иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 13.12.2019
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №8 от 01.03.05



 
.: Люди и судьбы
Юрий Китаев: инженер большого футбола
Болельщики середины 60-х годов прошлого столетия хорошо знают, как этот ловкий, техничный парень закрывал на замок правый фланг обороны «Кубани». Играл он просто, без изысков и внешнего эффекта, но цепко, надежно. «За Юрой мы, вратари, были, как за каменной стеной, - говорил Олег Кущ, легендарный голкипер краснодарской команды. - Знали: костьми ляжет, а не пропустит соперника». Игравший рядом с Китаевым Леонид Пахомов, центральный защитник, каких в истории отечественного футбола, было немного, вспоминает: «Я не помню, чтобы нам забивали с того фланга, где Юра держал оборону. Закрывал свою зону намертво. А брал умом, хитростью, технической оснащенностью». Владимир Смирнов, другой не менее знаменитый центральный защитник, охарактеризовал своего партнера так: « Юра был думающим защитником, инженером футбола. Многие иногда удивлялись, как ему удается справляться с яркими, агрессивными нападающими. А секрет прост: он предвосхищал замыслы соперников, разгадывал их комбинации. У него было потрясающее игровое чутье».
Что еще отличало этого человека в жизни и на футбольном поле? Заслуженный тренер России Станислав Шмерлин, работавший в ту пору главным тренером, начальником краснодарской команды, когда речь заходит о Китаеве, озаряется доброй улыбкой: «Преданность футболу, скромность, интеллигентность - этими качествами он обладал сполна. В команде Юрия уважали: перед новичками не кичился, со «стариками» держался с достоинством. Знал себе цену. Китаев порядочный человек, необыкновенно целеустремленный. Не случайно, завершив карьеру игрока, он многого добился в жизни».
…Юрий Китаев - один из лучших крайних защитников кубанского футбола. Его время - это время Леонида Пахомова, Владимира Смирнова, Василия Рябенко, Владилена Никитина, Игоря Ковалева, Валерия Рудя. Такой линии обороны у «Кубани», быть может, никогда не было. И будет ли? Атака была тоже, как говорится, дай Бог, каждому: Владимир Будагов, Юрий Горин, Марат Галоян, Евгений Деремов, Анатолий Миронов. Команда, которой можно гордиться, и Юрий Китаев играл в ней заметную роль. Болельщики его любили, а их признание - дороже любых наград.
Повесив бутсы на гвоздь, Китаев не терзался извечным для спортсменов вопросом: куда пойти, чем заниматься? Диплом механического факультета политехнического института согревал душу, открывал все двери. Интересная специальность, интересная работа. Начиналась новая жизнь, и он вошел в нее так же уверенно, как и в футбол несколько лет назад…
Вот уже почти четверть века Юрий Китаев, обнаруживший незаурядные организаторские способности, возглавляет ОАО «Краснодарбыттехника», известное на Кубани предприятие, одно из лучших в отрасли. Он - заслуженный работник бытового обслуживания населения Российской федерации, награжден медалями «За выдающийся вклад в развитие Кубани». Китаев есть Китаев. Как и прежде, он в гуще «бучи, боевой и кипучей». К своей известности Юрий Алексеевич относится с улыбкой, не придавая этому никакого значения.
Несколько неожиданно, но к большой радости футбольного мира, Китаев не так давно вернулся в футбол. Он - председатель краевой коллегии судей.
- Юрий Алексеевич, что для вас футбол?
- Радость. Футбол по своей сути необъясним, но это - молодость, красота соперничества в мужской игре. Я любил футбол самозабвенно, страстно, как только можно любить эту загадочную прекрасную игру. И когда мальчишкой гонял мяч до темна на улицах, и когда выступал за городскую команду в первенстве края, и когда меня пригласили в класс «Б» союзного чемпионата, и когда оказался в «Кубани». Но никогда мне не приходила мысль о том, что останусь в футболе, стану тренером или арбитром, спортивным чиновником. Футбол был всегда очень важной частичкой моей души, но увлечением. Поэтому рядом с бутсами в чемоданчике всегда лежали книги. Я был молод, полон сил, у меня была цель в жизни. А футбол - это просто удовольствие.
- Вы могли с ним разминуться?
- С футболом? О, это было бы ужасно. Слава Богу, судьба оказалась милостива ко мне.
- Когда и где вы почувствовали его магическую силу?
- В Темрюке, в детстве, на улице. Там тогда не было футбольных школ, наши команды создавались спонтанно, за несколько минут до начала поединка. Играли улица на улицу, иногда просто делились, стараясь равномерно распределить наиболее сильных, по нашему мнению, игроков. Мне повезло. Борис Леонтьевич Касьянов, работавший на консервном заводе, очень любивший футбол и детей, все свое свободное время отдавал нам, подросткам. А мы ловили его каждое слово, каждый жест... Я с благодарностью вспоминаю этого человека, у которого со своими товарищами учился не только футболу. Леонтьевич хорошо знал душу подростка, легко находил с нами общий язык. Я рано стал играть за взрослые команды. За «Пищевик», за сборную района. Нетрудно представить, какие чувства я, юнец, испытывал, выходя на поле. Футболистов жители города знали в лицо. А когда удавалось забить гол… Я ведь начинал играть в нападении, и в «Кубань» меня приглашали в качестве форварда.
- Вас краснодарцы в Темрюке приметили?
- Нет, конечно - что я тогда умел? Быстро бегать и сильно бить по мячу. Как говорится, «весь зеленый и уши торчат».
Окончив школу, я отправился в станицу Вознесенскую Лабинского района - поступать в техникум маслосыродельной промышленности. Бутсы, естественно, взял с собой. На всякий случай…
- Пригодились?
- Да, и очень быстро. Я учился и выступал за команду Лабинска. Сил на все хватало. Что бессонные ночи, усталость по сравнению с той упоительной радостью, что приносила игра, забитые голы?!…
- Уголок-то тоже дальний. Кто вас там отыскал?
- Все произошло несколько иначе. 25 октября 1960 года на новом стадионе «Кубань» состоялся матч краснодарского «Спартака» со сборной края, в состав которой попал и я. Кстати, вместе с Олегом Кущем, Владимиром Будаговым. Признаюсь, здорово удивился тому, что меня вызвали в сборную края. Сначала даже подумал: может, ошибка какая? Спартаковцы, имевшие великолепных игроков, нас раскатали - 5:1! Гол престижа удалось забить мне, но настроение было скверным. Так опозориться… А команда у нас была ничего. Тренеры ведущих клубов Кубани растащили ее по кусочкам. Я приглянулся тренеру армавирского «Торпедо» Виктору Алексеевичу Гуляеву.
- Велико было ваше огорчение, что не показались тренерам «Спартака»?
- Разве можно огорчаться, когда тебе всего 21, и все кажется нипочем, а тут в класс «Б» зовут? В краснодарской команде в то время были отличные нападающие - Юрий Горин, Марат Галоян, Василий Костылев, Константин Зибров, Виталий Западнов. Я понимал, что мое время еще не пришло. Да и, честно говоря, особенно не задумывался над этим. Радовался жизни, футболу. Мне, кстати, больше других нравились Горин, Галоян и Костылев. У первого была потрясающая скорость, отличный удар, второй поражал фантастически голевым чутьем, он делал голы буквально из ничего. Костылев, с которым мне посчастливилось поиграть в армавирском «Торпедо», был великий технарь и большая умница. А как он бил по летящему мячу!.. Армавир - городок небольшой, уютный, зеленый, молодежи много. Футболу - почет и уважение. Я был на седьмом небе от счастья. «Торпедо» в городе очень любили. Справедливости ради следует сказать, что командочка действительно неплохая была. Моими партнерами за те три года, что я провел в Армавире, помимо Костылева, стали Борис Литвинов, Анатолий Ткаченко, Сергей Шкляр, Иван Варламов, Александр Шадчин, Константин Зибров. Последние двое, как и Костылев, пришли в «Торпедо» уже после «Кубани». Они многое знали, немало умели. Варламов и Шкляр - представители новой волны, оба чертовски талантливые ребята. Они, естественно, не задержались в «Торпедо». Варламова, с которым мы подружились, пригласили в Краснодар, где Иван провел прекрасный сезон 1962 года, став чемпионом России, а вскоре он уже блистал в московском «Спартаке», имел репутацию одного из лучших центральных защитников Союза. Его отличали не только отменные футбольные качества: атлетизм, гибкость, высокая техника, но и щедрость души, чувство товарищества, преданность делу, верность друзьям. Шкляр тоже был заметным игроком высшей лиги, выступал за ростовский СКА, луганскую «Зарю», столичное «Торпедо»… Будучи еще нападающим команд Темрюка и Лабинска, я, конечно, и не мечтал оказаться в такой компании. Играя же рядом с настоящими мастерами, я учился… играть. Время в армавирском «То
рпедо» я вспоминаю с благодарностью - там я прошел хорошие футбольные университеты.
- И доучились: вас наконец-то пригласили в «Кубань»…
- В сезоне-1963 я сыграл, наверное, свои лучшие матчи за «Торпедо», забил больше всех голов - 10. Вот и решили меня попробовать, тем более что из «Кубани» ушли Галоян и Борис Лобутев.
- И как дебют?
- Кошмарный сон, хотя складывалось все поначалу на редкость удачно. Приняли меня в команде отлично, я быстро почувствовал себя «своим». На сборах «Кубань» уверенно побеждала соперников. Мы обыграли даже звездное киевское «Динамо» - 2:1, разгромили ереванский «Арарат» - 4:0. Я попадал в состав и забивал… Краснодарскую команду вообще перед чемпионатом-1964 рассматривали как одного из главных претендентов на переход в высшую лигу, а уж то, что она займет в своей группе место не ниже седьмого и станет участницей финального турнира, считалось само собой разумеющимся. С таким-то подбором игроков. В воротах - Олег Кущ, подобных голкиперов в классе «А» было немного (Олега наперебой звали в крупнейшие города страны, сам Юрий Войнов уговаривал Куща перебраться в Одессу), в обороне - Анатолий Гущин, Леонид Пахомов, Игорь Ковалев, Владилен Никитин и Валерий Рудь, в полузащите - Василий Рябенко, Хамза Багапов, Анатолий Сальников, в нападении - Владимир Будагов, Юрий Горин, Анатолий Миронов, Анатолий Ткаченко, Евгений Деремов… Сплав молодости и опыта во всех линиях. Семь чемпионов России 1962 года, плюс такие таланты, как Пахомов, Рудь - это же страшная сила. Все так думали… Но в официальных играх дела сразу не заладились: в домашних матчах - 3 очка из 8 возможных. Это провал, все занервничали, тренеры начали, как это часто бывает в таких случаях, тасовать состав. Ряд игроков перевели в дубль, в том числе и меня. В том сезоне я провел лишь 12 игр за основу, а команде не хватило двух очков, чтобы попасть в заветную семерку. Обидное поражение от одесского «Черноморца» и не мене обидная ничья с «Энергетиком» из Душанбе, явным аутсайдером, на своем поле оставили «Кубань» за бортом финального турнира. Жаль, кто знает, как все могло повернуться, ведь «золотых» очков у нас оказалось немало - 11. «Черноморец», перешедший в итоге в старший класс, начинал турнир, имея 12 очков, столько же было у харьковского «Авангарда». А спустя два года в высшую лигу попали луганская «Заря» и «Пахтакор» - команды, также выступавшие в нашей группе… Почему «Кубань» не использовала свой шанс? Начинали сезон мы под руководством Михаила Антоневича, но уже в апреле его сменил Николай Рассказов, проработавший два с половиной месяца, потом в команду пришел Алексей Костылев…Тренерская чехарда сгубила нашу команду.
- Чем все это обернулось лично для вас?
- Не пострадал. Только пришлось переквалифицироваться… в защитника.
- Обычно к такой процедуре тренеры прибегают в конце карьеры футболиста, рассчитывая на богатый опыт бывшего форварда… Как вы к этому отнеслись?
- От радости не плясал и в ладоши не хлопал, но сумел взять себя в руки. Попробую, думаю, а там видно будет. Мой дебют, видимо, не разочаровал тренеров и с тех пор я регулярно играл на правом фланге обороны. Новая роль пришлась по душе. Тогда как раз начинали входить в моду рейды крайних защитников на чужую половину поля, так что я получал прекрасную возможность удовлетворить свой атакующий пыл. Забил, правда, всего два гола - динамовцам Таллинна и волгоградскому «Трактору», но оба они оказались победными для «Кубани»… Впрочем, сезон-1965 для команды тоже не сложился. Вроде всех игроков сохранили. Олег Кущ, Ковалев, Никитин, Пахомов, Рябенко, Будагов, Горин, Деремов, возвратился Галоян (он, кстати, лучшим стал в нападении, забив 12 мячей), а игра не клеилась. С самого начала. Первый матч дома с «Даугавой» играли. Трибуны заполнены до отказа - все 30 тысяч. Ажиотаж страшный. Мы стараемся вовсю, давим… А единственный гол влетел в наши ворота. И пошло-поехало. В своей подгруппе «Кубань» заняла только 12-е место.
Правда, команды впереди были мощные, авторитетные: «Шинник», «Заря», «Жальгирис», «Кайрат», «Днепр», «Арарат», «Карпаты».
- Такое невезение может выбить из колеи кого угодно…
- Нет, вешать бутсы на гвоздь я не собирался. Чувствовал, что еще не наигрался, что должны прийти лучшие времена.
- И они, эти времена, наступили?
- Конечно. Болельщики говорят, что «Кубань» в сезонах 1966-67 годов очень напоминала «Кубань» образца 1958 и 1962. Та же размашистая, техничная игра, та же напористость, целеустремленность. Я думаю, это заслуга Валерия Борисовича Бехтенева и Станислава Семеновича Шмерлина, который пришел в команду годом позже. Они сплотили коллектив, поставили игру. Мы играли страстно, вдохновенно. Это ощущали не только мы, футболисты, но и болельщики…
- Игра в основе требовала недюжинных усилий - моральных и физических. А как же учеба в политехническом?
- Час расставания с футболом неминуем, рано или поздно наступает время прощания. Я понимал, что обязан думать о будущем. Я к тому времени женился, подрастал сын. Правда, особых сложностей у меня не наблюдалось: все-таки позади техникум, специальности - родственные. Питалась тогда команда в «Кавказе»: позавтракал и - в институт, благо через дорогу. Если кому и было тяжело, так это Зое - жене. Она многим пожертвовала ради моей футбольной карьеры. Приезжаю со сборов, а Игорек сидеть научился, с других - уже ходит, возвращаюсь из очередной поездки - лепечет вовсю… Так и подрос, в школу пошел. Мы с Зоей Ивановной в Вознесенской познакомились - вместе учились. Если бы не Зоя, в «Кубани» мне никогда не играть - это точно.
- В составе «Кубани» вы провели 101 матч. Какие события особенно часто всплывают в памяти?
- Лучшими стали два последних сезона. Я много играл, практически без замен, играл в охотку, получая наслаждение от самой игры. От того, что моими партнерами по обороне были Пахомов, Рябенко, Смирнов, Ковалев - талантливые мастера, истинные рыцари футбола. И вообще для команды это были хорошие времена. Мы на выезде брали по 7 очков из 8, по 10 из 12. А ведь в одной группе с нами играли рижская «Даугава», вильнюсский «Жальгирис», ленинградское «Динамо», «Ростсельмаш», волгоградский «Трактор», авторитетные тогда ивановский «Текстильщик» и грозненский «Терек». Взаимное доверие - вот что выручало нас в трудную минуту. В 1966 году мы заняли третье место в зоне, уступив «Жальгирису», победителю турнира, всего четыре очка и еще два «Текстильщику». На следующий год ситуация повторилась: «Кубань» на три очка опередили кировабадское «Динамо» и «Даугава»… В чемпионате-1967 мы могли выйти в высшую лигу, но поражение в Риге - 1:2 в предпоследнем туре перечеркнуло наши надежды. Тот чемпионат мы уже провели без Леши Пахомова - он ушел в московское «Торпедо». Годом раньше оказался в «Зените» Рудь. Будь эти прекрасные центральные защитники в команде, думаю, мы были бы значительно сильнее… В линии обороны только у нас с Василием Рябенко имелся опыт. Рядом же с нами играли 20-летний вундеркинд Володя Смирнов, на которого уже положило глаз московское «Динамо», 19-летний Виктор Трембач, все чаще появлялись в составе способные Александр Николаенко и Владимир Фофанов… Что касается меня лично, то память цепко держит три матча: против немецкой команды из Карл-Маркс-Штадта, в котором мне удалось справиться с Фогелем, игроком сборной ГДР, тогда заметным в Европе форвардом, против минского «Динамо» (я выключил из игры Юрия Погальникова, известного в Союзе нападающего) и против киевского «Динамо» с Лобановским, Базилевичем и другими звездами отечественного футбола, когда мне удалось забить мяч в ворота Виктора Банникова…
- Вы ушли из футбола в расцвете сил - в 28 лет…
- Домашний матч с «Жальгирисом», 35-й для меня в том сезоне, стал последним по воле нападающего вильнюсской команды Чапаса. Да, я запомнил его фамилию, хотя он не был сильным, а тем более ярким футболистом. Этот человек в бутсах был отъявленным костоломом. Чапас набросился на меня, как удав на кролика. Я, почувствовав нестерпимую боль, рухнул на газон. Медики зафиксировали: перелом большой берцовой. Инвалидность второй группы…
- Не хотелось вернуться?
- Футбол - как магнит. Честно говоря, я мог бы еще поиграть не один год. Но чувство реальности взяло верх. На семейном совете Зоя спросила меня: «Юра, что ты еще можешь дать футболу?» Я задумался. Ради чего выходить на поле? Свое слово в футболе я уже сказал, лучшие матчи сыграл… Тогда для чего? Подрастал Игорек, надо было устраивать семейную жизнь. И мы с Зоей решили, что надо уходить из футбола.
- Вы ушли по-английски: тихо, незаметно?
- Незаметно не получилось, хотя я не любитель помпы и парада. Провожали меня спустя год после злополучной столкновения с Чапасом. Вместе с Анатолием Мироновым, талантливым форвардом, игроком из славной плеяды чемпионов России 1962 года. Пригласили ради такого случая московский «Спартак». Приехали все звезды тех лет: Владимир Маслаченко, Галимзян Хусаинов, Геннадий Логофет, Анатолий Крутиков, Вячеслав Амбарцумян, Николай Осянин…Конечно, переполненные трибуны. Не скрою, такое внимание приятно, но в сердце была грусть. Все, теперь я буду приходить на стадион только в качестве зрителя… Среди добрых слов и пожеланий особенно запомнилось: «Крепкого здоровья и успехов в труде, молодой инженер!»
- Интересно, где вы начинали свой трудовой путь?
- Первое рабочее место - краснодарский холодильник, механик фабрики мороженого.
- Вы вошли в новую жизнь достаточно подготовленным, не секрет же, что уход из спорта для многих становится серьезной проблемой и нередко оборачивается настоящей бедой. Известный футболист или боксер, штангист или легкоатлет не может найти себя в обычной жизни…
- Это вполне объяснимо. Когда спортсмен в расцвете сил, он ни о чем не беспокоится. Все решают за него другие люди. Ему остается только хорошо делать свою работу. На зеленом поле, на льду, на ринге, на борцовском ковре. И вдруг все это заканчивается и бывшая знаменитость теперь один на один со своими проблемами. А что он умеет?.. Нюансов тут много, но для меня ясно одно: спортсмен должен готовиться себя к переменам в своей судьбе, задумываться о завтрашнем дне. Я рад, что многие мои бывшие партнеры по «Кубани» не затерялись после окончания футбольной карьеры. И Василий Рябенко, и Юрий Горин, и Хамза Багапов, и Анатолий Миронов, и Игорь Ковалев, и Леонид Пахомов, и Владимир Будагов… Большинство из них остались в футболе, стали тренерами… Рад за своего друга Володю Будагова. Он был прекрасным игроком, творцом игры, ее созидателем, конструктором. И за кромкой поля, после яркой футбольной карьеры, Володя добился общественного признания, большой популярности, обнаружив феноменальные организаторские способности. Сегодня о СДЮШОР-4 по игровым видам спорта иначе не говорят, как «школа Будагова». Когда он возглавил СДЮШОР, тогда специализированную гандбольную школу, в ней была группа талантливых тренеров и… никакой материально-технической базы. Володя начинал с нуля. Сейчас спортивная школа располагает великолепным спортивным комплексом: прекрасные залы, методические кабинеты, гостиница, пищеблок… Другой такой спортшколы в крае нет. Не нашлось второго Будагова. И в том, что здесь воспитано множество олимпийских и мировых чемпионов, есть и заслуга ее директора. Пройдут десятки, сотни лет, а народ будет помнить: все это построил Владимир Будагов, в молодости один из лучших футболистов за всю историю Кубани…
- Чем было вызвано ваше возвращение в футбол?
- Иван Александрович Перонко, возглавив краевую федерацию, сказал, что кубанский футбол нуждается в моей помощи. Я подумал и согласился, несмотря на огромную занятость. Вот она, волшебная сила футбола…
- Вы возглавили коллегию судей…
- …хотя сам никогда не был арбитром - вы это хотите сказать? Но я человек футбола, играл много лет в команде мастеров. Я не вмешиваюсь в чисто судейские нюансы, но требую во всем чистоты и порядка. В футболе разбираюсь, так что меня не проведешь. И в краевом первенстве стало меньше шума по поводу судейства - это факт. Число претензий резко сократилось, а скандалы, прежде будоражившие весь край, исчезли совершенно. Ошибки, конечно, есть, и они наверняка будут в дальнейшем. Важно, чтобы не было предвзятости, откровенной беспомощности профессионалов. С этой целью у нас работает школа молодого арбитра… Краевая судейская коллегия - одна из самых мощных в России (наряду с Ростовской областью, после Москвы и Санкт-Петербурга). Арбитр международной категории Юрий Чеботарев завершил свою карьеру, но Кубань по-прежнему имеет солидное представительство. Александр Гончар из Сочи утвержден в качестве главного арбитра, краснодарцы Геннадий Красюк, Михаил Еровенко, Александр Багапов - в роли ассистентов. Виталий Дорошенко из Ейска обслуживает первый дивизион. Радует растущее мастерство молодых арбитров. Есть кому продолжать традиции Льва Саркисова, Темира Хурума, Петра Гаврилиади, Виктора Ориха… Мне приятно работать.
- Футбольным судьям в России живется непросто, они постоянно балансируют на лезвии ножа…
- Это вредит делу, сказывается на уровне судейства каждого арбитра и судейства в целом. Арбитра надо уважать, поднимать его имидж. Так поступают в ведущих футбольных державах за рубежом, наконец, это позиция ФИФА и УЕФА. Но в России все по-другому. Как все набрасываются, иного слова не подберу, на арбитра международной категории Валентина Иванова из Москвы! Тренеры, президенты клубов, пресса - все обрушиваются, как снежная лавина. Как выдержать такой мощный пресс? А ведь высочайшая квалификация Валентина Иванова не подлежит сомнению. У него непререкаемый авторитет за рубежом, он обслуживает самые престижные матчи под патронажем ФИФА и УЕФА, в том числе Лигу чемпионов и финал Межконтинентального Кубка, а мы отстраняем своего лучшего арбитра от судейства в национальном первенстве. Возможно, Иванов и допускал ошибки, но ошибался и легендарный итальянец Коллина и другие известные представители мировой футбольной Фемиды. Арбитр - живой человек, принимает решения в считанные мгновения, в отличие от различных комиссий, имеющих возможность несколько раз просмотреть видеозапись. Ошибки неприятны, но избежать их, к сожалению, невозможно. Важно разобраться в том, что произошло. Предвзятое, откровенно безграмотное решение - это одно, ошибка - другое. Но в российском чемпионате проигравшая сторона только и говорит о судействе, не остается в стороне и пресса. В этом гаме все совершенно забывают о самой сути - о футболе. Помните, какая трескотня была после матча «Монако» - «Локомотив» в Лиге чемпионов? Дело не в португальском арбитре, а в том, что москвичи не использовали в полной мере свои шансы в домашней встрече. И только Юрий Семин, главный тренер «Локо», проявил в этой ситуации не только благородство, но истинный профессионализм. Можно привести еще немало примеров подобного рода…
- Но ведь судейство в российском чемпионате действительно оставляет желать лучшего…
- Согласен, но повальными отстранениями судей мы ничего не добьемся. В скандальном матче «Сатурн» - ЦСКА, превратившемся в постыдное побоище, во всем обвинили судью: мол, выпустил из-под контроля ситуацию. Так-то оно так, но что вытворяли футболисты? А их широкой грудью прикрыли. Зачинщики, откровенно, бесстыдно хулиганившие на стадионе в Раменском, фактически остались безнаказанными. Какой вывод из всего этого сделают другие команды?
- От профессионалов - к любителям. Ваше мнение о массовом футболе?
- Чемпионаты края, города, района решают чрезвычайно важную социальную задачу. Хороший футбол - это здоровая нравственная атмосфера, это прекрасная возможность привлечения молодежи к спорту. Массовый футбол это и резерв для команд мастеров. В свое время в «Кубань» из коллективов физкультуры пришли Олег Кущ, Владимир Стрешний, Владимир Будагов, Владимир Суренков, Александр Плошник, Илья Миронский, Сергей Андрейченко… Я - тоже дитя массового футбола. Меня радует, что чемпионат края пользуется популярностью и считается одним из сильнейших в стране. Будем уделять внимание детскому футболу, детским тренерам - будет и сильная команда мастеров. Жаль, что «Кубань» не удержалась в премьер-лиге. Надеюсь, что в предстоящем сезоне она возвратится в группу сильнейших. Это должно разжечь интерес у мальчишек - в них будущее.
- С тех пор, как вы завершили свою карьеру, футбол сильно изменился?
- Конечно, он стал другим, но от этого не менее привлекательным. Хотя мне не нравится то, что он стал жестким, а порой просто жестоким, каким-то уж слишком реалистичным. Все подчинено результату. Футбол стал бизнесом и даже политикой. Вернуть бы ему хоть чуточку романтизма.
- Как вы относитесь к легионерам в российском футболе?
- В принципе, хорошо, а вот к тому, что их много - плохо, тем более, что наш футбол заполонили второсортные игроки. Мы потеряли чувство меры, идем по неверному пути, и это - страшно. При такой кадровой политике скоро некому будет играть за сборную. Собственно, квалифицированных защитников уже катастрофически не хватает. Ходят разговоры о том, что хотят привлечь в национальную команду бразильцев и других иностранцев, имеющих российское гражданство, но это же стыдно. Когда-то одна «Кубань» имела несколько защитников международного класса: Варламов, Пахомов, Рудь, Смирнов, а теперь футболистов такого уровня во всей России днем с огнем не сыщешь. Огромное количество зарубежных игроков лишает наш футбол самобытности. Увлечение иностранными тренерами тоже не сулит ничего хорошего. Это - скользкий путь. У нас замечательные традиции, и мы должны воспитывать собственные тренерские кадры. После того, как Владимир Лагойда прекрасно проявил себя в «Кубани», я не сомневался, что он будет востребован в российском футболе.
Увы… Тот же Новороссийск, откуда родом Лагойда, предпочел заезжего специалиста. Это у нас уже в крови: в чужом саду яблоки слаще.
- Слово «патриотизм» не в моде в современном футболе…
- И это грустно. Когда игроки бегают из команды в команду, утрачиваются фирменный почерк клуба, стиль. Переходы были всегда, но никогда они не носили столь массового, хаотичного характера. Раньше, когда говорили «Спартак», то все знали, что это - Старостины, Нетто, Парамонов, Симонян, Анатолий Ильин, Исаев, Логофет, Черенков, Дасаев. «Кубань» - это Олег Кущ, Рябенко, Будагов, Пахомов, Смирнов, Варламов, Миронов, Игорь Ковалев, Горин, Хамза Багапов, Лагойда, Игорь Калешин, Плошник… Между прочим, не все они постигали азы футбола на Кубани, но кто скажет об этих футболистах, что они не краснодарцы? Суть не в том, где родился. Теперь в другом городе ищут только материальные блага. Сам футбол, команда на втором плане…
- В футболе пришли большие деньги. Зарплаты не те, что в ваше время. Не обидно?
- Не скажу, что я альтруист, но шел в футбол не за деньгами, как и большинство моих товарищей. Мы любили футбол - в том наша корысть. И я не сетую на время, на которое пришлись мои футбольные годы. Футболисты и в те времена были привилегированным сословием, хотя сверх меры нас не баловали. Единственная льгота - жилищная проблема решалась быстро. Машину можно было приобрести вне очереди. А денег лопатой не гребли - это точно. Мне больничный, когда получил тяжелую травму, начисляли с 227 рублей - таким был средний заработок… Деньги сами по себе никого не делали счастливыми, а тем более талантливыми. Нынешний футбол богат большими деньгами. Но нет Пеле и Беккенбауэра, нет Пушкаша и Гарринчи, Бобби Чарльтона, Боброва, Нетто, Яшина и Стрельцова…
- От увлечения футболом - к другим увлечениям. Как любите проводить свободное время?
- В молодости я вел бродячую жизнь - как цыган. Исколесил благодаря футболу весь Краснодарский край, всю страну, потом мы делали это вместе с женой. Машина да палатка - вот и все наши пожитки, когда мы собирались летом в отпуск… Побывали в Прибалтике, в Тарусе, Ясной Поляне, в Тригорском, на родине Лермонтова, Тургенева, Есенина, на Волге… Я помню каждую извилину на дорогах от Калининграда до Урала и Закавказья, ночью без карты отыщу нужный путь… Мы любили путешествовать, познавать мир. Сейчас люблю проводить свободное время на даче. Ну и все же футбол, конечно, - это на всю жизнь…
- Что оставил он в вашей душе?
- Убеждение: мужчина должен заниматься спортом. Чтобы понять, что такое настоящая дружба, узы товарищества. Выходя на футбольное поле, мы не только боролись за хорошее место в турнирной таблице, но и воспитывали в себе сильный характер, умение преодолевать трудности. Надеюсь, доставляли радость болельщикам, служили для мальчишек примером…
- И если бы все можно было начать с начала?
- С удовольствием повторил бы уже пройденный путь.
- Оглядываясь на прожитые годы, что еще можете сказать?
- Ну, во-первых, я еще смотрю вперед, не спешу оглядываться. А своей судьбой я доволен. У меня замечательная жена, с которой мы вместе уже более сорока лет, взрослые дети, которые получили образование, устроены в жизни. Я думаю, мы с Зоей можем ими гордиться - Игорем и Мариной. Всеобщая радость - наша внучка Алена. Я - счастливый человек.
Виктор Доброскокин