.: Футбол. События и судьбы
Виталий Фурса: «Три фактора успеха»
Школьный спортзал был пуст. Бывший игрок краснодарской «Кубани» Виталий Фурса сидел в соседней учительской и играл в нарды с директором 80-й школы. Директор был в костюме, Фурса тоже, только в костюме спортивном. Ждали корреспондента «Независимой спортивной газеты». Игру прервали на два часа, чтобы погрузиться в историю кубанского футбола. Но что для одних - история, для других - жизнь.
Все мы родом из детства
фото: Валерий Крачунов
- Была такая дворовая команда «Наука» в районе Затона. В ней начинали свой путь кроме меня Володя Фофанов и Коля Польщиков. В далеком 1957 году мы выиграли первенство города среди дворовых команд, - вспоминает Виталий Иллиодорович. - Можете себе представить, какое это счастье для 11-летнего мальчишки - стать чемпионом Краснодара! Это была первая грамота в жизни. Потом я занимался футболом во Дворце пионеров, а в 61-м пришел на «Динамо» к Эдуарду Антонянцу.
- С ним вы пересеклись потом в «Кубани» в 1979-м, при Королькове.
- Мы и до сих пор пересекаемся - в прошлом году мои ребята из команды «Краснодар-2005» стали чемпионами города, обыграв команду СДЮШОР-5. Впервые удалось выиграть у своего тренера! Ну раз в год и веник стреляет...
- Чем запомнился динамовский футбол?
- Любил забивать. Но, прежде всего, запомнился сам Эдуард Дмитриевич, терпеливый и заботливый тренер. В одном из последних номеров «Независимой спортивной газеты» прочитал интервью с вратарем Сашей Перовым. Он говорит, что именно Антонянц разглядел в нем задатки голкипера. Меня это не удивляет.
- Ваши дети хотели стать футболистами?
- Когда-то и Вадим, и Роман участвовали в городском первенстве, играли за команду «Практика». Но футболистами не стали. Вадиму сорок, он юрист. Одно время занимался у Юры Колинько и Хамзы Багапова, но больше для здоровья. Роману - тридцать три. Он строитель.
До «Кубани» - два Кубка края
- В футбол я играл и в армии. Была такая команда «Звезда» в районе авиагородка, - продолжает рассказ Виталий Фурса. - Играл лет пять. Был тогда худым и физически слабым. Футбол придавал мне силы. В конце 60-х мы выиграли Кубок края и турнир «Золотая осень». В «Звезде» играли Илья Миронский, Костя Крюков, Вадик Соколов... Мы как-то обыграли «Кубань» на турнире «Подснежник» - 1:0. Забил Миронский, и его взяли в «Кубань». В «Звезде» даже мой ровесник, бывший тренер гандбольной «Кубани» Александр Тарасиков играл. Правда, больше в запасе сидел, - Виталий Иллиодорович посмеивается. - Но зато очень многого добился в гандболе...
...В 1970-м Виталий Фурса выиграл Кубок края в рядах команды завода имени Седина. В составе того коллектива он стал обладателем приза лучшему нападающему чемпионата Кубани. В самом турнире сединцы заняли второе место, зато выиграли зимнее первенство Краснодара.
- Никакими любителями, мы, конечно, не были - все зарабатывали на жизнь футболом, числясь на разных должностях. Уровень команды был достаточно высок: например, в 70-м играли в финале Кубка Северного Кавказа, куда пробивались лучшие «любители» региона. На тот турнир приезжали специалисты - искали игроков в команды мастеров. Что касается меня, приглашение в «Кубань» получил осенью 70-го в 24 года. Поздновато, конечно.
Виталий Фурса и сегодня не прочь выйти на поле
фото: Валерий Крачунов
- Вас ведь в «Кубань» звали сразу после демобилизации...
- Было дело. Но я посчитал себя физически неготовым и отказался. Сейчас жалею. Потерял как футболист лет пять, не меньше!
- А кто приглашал в «Кубань» на этот раз?
- Второй тренер Анатолий Миронов, только что закончивший играть. Уговаривать меня не пришлось.
За три года - в первую лигу
В 70-м «Кубань», между прочим, вылетела во вторую лигу, заняв... 16 место при 22-х участниках турнира. Спасибо большой политике: ряд команд из союзных республик по условиям турнира изначально никуда не вылетал. Рижская «Даугава», «Памир» (Душанбе), «Алга» (Фрунзе) и «Строитель» (Ашхабад), расположившись ниже «Кубани», прописку сохранили. В результате этого абсурда ивановский «Текстильщик», занявший итоговое 12-е место (середина таблицы!), не был спокоен в ходе всего турнира. Краснодарцев ивановцы опередили всего на три очка.
- После вылета в «Кубань» пришел новый тренер, ныне покойный Петр Петрович Щербатенко, игравший в ЦДКА, знаменитой послевоенной «команде лейтенантов». В «Кубани» в том году вместе со мной появились новые игроки, в том числе, Николай Алешин, последние годы жизни успешно работавший в «Краснодаре-2000».
- Вас определили в центр поля, хотя прежде вы являлись бомбардиром. Отчего так?
- Так тренер решил. Я располагался под нападающими, потом играл опорника. Первый год трудновато было, «физики» и скорости не хватало, однако я стал игроком основного состава. Все-таки не «зеленым» мальчишкой пришел, у меня тогда даже первая седина появилась...
В «Кубани» тогда играли вратари Олег Кущ и Саша Волков, защитники Борис Ильченко, Владимир Суренков, Владимир Фофанов. Впереди действовали Владимир Будагов, Виталий Победенный, Виктор Кедрус, Юра Колинько и Александр Миронцев. Состав подобрался довольно ровный. В 71-м мы стали пятыми, на следующий год - вторыми, а в 73-м после «стыковых» матчей вышли в первую лигу. Тогда она называлась первой группой класса «А».
- Однако «Кубань» в первую лигу выводил другой тренер - Станислав Шмерлин.
- У нас тогда тренеры каждый год менялись. Шмерлин отработал полтора сезона. Он был построже Щербатенко, дело свое знал. Дважды, в 64-м и 73-м, выводил в высшую лигу одесский «Черноморец». Шмерлин пригласил в «Кубань» Виктора Корецкого, Сашу Лупанова, Владимира Казакова, Колю Польщикова, Павла Куща и, самое главное, моего лучшего друга - вратаря Сашу Артеменко. Этому парню в 1969 году я, играя за завод Седина, забил в Кореновске три гола! (Улыбается). Помню, он появился - худой, высокий, с бланшем под глазом. Мы потом столько лет играли в «Кубани»! Да и в «Дружбе» годик побегали. Одно время даже говорили: «Кубань» потому хорошо в защите играет, что Артеменко с Фурсой кореша.
- В 72-м в итоговой таблице 3-й зоны «Кубань» пропустила вперед только липецкий «Металлург», а в следующем сезоне опередила «Терек» из Грозного на восемь очков. Прогресс!
- Сезон-72 провели ровно, но команда Липецка была и правда сильнее. Главное, что мы не растеряли игровых кондиций и выполнили свою задачу через год. Несмотря на то, что Шмерлина еще летом «ушли». Он был очень принципиален, ему не простили. Тогда краевые власти активно вмешивались в футбольные дела, головы нередко летели. А нам надо было выходить в первую лигу. Турнир мы заканчивали под руководством Владимира Будагова, с которым вместе играли еще в 71-м.
- Тогда первая команда, насколько помню, не выходила напрямую в старший класс...
- Верно. В финальной пульке победители семи зон второй лиги выясняли между собой, кому достанутся три заветные путевки. Играли в Сочи. Нам такая система нравилась. Пулька одновременно являлась чемпионатом России. Мы стали чемпионами РСФСР, хотя заняли третье место...
...Напомним, тогда в финале сошлись свердловский «Уралмаш», «Таврия» (Симферополь), «Кубань», «Искра» (Смоленск), «Спартак» (Кострома), «Сибиряк» (Братск) и «Трактор» (Павлодар). Краснодарцы одержали две победы с крупным счетом и четырежды сыграли вничью. Вот что я прочел в книге «История кубанского футбола» о том сезоне и о своем собеседнике: «Уже первые встречи турнира в третьей зоне показали, что легких побед не будет. Линия полузащиты действовала не всегда слаженно, и только старания Виталия Фурсы - игрока техничного, хорошо видящего поле, позволяли поддерживать необходимые связи между защитой и нападением. Фурса успевал помогать обороне, успешно боролся за обладание серединой поля, питал мячами форвардов, создавал для них голевые ситуации и вдобавок сам нередко забивал».
В общем, этот игрок был лидером.
Бунт на корабле
Однако в 1974-м в «Кубани» не все было гладко. Из команды в ходе сезона отчислили ряд основных игроков - «из-за слабой игры в обороне, неудовлетворительных игровых качеств и систематических нарушений спортивного режима». Что случилось? Игроки не хотели играть или «сплавляли» нового тренера Геннадия Матвеева?
- Я об этом никогда в деталях не рассказывал, но сейчас попробую. В том, что крепкая по составу «Кубань» заняла лишь 15-е место, нет ничего удивительного. Во-первых, Матвеев пропустил практически все сборы в межсезонье. Он решал - ехать ли ему тренером в Ростов-на-Дону или работать в Краснодаре. Пока определялся, подготовкой руководил Владимир Бражников, совсем молодой в ту пору второй тренер, ему было 33 года. Во-вторых, Матвеев с первых туров стал вносить в команду раздоры. Геннадий Михайлович умудрился перессорить между собой игроков различных линий. Нападению говорил, что не тянет защита, полузащите - что не тянет нападение, защитникам внушал, что у нас негодные вратари. Это ж надо додуматься до такого!
Порой принимал странные решения. Помню, на игру с торпедовцами Кутаиси заднего защитника Володю Суренкова поставил в центр поля - у того игра не пошла, в итоге вся средняя линия оказалась виновата. Кроме того, Матвеев травил Павла Куща. Обстановка сложилась отвратительная. Мы решили защитить и Куща, и всю команду.
Однажды Матвеев уехал в Москву, в федерацию футбола к своему товарищу Виктору Понедельнику. В этот момент мы, девять игроков, пришли к руководителю спортобщества «Урожай» Владимиру Яковлевичу Оганесову и рассказали, какая сложилась ситуация. Тот ответил, что во всем разберется. Приехал Матвеев и быстренько всех заверил, что наведет в команде порядок. Он рассказал, что футболисты-бунтовщики не хотят играть и нарушают режим. Одних посадил на лавку или отправил в дубль, кого-то сразу отчислил.
- А кто ходил в ДСО «Урожай»?
- Кроме меня там были Артеменко, Волков, Суренков, Саша Лупанов, два Виктора - Кедрус и Тищенко, Лобанов и еще кто-то из молодых. Казаков, помню, отказался идти. Да! Паша Кущ тоже не пошел! Сказал, что у него машина сломалась, хотя можно было и на трамвае приехать. Странно как-то поступил. Я и Лупанов с руководством клуба даже судились после сезона, требуя обосновать причину увольнения. Но ничего это не дало. А потом я вернулся - и снова стал капитаном.
Не все болельщики тогда поверили в официальную версию. С чего бы мне, капитану команды на протяжении трех лет, нарушать режим все эти годы, да еще и отказываться играть за команду? Полная чепуха! Руководство, считаю, применило не те методы.
- Сейчас не жалеете о том бунте? Может, тоже не тот метод?
- Может, и не надо было этого делать, но когда возникают такие ситуации, капитан не может оставаться в стороне. И потом, мы не выносили сор из избы на широкую публику. Но кое о чем люди догадывались. Впрочем, скоро Матвеева заменили Русланом Дзасоховым, и стали возвращать игроков - Кедруса, Суренкова. А мы с Артеменко уже были в Майкопе. Сашка даже двухкомнатную квартиру в Краснодаре сдал клубу.
- Может, футболисты действительно не выкладывались по полной?
- Отчасти лишь потому, что ранее сложилась нездоровая атмосфера. Мы пытались, выходя на поле, об этом забыть. Но недаром говорят: рыба гниет с головы. Такой факт - Матвеев взял в дубль одного грузина лишь затем, чтобы его отец привозил из Грузии вино. Нормальный тренер?
- Не жалели, что опять играли во второй лиге?
- Нет, что вы! Очень хорошая команда была в Майкопе. «Дружба» билась за выход в финальную пульку до последнего с грозненским «Тереком» и махачкалинским «Динамо». Были у меня и другие предложения - из «Уралана» и горьковской «Волги». Но я отказался. Майкоп ближе.
- А в команды более высокого уровня никогда не приглашали?
- Шмерлин еще в 73-м звал в Одессу, и на следующий год приглашал в «Черноморец», в высшую лигу. Домой ко мне приезжал, обещал двухкомнатную квартиру. Я отказал по трем причинам. Во-первых, я был основным игроком, капитаном. Во-вторых, моя жена ждала второго ребенка, и переезд был некстати. А в-третьих, клуб выделил мне трехкомнатную квартиру в микрорайоне Фестивальный. Морального права уехать я не имел.
Гурееву не помог даже Лобановский
В 76-м Виталий Фурса вернулся в «Кубань». Увы, команду постигла участь 1970 года - вылет. Но в 76-м краснодарцы вылетели закономерно, заняв третье место снизу. И снова только «благодаря» старшему тренеру, считает Фурса.
- Тренировал нас тогда Виктор Гуреев, который сам толком не знал, чего он хочет. Футболисты его слушали, но не понимали. Одно дело - слушали и не слышали, как это было при Матвееве. А тут - просто непонятно было! Могу дать короткую характеристику этому специалисту. Он работал по конспектам Лобановского, но голова у него, простите за резкость, не варила. Гуреев - полная противоположность нынешнему тренеру «Кубани» Павлу Яковенко. Ему те же самые конспекты Лобановского помогли выйти в премьер-лигу уже во второй раз.
- Что значит - «Гуреев не знал, чего хочет»?
- Он допускал явные просчеты как тренер. Вот пример. Приехали в Кемерово, предстоит сложный матч с крепким «Кузбассом». Гуреев днем устраивает нам парную баню - чтобы мы как следует прогрелись, а уже в 16 часов основательно занимается с нами физподготовкой на открытом воздухе. Это в Кемерово! В итоге - поражение 0:3, у нас мышцы отказывались работать.
Лично меня он через раз ставил то опорным, где я привык играть, то на позицию либеро. Никак не мог определиться. Мне роль «чистильщика» совсем не нравилась, не понимал, зачем это нужно команде. Но играл, где скажут. Одно радует - нас уже тогда, оказывается, «вел» другой тренер, Виктор Корольков. Он смотрел наши матчи с «Нистру» и «Спартаком» из Ивано-Франковска. И вскоре согласился принять «Кубань»...
Хочется добавить, что именно в том году в «Кубани» появились молодые Александр Плошник, Василий Шитиков, Владимир Лагойда и Александр Семенюков. А Евгений Половинко и Александр Чугунов пришли еще раньше. Так что, не все было плохо.
Корольков наших взлетов
- С именем, к сожалению, уже покойного Виктора Георгиевича связаны самые светлые воспоминания. Золотое было время. Взлет кубанского футбола, пик моей карьеры и многих других. За три сезона он вывел «Кубань» из второй лиги в высшую! Корольков был хорошим тренером и хорошим человеком. Жаль, так и не стал заслуженным тренером РСФСР.
- В чем его секрет?
- Он брал качеством, а не количеством. Как тренер умело выстраивал все процессы, был хорошим психологом. А еще он брал тем, что ставил на конкретный матч действительно тех, кто был лучше готов на данный момент, и никаких «своих» игроков не двигал. В такой ситуации на первый план выходил профессионализм футболистов. Секрет был в этом. Корольков знал, игроки могут и должны готовиться самостоятельно.
Виктор Геогиевич взял в команду Володю Белоусова, основного защитника московского «Торпедо», а из столичного «Динамо» пригласил другого мастера спорта - Анатолия Пискунова. Причем, когда у того не пошли дела в нападении, где он привык выступать, тренер сразу поставил его центральным защитником. И это не было экспериментом! Толя играл и чувствовал, что он нужен именно здесь, понимаете? И мы решили все проблемы в обороне. В том сезоне легко вернулись в первую лигу.
А вообще, для достижения успехов в футболе обязательно нужны три фактора: хорошая команда, хороший тренер и полная заинтересованность местных властей, то есть достойная материальная база. Если какое-то из этих звеньев выпадает - не ждите успехов, ничего не будет. Как говорил нам Щербатенко, умный мужик: «Высоких задач ставить не могу, давайте просто поиграем в футбол». И он был прав - со стороны первых лиц в 71-м не было заинтересованности, да и сама команда была сыровата.
- При Королькове, кстати, появился в должности начальника команды и Владимир Середа.
- Верно. Я даже помню, как он пришел в первый раз - такой стеснительный, с папочкой в руках. А потом стал такие чудеса творить!..
...В 1977-м «Кубань» уверенно заняла первое место. Воронежский «Факел» отстал на восемь очков. Многое решила победа в Воронеже над главным конкурентом - 3:2. А потом были стыковые матчи с «Янгиером», есть такой городок в Сырдарьинской области Узбекистана. Там мы проиграли 1:2, дома победили - 2:0. Решающий матч игрался в Симферополе, куда приехало много кубанцев. Как заявил Фурса в одном интервью, тот матч считает самым важным в карьере. Он тогда открыл счет дальним ударом. Итог - 2:0.
Сезон-78 в первой лиге «Кубань» закончила шестой, поделив очки с «Тереком» и «Жальгирисом». Виталий Фурса фактически постоянно играл в центре обороны. В середине поля действовали Виктор Батарин («он свой, из Славянска, хотя перешел к нам из Нальчика»), Владимир Казаков и опытный Юрий Семин. Он в том году был капитаном вместе с Фурсой.
- Виден был будущий тренер столичного «Локомотива» и сборной страны?
- Откуда?.. Впервые он стал тренером именно в «Кубани», в 1982 году. Когда Белоусова сняли, он пару месяцев исполнял обязанности старшего, но команда все равно покинула высшую лигу. Жаль, не разглядели его способностей, но тогда о них никто не подозревал. Он неординарный тренер. В «Локо», Дима Хохлов рассказывал, Палыч мог в перерыве не проронить ни слова, а потом пнуть ногой сумку и выйти. И это меняло ход матча.
А в 78-м Семин играл опорным, иногда - крайним или под нападающими. В защите появился опытный Анатолий Рыбак, в ворота вернулся Артеменко, из Воронежа приехал Юра Чеботарев. Мы закрепились в первой лиге, и я решил, что самое время повесить бутсы на гвоздь.
Хорошо, что меня отговорили
- Стоило мне объявить о завершении карьеры, как сразу же позвонил тренер Хахонов из Ставрополя. В команде были деньги, и перед Хахоновым поставили высокие задачи. Он попросил помочь, пообещал устроить жену в юридическую контору (она адвокат по профессии), я подумал и согласился.
Поехал с Сашей Чугуновым. Два месяца межсезонки, контрольные матчи. Условия - каких у нас в «Кубани» даже в «вышке» не было! Но накануне чемпионата Хахонов вернулся из Москвы недовольным: тебя, говорит, «Кубань» зовет назад, не хочу проблем. И я вернулся. Меня ждал Корольков. Мы встретились в Адлере в первых числах февраля. Он сказал одно: «Ты мне нужен». Овчинников, по мнению старшего, был не так надежен в обороне. Супруга все поняла.
- А что же Чугунов?
- Он сезон-79 провел в Ставрополе. Ничего «Динамо» не выиграло, зато Чугунов потом признался, что никогда так хорошо не зарабатывал.
Тот год был удивительным. «Кубань» заняла второе место и впервые в своей истории вышла в высшую лигу. Мы стали героями, к нам подходили на улицах, все такси - бесплатно! Болельщикам почему-то запомнился эпизод из матча с запорожским «Металлургом», когда я, догоняя их нападающего, сдернул с него трусы. А что было делать, он же один на один выходил! Поскольку «фол последней надежды» еще не изобрели, я отделался желтой карточкой. Потом каждый болельщик старался мне напомнить о тех трусах.
- Золотое было время?
- Конечно! Ведь у нас стараниями Королькова подобралась команда-мечта, команда нашей молодости, которая до сих пор, считаю, была лучшей. Самое удивительное, весь год мы провели с одним вратарем - Артеменко. Корольков считал, этого достаточно. Мы спрашивали - а кто будет стоять, если Саша получит травму? Король отвечал - «Если надо, станут Рыбак или Фурса. А вообще, не думайте об этом».
- Болельщики, знаю, обвиняли «Кубань» лишь в одном безвольно проигранном матче - дома симферопольской «Таврии» со счетом 0:1.
- Но мы уже решили задачу, а украинцы благодаря той победе остались в первой лиге. Зато в 75-м мы сохранили прописку, обыграв дома «Таврию» со счетом 5:2. Вообще, украинские команды всегда были очень сильны. Посмотрите: в 79-м в первой лиге играли львовские «Карпаты», которые выиграли турнир, харьковский «Металлист», «Металлург» (Запорожье), «Спартак» (Ивано-Франковск), одесский СКА, «Днепр» (Днепропетровск), «Таврия». А еще был такой «Колос» из Никополя... Поединки с ним всегда тяжело давались. Лично для меня худшим матчем сезона стала встреча с одесским СКА, проигранная 1:3. Я дал слабинку в обороне. Тогда Корольков вызвал меня и сказал: «Ты нужен мне на поле как помощник, а не как рядовой игрок». И я исправился.
- А какой матч в 79-м стал лучшим?
- Очень памятна выездная серия. Со «Спартаком» в Орджоникидзе, с которым играли в паре, затем с прямыми конкурентами - «Факелом» и «Шинником». Тот выезд решал нашу судьбу. Перед этим я пропустил две игры из-за травмы голеностопа, хотя Бог миловал меня от серьезных травм. Со «Спартаком» провел полный матч за дубль, и вдруг Король на следующий день заявил меня в стартовый состав! Сыграли по нулям. В Воронеже - то же самое.
Тогда, если помните, был лимит на ничьи, он равнялся 12-ти. У нас было 11 ничьих, а у «Шинника» лимит уже исчерпан. И в Ярославле шла настоящая битва. Сыграли 2:2.
Накануне игры волжские ребята предлагали мне как капитану сдать игру - им обещали автомобили и квартиры, но я отказался - тем более, нам за выход в «вышку» обещали то же самое. Для нас то очко стало «золотым», а Ярославль оставшиеся шесть матчей проиграл, потому что утратил цель (Кубань» по ходу сезона сделала невозможное: отставая от «Шинника» на семь очков, опередила его на четыре, - прим. Г.Д.).
- Многое решала последняя встреча с Вильнюсом. Дома «Жальгирис» надо было побеждать...
- Нам ничья уже ничего не давала. Как назло, к концу матча - 2:2. Выручил Юра Семин. Ворвался в штрафную, упал. Не знаю, был пенальти или нет, но победный мяч мы забили.
- Корольков ведь не давал публичных обещаний выйти с командой в элиту...
- Нет. Шмерлин рассказывал, якобы он один на один такое слово Сергею Медунову давал.
- В чем была ваша сила как игрока?
- Никогда не давал себе поблажек. Любая игра была для меня важна - хоть Кубок РСФСР, хоть турнир «Подснежник», хоть дубль в первой лиге. Иначе, считаю, просто нельзя. А в контрольных матчах старался еще больше, доказывая свою состоятельность.
- Правда, что вы с возрастом все лучше сдавали норматив на скорость, тест Купера?
- Правда. Объясняю это двумя причинами. Во-первых, природный потенциал, запас сил был велик. А потом, я ведь начал играть на уровне «профи» поздно, организм еще не был изношен. Я закончил в 80-м, но сейчас думаю, пару сезонов еще мог бы приносить родной «Кубани» пользу. Мне очень жаль, что команду покинул Виктор Георгиевич. С Корольковым все могло сложиться иначе. Он был тренером с большой буквы.
От Михайлова до Кочеткова
- Команду в «вышке» возглавил Владимир Михайлов...
- Он был тренером малоопытным, хотел выехать на старом багаже. Не прощу ему, что стал разгонять ту команду с духом победителей. Батарин и Рыбак могли еще помочь. Требовалась тонкая работа. Я же играть в дубле в 34 года не хотел - не было смысла. Как и в выступлении за команды второй лиги. Решил уйти красиво. Так и получилось. В домашней игре с одесским «Черноморцем» были две символические минуты, цветы, объятия...
Повесив бутсы на гвоздь, сначала устроился в крайсовпроф, работал у Сергея Тарабыкина, у него еще брат был спортивным журналистом. На следующий год стал гостренером Спорткомитета СССР. Помогло то, что закончил наш инфизкульт.
- «Кубань» в 80-м лишь чудом сохранила прописку в элите, обыграв в последнем туре ереванский «Арарат» - 3:2...
- Никакого чуда там не было. Но благодаря той победе «Кубань» еще два года радовала своих болельщиков.
- В футбол еще играли?
- За команду завода имени Седина. Но, поскольку работал в спорткомитете, от участия в краевом первенстве отказался - пошли слухи, что судьи из-за меня благоволят сединцам. Бегал в первенстве Краснодара. А это - «заводские дерби» против ЗИПа и компрессорного завода. Играл вместе с Фофановым, Лупановым, Колинько, Светличным, Сорокиным, Николаенко, Хамзой Багаповым, Миронским, Сальниковым, Мироновым, Щегловским, Хомутянским...
...Однако от «Кубани» Виталий Фурса не отдалялся. В справочнике «История кубанского футбола» обнаружилась такая деталь: в 1982 году на очередной Спартакиаде народов РСФСР сборная Краснодарского края, составленная на базе игроков «Кубани» и «Дружбы», заняла почетное четвертое место. Тренировали ту команду Фурса, Эштреков и Датхужев.
- В 1983 году вы стали начальником команды «Кубань», сменив на этом посту Георгия Безбогина. Как работалось вместе с Кочетковым?
- Мне очень хотелось помочь команде. Если помните, 81-й год «Кубань» провела в «вышке» совсем неплохо, а на следующий год вылетела неожиданно для всех и для себя. Не должно было этого произойти. И в первой лиге болельщики ждали от нас чуда. Но чудес не бывает. Просто Кочетков запудрил мозги первому секретарю крайкома партии Ивану Кузьмичу Полозкову, потом всем остальным. Он был философом и умел очень красиво говорить, этого у него не отнимешь...
- Но ведь результаты были неплохие.
- В 83-м, пока мы чего-то ждали, команда финишировала восьмой с неплохой игрой. А нужны были хорошая игра и твердая рука тренера, ведь ветераны еще оставались в силе. Поверили тренеру еще раз. В 84-м у нас многое получалось, но, на беду, от команды отвернулись власти. Не было заинтересованности в возвращении. В том сезоне Кочетков предлагал мне стать вторым тренером команды, он видел во мне помощника, однако я отказался. Это означало, что фактически я должен был жить на базе с командой, а мне семья дороже...
...«Кубань» стала четвертой, в высшую лигу шагнули воронежский «Факел» и кутаисское «Торпедо». С грузинами, по словам Фурсы, играть было бесполезно - все решались заранее. «Кубань» в очных встречах отобрала три очка из четырех, но именно домашняя нулевая ничья с «Торпедо», последняя игра сезона, лишила хозяев даже третьего места. Разочарование было огромное.
- Многое держалось на тех, кому было под тридцать и за тридцать. Балахнин, Чеботарев, Лагойда, Шитиков, Калешин, Плошник, Андрейченко - все они прекрасно понимали, что упустили последний шанс всем вместе вернуться в высший класс. Даже Коля Колесов, настоящий лидер и вне игры, и на поле, приуныл. Я его в понимании футбола и умению играть всегда ставил на первое место. В 85-м «Кубань» заняла 18-е место и еле-еле осталась в первой лиге. Кочетков ушел еще в августе. Он сделал глупость, отпустив перед сезоном Плошника в ростовский СКА. Мы с Колинько попытались исправить ситуацию.
Нам срочно требовалась «свежая кровь». Я не разделял оптимизма Кочеткова, знал, что будут проблемы. Удалось пригласить в команду вратаря Игоря Логунова, нападающих Валерия Рудько и Дмитрия Чепеля из «Балтики», Валерия Сидоренко из брянского «Динамо». Появился Иван Котенов. Но заменить ветеранов они не смогли.
- Вы знаете, что Валерий Рудько недавно умер?
- Знаю. У него был диабет. Но он хорошо играл, несмотря на это...
...«Кубань» в 86-м заняла 20-е место при 24-х участниках. При этом футбольные власти опять «нахимичили». Кроме краснодарцев еще три команды набрали по 40 очков: ташкентский «Пахтакор», ставропольское «Динамо» и «Котайк» из Абовяна. Казалось бы, чего проще - смотри регламент соревнований и станет ясно, кто четвертый лишний.
- Это точно была не «Кубань». Нас подставили. Можете не верить, но по окончании чемпионата я пять дней звонил в Москву, чтобы узнать, вылетели мы или нет. Абсурд! А наверху думали. Сначала решили оставить «Пахтакор». А потом, наверное, вспомнили, откуда родом первый президент СССР. Сначала Москва меня ободряла, а потом сообщила приговор: вторая лига. Тут я Кочеткова и поблагодарил от всей души. Он, по сути, ограбил нашу команду. Лишил ее будущего. В этом есть и доля моей вины. Кстати, Кочетков до сих пор преподает в ВШТ...
О новой «Кубани»
Однако перенесемся из дней минувших в настоящее краснодарской команды. В прошлом году Павел Яковенко вывел «Кубань» в премьер-лигу. Как сложится этот сезон - вопрос номер один. Согласно Фурсе, все составляющие на месте.
- В прошлом году команда мне понравилась. Были мысль и движение, чувствовалась рука тренера. Взгляды Яковенко на футбол оказались намного убедительнее, чем взгляды предшественника Йозефа Хованеца. Тот укреплял защиту, но забыл про атаку. Яковенко видит футбол гармонично, с прицелом на перспективу. И тоже, как Корольков, берет качеством, у него играют лучшие на день матча.
Очень важно, что в команде нет группировок. Когда они появляются, это страшная беда. Свежий пример - наш Юра Семин, оказавшийся в московском «Динамо» заложником ситуации. Неважно, португальцы в команде диктуют условия или грузины, ветераны или ставленники главного тренера. Одинаково плохо. И еще, важно не повторять прошлых ошибок. В 1992-м нам вообще следовало отказаться от игр в высшей лиге тогда уже чемпионата России. Не было ни заинтересованности властей, ничего! В 2004-м была команда, был интерес, но была тренерская чехарда. Сегодня все сходится, даже стадион передают клубу. Это важный момент. Команда на правильном пути.
- Как «Кубань» показалась на старте?
- Пока судить рано. Однако дома Нальчик надо было обыгрывать! Мы, ветераны, глядя со стороны, сошлись в одном: во втором тайме, чтобы удержать победный счет, необходимо было выпускать второго нападающего - он бы связал спартаковцев, и они не вели бы себя столь агрессивно на половине поля хозяев. Но ничего страшного. Сегодня «Кубани» важно не потерять лицо, не стушеваться в первом круге, иначе потом психологически будет тяжело. Сохранять свой почерк и своих лидеров. Тогда будет результат.
- Уже говорят, что не тянет атака...
- Мало ли что говорят! Сейчас Зебеляна не ставят, и в атаке играет Стрелков. А ведь Роберта даже сравнивали с Плошником, представляете? В том смысле, что он много забивает головой.
- А что, нельзя сравнить?..
- Да ну-у, сравнивать невозможно! Зебелян привык забивать «чистые» мячи. А Плошник, сколько помню, свои голы вырывал в отчаянной борьбе - то защитника перепрыгнет на метр, то в падении опередит. Мы с ним на поле очень хорошо взаимодействовали. В 77-м, к примеру, Саша забил 32 гола, и половину - после моих передач. И оба получали удовольствие. Ребята даже шутили: «Плошник, отпусти Фурсу, пусть отдыхает!»
- А Кантонистова, что пару лет тянул команду, с кем-то можно сравнить?
- Вы понимаете, лично я Кантонистова вообще не считаю классным футболистом, уж пусть не обижается. Он был заметен потому, что на него постоянно играли все остальные, как на распасовщика. Вот и был заметен. Но нельзя допускать того, чтобы команда зависела от настроения или здоровья одного человека. Если Любомир был не в духе - команда терялась. Единственный плюс - он хорошо исполнял «стандарты», но таких футболистов достаточно много. Я тоже постоянно исполнял «стандарты», бил штрафные, ну и что? А еще шесть мячей забил прямо с угловых. К сожалению, сейчас такие голы - огромная редкость.
- Такие Лобановский в свое время забивал...
- Тут есть нюанс. Он, исполняя так называемый «сухой лист», забивал внутренней стороной стопы. Я же наносил удары «шведой», то есть внешней стороной. Разница в технике исполнения есть. Все это отрабатывается только на тренировках, и рецепт один - старание и упорство.
Об условиях и детях
- Всем уже запомнилось безобразное поле в Химках. Вам доводилось играть на худшей поляне?
- Поле было ужасным, но был в моей биографии такой «огород», по сравнению с которым поле стадиона «Родина» похоже на газон знаменитого «Уэмбли». У нас есть свои легенды. Когда-то довелось играть в Тамбове. Вот где был ужас! А еще поразило поле в Элисте. Им никто не занимался, и вместо травы там рос вьюнок длиной полтора метра. Рос, как ему хочется.
- А обратные примеры, наверное, связаны с заграницей?
- Так и есть. Мы в наше время выезжали только в страны соцлагеря. Сначала удивил болгарский побратим Бургас. Условия на голову выше наших. Местный клуб имел четыре отличных поля. Одно травяное на стадионе, два - тренировочных и еще одно - гаревое. Мы были потрясены. У них даже дети играли в болоньевых костюмах, а у нас мастера - кто в кедах, кто в тапочках. Еще больше поразило нас поле «Дуклы» в Чехословакии. Мы в 77-м готовились там к сезону, и такой идеальный газон увидели впервые. Не поверите, первую тренировку провели босиком, боялись траву бутсами испортить. Знаете, что сказал легендарный тренер немецкой сборной Хельмут Шен, когда увидел наши «Лужники»? Что мы живем в первобытных условиях. А стадионом вся страна гордилась.
- А больше он ничего не говорил?
- Говорил, что в футбол очень просто играть, но играть просто - очень сложно. Я это и своим ребятам объясняю, когда мы тренируемся. Правда, поле в школе плохое (Фурса показывает в окно, где между воротами вместо травы то ли песок, то ли земля). Я их учу, что футбол - игра коллективная, что нужно уметь играть в пас и получать удовольствие от этого. А у нас какая-то национальная болезнь, честное слово - все с детства рвутся забивать голы. В Англии, чей чемпионат мне очень нравится, в Испании, в Германии футбол совсем другой. И другой уровень. А у нас за сборную страны уже играют юноши, едва закрепившиеся в основе «Спартака». Вот в чем парадокс!
- Сейчас футбол другой, Виталий Иллиодорович...
- Другой, да не настолько. Он другой в плане тактики, скорости, игрового мышления и командной игры. Больше действий в одно касание, больше атлетизма и прагматизма. Но если наш нападающий Володя Нехтий обладал удивительной скоростью, то ему и сегодня не было бы равных. Бывало, я делал пас, а он мяч обгонял. Такими же быстрыми были московский спартаковец Рейнгольд и киевский динамовец Беланов.
А в чем футбол точно другой, так это в деньгах. Игроки получают такие суммы, что просто утратили мотивацию. Я бы предложил несколько иную систему контрактов. Пусть зарплата в несколько тысяч долларов останется, зато будут высокими премиальные. Это немалый стимул к росту мастерства. Плюс отметить в контракте: если месяц не попадаешь в основу - зарплата меньше.
- Напоследок, чем вы занимаетесь сейчас, чего добились?
- Охотно. Вот сидит директор 80й школы Иосиф Юрьевич Халиди, в июне будет уже девять лет, как я у него работаю - тренирую полсотни ребят в четырех группах 1991-96 годов рождения. И четыре года преподаю тут же, в Центре детского творчества Прикубанского округа. Попал сюда благодаря 50-летию Суренкова. Мы по такому случаю играли в Крымске, я тогда работал старшим преподавателем кафедры физвоспитания политеха. Ко мне подошел Александр Сергеевич Крутов, директор совхоза «Солнечный», который является шефом этой школы, и попросил позаниматься с детьми. Я живу рядом. Согласился. Мои ребята выиграли Хрустальный кубок в мини-футболе и городской Кубок губернатора в прошлом году. Кроме того, дважды стали первыми в президентских турнирах «Выбери спорт» на призы компании «Кока-кола».
- Можете представить, чтобы вы в юности играли в таком турнире?
(Фурса усмехается, отмахиваясь рукой): - В крае в прошлом году «Краснодар-2005» стал третьим. Вот начинается новый турнир по мини-футболу среди ребят 93-94 годов рождения на призы физкультурно-спортивного клуба «Медведь». В июне - очередной Кубок губернатора.
Нашим командам в городских соревнованиях приходится бороться с настоящей сборной, «гороновской» СДЮШОР-5. Я сам туда передал уже трех нападающих - Мишу Бурюкова, Артема Соловьева и Витю Стипурина.
Но по условиям губернаторского турнира, напишите, игроки в командах подбираются исключительно по месту жительства. Поэтому я попросил моих футболистов собрать справки, в каких школах они учатся, чтобы ребята выступали только за свой Прикубанский округ, а не за Центральный, скажем. Это уже нарушение регламента. Это, как если бы Вагнер Лав играл за сборную России потому, что он - в ЦСКА...
Я пообещал написать об этом безобразии, и мы расстались...
Герман Джулаев


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: