иконка 6+
логотип НСГ
RSS-канал

Сайт обновлен 31.07.2020
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №16 от 26.04.05



 
.: Люди и судьбы. Плавание
Владимир Волков: корифей голубых дорожек
Среди славных фигур, украшающих историю мирового плавания, наверняка найдется ниша и для заслуженного тренера России краснодарца Владимира Волкова. Воспитай этот специалист только Любовь Русанову, одну из лучших брассисток ХХ века, он остался бы в когорте великих. Но тренер Волков, взрастивший немало других сильных спортсменов, заявил о себе еще и тем, что многие его ученики достигли высот в обычной жизни, а те, кто избрал тернистый тренерский путь, сумели также добиться успеха на этом поприще.
Не так давно Владимир Волков отметил свой юбилей. 80 лет - это дата! Однако, все, как и следовало ожидать, обошлось без помпы и парада. «Цель творчества - самоотдача, а не шумиха, не успех», - это жизненный принцип Волкова, его девиз. И он никогда ему не изменяет: ни в большом, ни в малом. Чтобы понять, как сформировался этот человек, так много сделавший для отечественного и, естественно, кубанского плавания, необходимо понять и то время, в которое он жил. Голодное детство, война, служба в армии: на фронт он ушел 17-летним мальчишкой, демобилизовался спустя почти восемь лет.
… Первую тренировку Волков провел в 1951-м, будучи студентом второго курса спортфака Краснодарского пединститута, и с тех пор вот уже более полувека каждый день спешит в бассейн.
- Не надоело, Владимир Дмитриевич?
- Вы серьезно? Разве может наскучить то, чему ты посвятил не только лучшие годы, но и всю свою жизнь?! Я иду в бассейн, как на первое свидание. Пытливые глаза ребят, изумрудная вода - это же настоящая водная симфония. Я и сам ежедневно проплываю не менее 300 метров. Несказанное удовольствие…
Армия - мои жизненные университеты...
- Как вы стали тренером? Мечтали об этом с детства?
- Думаю, нельзя стать тренером по желанию. Идеи родятся независимо от нас. Тренер - это призвание, состояние души, средство самовыражения, если хотите, а еще - мучительный процесс, у которого есть начало, но никогда не бывает конца. Тренерское дело - вечный поиск. «Нет школ никаких, только совесть, да кем-то завещанный дар…». Это о людях моего поколения, которые пришли с войны и стали грызть гранит науки, по сути дела, все начиная с нуля, доходя до всего самостоятельно… А в детстве я мечтал о куске хлеба, о крынке молока. Родом я с Украины, есть такой шахтерский городок Беловодск в Донбассе. Отец работал возчиком на каменоломне, был единственным кормильцем в семье. А нас было пятеро: мать, отец, старший брат, сестра и я. Время голодное, жили трудно. В поисках лучшей доли оказались сначала в Грозном, потом на Кубани. В Краснодаре обустроились неподалеку от Сенного рынка. Все свободное время я проводил на Кубани. Это было единственным развлечением. Как научился плавать - не помню. Как-то все само собой получилось. Дома, конечно, доставалось от родителей за мою фанатичную любовь к воде, но наступал новый день, и я снова, позабыв обо всем, мчался на речку… Затон и Старая Кубань, текучая Кубань, - моя колыбель здесь, я познавал азы плавательной науки.
Потом началась война - это мои жизненные университеты, потому что там, на полях сражений, ковались наши характеры, а характер - это судьба. Винтовку взял в руки в семнадцать, как и большинство моих сверстников. Первое боевое крещение принял у реки Кочеты. Вместе, кстати, с Владимиром Гриневым, ставшим, как и я, тренером по плаванию. Мы, пехотинцы, лежали, вгрызаясь в землю, шалея от града пуль, взрывов вражеских с снарядов и атак пикирующих бомбардировщиков. Конечно, было страшно, но это был не панический страх, а состояние человека, впервые оказавшегося в такой необычной ситуации - когда стреляют и жизнь может оборваться в любую минуту. Мы, еще безусые юнцы, понимали, что пришло наше время родину защищать. На многие месяцы война превратилась для нас в рабочие будни. Не могли привыкнуть к одному: к тому, что фашисты топчут нашу землю. Наши сердца буквально разрывались от ненависти.
- Какой была «ваша война»?
- Такой, как и у всех. Тяжелым испытанием, с потерями. Мне повезло: я выжил, а вот брат мой, Дмитрий, погиб, как и миллионы других. Через некоторое время из пехоты меня направили в зенитную артиллерию. Мы охраняли аэродромы, мосты, потом «летающие крепости» под Миргородом. Я был солдатом и честно делал все, что должен был делать солдат в зависимости от обстановки и приказа командиров. А задача у всех была одна: бить врага. Войну закончил сержантом, радистом первого класса. В 1946 году нашу часть направили под турецкую границу в район Батуми. Вокруг Дарданел возникла напряженная ситуация…. Из армии я демобилизовался только в 1950 году.
- Долго раздумывали над выбором жизненного пути?
- Да нет, к тому времени я уже определился, чем стану заниматься на гражданке. В армии у меня неплохо складывались дела в спорте. Показывал хорошие результаты в беге, но особенно преуспел в плавании: был чемпионом корпуса, Закавказского военного округа, вторым призером первенства Грузии. Плавал «на боку» - тогда этот стиль пользовался популярностью. Думаю, зря от него отказались. Как прикладному виду ему просто цены нет. В общем, поступил на спортфак Краснодарского пединститута. Надо сказать, что это был уникальный факультет. Здесь царила удивительная атмосфера дружбы, товарищества. Мы были одной семьей.
- Что из тех лет хранит память?
- Послевоенные годы - это время всеобщего потрясающего энтузиазма. Вчерашние солдаты и мирную жизнь воспринимали, как бруствер, вынашивали дерзкие планы. Мы неистово стремились наверстать упущенное. Среди студентов было очень много фронтовиков, в том числе и на спортфаке. На третьем курсе, к примеру, учились Геннадий Казаджиев и Георгий Резчиков, будущие звезды акробатики, заслуженные тренеры СССР, ставшие легендой кубанского спорта. С Казаджиева вообще, как мне кажется, началась послевоенная история спорта на Кубани. Это был удивительный во всех отношениях человек. Талантливый спортсмен, выдающийся организатор. Идеи роем вертелись в его голове, а главное - он знал, как их реализовать. Щедрая, отзывчивая душа Геннадия Карповича всегда была открыта для всех, он с удовольствием делился своими знаниями, опытом. Казаджиев - это глыба, таких крупномасштабных личностей в спорте на Кубани было немного. Вообще, в то время роль фронтовиков была необыкновенно велика во многих отраслях, в том числе и в спорте. Те, кто пришел с войны, отличались редкой тягой к знаниям, фантастическим упорством, обладали поистине железной хваткой. Для них не было ничего невозможного. Они били рекорды, выигрывали медали на чемпионатах мира и Европы, организовывали спортивные кружки, секции, руководили спортивными организациями. Я - студент третьего набора спортфака. На нашем курсе оказалось не так уж много будущих знаменитостей. Но все же были. Например, Виталий Сорокин. Тот самый, что создал легендарный гандбольный «Буревестник» с Владимиром Максимовым, Валентином Шияном, Геннадием Барышевым, Владимиром Морозовым, Валерием Гассием, Александром Пановым, Юрием Безугловым… А тогда «Вива» отлично играл в волейбол и баскетбол и никто не знал, что этот человек станет знаменитым тренером, по существу, основателем кубанской школы гандбола. Моим сокурсником был и Анатолий Разночинцев, который после первого курса перевелся в Москву. Роль Анатолия для кубанского плавания трудно переоценить. Он из скромного второразрядника превратился в одного из сильнейших пловцов Союза, стал участником ХV Олимпийских игр в Хельсинки. Разночинцев показал нам, чего можно добиться, живя в Краснодаре, где не было ни одного бассейна. И тренером он стал потрясающим. А еще Слава Гейзер учился, замечательный футбольный защитник. Он потом играл в краснодарском «Нефтянике», выступал за ростовский СКА в высшей лиге чемпионата СССР.
Мы были мастерами на все руки
- В то время многие занимались сразу несколькими видами спорта…
- И весьма успешно. Скажем, пловец Анатолий Разночинцев и мастер современного пятиборья Павел Ракитянский, первые олимпийцы Кубани, прекрасно играли в баскетбол. Ракитянский замечательно проявил себя и в легкой атлетике, а еще он входил в сборную СССР по шпаге, выступал на чемпионате мира.
- Вы не были исключением?
- Разумеется, нет. Я тоже любил баскетбол и считался довольно приличным игроком, плюс в течение ряда лет лучше всех в крае бегал на средние дистанции, был бессменным чемпионом на дистанциях 800 и 1500 метров. Моя слава сильнейшего средневика Кубани померкла с приездом в Краснодар Юрия Колотовкина. У меня и сейчас перед глазами стоит его бег: изящный, фантастически красивый и вместе с тем мощный, неудержимый. Юра так эффектно выбрасывал вперед свои длинные ноги... Тогда, кстати, огромной популярностью пользовались выступления легкоатлетов в перерывах футбольных матчей. Появления Колотовкина на динамовском стадионе переполненные трибуны ждали с таким же нетерпением, как и игроков «Нефтяника» - Льва Занченко, Юрия Рудакова, Григория Евсюкова, Вячеслава Гейзера, Марата Галояна… Колотовкин - из славной плеяды фронтовиков. Личность сильная, несгибаемая. Закончив выступать, Юрий Алексеевич не ушел в тень. Он долгое время возглавлял краевую федерацию легкой атлетики, занимал руководящие посты в краевых спортивных организациях.
- А в любимом плавании вы каких результатов достигли?
- Выдающимися достижениями не блистал. Становился призером чемпионата России в плавании на спине, чемпионом края разными стилями. Был серебряным призером первой Всесоюзной студенческой спартакиады.
- Как долго вы выступали в соревнованиях?
- До 35 лет. Во многом это диктовалось интересами сборной Кубани. Я «закрывал» сложный баттерфляй, пока не появился Володя Ковтун. Но я не хочу сказать, что меня удерживали силой. Плавал я в охотку. В баттерфляе я, между прочим, был четвертым в России.
- Есть какое-то объяснение отменной разносторонней подготовке молодежи тех лет?
- Народ приходил в себя после долгой и суровой войны, и ему нужна была отдушина. И этой отдушиной стал спорт. Люди потоком хлынули на стадионы. На футбольных матчах трибуны были переполнены, а молодежь стремилась испытать себя: бегала, прыгала, плавала, играла в волейбол и баскетбол, сдавала нормы ГТО. Спорт стал государственной программой. Больные, хилые не могли восстановить страну, руководство это понимало. База тогда была примитивная, но это не охлаждало пыл энтузиастов. Использовали простейшие спортивные сооружения: водоемы, школьные площадки, тиры. Порыв души, вдохновение. Мое поколение могло все.
- Ваше отношение к комплексу ГТО…
- У меня, между прочим, номерной значок, и я этим горжусь. Тот, кто придумал комплекс ГТО, был гениальным человеком. Соревнования сыграли огромную роль в развитии физкультуры и спорта в нашей стране. Ведь, чтобы получить значок ГТО, надо было уметь плавать, стрелять - молодежь приобретала такую закалку. Кстати, именно из чемпионов страны по многоборью ГТО была сформирована сборная страны по современному пятиборью, которая произвела настоящий фурор на Олимпийских играх-1952 в Хельсинки. Пятикратный чемпион мира Игорь Новиков и Павел Ракитянский были лидерами той команды. Сыграли свою роль в развитии спорта и ДСО. Стать членом какого-нибудь спортивного общества считалось престижным. Выбор был богатым: «Спартак», «Динамо», Советская Армия, «Локомотив», «Нефтяник», «Пищевик», «Наука», «Труд», потом появились «Трудовые резервы», «Урожай». Острая конкуренция между ними способствовала рождению новых талантов, укреплению спортивной базы. В Краснодаре крытый плавательный бассейн появился только в 1967 году, а Анатолий Разночинцев задолго до этого выигрывал медали на чемпионатах, пробился в состав сборной и выступал на вторых послевоенных Олимпийских играх в Хельсинки. Сочинец Харис Юничев спустя четыре года возвратился из далекого Мельбурна с бронзовой медалью. А что творилось в боксе! В подвале на Орджоникидзе выросли выдающиеся мастера. Анатолий Лагетко, Юрий Радоняк, Александр Изосимов. И такая атмосфера царила повсеместно: от Калининграда до Владивостока. Поэтому Советский Союз и превратился в великую спортивную державу. В Союзе было много различных соревнований, на которых перспективная молодежь могла совершенствовать свое мастерство. Чемпионаты спортивных обществ, ВЦСПС, отраслевые спартакиады, студенческие. Это являлось большим стимулом, способствовало прогрессу.
Старая Кубань - чудо природы
- Когда вы впервые ощутили потребность научить кого-нибудь, передать свои знания?
- Знаний, честно говоря, было немного: я же только на втором курсе учился. А вот опыт, приобретенный в Батуми во время армейской службы, кое-какой был. Как-никак, а я считался одним из сильнейших пловцов Закавказского военного округа, прошел хорошую соревновательную школу. Я уже тренировал, но еще не знал, что стану тренером. Чуть позже я понял: это - мое. После окончания института я работал в знаменитой спортшколе, которую возглавлял легендарный Михаил Владимирович Медведев.
- Вы были брассистом?
- Нет, я плавал на спине и, как уже говорил, на боку. Этот стиль был очень популярен на заре спортивного плавания. А брасс - самый древний способ, между прочим (а не кроль, как многие думают), я освоил чуть позже. Почему с брасса начиналось плавание? Объяснение простое: человек, преодолевая водную преграду, должен был видеть, что у него происходит перед глазами. Он приспосабливался - родился брасс, из которого возник баттерфляй. Брасс и «на боку» вообще явились хорошей основой для создания более совершенных стилей плавания, которые популярны в настоящее время.
- Что заставило вас освоить именно брасс?
- Простое человеческое любопытно. Я увидел в этом стиле богатые возможности. Постигал всю науку самостоятельно. Находил какую-то литературу, до остального доходил сам - путем анализа, осмысления ситуации. Я и сейчас могу смоделировать любую ошибку, ее причины и следствия.
- Ваши наиболее громкие тренерские достижения связаны именно с брассом.
- Это правда, с течением времени я стал отдавать предпочтение этому стилю, но среди моих учеников немало хороших кролистов. Та же Лариса Сибирякова плыла в финалах союзных чемпионатов. Витя Иванов, один из моих первых учеников, был чемпионом Союза среди юниоров на дистанции 1500 метров. Он потом ушел в водное поло, и этот вид спорта на Кубани ему многим обязан. Виктор оказался прекрасным организатором и незаурядным тренером. Володя Шубабко - серебряный призер юниорского первенства СССР на дистанции полтора километра… А вот Александр Чумаков и Эдик Зверев были чемпионами России в брассе, Юрий Копылов тоже проявил себя в брассе. И сейчас в нашей группе с Русановой есть как талантливый кролист Денис Мишенов, так и перспективные брассисты - Марина Крамчанинова и Антон Анисимов.
- Первый тренерский опыт приобретали на Старой Кубани?
- А где же еще?! Я в «Динамо» проработал двенадцать лет, а на Старой Кубани - семнадцать. Она - матушка кубанского плавания. Старая Кубань - это чудо природы, настоящий рай. Представьте себе огромный аквариум с кристально чистой водой: на глубине два метра - идеальная видимость. Рыба, раки… Горная вода фильтровалась, поднимаясь проточной. Она просто не могла застаиваться. В зимнее же время пловцы тренировались… в спортивном зале спортшколы: поддерживали функциональное состояние. Мы были там чужими и нам давали самое неудобное время. Но мы терпели.
«Динамо» - моя радость и боль
- Ваш уход из «Динамо» кажется нелогичным…
- В душе я остался динамовцем, а ушел потому, что так сложились обстоятельства. После того, как я в крайкоме партии позволил себе выступить вопреки воле начальства, озадачив самого Медунова, я стал испытывать прессинг со стороны руководства родного спортивного общества. А, собственно, за что? Я же ничего не просил для себя. Квартиру попросил для Русановой, а что про современный зимний 50-метровый бассейн обмолвился, так только потому, что о будущем думал.
- И куда же вы ушли?
- Как раз в 1979-м городской отдел народного образования задумал строительство бассейна для школьников. Виктор Дмитриевич Буглаков, тогдашний завгороно, предложил мне возглавить все это дело. Я согласился. Не боги горшки обжигают. На длительное время я вынужден был переквалифицироваться в прорабы. Присутствовал на всех планерках у Валерия Александровича Самойленко в горисполкоме, дневал и ночевал на стройке, вникая в тонкости дела и обстоятельства. В том, что бассейн увидел свет, большая заслуга многих людей. Но хочу выделить троих. Виктора Даниловича Артюшкова, Самойленко и Сашу Чумакова, моего ученика. Экс-чемпион России занимал в то время солидный пост в Совете Министров. А если говорить о сегодняшнем дне, то своим существованием бассейн также во многом обязан моим ученикам, которые, занимая определенные должности, приходят на помощь по первому моему зову. Например, Анатолий Власков, Владимир Ефимов, Николай Сибиряков…
- Вы часто сталкивались с несправедливостью начальства?
- Скорее с некомпетентностью. Однажды, когда Русанова снизила результаты, один из спортивных чиновников сгоряча бросил мне в лицо: «Что же вы так, Владимир Дмитриевич? Вон штангисты тренируются в подвале, а чемпионами мира становятся?! В таких случаях обычно говорят: без комментариев. Но тогда я не выдержал: может, вы возьметесь сами тренировать Русанову? Инцидент был исчерпан. Я не хочу называть имя этого человека. В принципе он был сильным руководителем и немало сделал для кубанского спорта.
- Хорошие начальники в спорте большая редкость?
- Что значит, хорошие? Руководитель должен быть умным, разбираться в тонкостях дела, которое ему поручили, умеющим принимать решения. На моем пути встречалось немало таких людей. В масштабах страны - это председатель Спорткомитета СССР Павлов, председатель ЦС «Динамо» генерал Богданов, в краевом - Николай Кутовой, Евгений Коган, Юрий Корчагин и, конечно, Василий Мачуга…
У Русановой был талант на труд
- Мне неоднократно приходилось слышать: дескать, Волкову повезло с Русановой…
- Эта точка зрения мне хорошо известна. Я всегда говорил завистникам: «А вам не кажется, что Русановой в свою очередь повезло с Волковым? Убежден, Русанова не стала бы Русановой у другого тренера. В сборной лучшие специалисты страны едва не загубили спортсменку. Например, Юрий Лукашин совершил непоправимое. Он укоротил гребок руками, и у Любы пропало чувство воды. Несмотря на отчаянные усилия, мы так и не смогли восстановить полностью амплитуду гребка, и это не могло не сказаться на результатах. Борис Зенов, отвечавший за подготовку брассисток к Олимпийским играм в Монреале, тоже начал переучивать спортсменку на свой манер. Хорошо, что я вовремя забрал Любу со сборов. Со скандалом, но забрал… Творческий союз Волкова и Русановой - это счастливый лотерейный билет для двоих.
- Где и как вы отыскали будущую знаменитость?
- Она сама пришла, вернее ее привели ко мне братья Любы, которые тренировались у меня. Люба к тому времени уже спокойно переплывала Кубань и вообще чувствовала себя в воде, как рыба.
- Русанова талантлива?
- Я скажу так: у Любы талант на труд. Я знал куда более одаренных ребят, которые по большому счету так ничего и не добились.
- Какие еще качества помимо редкого трудолюбия выделяли вашу самую знаменитую ученицу?
- Терпение, неиссякаемая жажда победы и фантастическое хладнокровие. Я думаю, здесь уместно будет привести монолог трехкратной олимпийской чемпионки легендарной бегуньи Татьяны Казанкиной, случайно столкнувшейся в Монреале с Русановой: «По приезду я решила посмотреть Олимпийский стадион. Можно было сесть в специальный автобус, чтобы доехать до него, можно - прогуляться через парк. Около корпуса мы с тренером встретили пловчиху из нашей команды, которую я едва знала. Оказалось, нам по пути, и мы вместе отправились пешком. Шли не торопясь, о чем-то болтали, только у поворота в бассейн я узнала, что Люба Русанова - а это была она - идет на финал. Меня поразило: вот так спокойно идти на финал, на главный старт в своей жизни? В тот день Люба завоевала медаль. Эта ее медаль помогла и мне…»
- Вам было легко с Русановой?
- Над нами не всегда сияло синевой безоблачное небо. Люба - личность, а это люди с сильным характером, на все имеющие собственную точку зрения. Не забывайте об окружении. Между спортсменками свои отношения. Тут разговоры и о новинках моды, украшениях, и о молодых людях, и о зарплате. Учтите, тогда многие спортсмены фарцевали. Все это не проходило бесследно. Люба сравнивала, анализировала, размышляла и далеко не всегда соглашалась со мной. Жизнь - непростая штука. Но Люба жила в доброй, хорошей семье, получила хорошее воспитание, и это облегчало мои педагогические старания.
- Русанова выиграла на Олимпийских играх в Монреале две медали: серебряную и бронзовую. Это само по себе выдающееся достижение. Как вы думаете, она могла добиться большего - стать олимпийской чемпионкой?
- Убежден, на дистанции 200 метров Люба в Монреале была готова лучше соперниц. Но она слишком поздно начала финишировать, сохранив в итоге огромный запас нерастраченных сил. Русановой не хватило нескольких метров для победы.
- Она ушла из большого спорта слишком рано - в 22 года…
- Не сомневаюсь, Люба еще выиграла бы не одну медаль, и все же я понял ее решение. Подрастали юные чрезвычайно одаренные спортсменки. Лина Качюшите, Юля Богданова, Светлана Варганова. Завершила, кстати, свою карьеру не только Русанова, но и две другие героини Монреаля - Марина Юрченя и Марина Кошевая.
В сборной Русановой жилось трудно
- Скажите, а что, собственно, произошло накануне Олимпиады-76 в Монреале? В своей книге «Быстрая вода» Сергей Вайцеховский пишет: «Еще один подобный эпизод, который стоил мне немало бессонных ночей. Главным действующим лицом здесь была Люба Русанова, та самая, которая в 1973 году в Берлине после матча проигранного нами вчистую команде ГДР, заставила меня кричать во все горло, что мы еще станем чемпионами мира. Весной, накануне Монреальских игр, Люба хорошо проплыла в весенних соревнованиях, а основной отбор мы наметили провести за полтора месяца до начала Олимпиады на чемпионате страны. Любе было тогда 22 года, пловчиха в таком возрасте не может долго поддерживать высокую форму. Поэтому, поскольку результат Русановой говорил о больших возможностях спортсменки, мы, учитывая ее возраст, решили сделать для нее исключение. Я сказал ей: Люба, как бы ты ни проплыла на чемпионате страны, место в команде - твое. Люба начинает готовиться по программе, которую дает ей тренер сборной команды страны Борис Зенов, но в этот момент приезжает ее личный наставник…». Русанова поехала в Монреаль. Выходит, главный тренер был прав?
- Знаете, я очень уважаю Сергея Михайловича. Вайцеховский, выдающийся организатор и незаурядная личность, много сделал отечественного плавания. Но в данном случае он просто слукавил. Главный тренер, может быть, находящийся под чьим-то давлением, явно тянул, несомненно, одаренную Юлию Брехову из Белоруссии, а Русанова была словно кость в горле. Два места в олимпийской команде безоговорочно забронировали Юрченя и Кошевая, а вот третье… Если бы Люба, занявшая пятое место на дистанции 200 метров, не выиграла медаль на стометровке, о чем, кстати, Вайцеховский умалчивает, не видать бы ей Олимпиады, как своих ушей. Вот если бы в Монреаль отправились четыре спортсменки, тогда можно было бы согласиться с Сергеем Михайловичем. А так - все шито белыми нитками Что же касается Зенова, то он едва не загнал Русанову на сборах. И это неудивительно. Как и почему человек, видевший спортсменку два-три раза в году на соревнованиях, должен был составлять для нее программу подготовки? К тому времени за душой у нас Любой кое-что было: серебряная медаль на первом чемпионате мира в 1973 году, золото на Всемирной универсиаде, где Русанова обыграла всех сильнейших брассисток планеты во главе с олимпийской чемпионкой Мюнхена американкой Карр, и в чемпионате СССР, пятое место на первенстве мира-75, две победы на юниорском чемпионате Европы… Ошибка многих тренеров в том, что они, добившись высокого результата один раз, всю свою дальнейшую работу строят на этом опыте. Каждый спортсмен - индивидуальность, и с учетом его особенностей и надо вести по тропе к пьедесталу. Это касается и физических нагрузок, и стиля, и техники, надо учитывать даже настроение своего ученика. А «гнать программу» проще всего.
- Вам не простили дерзости и не присвоили звания заслуженного тренера СССР…
- Разве это так важно? Главное, что Люба доказала всем, что она была и остается одной из самых ярких брассисток мира своего времени. Потом, правда, мне намекнули: давай, Владимир Дмитриевич, оформляй документы. Я отказался, подачек мне не надо.
- В сборной Русановой жилось трудно?
- Очень, несмотря на то, что ее перспективы были очевидны. Она в 15 лет в голландском Утрехте с блеском выиграла две золотые медали на европейском первенстве, но ее все время искусственно сдерживали. Любу, не взяли на Олимпийские игры в Мюнхен, хотя все видели, насколько она сильна. Уверен, Русанова возвратилась бы из Германии с медалью. Не знаю, какой, но с медалью. Я всегда не находил себе места, когда моя ученица отправлялась в сборную. Вот на чемпионате мира в Кали Люба финишировала пятой. Она мне сказала, что на последних метрах дистанции практически ничего не видела перед собой. Почему? Я так и не нашел ответа, хотя догадываюсь, что могло произойти. А вообще, я считаю, Любе необыкновенно повезло. Ее время - это время Галины Прозуменщиковой, Аллы Гребенщиковой, Светланы Бабановой, Любови Порубайко, Нины Каракуловой, Марины Юрчени и Марины Кошевой - созвездие имен…
Орехи, курага и изюм - моя фармакология
- Для вас нет секретов в плавании...
- Если тренер так считает, он перестает быть тренером. Приведу пару примеров. Плавание - тяжелый вид спорта. Обычно чемпионы - это настоящие атлеты. А я хорошо помню Геннадия Андросова, спортсмена из Львова, блиставшего в середине 50х. Худющий - в чем только душа держится, а ведь стал чемпионом СССР на дистанции 1500 метров! За счет чего Марина Крамчанинова плывет сегодня на таком же уровне, как и Русанова, - загадка. И таких примеров - вагон. Организм человека способен творить чудеса, его возможности не исследованы до конца, и в этом будущее спорта. Как это сделать без стимуляторов - задача, которую предстоит решать не только тренерам, но и ученым.
- Специалисты утверждают, что без фармакологии не обойтись.
- Я даю ребятам курагу, изюм, орехи - подкармливаю сердечную мышцу. Беда отечественного плавания в том, все наиболее талантливые и перспективные спортсмены собираются в так называемых плавательных центрах, где крутятся большие деньги. А там ребят просто ставят на фармакологию. Кто выдержит в течение трех-четырех лет, тот и остается в команде. При формировании сборных центры не терпят конкуренции…
- Как вы относитесь к запредельным нагрузкам?
- Народная мудрость гласит: «Без труда не выловишь рыбку из пруда». Медали и рекорды требуют серьезной кропотливой работы в поте лица. Но я всегда был убежден в том, что спортсмена лучше не догрузить, чем перегрузить. В первом случае у вас есть шанс все исправить, во втором финал, как правило, плачевен.
- Что, по-вашему, главное в спорте высших достижений?
- Психология, характер. Эти качества гораздо важнее таланта, хотя без природной одаренности, конечно, трудно достичь больших высот.
- Вы жесткий тренер?
- Неординарными методами воспользовался только один раз за свою многолетнюю карьеру. Был у меня ученик - Мстислав Бондарчук, один из сильнейших брассистов Союза, лидер в России. Он прежде занимался у Анатолия Выхристюка, Анатолия Разночинцева, Валерия Фонштейна, но дела у него что-то не заладились. Я взял его к себе, результаты стали расти. На Спартакиаде народов СССР71 Мстислав реально претендовал на одно из призовых мест. Но вдруг занервничал и финал попал только с восьмым результатом. За несколько минут до старта с ним случилась настоящая истерика. Я понял, что надо срочно что-то предпринимать, причем эти срочные меры должны быть необычными…
- И что же вы сделали?
- Это неважно, главное - Мстислав пришел в себя и завоевал серебряную медаль, хотя плыл по крайне неудобной восьмой дорожке. Но это был единственный случай в моей практике.
Почивали на лаврах, а надо было строить бассейны...
- Вы один из тех, кто стоял у истоков плавания на Кубани…
- Это не совсем так. Когда я пришел, уже были Вера Ткаченко, Флориан Гааз, Анатолий Разночинцев, Юрий Гетало - они очень много успели сделать, были хорошие пловцы Петр Щербаков и Борис Трояновский, которые своей популярностью и результатами разжигали интерес, в Сочи трудился Александр Пустынников, тренер, фанатично преданный своему делу. Это он обнаружил талант брассиста у Хариса Юничева. Чуть позже заявили о себе Тамара Николаева, приехавшая в Краснодар из Ленинграда, мои ученики Лариса Сибирякова, Анатолий Ковалев, Валерий Фонштейн, а также Константин Дегтярев, Анатолий Гузенко, в Новороссийске заработали Владимир Соболь, Игорь Пахомов, в Сочи - Аркадий Мелконян, Валерий Федосеев, Олег Глазков… Николаева, воспитавшая чемпиона СССР в комплексном плавании Александра Ефимова, стала первым заслуженным тренером России на Кубани. Мелконян открыл Владимира Немшилова, который многого достиг в баттерфляе, у Федосеева был Владимир Алябьев, замечательный мастер комплексного плавания, Сибирякова подготовила Александра Савченко, одного из сильнейших «дельфинистов» Союза, Ковалев взрастил Любовь Порубайко - чемпионку СССР в брассе, финалистку Олимпийских игр… У нас в определенный период сложился сильный тренерский коллектив, способный на многое и не случайно в то время Краснодарский край считался одним из лидеров российского плавания. Потом нас стали опережать другие. С каждым годом мы отставали все больше и больше.
- Как вы считаете, почему Кубань утратила лидирующие позиции?
- В различных уголках страны выросли современные водные сооружения, а мы по-прежнему уповали на энтузиазм и благоприятные климатические условия. Руководители не хотели понять, что спорт сильно изменился и, чтобы завоевывать медали на чемпионатах страны, а тем более на Олимпийских играх и мировых турнирах, мало одного таланта: нужны 50-метровые бассейны, другие условия, отвечающие современным требованиям. Отдельные сильные пловцы потом появлялись, но подняться на лидирующие позиции мы так и не смогли. Динамовский бассейн, в котором выросли многие звезды кубанского плавания - вот уже почти десять лет стоит без воды. Краснодарский край вообще не имеет нормальной учебно-тренировочной базы для подготовки спортсменов высокого класса. В этом отношении Кубань опережают и Ростов-на-Дону, и Волгоград, и Омск, и Челябинск, и Саратов, и Пенза, и Оренбург, и Екатеринбург, и Хабаровск. Наши доморощенные таланты вынуждены уезжать в другие города. Краснодарская динамовка Катя Кибало, участница Олимпиады в Сиднее, финалистка чемпионата Европе на стометровке кролем, тренировалась сначала в Ростове-на-Дону, потом в Волгограде, теперь вот в Волгоград из Новороссийска ездит Ольга Майрович…
Детский спорт нужно поднять с колен
- В спорте вы добились мирового признания, а как сложилась ваша личная жизнь?
- И здесь я благодарен судьбе. У меня замечательная жена, с которой мы прожили уже дружно и счастливо более полувека. Кстати, с Галей, ее фамилия тогда была Рябчикова, мы познакомились на Старой Кубани. Она была прекрасной прыгуньей в воду… Мы вырастили сына и дочь, у нас пятеро внуков и двое правнуков. Чему еще может радоваться человек?
- Как отдыхаете?
- По выходным выезжаю на дачу, там всегда найдется работа. Читаю. Люблю Омара Хайяма, у меня есть все, что связано с жизнью Николая и Святослава Рерихов, Тура Хейердала, обожаю классику. Иногда выбираюсь со своими учениками в походы. Я получаю удовольствие от этих вылазок, потрясающий заряд энергии…
- Вы фронтовик. Приближается 60-летие Победы над фашизмом, Победы в Великой Отечественной войне. Сейчас многие высказываются на эту тему…
- К сожалению, во всем этом много грязи, выдумки, откровенной лжи. Особенно усердствует центральное телевидение. Факты тасуют, как колоды карт, раскладывая телепасьянсы на свой вкус. Вот здесь надо было это сделать, а там то… Задним умом все сильны. А тогда решения принимались в конкретной обстановке, порой в считанные минуты. Одно дело, когда шахматисты находятся за доской и совсем другое, когда анализируют уже сыгранную партию… Противно от нынешних домыслов и больно. Я, как и все, кто выжил на той войне, знаю одно: советский народ одержал действительно великую победу, равной которой еще не знала мировая история. Мы победили фашизм - это главное. Мы не могли не победить - вот это кое-кого и приводит в бешенство.
- Давайте вернемся к спорту. В чем он сейчас нуждается больше всего?
- Раньше спортивные секции не могли вместить всех желающих, были детские спортивные лагеря, не было никаких проблем с финансированием: выезжай на соревнования сколько хочешь. Теперь же крайне урезан календарь для детей, на соревнования выезжаем, как правило, в долг за счет родителей. Надо срочно менять ситуацию, поднимать детский спорт с колен. И начинать надо с общеобразовательных школ. Иначе нас ожидает печальное будущее и не только на олимпийских аренах.
Виктор Доброскокин