иконка 6+
Независимая спортивная газета - логотип
RSS-канал

Сайт обновлен 14.12.2018
.: На ГЛАВНУЮ :.
.: №16 от 12.10.04
 
.: Люди и судьбы
Владимир Почивалов: великий мастер,
оставшийся в тени великого партнера
Автор фото - Валерий Крачунов
Более десяти лет они были королями мировой акробатики. Василий Мачуга и Владимир Почивалов - возможно, лучшая пара акробатическая пара двадцатого века. Вместе они завоевали кучу медалей разного достоинства. По два раза выигрывали чемпионаты мира и Европы, владели Кубком мира, десять раз побеждали на чемпионатах России, дважды - поднимались на высшую ступеньку пьедестала почета всесоюзного первенства. В этом плане между двумя партнерами абсолютное равенство. Оно заканчивалось за пределами спортзала. Василий - шумный, инициативный, деятельный, обаятельный, настоящий лидер - был всегда на виду, в центре внимания широкой публики, включая сильных мира сего. Владимир - замкнутый, неразговорчивый - всегда оставался как бы в тени своего великого партнера.
Всем казалось, что так и должно быть. Никто не собирался менять привычную расстановку сил в их дуэте. После того, как оба великих ушли из большого спорта, пропасть между ними стала еще больше. Мачуга, благодаря своей неуемной энергии, лидерским качествам и вне акробатического помоста достиг небывалых вершин, проявив себя выдающимся организатором государственного масштаба. О Почивалове, который после окончания спортивной карьеры некоторое время поработал за гроши тренером, затем учительствовал в общеобразовательной школе, стали постепенно забывать. И вспоминали разве что под Новый год, приглашая на огонек спортивных ветеранов в краснодарский театр кукол.
В Голливуде подобный сюжет непременно использовали бы в сценарии психологического триллера. У двух суперспортсменов, друзьях на людях, в обычной жизни разный общественный и социальный статус. Один - любимец публики, красавец, преуспевает во всем, за что бы ни взялся. Второй - бука-затворник. И по киношному сюжету просто обязан был завидовать и в душе даже ненавидеть первого. В общем, тут можно такое наворотить...
Но в жизни все совсем по-другому, не так, как в кино. Никогда, ни при каких обстоятельствах Владимир не испытывал ненависти к Василию. Он вообще из тех людей, которым подобные чувства чужды. Да, бывало, ссорились в процессе тренировок. Но это все рабочие моменты. Владимир по-своему любил Василия и очень тяжело пережил его утрату. На его похоронах не мог сдержать рыданий. И это были слезы отчаяния, крик непритворной боли от невосполнимой потери. А ведь они в последние несколько лет практически не виделись друг с другом…
Вокруг этой знаменитой пары ходило много легенд. Одна из них о том, как Василий будто бы попал в автомобильную аварию, и когда вышел из машины посмотреть, кто его сзади на перекрестке стоячего стукнул, то с изумлением обнаружил за рулем своего партнера. Насколько мне известно, Мачуга был таким умелым водителем, что ни разу в жизни не попадал в подобные ситуации на дороге.
Или другая легенда, о том, что будто бы на одном из зарубежных приемов в честь знаменитых чемпионов оба краснодарских акробата так напились, что Василий, потеряв ориентировку, опрокинул бокал вина на одного из присутствующих за столом почетных гостей. Этого не могло быть по той причине, что к спиртному Василий вообще относился резко отрицательно.
А еще рассказывали, как оригинально Мачуга и Почивалов знакомились с мэрами городов, где выступали с показательными концертами. Василий подходил к градоначальнику, держа Владимира в стойке у себя на голове.
- Да, такое случалось, - подтверждает Почивалов. - И каждый раз у окружающих это вызывало бурю восторга. На вершине Эйфелевой башни в Париже мы стойку делали - и это было.
Родилась уникальная акробатическая пара благодаря эксперименту бывшего инженера-конструктора краснодарского завода тензометрических приборов, переквалифицировавшегося в спортивного тренера Виктора Нарыкова. По всем параметрам эксперимент должен был закончиться полным крахом. В юности Мачуга и Почивалов занимались акробатикой, но дальше первого разряда не пошли. Пришло время - обоих забрали в армию. Владимир служил в пехоте, Василий - в погранвойсках. На два года о спорте пришлось забыть.
Вернулись на гражданку - один тренировался в Ейске у Олега Запорожченко, второй в Краснодаре. Опять же без каких-либо перспектив на будущее. А какие могут быть далеко идущие планы у двадцатилетних перворазрядников. Поезд, как говорится, ушел. Почему Нарыков выбрал для своего эксперимента именно этих двоих, до сих пор остается загадкой.
Хореограф Лилия Лаврова, к которой обратился за помощью Нарыков, впервые увидев Володю и Василия, рассмеялась от всей души. А на ухо Нарыкову сказала:
- Ну крючки, ты только посмотри на них. Неужели ты серьезно хочешь сделать их них чемпионов?
- Да, хочу, - ответил Нарыков. - И чтобы выступали они на уровне мировых стандартов.
- Так вот, дорогой ты мой, - уже серьезно заговорила Лаврова, - им надо с азов начинать изучать ритмику, пластику, основы музыкальной гармонии. А они у тебя даже носки не тянут.
- Они будут делать все, что ты скажешь.
- Ну-ну, - только и сказала Лаврова.
Лилия Георгиевна, привыкшая все делать основательно, предельно серьезно отнеслась к своей миссии. Она подобрала музыку - динамичную, темпераментную, а от нее пошла и композиция - резкая, зажигательная. Сплав музыки и темпа - это потрясло зрителей и судей. Путь от мастеров спорта до чемпионов Европы, а затем и мира Мачуга и Почивалов не прошли - пролетели. Нарыков, Лаврова, Мачуга и Почивалов опровергли спортивную догму, которая настоятельно рекомендуют воспитывать чемпионов с детских лет. Аналогов этому уникальному эксперименту, так успешно завершившемуся, в истории спорта я не вижу.
Сами акробаты с первой же встречи почувствовали симпатию друг к другу. Будто эта встреча обоим была предназначена свыше.
- Когда мы при знакомстве пожали друг другу руки - в это трудно поверить, - я сразу почувствовал, что это та рука, на которую можно опереться, вспоминает Владимир. - Хватка есть, ему можно довериться. С первого же раза, когда я попробовал сделать стойку у него на руках, мы сразу встали, как вкопанные - невероятно! С таким партнером можно работать, подумал я тогда.
И началась работа. В них никто не верил. Над ними подшучивали, разыгрывали, а они пахали и пахали - двое упертых спортсменов и такой же их тренер. Да, и Лаврова, конечно.
Почивалов:
- Мы работали как ломовики - азартно, самозабвенно. Случалось, и перерабатывали. На меня в такие минуты находила хандра. Василий встряхивал меня, едва не силой заставлял работать. По этому поводу у нас с ним случались размолвки, стычки, иногда до серьезных конфликтов доходило. Но это обыкновенное дело между партнерами - и в спорте, и в жизни. Может, именно своей жесткостью, силой своего характера Мачуга сумел разжечь во мне мое собственное «я».
Каторжный труд в спорте - это тот самый фундамент, на котором стояли спортивные пары, созданные заслуженным тренером России Виктором Нарыковым. Мачуга и Почивалов - единственный в истории отечественной акробатики дуэт, который за свою десятилетнюю карьеру не проиграл ни одного международного турнира.
- Мы могли уступить соотечественникам на внутренних соревнованиях, - говорит Почивалов, - но проиграть каким-то там китайцам или полякам... Для нас это означало подвести державу.
Кое-кто может представить Мачугу и Почивалова парой автоматов, запрограммированных на победу в любой ситуации. Это не так. На одном из чемпионатов мира китайские акробаты на разминке продемонстрировали элементы из 21 века, чем повергли в шок наших тренеров. Но вот начались соревнования, китайцы, как два автомата, отрабатывали комбинацию. А выступление Мачуги и Почивалова - это грация, изящество. Это - Искусство. Анри Матисс однажды сравнил акробатику с живописью, оговорившись, что сравнение применимо только к высшей степени мастерства художника и спортсмена. Краснодарская пара создавала на ковре настоящие художественные образы. Сродни тем, что творил на полотне великий французский живописец. Наверное, именно поэтому никто в мире за десять лет так их и не обыграл. После же окончания спортивной карьеры каждый из них пошел по жизни своим путем…
- Давайте сразу оговорим главный момент: о Василии у меня только хорошие воспоминания, - предупредил при нашей встрече Владимир. - Никаких обид на него я никогда не таил и не таю. Просто все по местам расставила жизнь и люди, на нее влияющие. Василий и после своей смерти остается для всех идолом, примером, меня же, живого, по существу закопали в землю. Меньше всего я виню в этом моего партнера.
Сначала подумалось, что Владимир сильно преувеличивает. Но чем дольше мы общались, тем больше я убеждался, что не все так просто.
- О моем пятидесятилетии - я его в США отпраздновал - никто в родном городе не вспомнил, - грустно улыбается Владимир. - Случись юбилей у какого-нибудь спортивного чиновника, столько шуму сразу... А бывший чемпион мира... Кому он нужен со своей знаменательной датой, ведь даже мой бывший тренер Виктор Дмитриевич Нарыков о ней не знал. Я из Америки возвратился, мы с ним встретились - Дмитрич, говорю, а мне ведь полтинник недавно исполнился. Да ты что - удивился - правда? Когда?.. Между прочим, я его день рождения помню, как свой - 31 июля.
Конечно, все это мелочи жизни, но, тем не менее, неприятный осадок в душе остается. Как после приглашения меня на подработку в спортивную школу. Я тогда в обычной школе работал учителем физкультуры в начальных классах. Зарплаты школьного учителя, сами понимаете, хватает только на то, чтобы не умереть с голоду. Мне предложили набрать четыре группы учеников и тренировать их в свободное от основной работы время. Но поставили условие: пятьдесят процентов своего «левого» заработка я должен был отдавать спортшколе - на ее развитие, как мне сказали.
Как мне тогда стало больно... Нет, денег мне не жалко было, я понимал, что это система и что люди, сделавшие мне предложение, сами являются ее заложниками. Обидно то, что мне, несмотря на заслуги перед отечественной акробатикой, не стали делать исключения из общего правила и унизили, как человека с улицы.
- Владимир, вы с Василием, насколько мне известно, помимо обычной славы, заработали в свое время для родной страны немало валюты...
- В конце семидесятых начале восьмидесятых годов мы ездили вместе с группой гимнастов, акробатов, «художниц» в разные страны и давали так называемые спортивные концерты. Отбирали в эту труппу не просто звезд первой величины, а тех спортсменов, которые чем-то удивили, поразили мир. Когда наша сборная акробатов приехала в Англию, организаторы шоу, посмотрев наше с Василием выступление, сделали нашим руководителям своеобразный ультиматум: без этой пары можете к нам не приезжать. Так вот. Никто из нас не знал, сколько мы зарабатывали на этих показательных выступлениях. Подозревали, что очень много, ведь мы собирали аудиторию от 15 до 25 тысяч. А Василий уже тогда был вхож в большие кабинеты. Он-то и раскрыл нам глаза. Сидим как-то после одного из концертов, разговариваем на разные темы, и вдруг он говорит: «Мужики, а знаете, сколько мы с вами за неделю заработали? 160 тысяч долларов». У ребят сразу настроение упало - нам ведь из этой суммы выделили за всю неделю по 250 долларов на брата. А сколько мы таких концертов за свою спортивную карьеру дали в разных странах. В одну только Англию шесть лет подряд ездили. Но все деньги шли в Госкомспорт, который и существовал в основном за счет этих поступлений. В общем, мы с Василием несколько лет поддерживали - и весьма основательно - материально отечественный спорт. По идее мы должны были стать обеспеченными на всю жизнь людьми. Но получилось так, что мы обеспечили безбедное существование другим, сами же после ухода из большого спорта остались при своих.
- Расставание со спортивной славой - большой стресс для любого великого спортсмена. Как вы пережили этот период?
- Любой большой спортсмен - это, прежде всего, личность. А личность стремится себя реализовать после окончания спортивной карьеры, найти себе такое применение, которое соответствовало бы его уровню, имиджу. Если не получается, все может обернуться трагедией. Как это произошло с самым популярным краснодарским боксером, нашей, можно сказать, национальной гордостью Александром Изосимовым. Он таки не смог найти свое место в обычной жизни, морально сломался, покатился вниз по наклонной и в итоге умер сторожем. А вот другой пример, из акробатики. Наверняка краснодарские любители спорта помнят знаменитую акробатическую четверку Нарыкова, пятикратных чемпионов мира. Виктор Быстров затем работал в обыкновенной школе, преподавал ОБЖ. Владимир Симонов, по моим сведениям, трудился на вещевом рынке. Капиз Измайлов некоторое время работал грузчиком... Разве заслуживают эти люди такой участи?
- В подобных ситуациях принято обращаться к обществу - сделайте что-нибудь для чемпиона!
- А что - общество? Это живые люди, у каждого из них свои заботы, проблемы - в том числе и у облеченных властью. Идти куда-то, что-то у кого-то просить, то есть унижаться, - это удел слабых. Если сам не встанешь на ноги, никто тебя на них не поставит. Я не сломался, выжил, хотя жизнь и порядком меня потрепала. Сам выкарабкался, без посторонней помощи. За все годы моей жизни после ухода с помоста я получил только одноразовую материальную помощь от горспорткомитета, да и то потому, что со мной произошло несчастье.
- Расскажите об этом поподробнее.
- Несколько лет назад обворовали мою квартиру. Пошел закрывать больничный, возвращаюсь - дверь взломана, внутри беспорядок... Забрали все ценные вещи - доллары, я их собирал на ремонт, подарки... А что было неподъемно - холодильник, телевизор, - разбили. Это чтобы еще больнее хозяину сделать. И ведь знали, в чью квартиру залезли. Все мои награды со стены сняли, сложили в кулек, да не смогли унести, бросили у двери - соседка спугнула. Ничего святого у этих людей за душой. А ведь они тоже представители нашего общества. Такая тоска меня тогда взяла... Спасибо горспорткомитету - выделил мне деньги на покупку раскуроченных телевизора и холодильника.
- С Мачугой после расставания с большим спортом часто виделись?
- Очень редко. Когда заработал построенный им спорткомплекс, стали еще дальше отдаляться друг от друга. У него была своя жизнь, у меня - своя. И они практически нигде не пересекались. Встречались разве что на соревнованиях. Вообще, если быть до конца откровенным, тесных дружеских отношений у нас с Василием никогда не было. Даже в период активной творческой работы. Отработали в спортзале - и в разные стороны. Семьями не дружили, праздники вместе не отмечали. У него был свой круг общения, свои друзья, у меня - свой. Да, такое вполне возможно между двумя партнерами, много лет проработавшими в одной связке. Я совершенно не комплексовал по этому поводу - каждый человек волен выбирать себе друзей, с которыми ему интересно проводить свободное время. Нам же с ним достаточно было общения друг с другом в рабочее время. Когда Василий уехал в Москву, наши пути вообще надолго разошлись. И вот как-то еду я на машине мимо мачугинского спорткомплекса, смотрю - Василий у входа стоит, а вокруг него, естественно, свита - как-никах большое московское начальство. Остановиться, подойти поздороваться? Он теперь министр, а кто я такой? Все же решился. Выхожу из машины - он первый мне навстречу:
- Здорово, партнер! Не забыл, что мы с тобой когда-то делали?
- Я-то, отвечаю, не забыл, а ты?
- Это мы сейчас проверим, - засмеялся Василий. - Стойку слабо?
И прямо на улице, при всей своей свите, поднимает меня над собой. А что? Я подхватываю игру. Делаем одно упражнение, второе - полквартала зрителей собрали, сорвали аплодисменты. Вот таким получилось наше с ним последнее публичное выступление.
- Чем занимаетесь сейчас?
- Вот уже несколько лет работаю у Леонарда Гатова в «Премьере» массажистом. Эту профессию я освоил, еще когда в институте физкультуры учился. По вечерам, когда в школе преподавал физкультуру, подрабатывал массажем. Постепенно совершенствовал свое мастерство, научился врачевать. В общем, стал мануальщиком. Поверьте, это очень сложная и ответственная профессия. Бывали случаи, когда после вмешательства горе-мануальщика пациент вместо выздоровления оказывался в инвалидной коляске. Я практикую с 1988 года, и ни разу здоровье моих клиентов не подвергалось опасности. Брался лечить - и успешно - родовые травмы у младенцев. Стараюсь помочь людям в тех случаях, когда традиционная медицина бессильна. Своей сегодняшней жизнью абсолютно удовлетворен, в материальном плане не испытываю никаких затруднений. Хочу только одного - чтобы мои земляки время от времени вспоминали о своем чемпионе.
- Если бы вам предложили работу тренера и создали идеальные условия, изменили бы свою жизнь?
- Может, чуть раньше и подумал бы об этом всерьез, но сейчас точно скажу: «Нет». Сегодня я могу принести больше пользы людям именно тем, что я делаю. Для меня это главное.
Всеволод Петров





 
© 2004 - 2018 Независимая спортивная газета. Все права защищены.

Материалы в разделах «Каталог статей», «Объявления» и «Прочее» размещаются на правах рекламы.
Редакция газеты не имеет отношения к их содержанию.

При использовании авторских материалов ссылка на «Независимую спортивную газету» обязательна
(для интернет-проектов необходима гиперссылка на наш сайт http://www.aksport.ru)
<