иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 14.12.2018
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №17 от 19.10.04
 
.: Гандбол. Люди и судьбы
Галина Колотилова:
гандбольная эпоха глазами вратаря
Из досье «Независимой Спортивной Газеты»:
Галина Колотилова.
Гандбольный голкипер.
Заслуженный мастер спорта.
Родилась 23 июня 1954 года в Ростове-на-Дону.
Выступала за «Ростсельмаш», сборную РСФСР, сборную СССР.
Двукратная чемпионка Советского Союза среди девушек (1971 и 1972).
Бронзовый призер чемпионатов СССР (1976, 1986).
Серебряный призер чемпионатов СССР (1978-1981, 1987, 1988), обладатель Кубка СССР (1981, 1982).
Серебряный призер Спартакиады народов СССР (1975, 1979) в составе сборной РСФСР (капитан команды).
Чемпионка России (1993), серебряный призер (1992, 1994), бронзовый (1996, 1997, 2000).
В сборной СССР с 1976-го по 1982 год, серебряный призер чемпионата мира-76.
Почетный гражданин Ростова-на-Дону.
Делегат съезда ВЛКСМ (1982).
Награждена орденом Дружбы народов.
Выпускница ГЦОЛИФКа (Государственного Центрального ордена Ленина института физической культуры).
Тренер клуба «Ростов-Дон».
Великим в спорте можно стать, свершив в какой-то знаменательный миг победу на престижнейших состязаниях, установив потрясший мир рекорд. А вот как быть, если ему, Большому спорту, отдано в верном служении более трех десятков напряженных лет, это ли тоже не подвиг? Причем в конкретном случае героиня повествования с целым иконостасом призовых наград союзного и российского значения успела кроме блестящего выступления на арене вырастить дочь и сына, кроме того, активно участвовать в общественной жизни своего города.
Как маленький мяч победил маленький мячик
Ее первый наставник заслуженный тренер России Григорий Магакьянц всегда утверждал, что Галя пошла не тем путем и могла даже при своей гандбольной нынешней славе достичь большего. Причем речь он вел о настольном теннисе, которому служит много лет, почему имеет зоркий глаз на таланты.
- Да, я действительно пробовала силы в «пинг-понге» у Григория Андреевича, - вспоминает Колотилова, - а еще в плавании, баскетболе, волейболе. Я росла в небогатой рабочей ростсельмашевской семье, была в некотором роде сорванцом - играла во дворе с мальчишками в футбол, лихо лазила по деревьям, при подвижности и лихости к спорту тянулась интуитивно. Однажды пришедший в нашу школу неизвестный тренер убедительно и страстно стал агитировать за гандбол, пятерых уговорил, в том числе и меня. Новый вид понравился. Правда, действиями в поле - в ворота никто становиться не хотел, по принуждению их защищали все по очереди. У меня получалось вроде лучше всех. Причем еще тогда утвердилось важное голкиперское чувство бесстрашия (ведь мне те же дворовые футбольные соперники не раз в кровь лицо разбивали, когда я становилась на последний рубеж между портфелями), здорового упрямства - я выходила из себя, когда мне забивали, старалась в следующий раз при противоборстве с атакующими непременно выйти победительницей. На девичьем российском первенстве в Ставрополе мы встречались со свердловским «Калининцем», фаворитом турнира, именно после этого ключевого матча мне вручили приз лучшего молодого игрока. Причем в тринадцать лет я с подругами противостояла девчонкам на два года старше. Тот приз мою спортивную судьбу решил окончательно и навсегда.
Как по воле незнайки-киевлянки мы стали третьими
- Не думаю, чтобы мой и моего «Ростсельмаша» рост пункт за пунктом очень уж интересен читателям кубанского издания, коим является уважаемая мной «Независимая спортивная газета». Скажу только, «Кубань» потом шла по нашим стопам - от тогдашнего относительно второразрядного в союзном орнаменте первенства Российской Федерации до первой лиги Союза, тяжелым со второй попытки прорывом в элиту. А вот в той союзной «вышке», куда «Ростсельмаш» яростно стремился, нам удалось сразу же изрядно пошуметь и попортить нервы старожилам. Даже взять медали. Причем достаточно курьезно.
Тема договорных матчей постоянно всплывает, как вот сейчас в футболе. Гандбол меньше под прожекторами, все равно эта болезнь не минует порой и наш вид, видно, человеческий фактор границ не имеет. В 1976-м наш первый чемпионат Союза завершался в Каунасе. К той поре мы в элитном дивизионе закрепились, успели многим попортить планы, шли даже на медали. Хотя был и контррасклад. Киевский «Спартак», суперфаворит того времени, в очередной раз брал золото, Баку - серебро, Кишинев, имевший тогда очень приличное «Динамо», претендовал вместе с нами на бронзу. Уже позже стало известно, что молдаванки вышли на киевлянок и расписали очную встречу в ничейном варианте, «Динамо» устраивавшем. Все у них шло здорово до самой последней минуты, когда выпущенная на площадку при той самой расписанной вроде ничьей киевская резервистка, ни о чем закулисном в отличие от ведущих игроков не ведавшая, отчаянно пошла на проход, протаранила оборону и…метко бросила. Оставшихся считанных секунд молдавской команде не хватило, чтобы отыграться. Мы же представившийся шанс не упустили, одержали бронзовую победу. По чести, справедливую, нам-то по ходу дела «Спартак» не давал никаких послаблений, как собирался это сделать «Динамо».
Как мне повезло с тренерами
- Говорят, свита делает короля. Так оно так, да ведь и сам король определяет ту самую свиту. В перефразе, команда делает тренера, да ведь и сам тренер формирует команду и находит ее лицо.
Тренеры - мое везение.
Виктор ГУСЕВ. Помните, как в школьном коридоре неизвестный тренер увлек меня с подружками на гандбол? Это был Виктор Гусев. Чаще всего, именно дебютный наставник решает в положительном либо отрицательном ключе судьбу учеников. Итак, Гусев. Прежде всего, безупречно пунктуальный - коль тренировка назначена на семь утра, она начнется именно в семь, ни минутой раньше, ни минутой позже. Безупречно аккуратный - ни единой складочки в цивильной одежде, спортивной. Увлекательные занятия, одно на другое не похожее. Все для нас, девчонок, имело в комплексе огромное значение. Это - школа.
Леомарк НЕВЯДОМСКИЙ. Для нас на каком-то этапе - вершина. Леомарк Витальевич возглавлял ранее свердловский «Калининец», российский премьер, бравший союзные награды. Нас при начальном уже свидании поразил нацеленностью на результат. Представьте, мы еще и о первой лиге особо не думали, тогда как новый наставник как о чем-то решенном говорил уже о высшей. Леомарк Витальевич был интересен и редкой увлеченностью тренировочным процессом, создавалось впечатление, что он сам участвует как игрок в заданной программе рядом. Именно при нем «Ростсельмаш» перешел от любительства на жесткий профессионализм. И в работе, и в быту. Еще примечательный момент - Невядомский наладил серьезный творческий контакт с медициной, скажу даже серьезнейший, во всех проявлениях. Это в целом - уже университет.
Игорь ТУРЧИН. Знакомство с ним вышло необычным. Надо сказать, практически все вратари «вышки» имели рост под 180, я же - 169. «Куда низко бьешь?! - рычал он со скамейки в дни очных наших встреч со «Спартаком». - Целься повыше! Она же малая (в смысле маленькая)». Со своим непобедимым «Спартаком» Игорь Евдокимович виделся мэтром с авторитетом выше крыши. Суровый с виду, он внушал в известной степени трепет. Но вот мне посчастливилось попасть к нему в сборную СССР, выяснилось абсолютно иное - совершенно человеческое отношение к тебе, новичку. У Турчина были интереснейшие тренировки, причем он скрупулезно знал, как работать и с вратарями. Сами занятия проходили в относительно коротком режиме, зато крайне увлекательно, по окончании не появлялось угнетенной усталости, наоборот, следующую тренировку все ждали с интересом и желанием. Игорь Евдокимович отличался вспыльчивым (не злым!) характером, но быстро остывал, умел тактично сгладить проявленную грубость, обида сразу проходила. Как-то он отозвал меня в сторону: «Не хочешь ли испытать себя у нас в «Спартаке?» Я отказалась, на то имелись причины не покидать родной Ростов. То ли тот отказ, то ли что иное, но Турчин не взял меня в состав на Олимпиаду-80, хотя я находилась в пике формы. Тем не менее, зла за то на него не держу, наоборот, считаю огромной удачей пройти его академию.
Александр ПАНОВ. Тоже академия. Сам большой игрок, Александр Павлович перенес на гандбол женский принципы мужского. Увеличились нагрузки, особенно на предсезонных сборах Панов жил игрой, не мог на месте усидеть, вел матчи здорово, с тончайшими нюансами нужных замен или мгновенных тактических перестроек. Его педагогический метод выглядел своеобразно: Панов отнюдь не по принципам Антона Макаренко часто «глушил» игрока, да так, что хоть уходи. Нужно сказать, делал подобное сознательно - коль «объект» такую обструкцию выдерживал, резко прибавлял в классе. Как пример - Таня Березняк, одна из его любимых учениц. Тем не менее, страшно вспомнить, что она пережила в какой-то период гонений Панова. Зато потом, выстояв в испытаниях, стала такой дивной «линейщицей», каких было мало. Александр Павлович, кстати, еще в невинномысском «Азоте» раньше других бросил дерзкий вызов киевскому «Спартаку» в зените его величия, на практике показал, что с Турчиным сражаться можно и должно, до того Киеву перчатку бросать серьезно никто не рисковал.
Сергей АВАНЕСОВ. Тоже «академик», Тренер с большой буквы. Его бакинский «Спартак» («Автомобилист») имел неповторимое тактическое лицо. Я же ему благодарна по-особому. После рождения сына уже практически завершила карьеру, собралась на тренерство в силу достаточно солидного возраста - 39 лет. И вдруг (он несколько сезонов возглавлял «Ростсельмаш»): «Галя, станешь в «раму», команде нужно». Сергей Михайлович сумел найти убедительные доводы, я еще несколько сезонов смогла поиграть в российских чемпионатах.
Как дочка Аллы Максимцевой стала Викторией
С 1977-го по 1981-й мы с «Ростсельмашем» становились серебряными призерами. Нас никто не мог догнать, как и мы сами «Спартак». «Ну когда же вы, наконец, Турчина победите?» - постоянный вопрос витал в Ростове в воздухе. Знаете, такое случается - идут параллельно два мощных поколения, одно, тем не менее, чуть мощнее, что с нами и киевлянками и случилось. В 1980-м в Калининграде нам удалось на последней минуте иметь «+1», все равно спартаковки на кураже от поражения ушли. А впервые одолели их в 1984-м. Причем резко ослабленным составом - многие наши ведущие игроки разъехались по зарубежным клубам. Шли аж седьмыми. Нас тренировал Борис Сыч, очень сильно тактически подкованный специалист. Он по косточкам разобрал манеру действий спартаковок, те же, похоже, вышли на площадку вальяжно в очередной раз нас бить, а когда нашла коса на камень, даже Турчин потерял нить управления командой. У нашей подруги и партнерши Аллы Максимцевой в Ростове как раз в тот день родилась дочка, мы послали телеграмму, чтобы она назвала ее символично Викторией, да чуть запоздали - малышка уже именовалась Валерией. Зато имя второй дочурки сомнения не вызывало - только Виктория и никаких!
Как бомбардиры ковали мое мастерство
Задача атакующих - так послать в цель мяч, чтобы стража ворот пробить, удел голкипера не дрогнуть при самых жестокой силы бросках. Мне лично пришлось пройти мастер-класс самых великих снайперов Союза.
Татьяна МАКАРЕЦ («Спартак» Киев). Мяч из ее руки вылетал со страшной силой. А представьте, каково было ей противодействовать при семиметровых. Да куда денешься, не дублершу же вместо себя на площадку посылать?
Зинаида ТУРЧИНА («Спартак» Киев). Своеобразная «лиса гандбола». У Зины был редкий дар читать игру с листа. Она периферическим зрением всегда видела вратаря, и горе тебе, если позицию хоть на миг потерял. Турчина умела из нескольких вариантов продолжения очередной комбинации, как компьютер, выбрать лучший. Пожалуй, такого диспетчера-снайпера больше на нашем небосклоне не появлялось.
Лариса КАРЛОВА («Спартак» Киев). Ее прыжок с завесом неподражаем - полетная пауза заставляла голкиперов терять концентрацию. У нее феноменально была развита кисть, что делало бросок особенно резким и коварным.
Сигита СТРЕЧЕНЬ («ЭГЛЕ» Вильнюс»). У самого видного литовского бомбардира техника выглядела уникально странной, точнее не имелось никакой техники, речь идет о броске. Зато куда она метит, абсолютно не вычислялось. Мне кажется, она и сама не знала, куда пошлет мяч. Плюс к тому, Сигита была редчайшим бойцом. Говорят, прибалтийки спокойны и хладнокровны, куда там - у Сиги глаза не то, что горели, полыхали каким-то злым огнем, понятно, в спортивном духе.
Юлия САФИНА («Азот» Невинномысск). Редчайший случай - Юля в легкой атлетике, будучи бегуньей на средние дистанции, входила в сборную Союза и даже готовилась к Олимпиаде в Монреале. Гандболом серьезно занялась в 27 лет (!) и в короткий срок стала как раз в руках Александра Панова видным мастером атаки, затем игроком сборной, второй в своей карьере, олимпийской чемпионкой-80. Мяч у нее летел, словно ядро. На горе вратарям. На поединок с ней приходилось «надевать кольчугу» - говорю образно, это в плане особого настроя и особого внимания.
Наталья МОРСКОВА («Ростсельмаш» Ростов-на-Дону). Моя одноклубница, ясно, ее мощь мне приходилось испытывать на тренировках. У нее, гандболистки редкого таланта, счастливо сложилась судьба - Леомарк Невядомский сразу разглядел ее достоинства, уже в шестнадцать лет подключил к основному составу, постепенно бережно обстреливал, так она и шла все выше по ступенькам роста, пока не стала асом и игроком символической сборной мира. У Натальи счастливо сочетались мощь и скорость, отточенной выглядела техника броска, добавьте сюда натуру бескомпромиссного лидера. Она умела и любила много забивать, между тем, не чуралась работы в защите, причем весьма неплохой.
Как я оценивала из «рамки» своих визави
Собственно игра вратарю из рамки видится лишь в тактическом ракурсе, лицом к лицу больше сталкиваешься с полевыми исполнителями, за визави наблюдала чисто по игровому, вдруг они покинут владения и удастся дальний голевой бросок, что порой удавалось сделать. Более внимательно наблюдала за их действиями с трибуны.
Из всех мне лично нравились трое.
Наталья ШЕРСТЮК («Спартак» Киев). Знаете, есть кое у кого из «киперов» так называемый вариант отсроченной удачи, мол, сейчас отвернусь от сильного броска, пропущу, зато потом возьму. Наташа никогда на подобное не шла. У нее была на редкость уравновешенная психика. Я с ней в сборной на чемпионате мира-76 стала вторым номером, все видела очно - Наталья безмятежно могла спать вплоть до самого ответственного самого матча. Что, уверяю, крайняя редкость. Обычно, знаю по себе, начинаешь готовиться к игре часа за три, настраиваться, прокручивать возможные события перед воротами в уме. Она к тому еще была вратарем думающим - анализировала всех соперниц, все о них знала. «Раму» освоила в совершенстве, могла тащить мертвые мячи двумя руками из «девяток», обладала шикарным первым атакующим пасом. Ее, между прочим, панически боялись немки из ГДР, главные конкурентки советских гандболисток тех лет.
Валентина БЕРЗИНА (ЗИИ Запорожье). Ее именовали «домохозяйка в воротах», столь обстоятельно она распоряжалась вверенным ей местом. У Вали, как ни парадоксально, не имелось особой вратарской техники, казалось, вообще, как у вышеупомянутой Сигиты Стречень в атаке, не было никакой, что она компенсировала удивительным чутьем. Вот она берет безнадежный мяч, а вот уклоняется от броска - мяч все равно летит в нее!
Татьяна ДЖАНДЖГАВА (ШАЛИМОВА) («Кубань» Краснодар). По стати она вроде и не голкипер - тоненькая, как тростинка, ударь - перешибешь. Чисто внешнее впечатление. У Тани выбор места выходил, что надо, все движения исключительно рациональны. Используя длинные руки и ноги, она мастерски перекрывала все сектора ворот. Удивительная фигура в нашем гандболе.
Как «Кубань» стала нашей беспокойной «сестричкой»
В союзных чемпионатах все держали равнение на киевский «Спартак», двадцать лет (двадцать!) не уступавший никому первой позиции. Эта команда не имела слабых мест, ориентир у всех спартаковок имелся один - сборная и победы в ней на мире ли, Олимпиаде. Четко выглядела организация - от материально-технической базы до подготовки смены. Там, между прочим, первыми в Союзе ввели систему спортинтерната. В «Спартаке» переход от поколения к поколению проходил всегда безболезненно - пока достойная молодежь не подрастала, «стариков» убирать не спешили. Конечно, на Турчина трудилась вся Украина, но высокая цель больших побед оправдывала средства дополнительного усиленного комплектования. Самобытно выглядел бакинский «Спартак» («Автомобилист»), своим неповторимым почерком обладали ЗИИ, литовские «Жальгирис» и «Эгле».
Есть в играх сложное со стороны понятие - соперничающая команда «своя» и «чужая». Так, мы в «Ростсельмаше» чаще всего становились «клиентками» бакинок, однажды у себя в Ростове вели «+7» и… проиграли. Тяжело и не всегда положительно давались нам встречи с «Азотом». Зато с теми же прибалтийками из Каунаса и Вильнюса на нас можно было смело ставить - их нам чаще всего доводилось побеждать даже у них на площадке.
Когда краснодарская «Кубань» пробилась в высшую лигу, напрашивались параллели с нами, о чем сказано выше. Параллели по судьбе - по стилю «Ростсельмаш» с «Кубанью» выглядели совершеннейшими антиподами.
Как-то известная журналистка «Советского спорта» гандбольный мастер спорта Елена Рерих, нашла, рассказывая о «Кубани», удивительный образ. «Вот шмель, - писала она, - согласно законам аэродинамики летать он не может, так устроен. Вот и «Кубань» - в свете гандбольных канонов, ей на площадке по большому счету среди фаворитов делать нечего. Ан нет, вопреки всему, она и бьется, и побеждает». В самом деле, кубанские девчонки, уступающие многим по стати, составили фантастический ансамбль - не имея в рядах могучих гренадерш, каких в Союзе имели все клубы, они брали исключительной задиристостью, живостью, подвижностью.
«Ростсельмаш» в Союзе долгую пору достойно бился за честь России в одиночку. «Кубань», пройдя период адаптации в «вышке», подтянулась и даже нас опередила, впервые сместив в 1989-м киевский «Спартак» с золотой вершины «вечного» чемпионства. Через сезон Ростов поддержал Краснодар, совместными усилиями оба клуба подвели черту под гегемонией Игоря Турчина.
«Кубань» вообще-то наша, ростовчанок, «сестричка» - неуживчивая, настырная, задиристая, все равно «родственница». По той еще причине, что ее действующие лица более других нам были близки.
Александр ТАРАСИКОВ. Я его знаю с того времени, когда еще выступала за молодежную российскую сборную, Александр Иванович рядом тренировал юношей. Он подходил, скажем, кроме других, лично ко мне, давал ненавязчиво советы, это не обижало, ибо они оказывались дельными. В играх всегда поражал его злой по-спортивному настрой, поединки с «Кубанью» у всех и у нас в частности неизменно получались сложными, яростными, типа битвы, без всяких компромиссов. Тарасиков любил и любит игроков бойцовской сути, он может снять с площадки более мастеровитых исполнителей, отдавая приоритет именно бойцам. Бился и бьется до конца, пусть команда и уступает, допустим, «-10».
Галина БОРЗЕНКОВА (ТЯН). Высокотехничная линейная, умеющая выцарапать мяч, когда такое сделать практически невозможно. Если ей доставили в линию мяч, пиши, соперницы, пропало - будет либо гол, либо семиметровый, промахов Галя в таких случаях практически не знала. Плюс к тому блестяще играла в обороне.
Галина ОНОПРИЕНКО (ЖИВИЛО). Хрупкая и внешне вроде ничего особого, умела, однако, идти в активное противоборство с любой самой рослой защитницей. Обладала отменным чувством эпизода, когда можно реализовать активный и действенный проход.
Наталья АНИСИМОВА (ГУСЬКОВА). Если по классификации Елены Рерих «Кубань» - шмель, то же самое можно индивидуально сказать о Наташе. На фоне отменных снайперов особых данных никаких, между тем бросок получался у нее на редкость хитрый, коварный, чаще неотразимый, Гуськова имела редчайшее «чувство лететь в прыжке прямо на вратаря и в контролируемом полете зряче бросать в «мертвую зону» - стражу «рамки» под корпус. Я с ней выступала за сборную России и Союза, могла лично оценить ее контактность, исключительную доброжелательность. С Наташей дружу и сейчас, мы регулярно перезваниваемся, а если придется, с удовольствием встречаемся.
Как гляжу на век нынешний
- В командах мастеров мне довелось пробыть с 1971-го по 2001-й, ровно три десятка лет, целая эпоха. Да и сейчас не в стороне. Что ж, порой в таких случаях кому-то приходит в голову говорить, как «в наше время огонь был жарче, солнце светило ярче». Увы, утверждать, что российский нынешний гандбол лучше былого советского не возьмусь. Тот интернациональный котел кипел более бурно на радость зрителям, везде, в Киеве ли, Запорожье, Вильнюсе, Ростове, Краснодаре заполнявшим трибуны до предела. Возродить бы прошлое хотя бы в рамках СНГ, да, наверное, поезд ушел навсегда.
В России ныне спад. Виной чему огромный отток лучших игроков за рубеж, еще тормозит рост и искусственное укрепление тольяттинской чемпионской «Лады» за счет других, прежде всего основных конкурентов, что снижает накал соперничества. Так вообще-то поступал и киевский «Спартак», но на фоне гандбола в других союзных республиках то не выглядело страшным. Сейчас же частым гребнем прочесывается все в одном государстве, отнюдь не на пользу общему делу. Из положительного - стало легче молодым. Прежде приходилось годами ждать вакансию в основе, теперь пробиться легче, было бы желание и здоровая дерзость. Сам гандбол омолодился, возможно, именно в этой плоскости и пойдет прогресс. А что он придет, у меня сомнений нет.
Евгений Серов, Ростов-на-Дону

 
© 2004 - 2018 Независимая спортивная газета. Все права защищены.

Материалы в разделах «Каталог статей», «Объявления» и «Прочее» размещаются на правах рекламы.
Редакция газеты не имеет отношения к их содержанию.

При использовании авторских материалов ссылка на «Независимую спортивную газету» обязательна
(для интернет-проектов необходима гиперссылка на наш сайт http://www.aksport.ru)
<