иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 03.06.2020
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №4 от 01.02.05



 
.: Футбол. Взгляд
Январский переворот
Эпопея по отстранению от должности Вячеслава Колоскова, долгая и где-то даже мучительная, вызвала у меня ассоциацию с эпизодом, случившимся во второй половине 80-х на съезде народных депутатов СССР. Вся огромная страна тогда спешила к телеэкранам и часами, без устали, наблюдала за диковинным в ту пору действом, чутко ловила каждое свежее слово. Так вот, «отца перестройки» Михаила Горбачева прочили в председатели союзного Верховного Совета. В духе многолетних традиций было, чтобы Генсек ЦК КПСС занимал и другие важные посты. Как водится, пошли на трибуну один за другим депутаты. И наперебой: «Только Горбачев», «он единственный и самый достойный», «Михаилу Сергеевичу альтернативы нет»… Но вот к микрофону выбрался народный посланник из Грузии, к сожалению, запамятовал его фамилию. «Друзья, - начал он, устремив гордый и мудрый взор куда-то в последние ряды зала-гиганта. - Ну как вам не совестно. Бредите вы, что ли? Я уважаю Горбачева, но таких, как Михаил Сергеевич, сотни, а то и тысячи. Откройте глаза. Альтернативы нет Льву Толстому, Достоевскому, понимаете? А Горбачеву - сколько угодно». Само собой, слова эти были произнесены в звенящей тишине, а затем началось грозное улюлюканье в сторону оратора, ближайший же соратник Михаила Сергеевича на тот момент Анатолий Лукьянов едва-едва не лишился чувств…
...Вячеслава Колоскова отрядили руководить отечественным футбольным хозяйством (поначалу был еще и хоккей) в брежневские годы. Не мудрено, что Вячеслав Иванович, дитя своего времени, то бишь крепко застойных советских лет, искренне считал, да, полагаю, считает и сейчас - альтернативы ему нет и быть не может. Где-то в подкорке прочно засело: разлучить с должностью может только форс-мажор, а коль нет его, стало быть, сидеть в уютном и престижном кресле непременно до гробовой доски.
Беда вот только: форс-мажор - обыденное, самое что ни на есть естественное и перманентное состояние нашего футбола. Но ведь у нас как, всегда есть «смягчающие обстоятельства» и «объективные причины», правда? Они-то опытному аппаратчику и продляли служебную жизнь, несмотря на уничтожающую, порой, критику в его адрес.
Впрочем, не только они. Насчет «опытного аппаратчика» - без малейшей иронии. Скажу больше: Колоскова есть за что уважать. Хотя бы за то только, что после развала СССР, ему каким-то чудесным образом удалось футбольную Россию сделать правопреемницей союзного футбола. Как? Одному Богу известно. Но факт остается фактом: ни Украина, ни Белоруссия, ни прочие сестры-республики, а именно наша страна первой и с калейдоскопической быстротой получила членство в ФИФА и УЕФА. Будь иначе, влачил бы российский футбол куда более жалкое существование.
О многом говорит и пребывание Колоскова в аппаратах ФИФА и УЕФА, где к нему, кстати, отношение самое благосклонное. И это при известной нелюбви на грани откровенного презрения за рубежом ко всему, что так или иначе связано с Россией.
Уже слышу возражение: «А толку-то?! Разве лоббировал он там наши интересы?» На самом деле, конечно, лоббировал. Башмаком по столу не стучал, разумеется. Не то время. Сейчас это не принято как-то, в смысле с позиции дурной силы и эпатажа. Нынче острые вопросы решаются в цивилизованной форме, именуемой дипломатией. Что-то удавалось, что-то нет. Наверное, где-то необходимо было бы действовать и понастойчивее, с риском для имиджа и карьерных перспектив. Но если кто-то думает, что Колосков мог и даже обязан был сделать Россию чемпионом мира, то это, мягко говоря, заблуждение.
Уверен, незаурядный, но все же вполне заменимый Вячеслав Иванович, еще довольно долго оставался бы президентом РФС, если бы не уверовал свято в собственную непотопляемость, не утратил чувства меры. Эта самая убежденность, подкрепленная высокими покровительственными связями в России и расположением со стороны чиновников ФИФА и УЕФА, запрещающих вмешательство госструктур в дела футбольных федераций, сыграла с Колосковым злую шутку. Он стал менее предупредителен и обзавелся несметным количеством недругов. И в такой ситуации попросту был обречен на роковые ошибки, которые, в сущности, его и погубили.
Их, в общем-то, и было-то всего две, но обе - смертельные. В 94-м Колосков, скованный натянутыми отношениями с ведущими тренерами, волевым решением назначил наставником национальной сборной Бориса Игнатьева. Специалиста грамотного, хорошо разбирающегося в футболе, но не пригодного для первых ролей. Игнатьев, как и следовало ожидать, не потянул. Его «эра» характерна тем, что через первую команду страны прошло что-то около семидесяти (!) футболистов. Боеспособную команду Игнатьев так и не создал, но хуже другое - в сборную кто только не попадал и, в конечном итоге, играть в ней стало не престижно. «Проходной двор» - враг любого эксклюзива. Удар российскому футболу был нанесен страшной силы. По сути, ту «кашу» мы расхлебываем и по сей день.
Вторая фатальная ошибка - приход в сборную в результате очередного волевого решения президента РФС Георгия Ярцева, тренера и вовсе не способного управлять национальной командой по причине отсутствия фундаментальных знаний. Уже тогда можно было не сомневаться: нечто вроде 1:7 от Португалии рано или поздно обязательно произойдет.
Случись подобное на клубном уровне, Колоскову в худшем для него варианте попеняли бы в высоких инстанциях, привычно потрепали бы имя в прессе, да и только. Но сборная - иной уровень, она на виду даже у тех, кто футболом «просто балуется»…
…Нынче от знакомых, болельщиков то и дело слышу: «Сняли-таки Колоскова! Ну, наконец-то. Давно пора было гнать его в шею».
Царит невероятная эйфория! И не вспомнить, когда бы отставка российского чиновника так грела душу народу, так сильно и положительно его волновала.
Но вот что интересно. Знаете, мне почему-то в перспективе видится небывалый парадокс. Вячеслава Колоскова еще долго будут поминать. И не только худым словом. Ведь не стоит наивно рассчитывать, будто все теперь в одночасье переменится, и мы начнем триумфальное шествие по мировым футбольным аренам. Нам всем этого хочется, но так не бывает…
Сергей Сальников