иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 18.10.2019
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №12 от 29.03.05



 
.: Люди и судьбы
Олег Долматов: футбольный странник
Вспоминается июль 1998 года. Известие об уходе Олега Долматова из «Черноморца» повергло новороссийских любителей футбола в шок. Я тут же кинулся на базу с целью выяснить, почему тренер, олицетворяющий весь новороссийский футбол и так много для него сделавший, решил покинуть команду. Полтора часа томился во дворе. Пока Олег Васильевич, прощавшийся с руководителем клуба и футболистами, наконец-то, не появился в дверях. Подошел к нему, попросил сказать хотя бы пару прощальных слов для читателей газеты. Долматов, укладывая вещи в машину, лишь хмуро буркнул: «Подробности можете узнать у пресс-атташе». Не получилось, одним словом, душевного разговора. Машина тронулась с места.
Из-за неготовности поля в Ярославле первый матч нынешнего чемпионата «Шиннику» пришлось проводить на нейтральной территории. Долматов без колебаний выбрал Новороссийск. Погода, правда, немного подвела: в день игры повалил снег, поднялся сильный ветер. Поле было мокрым, вязким. Но уже на следующее утро из-за туч выглянуло солнце, и теплая, ясная погода держалась в Новороссийске почти неделю - вплоть до отъезда команды Долматова на игру в Ростов.
И вот, спустя почти семь лет, мы сидим в кабинете главного тренера на той же самой базе «Черноморца» и ведем неспешную беседу. На сей раз разговор получился более обстоятельным.
«Черноморец»
- Олег Васильевич, вы остались довольны проведенными в Новороссийске краткосрочными сборами?
- О лучших условиях и мечтать не приходится. В наше распоряжение была предоставлена база с отличным тренировочным полем. Прекрасное питание. Обслуживающий персонал был к нам предельно внимателен. Да и природа смилостивилась. В общем, провели в Новороссийске полноценную подготовку к матчу с «Ростовом». Все остались очень довольны. А мне было вдвойне приятно еще раз побывать в городе, где, безо всякого преувеличения, я провел один из самых лучших периодов своей жизни. Только вот нынешнее положение в новороссийском футболе сильно удручает, не дает в полной мере ощутить радость встречи с друзьями, со ставшим родным для меня Новороссийском.
- Понимаю ваше настроение. Поверьте, нам, болельщикам, ничуть не легче смириться с тем, что произошло. И все же, может быть, вернемся на 13 лет назад - в те времена, когда вы впервые ступили на новороссийскую землю?
Долматов тяжело вздохнул:
- Что ж, давайте попробуем...
- Такой инфраструктуры, наверное, тогда в Новороссийске и в помине не было?
- Тогдашняя учебно-тренировочная база только что называлась так. В городе было всего одно приличное поле - на центральном стадионе. Поверите или нет - нам летом, когда шли дожди, приходилось проводить тренировки в зале. Вот до чего доходило. А теперь в Новороссийске все вроде бы есть для футбола: уютный современный стадион, отличная база, несколько добротных зеленых полей. Плюс искусственное. Нет самого главного - команды. А с ее утратой можно потерять и все остальное. Некоторые считают, что футбол - это лишняя обуза для такого небольшого города, как Новороссийск. Да, времена тяжелые. Но я не думаю, что с исчезновением команды мастеров существенно улучшится материальное благосостояние новороссийских пенсионеров, учителей, медработников.
А самое главное - мы забываем о нашем подрастающем поколении. Куда пойдут пацаны, если все это захиреет? Понятно куда - в наркоманию, в рэкет. Здесь необходимо не только экономические аспекты учитывать, но в первую очередь - социальные, политические.
- Все, что мы сегодня имеем, создавалось на ваших глазах. Что можете сказать о тех людях, которые приложили к этому руки?
- Не только руки, но и сердце. Им памятник за это нужно поставить на главной площади города или хотя бы на стадионе. И бывшему мэру Прохоренко. И покойным ныне Владимиру Георгиевичу Буту и Борису Ханоновичу Пупко. И другим людям - Вадиму Михайловичу Лобанову, Михаилу Анатольевичу Цымбалу, Эдуарду Сербияну. Эти люди понимали, какую огромную социальную значимость имеет футбол для города. Ладно, Бут - его нетрудно понять: оба сына играли в футбол, хотели достичь определенных высот. Понятно и стремление Сербияна - бизнесмена новой формации - оставить след в истории новороссийского футбола. Взыграло, так сказать, здоровое честолюбие. Но возьмите Бориса Ханоновича Пупко. Руководитель крупного треста, а затем и ответственный работник городской администрации. Ему-то, казалось бы, для чего этот футбол нужен? Но после того как не стало Бута, Пупко принял эстафету, взвалил эту нелегкую ношу на свои плечи. И, на мой взгляд, достойно пронес ее до конца своей жизни. Человек понимал, что футбол - единственное развлечение, единственная отдушина для тысяч людей в этой непростой жизни. На тренировках ко мне подходило немало пожилых людей - ветеранов войны, ветеранов труда, которых помню еще с давних времен. Со слезами на глазах спрашивали: «Олег Васильевич, а что дальше-то будет?» И я ничего им не мог ответить. У самого сердце от боли сжимается.
- А что же действительно будет дальше, Олег Васильевич, как думаете? Сможет новороссийская команда подняться с колен, обрести былую славу?
- Мне сложно об этом судить. Боюсь, что путь будет очень нелегким. Дай Бог, конечно, чтобы «Черноморец», как Феникс из пепла, возродился за два-три года. Но для этого нужны воля и желание руководителей города, привлечение серьезных финансовых спонсоров. Но, на мой взгляд, при всей сложности задачи, сделать это просто необходимо. Оставить город с такими традициями без футбола - это преступление перед тысячами новороссийских болельщиков. Вообще, мне кажется, у нас в стране по отношению к футболу ведется неправильная политика. Одним росчерком пера лишили любимого зрелища такие футбольные центры, как Волгоград, Новороссийск, Ставрополь. Города, где и климат подходящий, и футбольная инфраструктура развита. Так нельзя. Опасаюсь, что на футбольной карте России в скором времени останутся лишь Москва да Питер. Ну, может быть, кто-то еще из республик выживет. Вряд ли подобная централизация идет на пользу развитию российского футбола.
- Но вернемся к тем годам, когда вы работали в Новороссийске. Как создавалась команда? Какие трудности встречались на пути?
- Много всякого было. Как хорошего, так и плохого. Однажды чуть из высшей лиги не вылетели. Чудом, можно сказать, удержались. Но больше все же приятных воспоминаний и удовлетворения осталось от работы в Новороссийске. У нас была, я не постесняюсь этих слов, великолепная команда. В 1997 году заняли шестое место из 18 участников. Сейчас можно прочитать, что шестые места, занятые в чемпионате «Черноморцем» при Долматове и Байдачном, вещи несопоставимые. Мол, мне добиться подобного успеха было гораздо проще. Я с таким мнением категорически не согласен. Байдачный, если помните, пришел на все готовое. Состав у «Черноморца» был сильный, исполнители хорошие. Ему оставалось лишь организовать игру. Нам же пришлось по существу создавать команду. Собирали ее, можно сказать, по крупицам. Майорова в станице Бараниковской присмотрели, Догузова - в Анапе. Пригласили Березнера с Жировым из дубля московского «Динамо». О Дышекове и Бурдине тогда тоже мало кто слышал. Мы не могли себе позволить покупать дорогих футболистов, с именами. Самое большое, на что я мог рассчитывать - 20 тысяч долларов за игрока. В клубе царила здоровая рабочая обстановка. Никто из руководителей клуба и города в мои тренерские дела не вмешивался. Не указывали: кого ставить на игру, кого брать, а кого отчислять. Мог иногда с начальством и на повышенных тонах поговорить. Мог и сам от них хороший нагоняй получить. Но это были люди, с которыми легко решались любые вопросы. Люди, глубоко преданные футболу. Мы были единой, сплоченной командой.
ЦСКА
- Почему же тогда в середине 1998 года вы ушли из «Черноморца»? Устали от однообразия провинциальной жизни? Или же приглашение от такого именитого клуба, как ЦСКА, заворожило?
- Безусловно, приглашение в армейский клуб уже само по себе почетно для любого тренера. Я не исключение. Хотелось попробовать свои силы в работе с игроками высокого класса. Но это лишь одна из причин. Главное - представилась, наконец-то, возможность быть рядом с семьей. Вся моя жизнь проходила в постоянных разъездах. И когда играл, и когда стал тренером. Пять с половиной лет работы в Ставрополе, затем два года в Сухуми, почти семь лет в Новороссийске. Жены и детей практически не видел. Росли, можно сказать, без отца. Когда ты весь в работе, об этом как-то особо не задумываешься. Но ведь случаются минуты, когда начинаешь размышлять на эту тему. Мне, когда уходил из «Черноморца», было страшно неудобно перед руководителями клуба, новороссийскими болельщиками. В Новороссийске, естественно, тоже сильно расстроились. Но поняли мое душевное состояние, не стали чинить никаких препятствий. А ведь могли - у меня с «Черноморцем» был действующий контракт. Успокаивало меня и то, что «Черноморец» на тот момент имел хороший запас в очках, вылет из высшей лиги ему не грозил. К тому же Сергей Бутенко, которому я передал команду, проработал со мной бок о бок не один год, знал, что нужно требовать от игроков. В итоге, «Черноморец» плавно продолжил то, что уже было заложено, и финишировал в том году на 10-м месте.
- Ваш дебют в ЦСКА произвел настоящий фурор. Команда после первого круга находилась на предпоследнем месте, а финишировала второй. В следующем сезоне - бронзовые медали. Но вскоре вам пришлось расстаться с армейским клубом. Причины?
- У меня, и вы, наверное, об этом знаете - в феврале 2000 года произошла семейная трагедия - пропала жена. Мы в то время находились на сборах за рубежом. Бросил все, полетел в Москву. Объяснил руководителям ЦСКА, что работать в таком состоянии не могу, просил освободить от занимаемой должности. Меня всеми силами старались остановить от подобного шага, уговаривали остаться в команде. Согласился. Думал, работа поможет заглушить боль. Но она не покидала меня ни на минуту. Чемпионат начали неудачно, и тогда я вновь обратился к руководству ЦСКА с просьбой удовлетворить мою отставку. Мне пошли навстречу. До конца года нигде не работал, все пытался разыскать жену.
«КУБАНЬ»
- Потом приехал из Краснодара президент «Кубани» Крапивный и предложил возглавить краснодарскую команду, - продолжает Долматов. - У меня состоялся разговор с президентом столичного «Динамо» Николаем Толстых. «Туров через пять, возможно, примешь «Динамо», - сказал он. - Далеко не исчезай». Договор с руководством краснодарского клуба был такой: как только получаю вызов из «Динамо», меня тут же отпускают. Пять туров проходит, шесть, восемь, а телефон молчит. Краснодарцы попросили, чтобы я поработал с командой хотя бы до конца первого круга. Согласился. В перерыве чемпионата пригласил к себе Патрушев - первый заместитель министра внутренних дел. Поздравил с назначением на должность главного тренера московского «Динамо» - моей родной команды. Встречаюсь с Толстых, рассказал ему об этом, а он делает удивленные глаза: «Почему я об этом ничего не знаю?» И пошла какая-то непонятка. Посидел немного в Москве, подождал. А потом собрал чемодан и вернулся в Краснодар. Доработал в «Кубани» до конца сезона. Москва по-прежнему молчит. А тут руководители краснодарского клуба Крапивный и Перонко начали меня активно агитировать, чтобы я продлил контракт еще на год. Оттягивал до последнего момента. А потом подумал: не оставаться же без работы. И в присутствии многочисленных болельщиков «Кубани» подписал контракт. Приезжаю в Москву, и тут же звонок от Колоскова. «Я звоню по просьбе сразу двух министров. Готовься принять «Динамо». Представляете, в каком положении я оказался! Объяснил Вячеславу Ивановичу, что не имею морального права бросить «Кубань». Если договорятся с руководителями краснодарского клуба, тогда другое дело. Видимо, так и не договорились. Мне потом друзья и коллеги говорили: «Во даешь! Да надо было срочно хватать чемодан и мчаться в Москву». Но я не мог поступиться своими жизненными принципами. Подводить людей не в моих правилах.
- И все-таки с «Кубанью» вы в скором времени расстались. Почему?
- Не хочу ворошить прошлое, называть причины и чьи-то имена. Скажем так: не нашел взаимопонимания кое с кем из руководителей клуба.
«ДИНАМО СПб» и «ВОРСКЛА»
- Хорошо, опустим этот момент. В следующем году вас пригласили в питерское «Динамо». Но и там вы задержались ненадолго.
- Начали чемпионат мы неплохо. После первого круга шли в лидерах. А потом в клубе какие-то странные вещи начали твориться. Убрали ни с того ни с сего второго тренера, который меня вполне устраивал. Поставили на его место Казаченка. Брожение началось и внутри команды. Проиграли три матча подряд. У меня такое предположение возникло, что кто-то из футболистов попросту сдавал игры. Вызвал к себе президент клуба, предложил написать заявление на увольнение. Спорить не стал. А вскоре Казаченка назначили главным тренером «Динамо СПб». Вот, собственно, и вся история.
- А каким образом вы оказались на Украине?
- Когда расстался с питерским «Динамо», позвонили из Полтавы. Попросили помочь «Ворскле» сохранить место в высшей лиге. И я отправился в Полтаву. Проработал там всего два месяца. «Ворскла» в высшей лиге осталась. Но я, честно говоря, не видел перспектив у этой команды. Укомплектована она была ужасно. Когда поинтересовался у президента клуба (человека, в общем-то, далекого от футбола), кто будет заниматься селекционной работой, он ответил: «Я лично». Все стало ясно. Сказал президенту: «Ну, тогда извините». И уехал домой. Такими вещами должны заниматься профессионалы, а не дилетанты. Это мое твердое убеждение.
«ШИННИК»
- В итоге вы опять остались без работы. И только в середине прошлогоднего сезона о безработном Долматове вспомнили в Ярославле, чья команда плелась в конце турнирной таблицы, находилась на грани вылета. Как это произошло?
- Действительно, завершился сезон-2003. Сижу дома, жду: может быть, кто-то позовет? Но предложений ниоткуда нет. На футбол ходил в качестве зрителя. И вдруг в середине сезона - как раз перед началом чемпионата Европы - звонок из Ярославля. Вице-президент «Шинника» Фролов предложил встретиться, поговорить. Встретились и с Фроловым, и с президентом клуба Тонковым, поговорили. «Хорошо, - сказали они, - если будет нужно, мы с вами свяжемся». Честно говоря, всерьез я этот разговор не воспринял. На том же матче «Шинника» с ЦСКА присутствовал Анатолий Бышовец, с которым, как оказалось, ярославцы тоже вели переговоры. Думаю: куда мне тягаться с таким именитым специалистом. И олимпийским чемпионом его команда становилась, и в первой сборной работал. Через пару дней звонок: «Приезжайте, принимайте команду». Буквально через три дня после моего приезда в Ярославль «Шиннику» предстояла игра с «Сатурном», у которого тоже неважно обстояли дела. Главного тренера Бориса Петровича Игнатьева предупредили: «Не выиграешь этот матч - извини, будем подыскивать тебе замену». Тяжелой получилась игра, победный гол мы забили буквально на последних минутах. «Шинник», надо сказать, находился тогда в разобранном состоянии. К счастью, в чемпионате страны образовался двухнедельный перерыв, связанный с чемпионатом Европы, и у меня появилась возможность навести в команде мало-мальский порядок. Поехали на сборы в Словакию, где я и занялся «реконструкцией» состава.
- А спустя некоторое время «Шинник» выдал феерическую серию из семи побед подряд. Закончил в итоге чемпионат на шестом месте.
- Не сразу это пришло. Сначала с преогромным трудом одолели «Ротор», сыграли вничью в Раменском. Проиграли при бездарной игре «Москве» - 2:3. А потом как-то наладилось. «Амкар» обыграли, затем ЦСКА, «Зенит», «Крылья», «Торпедо»...
- За счет чего произошла такая разительная метаморфоза?
- Сыгранность появилось. Футболисты стали серьезнее относиться к делу. К сожалению, в моем распоряжении было мало футболистов высокого уровня - порядка 10 человек. Кто-то из них из-за травм или дисквалификации выпадает - беда, заменить некем. Так оно и случилось в конце чемпионата. А была бы у нас скамейка запасных подлиннее - могли и за третье место зацепиться.
- Быть может, в этом сезоне «Шинник» попытается пробиться в призеры?
- Вряд ли такое получится. Комплектование команды проходило, если можно так выразиться, в авральном режиме. Некоторые игроки пришли в «Шинник» буквально перед самым началом чемпионата. Готовили, просматривали на сборах одних, а играть придется другим. Да и финансовое положение «Шинника» в нынешнем году оставляет желать много лучшего. Но позиций своих сдавать не собираемся. Перед «Шинником» поставлена задача выступить, как минимум, не хуже, чем в прошлом году.
- А кого вы считаете основными претендентами на медали чемпионата?
- Претенденты все те же: ЦСКА, «Локомотив», «Зенит», «Крылья Советов». «Торпедо» может вмешаться в спор за призовые места, «Спартак», «Динамо».
- Словом, у кого есть деньги - тот и фаворит?
- А как же вы хотели иначе? Стоимость одного Кавенаги из «Спартака» - это почти весь годовой бюджет нашего клуба. «Локомотив» силен тем, что из года в год сохраняет стабильный, наигранный состав, прибегает лишь к точечной селекции. Много критики было, когда ЦСКА продал за рубеж Ярошика и Семака. Армейцы себе такое могут позволить. У них даже Карвалью и Гусев порой на скамейке запасных сидят.
- Но вот взять упомянутые вами «Динамо» и «Спартак». При их-то деньгах, с такими составами разве можно столь неудачно и невыразительно начинать турнир?
- Я бы не стал торопиться с выводами в отношении этих клубов. На старте всякое может случиться. Уверен, что и «Спартак», и «Динамо» себя еще покажут.
- Давайте вспомним еще раз «Кубань». Имея в прошлом году очень даже приличный бюджет, краснодарцы в премьер-лиге все равно не сумели удержаться. С чем это связано, как вы считаете?
- Считаю для себя некорректным давать какие-то оценки в отношении неудачи краснодарской команды. Извините.
- Ну, а сможет ли «Кубань» уже в этом году вернуться в премьер-лигу?
- Думаю, что да. Все предпосылки для этого имеются. В команду пришел высококвалифицированный тренер. Краснодарцам удалось сохранить всех ведущих игроков. Плюс ко всему, у краснодарского клуба хорошие финансовые возможности. Три этих компонента, на мой взгляд, должны сыграть решающую роль при распределении мест.
Два матча с «Зенитом» на кубок только подтверждают мое убеждение. Они явились хорошей проверкой для краснодарской команды в преддверии чемпионата. Я считаю, «Кубань» свой первый экзамен сдала на «отлично».
- Олег Васильевич, и последний вопрос. В «Черноморце» после вашего ухода сменилось столько тренеров - со счета можно сбиться. А у вас никогда не возникало желания вернуться в Новороссийск?
- Я ждал такого предложения. Особенно в те моменты, когда оставался без работы. И с удовольствием бы его принял. Но никто мне ни разу из Новороссийска не позвонил, в «Черноморец» не позвал. Забыли, наверное, Долматова. А сам я напрашиваться не привык.
Андрей Костылев, Новороссийск