расскажите немного о своей семье.
- Жена Мила работает в магазине. Сын Заур - ему 13 лет - посещает баскетбольную секцию. Я его потом, может, в интернат отдам. Мне хочется, чтобы он стал профессиональным баскетболистом.
- Он высокий?
- Нет. У него борцовская комплекция. А вот племянник мой Фарид Касимов - они ровесники с Зауром - был капитаном своей команды в знаменитой московской «Тринте». Но недавно он перешел в «Глорию», в составе которой стал чемпионом Москвы среди 13-летних ребят. Фарид входит также в сборную столицы по своему возрасту.
- У вас ведь еще есть дочь…
- Да. Самира. Она на год старше Заура. Ходит на аэробику.
- Вы привезли в Ставрополь и брата…
- В 94-м. Ариф играл за сборную края. Потом женился и уехал жить в Пятигорск.
- У вас есть хобби?
- Времени на него нет совсем. А так, люблю шашлыки готовить для друзей. Стараюсь детям больше внимания уделять. К родственникам в Дагестан люблю ездить.
- А в Краснодарском крае у вас есть друзья?
- А как же! В прошлом году ездил на Кубань в гости к Сергею Сергиенко и Толику Ремезову, с которыми вместе играл в «АзНИХ». Скоро планируем втроем навестить Ирфана Таджидиновича Кафизова, который сейчас тренирует сборную Краснодарского края 1988-89 годов рождения. Месяца полтора назад он привозил своих детей на соревнования в Ставрополь - они там заняли второе место. А до этого мы с ним лет семь-восемь не виделись…
Вместо эпилога
…Когда по телевизору крутят рекламный ролик Дмитрия Сватковского, знаменитого российского пятиборца, который говорит, что если бы не занятия спортом, давно стал бы наркоманом, сидел в тюрьме или его уже не было бы на этом свете, я вспоминаю один наш прежний разговор с Вагифом Гаджиметовым и его фразу:
- А, знаете, слова Сватковского, это и про меня. У нас в Сумгаите жило много «химиков». Весь город был таким задиристым, блатным. На меня не один раз по три-четыре человека в молодости нападали, но я научился там выживать. И четко наметил уже тогда жизненные ориентиры. Скажу больше: благодаря спорту я стал человеком.
Вадим Хныгин, Ставрополь