иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 14.12.2018
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №2 от 18.1.05



 
.: Люди и судьбы
Альберт Денисенко: король воздуха
Накануне Нового года я позвонил домой некогда очень популярному вратарю ставропольского «Динамо» Анатолию Бессонову (интервью с ним «Независимая спортивная газета» опубликовала в №25 от 14 декабря 2004 года). Анатолий Григорьевич сказал мне, что у него гостях находится его большой друг и коллега по вратарскому ремеслу Альберт Денисенко, известный болельщикам со стажем по выступлениям в 50-60-е годы за «Ростсельмаш», московское «Торпедо» и минское «Динамо». А начинал играть Алик в далекие 40-е в Краснодаре. Причем поначалу он даже не задумывался о том, что будет футболистом.
Баскет-фокс
- Я готов был играть день и ночь в баскетбол и волейбол, - вспоминает Альберт Григорьевич.
- Ваше детство пришлось на тяжелую войну. Но, наверное, вам, как и любому другому пацану, хотелось и тогда погонять мяч…
- Не до того было. Я немцам сапоги чистил, чтобы заработать хоть немного. А когда фашистов выбили, в 14 лет пошел работать. И все же, хотя время было тяжелое, действительно хотелось побегать со сверстниками. Сначала я начал заниматься легкой атлетикой. В 17 лет я выиграл чемпионат Краснодарского края по прыжкам в высоту - прыгнул на метр 65. Кстати, норматив мастера спорта составлял тогда метр 70. Между прочим, я тогда впервые в жизни прыгал в высоту.
- ?!
- На первенстве краевого совета «Динамо» нам некого было выставить в этом виде легкой атлетики, а очки набирать нужно. Вот тогдашний руководитель динамовцев Поляков (его жена Раиса была баскетболисткой) и обратился ко мне: «Выйди и прыгни». Ну я и прыгнул. А затем позвали меня из-за высокого роста в баскетбол.
- И как?
- В то время в Краснодаре было несколько довольно сильных коллективов: пединститут, мединститут, наше «Динамо». Тапочек не было - так мы босиком играли. У меня бросок был «страшный» - с любой точки попадал. А ведь тогда баскетбольные мячи были гораздо больше нынешних… Меня весь Краснодар знал. Мальчишки бежали по городу, кричали: «Худой идет!»... После игр и тренировок мы еще на танцы ходили - это у нас тогда называлось «баскет-фокс».
Мастер на все руки
- Когда мне было 20 лет, я не только сам играл, но и тренировал мужскую и даже женскую сборные Краснодарского края по баскетболу. В сборной Кубани играли медики Миша Жадкевич (у него нога была 46-го размера) и Сева Эйдельман, Семен Шишман и Игорь Егоров из пединститута… У нас тогда был очень хороший, сильный коллектив. Самым большим нашим достижением стала победа в турнире восьми городов, где в составах команд Свердловска, Новосибирска и других выступали половина игроков сборной страны. Вскоре меня включили сначала в юношескую сборную РСФСР, а потом и СССР. В то время в ней играли москвичи Евгений Алексеев, Виктор Власов, Василий Колпаков, Александр Моисеев и Юрий Озеров, тбилисцы Отар Коркия и Нодар Джорджикия, Стяпас Бутаутас, Казис Петкявичюс и Юстинас Лагунавичюс из Каунаса, Иоанн Дысов из Таллинна. А больше всех я сдружился со свердловчанами Николаем Краевым и Львом Решетниковым и москвичом Анатолем Коневым.
- Помимо баскетбола, как я слышал, был еще волейбол…
- Да, мне довелось выступать за волейбольную сборную Краснодарского края в первенстве Центрального совета «Динамо». Но все же баскетболом я занимался гораздо серьезнее.
- С кем дружили в молодости?
- Был у меня в Краснодаре друг пятиборец Паша Ракитянский, участник Олимпиады. Еще я дружил с Виталием Сорокиным, который занимался и волейболом, и баскетболом, и гандболом. Жаль, что мне пришлось так рано покинуть родной город.
За того парня…
- В 1947-м году готовившиеся на Черноморском побережье к чемпионату столичные динамовцы приехали на контрольную игру в Краснодар. В воротах нашего «Динамо» стоял тогда Валентин Ковалев, но он не смог участвовать в этой игре. Вот тренер команды Лев Михайлович Забутов и предложил мне стать в ворота. Я удивился… А он говорит: «Ничего, становись! Будешь ловить». А ведь в составе москвичей играли звезды советского футбола Карцев, Бесков, Трофимов, Хомич… Игра началась, и я стал мячи ловить, в основном на выходах - благо рост позволял.
- И как вы сыграли?
- Уступили со счетом 0:2. После игры Забутов сказал мне: «Ты будешь вратарем». Так оно и получилось. В то время на юге страны в классе «Б» выступали три сильных и равных по классу команды: три «Динамо» - ростовское, краснодарское и ставропольское. Мы страшно бились друг с другом. Другие команды - Владикавказа, Махачкалы, Грозного, Перми, Горького - были нам не конкуренты… В общем, играл, а в документах значилось, что я работаю. Меня зачислили в Краснодарский НКВД опершофером.
- Кем-кем?
- Старшим водителем, по-русски. Но в трудовой записано «опершофер». Оклад в «органах» положили неплохой - 800 рублей.
- Свой первый успех на футбольном поле помните?
- А как же. В 1948 году мы выиграли чемпионат РСФСР. Уже не помню, с кем мы играли в финале, но решающие матчи проходили в Краснодаре, и поддержка своих болельщиков, конечно же, очень помогла! У меня до сих пор хранится та чемпионская лента… Я отыграл в краснодарском «Динамо» до 1952 года, а потом перебрался в Ростов-на-Дону.
Длинный, Средний и Маленький
- В начале 1953 года за мной приехал на «Победе» администратор ростовского «Трактора» Александр Щелчков, и увез с собой. В Ростове передо мной остро встал вопрос: где жить? И меня любезно приняли у себя Анатолий и Галина Бессоновы, приехавшие из Ставрополя. Они сами снимали комнату, но выделили в ней местечко для меня. С тех пор мы лучшие друзья! А к зиме мне дали квартиру. Казалось бы все хорошо. Но не тут-то было… Краснодарцы подали на меня в суд - мол, работник спецорганов самовольно сбежал. И за мной приехали… Надо сказать, что у меня тогда жил нападающий из Гагр Юрий Мельников. Так вот, сидим мы в комнате, пьем чай. Вдруг заявляются чекисты, которые получили приказ взять футболиста. Они заходят в комнату, а Юра сидит в футболке с десятым номером на спине (я был в рубашке), и его без долгих разговоров забрали. Я говорю: «И я с вами поеду». В НКВД меня узнал в лицо один начальник и говорит: «Нам ЭТОТ нужен»… И лишь когда директор «Ростсельмаша» пожаловался первому секретарю Ростовского обкома, меня отпустили.
- Под чьим руководством вы играли в Ростове?
- Нашим главным тренером был Петр Петрович Щербатенко - он был из Таганрога. Ранее прилично играл за ЦДКА, пока Федотов не вытеснил его в запас.
- Анатолий Бессонов рассказывал мне, что конкуренция у вас в воротах была очень серьезная.
- Помимо нас двоих, в команде был еще ростовчанин Павленко, но он был парнем «приблатненным», кем-то устроенным в клуб, практически же не играл. А вот мы с Толей, несмотря на соперничество за место в воротах, всегда делили хлеб-соль, никаких претензий друг к другу никогда не было. У Анатолия с Галиной был маленький сын, и я его часто брал в город погулять, когда родители были заняты. Третьим нашим товарищем был Мельников. Нас так и звали: Длинный - то есть я, Средний - Толя и Маленький - Юра. Мы всегда везде ходили вместе. Впрочем, полвека назад многие футболисты были гораздо дружнее, чем сейчас. И не такими изнеженными были.
- Что вы имеете в виду?
- Наши выездные туры длились около месяца. Маршрут был такой - Тбилиси, Баку, Ереван, Ташкент, Алма-Ата. Нам выдавали одну майку, одни трусы, по одной паре бутс и гетр. Шипы набивали сами, мячи качали сами. Разве можно сравнить это с тем, в каких условиях живут и готовятся сегодняшние игроки? Во время весенних сборов мы после тренировок взмокшие отправлялись купаться на море или какой-нибудь другой водоем, а вода была всего 11 градусов... Нам выдавали на питание два рубля 60 копеек на день, 30 копеек нужно было отдавать на страхсбор. А на оставшиеся два тридцать питайся, как хочешь! Но ничего, жили!..
- Чем вам памятно время, проведенное в Ростове?
- Я отыграл в этом городе полтора года, и с удовольствием вспоминаю то время. Моими партнерами были классные игроки - Вардамиади, Григоров, Колесов, Круглов… У нас была очень дружная команда, все друг друга уважали. По понедельникам у нас обычно были выходные, и мы всей командой отправлялись с семьями и друзьями на «Лебердон» (так местные жители называют зону отдыха на левом берегу Дона) - пили пиво, варили раков…
«Торпедо»-машина
- В 1954-м году «Ростсельмаш» занял второе место в своей зоне класса «Б». Финальные игры за выход в класс «А» проходили в Сталино (так раньше назывался Донецк). Посмотреть матчи приехали туда специалисты из лучших команд страны. Мы заняли на турнире четвертое место. Но меня заприметил тренер сборной СССР Константин Бесков и другие селекционеры. А нужно сказать, в Москве тогда был «голод» на вратарей. И вскоре мне поступили приглашения: от ленинградских «Трудовых резервов», тбилисского «Динамо»…
- Но вы предпочли «Торпедо»?
- Выбор был обусловлен тем, где мне скорее дадут жилье. Автомобильный гигант «ЗИЛ» строил тогда в Москве большие дома… В декабре 54-го меня пригласили на закрытое мероприятие, посвященное окончанию футбольного чемпионата. Заместитель директора завода пообещал мне: «Никуда не езжай, все тебе дадим»…
- И что?
- Я провел c «Торпедо» весенние сборы в Батуми и Сочи. Потом начался сезон. Мы отыграли четыре матча в Сталино, Киеве, Кишиневе и Харькове (правда, ворота защищал не я, а Юрий Петров), а квартиры все нет… У нас с женой Тамарой на руках был годовалая дочь, и мы решили возвращаться в Ростов (согласно существовавшим тогда правилам перехода игроков, если футболист не выходил на поле в течение двух матчей подряд, он мог перейти в другую команду). Но вскоре на Дон пришла правительственная телеграмма: «Возвращайся назад! Все вопросы решим». Нужно сказать, что тогда еще ни Иванов, ни Стрельцов не имели своего жилья, спартаковцы Огоньков с Татушиным жили в полуподвалах, а мне предложили несколько квартир на выбор!.. В 1956 году, когда «Торпедо» завоевало серебряные медали чемпионата СССР, все игроки «основы» получили талоны на машины: Иванов и Стрельцов - на «Победу», остальные - на «Москвич-402». У нас с Тамарой не было денег на покупку, и мы хотели отказаться. Но капитан нашей команды Алексей Анисимов говорит: «Да вы что?», и занял нам на автомобиль.
- Вы были игроком самого звездного состава столичных автозаводцев за всю его историю.
- Мне посчастливилось играть бок о бок с Эдуардом Стрельцовым, Валерием Ворониным, Виктором Шустиковым, Валентином Ивановым, Михаилом Огоньковым, Леонидом Островским, Олегом Сергеевым, Николаем Маношиным, Августином Гомесом… У нас была интернациональная команда.
Эра Стрельца
- Говорят, что вы были очень дружны со Стрельцовым…
- Пожалуй. В нашей стране пока еще не было другого такого одаренного футболиста. Это был уникальный молодой человек… Эдик появился в «Торпедо» на год позже меня. Никто не мог предугадать, что он будет делать с мячом дальше. Сделать хитрый финт, уйти от соперника на скорости, ударить с правой или с левой - ему было без разницы! Помню, играли мы против ЦСКА. Центральный защитник армейцев Гришин, пытаясь остановить Эдика, грубо выпихнул его на беговую дорожку. Нужно было знать Стрельцова… Он молча поднялся, вернулся в игру, а затем забил из-под Гришина три мяча! Эдик вообще никогда не отмахивался от защитников, как бы те его ни били - понимал, что каждый выполняет на поле свою работу. Его панически боялись все команды.
- Как с Эдуардом игралось партнерам?
- Стрелец играл впереди в паре с Ивановым. Так вот, Валентин без Эдика был ноль, а Стрельцов мог играть с любым футболистом. У него была великолепная техника - он носком ловил длинные передачи, и мяч словно прирастал к его ноге. Пяткой Эдик мог сделать точнехонькую передачу метров на 15-20! А как он в «квадрат» играл? Такие финты выделывал!.. Я видел в Москве на поле Пеле - так вот, Эдуард играл лучше Короля футбола!
- Говорят, его талант оценили и в Европе…
- Когда наше «Торпедо» выезжало во Францию, Эдик французским командам по пять-шесть мячей забивал. Какой удар у него был! Никто не мог остановить Стрельцова… Его обхаживали селекционеры ведущих европейских клубов, сумасшедшие деньги сулили. Поэтому за Эдиком за границей всегда следили агенты КГБ…
Нужно говорить правду
- А в жизни, каким человеком был Стрельцов?
- Эдик был по натуре очень добрым человеком. Он постоянно раздавал деньги - знакомым и незнакомым. Бывало, принесет моей Тамаре деньги на сохранение, говорит: «Пусть у тебя полежат - целее будут». Но в ту же ночь приезжал «под шафе» - говорит, друзья послали... А самый хитрый из футболистов нашей команды был Слава Метревели - едут они из одного ресторана в другой, он говорит: «Остановите! Вон мой знакомый идет». И сбегал, чтобы не расплачиваться… У нас же Эдик и от девчат прятался - они ему просто проходу не давали, пачками ходили. Когда наши олимпийцы возвращались в 1956 году из Мельбурна, кто летел самолетом, кто плыл на теплоходе, а футболисты неделю ехали из Владивостока поездом, и пропили там все деньги. Эдик только приехал в Москву, сразу - к нам, говорит: «Дайте денег, я у буфетчицы хоть часы свои выкуплю».
- Так злоупотреблял?
- Да, нет. Когда Стрельцов только пришел в «Торпедо», он больше года вообще не пил… А потом от «друзей» отбоя не стало. Все говорили: «Выпей со мной, если уважаешь», и он не мог отказать людям… Эдик тренировался мало. Мог прогулять всю ночь, приехать на базу в день игры, проспать часа четыре-пять, а затем выходил на поле и забивал!.. Однако это вовсе не значит, что он был алкоголиком. О Стрельцове написано много книг и статей - так вот, в них столько вымысла!.. А ведь мало кто знает, что у Эдика было сильное плоскостопие - он играл в бутсах с супинаторами. К тому же Стрельцова помогла погубить его собственная мама. Она была категорически против его первой жены Аллы - говорила, что та недостойна ее сына...
- Ваша дружба со Стрельцовым продолжалась после его возвращения из мест заключения?
- Не в такой степени. Я в то время жил уже в Минске. После того, как он освободился, мы ни разу всерьез не встретились, не считая свиданий накоротке. В основном это было в дни матчей «Торпедо» и минского «Динамо». Эдик мне забивал. А после игр мы с ним по-дружески общались.
Элита советского футбола
- Вашим одноклубником был еще один легендарный футболист - Воронин…
- Валера был настоящим русским красавцем, чудо-богатырем! Черные как смоль волосы, великолепная осанка. Ни одна женщина не могла равнодушно пройти мимо него. Воронин был из семьи дипломата, закончил школу с золотой медалью. И футболистом был феноменальным. Но та страшная авария поставила крест на его карьере. Валеру собирали из машины по кусочкам, он долго находился в коме. И так и не стал полноценным человеком. Руководство «Торпедо» пожалело Воронина, взяло его на работу, лишь бы человек вроде как при деле был. Он писал после матчей какие-то статьи-отчеты, но их невозможно было читать. В конце концов он окончательно спился, ходил бутылки собирал, пока его не нашли с проломленным черепом…
- Вы были хорошо знакомы и с Яшиным…
- Да, это был мой самый лучший друг. Лева был человеком, который понимал в футболе все. Очень здорово играл ногами на выходах. А еще мы с ним первыми стали вбрасывать мяч товарищам рукой - это намного эффективнее, чем просто выбивать его ногой куда подальше. Мы стали начинать атаки товарищей от своих ворот. В общем, играли, общались… Потом Лева присылал мне в Минск приглашения на свои дни рождения, различные товарищеские матчи и прочие мероприятия. Так что отношения не прерывались. К тому же одно время я работал начальником команды минского «Динамо», а Яшин - московского. Поэтому мы с ним часто встречались на совещаниях по политико-воспитательной работе. Ездил я в Москву и на похороны Яшина.
До свидания, столица
- В 1960-м году на уровне правительства было принято решение, чтобы каждая советская республика была представлена в высшей лиге отдельной командой. Так в Минске появилась команда тракторного завода «Беларусь». Возглавил ее тренер Виктор Иванович Новиков. Он пригласил к себе многих московских футболистов. Председатель Белорусского республиканского спорткомитета Герой Советского Союза, бывший партизан Виктор Ильич Ливенцев приехал в Москву, чтобы лично отобрать игроков. Помимо меня, он пригласил из «Торпедо» Виталия Арбутова и Владимира Терехова, спартаковцев Игоря Ремина и Юрия Погальникова. Через год-два компанию нам составили Эдуард Малофеев из «Спартака», Михаил Мустыгин из ЦСКА…
- Какая цель ставилась перед минчанами?
- Нужно было создать команду, которая удержится в высшей лиге. Чемпионат-60 мы начали очень неплохо, обыграв на старте в Баку столичный «Спартак» - 1:0, шесть туров провели без поражений и долго шли в числе лидеров. А в итоге заняли 12-е место из 16 команд. Следующие два года больше боролись за выживание, но ничего, выдюжили. В 62-м вышли в финал Кубка СССР. Игра проходила в Москве. Нашим соперником был «Спартак», за который играли Нетто, Ильин, Татушин, Сальников, Мороз, Масленкин, Огоньков. Однако они не смогли распечатать мои ворота, правда, и мои одноклубники ответили тем же - в итоге нулевая ничья. На следующий день состоялась переигровка, и в конце встречи Исаев забил мне победный гол. После этого было принято решение завершать ответственные матчи в один день - появились дополнительное время и серия пенальти. Несмотря на поражение в решающем матче, по возвращении в Минск нас встречали как героев - весь город вышел на улицы! А уже через день нужно было принимать тбилисских динамовцев. На трибунах был аншлаг, и мы выиграли со счетом 2:0… В 1963 году наша команда была переименована в «Динамо». Министр внутренних дел БССР Александр Аксенов присвоил нам милицейские звания. После чего я на долгие годы связал свою жизнь с этим спортобществом. В том году мы, кстати, завоевали бронзовые медали чемпионата СССР. Это был громадный успех белорусского футбола!
«Динамо» - навсегда!
- В 1962 году главным тренером минской команды стал Александр Севидов - отец спартаковского нападающего Юрия Севидова (Юра позже стал телекомментатором). Александр Александрович возглавлял нашу команду семь лет. С ним связаны главные наши достижения того времени. Я стоял в воротах в «Динамо» до 37 лет, а когда я решил уйти из большого спорта, Севидов предложил мне помочь ему в работе. Так я стал начальником команды, затем был тренером при Иване Ивановиче Мозере. Работал с вратарями - тренировал Михаила Вергеенко, Юрия Курбыко, Вячеслава Хрусталева… Всего же мой трудовой стаж составил 50 лет. А дослужился я в Минске до звания подполковник милиции.
- Как играло тогда минское «Динамо»?
- Неровно. Хотя у нас были хорошие бомбардиры - Эдик Малофеев, Миша Мустыгин, Леонард Адамов. Неплохо играл Хуан Усаторре из Могилева.
- По-моему, у него какое-то небелорусское имя…
- Он был одним из испанских детей, переселившихся в СССР в 36-м году. Через некоторое время его забрали в «Спартак», потом он пошел по рукам, и, в конце концов, пропал где-то в Испании. В сборной СССР играли Эдуард Малофеев, Леонард Адамов, Игорь Ремин, на подходе к главной команде страны были Иван Савостиков, Эдуард Заремба…
Запертая дверь
- Я слышал, вы были игроком сборной СССР?
- Был. В 1955 году помощник Гавриила Качалина Константин Бесков привлек меня к тренировкам сборной. Моими конкурентами за место в воротах были Лев Яшин и его одноклубник Владимир Беляев. Что интересно, Володя всю жизнь просидел за спиной у Левы - и в «Динамо», и в сборной. Этакая вратарская связка… Вскоре сборная должна была отправляться на сборы в Индию, а у меня оказалась незалеченная травма плеча. И поехал Беляев… Я же принимал в том году участие в нескольких товарищеских матчах нашей сборной в Москве.
- Больше к вашей помощи руководители нашей сборной не обращались?
- Был я в списках кандидатов в главную команду страны и в 59-м году. Но во время товарищеского матча «Торпедо» в Англии вновь получил травму. Вскоре после этого я поругался с главным тренером «Торпедо» Виктором Александровичем Масловым, и решил уехать в Минск… Впрочем, и без того мне удалось посмотреть белый свет. Я объездил с «Торпедо» и минским «Динамо» полмира - был в Швейцарии, Франции, Норвегии, Голландии, Бельгии, Кении, Уганде, Марокко, Гвинее, Сенегале, Алжире, Индии, на Цейлоне. А соцстраны я вообще не считаю - мы часто проводили там предсезонные сборы, поэтому заграницей их особо не считали.
«Москва» не сразу строилась
- За какую команду вы сейчас болеете?
- Конечно, за «Торпедо», но не лужниковское, а за подлинно автозаводскую команду. Тем более что я живу в Москве неподалеку от «ЗИЛа» (в Минске мы с женой обычно живем летом).
- На стадион ходите?
- В минувшем году здоровье не позволило, а раньше мы постоянно ходили с Виктором Шустиковым, Борисом Батановым и другими ветеранами футбола на наш стадион на зарядку. И на футболе вместе были. А в 2004 году из-за болезни жена настояла на том, чтобы я не ходил на игры.
- И все же за чемпионатом страны вы наверняка следили. Как оцените выступление «Торпедо-Металлурга» - «Москвы»?
- Команда до этого была очень слаба. Потом клуб купил несколько иностранцев и обезопасил себя от вылета в первый дивизион. Радоваться пока нечему. Завод сейчас практически стоит, но, главное, сохранилась детская футбольная школа имени Воронина и наша база в Мячиково.
- Что вы, как вратарь, скажите об игре главного стража ворот «Москвы» Филимонова?
- Саша когда-то здорово играл в «Спартаке». Я думал тогда - ну вот, наконец, нашли фундаментального вратаря… Но, видимо, тот роковой гол Шевченко сильно надломил Филимонова. Хотя, может быть, он и восстановился. В этом году я видел Александра только по телевизору, а он не позволяет истинно судить о том или ном игроке.
- Лужков, вроде как, хочет сделать из «Москвы» суперклуб.
- Если Юрий Михайлович выделит нашей команде деньги, это должно пойти на пользу футболу.
Корни тянут на родину
- Вместе с вами в Ставрополе гостит ваша жена. Расскажите немного о своей семье.
- У меня прекрасная семья. Мы с Тамарой Ивановной живем, душа в душу, более полувека. На нашей золотой свадьбе были Иван Мозер, Владимир Маслаченко, Валентин Ивакин и множество других футболистов. Дочь Валерия закончила консерваторию, внучка Полина окончила колледж при университете имени Мориса Тореза, сейчас учится в московском лингвистическом университете на факультете перевода и международного права. Она очень хорошо знает английский и немецкий, а в этом году учится в Швейцарии. Получает там хорошую стипендию. Звонила, спрашивает: «Дед, может тебе денег прислать?». А еще она дипломированная модель и очень любит кататься на горных лыжах.
- Сын не пошел по вашим стопам?
- Эдуард занимался в минской футбольной ДЮСШ, подавал неплохие надежды… Но в подростковом возрасте порвал на ноге мышцу, и на футболе пришлось поставить крест.
- Часто ли вспоминаете свою родину?
- Конечно! Я очень люблю Краснодар, Кубань. Правда, к глубокому моему сожалению, я не был в родном городе целых 52 года. А так хотелось бы побродить по его улицам, зайти на стадион, встретить старых друзей… Если кто из них еще жив, хочу передать им через «Независимую спортивную газету» пламенный привет! Хочу поздравить всех краснодарцев с Новым годом и пожелать всем здоровья и счастья!
Вадим Хныгин, Ставрополь





 
© 2004 - 2018 Независимая спортивная газета. Все права защищены.

Материалы в разделах «Каталог статей», «Объявления» и «Прочее» размещаются на правах рекламы.
Редакция газеты не имеет отношения к их содержанию.

При использовании авторских материалов ссылка на «Независимую спортивную газету» обязательна
(для интернет-проектов необходима гиперссылка на наш сайт http://www.aksport.ru)
<