.: Гандбол. События и судьбы
Юрий Корчагин: «Гандбольный антей»
В
еликий игрок и великий тренер Владимир Максимов, постигавший азы гандбола у Юрия Корчагина, которого и считает своим первым тренером, прошедший под его руководством хорошую школу, однажды заметил: «Корчагиным стать невозможно, им надо родиться. С течением времени все больше начинаешь осознавать, как много сделал этот человек, тренер и педагог исключительного таланта для отечественного гандбола. Мы еще долго, бесконечно долго будем собирать урожай с поля, которое он засеял…»
…Тренерская карьера Корчагина стремительна, как взлет космической ракеты. В 1961-м он, школьный учитель физкультуры, организовал первые секции ручного мяча в поселке Пашковском, через год его ученицы и ученики из первого набора стали выигрывать республиканские соревнования, а сам молодой специалист возглавил сборную команду девушек РСФСР. Фейерверк головокружительных побед кубанских команд на юношеских турнирах ошеломлял. Привлекала, как сама игра - быстрая, комбинационная, так и тренерский стиль, замешанный на интеллигентности, педагогической мудрости. Корчагин не кричал на тренировках, не выходил из себя во время игры, выгодно выделяясь на фоне своих коллег, не умевших сдерживать эмоции. Женская сборная Кубани, укомплектованная воспитанницами Корчагина, стала конкурировать с гандболистками Свердловска, Ростова-на-Дону и Красноярска, признанными лидерами. Корчагин буквально вихрем ворвался в тренерскую элиту республики, и его пригласили в женскую сборную РСФСР, в которой он работал вместе с Леомарком Нев
ядомским из Свердловска. Этот слаженный тренерский дуэт дважды выигрывал медали на Спартакиадах народов СССР.
Разговоры о «загадке Корчагина» усилились чуть позже, когда воспитанники краснодарского специалиста один за другим стали добиваться успеха на тренерском поприще. Такого еще не было в отечественной гандбольной истории. Ученики Корчагина проявляли редкостное чутье в поиске талантов, побеждали прежде непобедимых соперниц. Титулы чемпионок мира, медали в первенствах СССР на воспитанниц учеников Корчагина посыпались, как из рога изобилия.
Когда мы говорим Корчагин, подразумеваем гандбол, когда мы говорим гандбол, то подразумеваем - Корчагин. Да, именно так, если перефразировать известные строчки великого поэта. Не ради красоты мы прибегли к этому образу. Понятия «Корчагин» и «гандбол» действительно неразделимы, они и вправду как близнецы-братья.
Корчагин - один из пионеров гандбола на Кубани, один из самых энергичных и успешных его первопроходцев. Женский гандбол в Краснодарском крае с него начинался, более того, женская школа гандбола на Кубани - это корчагинская школа, из которой вышли заслуженные тренеры СССР - Александр Овсянников, Виталий Крохин, Александр Тарасиков, Виталий Барсуков. Первыми стали приручать маленький коварный мяч его ученицы - Корчагина, именно они заявили о себе в республике - сначала в соревнованиях девушек, потом взрослых. Истоки нынешней «Кубани» - в командах Корчагина. Они становились призерами чемпионатов республики и Спартакиад народов РСФСР.
Корчагин - тренер незаурядный, его имя стоит особняком даже в славном ряду выдающихся коллег, добившихся блистательных успехов в крупнейших отечественных и международных турнирах. В чем уникальность этого специалиста? А в том, что нет больше ни одного тренера, из-под крыла которого вылетело бы столько талантливых учеников, продолживших дело своего учителя, никому не удалось воспитать четырех заслуженных тренера СССР. И все они начинали у Корчагина с нуля. Кстати, заслуженный тренер СССР Валентин Шиян недавно заметил, что тоже считает себя учеником Корчагина. «У Юрия Николаевича я учился жить, он всегда являлся для меня образцом порядочности, нравственности, тренерского искусства…»
В чем сила Корчагина? Он - педагог милостью божьей, учитель с большой буквы. Ученики не просто его любили - обожали. За благородство и мужество, за интеллект и разностороннюю спортивную закалку, за интеллигентность и целеустремленность. Так было в общеобразовательной школе №60, что в поселке Пашковском, в ДЮСШ, так было в командах, которые он тренировал.
- Юрий Николаевич, о вашей спортивной одаренности легенды ходят…
- Ну, не знаю. В мое время никто не ограничивался одним видом спорта. Вот и я с удовольствием занимался всем понемножку. Играл в баскетбол, волейбол, футбол, бегал, прыгал, метал диск, копье, молот, толкал ядро, плавал, боролся, боксировал… Как и многие мои сверстники в Приморско-Ахтарске. Тогда это было в порядке вещей.
- Следовательно, вы были крепким парнем?
- Честно говоря, жаловаться грех. Спасибо родителям, это они подарили мне отменное здоровье. Плюс морской воздух, занятия спортом. В те годы большой популярностью пользовалась Кубано-Азово-Черноморская плавательная эстафета, зря мы о ней позабыли. Благодаря этой эстафете тысячи мальчишек и девчонок научились плавать. Выставить команду - необходимость и дело чести. Это стимулировало города и районы. Так вот, я в 16 лет спокойно, я даже сказал бы, с удовольствием преодолевал свой этап протяженностью пять километров. Вообще-то, я отдавал предпочтение тем видам спорта, где, в первую очередь, требовались сила, ловкость, выносливость. После средней школы у меня были первые взрослые разряды по 13 видам спорта и прекрасный аттестат, украшенный серебряной медалью.
Юрий Корчагин (справа) без гандбола своей жизни не представляет
- А как же гандбол?
- Гандбол появился в моей жизни чуть позже, после окончания института. В нашем районном городке, когда я учился в школе, об этой игре никто и не слышал. А теперь у Приморско-Ахтарска хорошая гандбольная репутация. Отсюда родом Валерий Ведешин, игравший в краснодарском «Буревестнике», Валерий Алейников, один из лидеров сегодняшнего СКИФа, Илья Вуйцик, тоже выступающий в суперлиге российского первенства, подающий надежды Дмитрий Киреев… В том, что гандбол в Приморско- Ахтарске стал одним из самых популярных видов спорта, огромную роль сыграл Владимир Мухин, директор местной спортивной школы, сам, кстати, в прошлом замечательный борец. Мы с ним вместе начинали…
- Говорят, что Корчагин прекрасно играл в футбол…
- Насколько хорошо, не мне судить, но в сборную РСФСР среди школьников меня приглашали.
- Ваш выбор в жизни был заранее предопределен, верно? Ваше будущее должно быть связано со спортом, и только с ним…
- За меня все решил отец, полковник ВВС, политработник - он преподавал в Рижском высшем военно-морском училище, где готовили капитанов дальнего плавания. Папа мечтал видеть меня командиром корабля. Это, как правило, люди сильные, отважные, и романтика морских дорог, которые отец мне отвел в своих планах, не давала ему покоя. В общем, я стал курсантом, правда, ненадолго.
- Вероятно, должно было произойти что-то неординарное, чтобы ваша судьба вдруг круто изменилась…
- Да нет. Ничего особенного не случилось. Из Риги я приехал в Приморско-Ахтарск на каникулы. Герантий Гаврилович Яковенко, воспитатель из местной мореходки, попросил меня выступить на юношеском первенстве края по греко-римской борьбе. Когда речь идет о соревнованиях, меня уговаривать долго не надо. Я очень обрадовался этому предложению. На турнире выиграл все схватки и стал чемпионом. Вячеслав Дмитриевич Новиков, тренер борцовской дружины, поздравил меня с победой и сказал, что надо бы поехать в Ростов-на-Дону на первенство РСФСР. Конечно, поехал и… победил. Тут Вячеслав Дмитриевич мне и говорит: «Юра, тебе на спортфак надо. Давай к нам в пединститут…» Я, ошеломленный, бормочу, что уже являюсь курсантом Рижского военно-морского училища. Мол, кто ж меня примет в другой вуз? Новикова это, однако, не смутило: «Это тебя не касается, ты давай, поступай». И я решил: будет, что будет. Признаюсь, с зачислением не возникло никаких проблем. Мои многочисленные разряды подействовали на всех магически. Новикову сп
асибо, он постарался. Отцу написал, что сдал экзамены на физфак. Объяснил так: чтобы быть к дому поближе, дескать, с Кубани уезжать не хочется. Он не стал настаивать на своем, хотя и очень сильно огорчился. Отца утешило то, что я выбрал серьезный факультет. Ему и в голову не приходило, что физфак - это не что иное, как физкультурный факультет, а не физический. Скандал разразился несколько позже, когда отец приехал в Краснодар и пошел в институт, чтобы поближе познакомиться с условиями, в которых получает высшее образование его сын, отказавшийся от блестящей карьеры, которая его ждала после окончания военно-морского училища...
- Любопытно…
- Это я сейчас отношусь к событиям тех лет с юмором, а тогда, признаюсь, не до смеха было. На физическом факультете отцу сказали, что Корчагина хорошо знают, как же - чемпион и рекордсмен, только искать его надо не здесь, а на первом этаже - там деканат спортфака. Удивленный, скорее, даже ошеломленный, разгневанный отец не поверил и ринулся вниз по лестнице. Разговор с Валентином Ивановичем Трошонком, деканом, происходил на высоких тонах. Когда я, срочно вызванный из горпарка, где мы сдавали зачет по лыжам, подходил к кабинету, там уже царила тишина, не предвещавшая, как вы понимаете, ничего хорошего. Отец, окинув меня суровым взглядом, резко бросил: «Собирайся!» Декан молча, одни взглядом, дал мне понять: делай, что говорят. Словом, собрал я свои нехитрые вещички и укатил с отцом в Приморско-Ахтарск. Но в Ригу отец улетел один. Я возвратился в Краснодар…
- Можно сказать, что вы остались в спорте в известной степени благодаря Новикову?
- Конечно, иначе бороздил бы моря и океаны. Может, и хорошим был бы капитаном, но что-то важное ушло бы из моей жизни навсегда.
- На спортфаке вам было интересно?
- Я оказался в своей стихии.
- Вы по-прежнему преуспевали в различных видах спорта?
- Занимался, чем только можно - это точно. Какое-то время увлекался боксом, тренировался у Артема Лаврова, выступал на соревнованиях. Однажды даже дрался с Сашей Изосимовым. После боя судья поднял мою руку вверх. Если бы я тогда знал, что победил будущего чемпиона Европы, пятикратного чемпиона СССР! Впрочем, было бы глупо переоценивать значимость того успеха, ведь Изосимов был младше меня на два года. Но все-таки приятно.
- Специалисты утверждают, Корчагин мог бы добиться серьезных достижений в легкой атлетике в секторе для метаний, что вам даже принадлежал рекорд края в метании молота…
- Было дело. К концу первого курса я побил достижение Веточкина, бывшего, кстати, декана спортфака. Его рекорд держался больше 20 лет. За это сразу получил общежитие и стипендию. Тренировался я у Бориса Васильевича Поддубного, замечательного специалиста, уехавшего потом на Украину.
- И как далеко улетел снаряд, посланный вашей рукой?
- По-моему, на 56 метров. До мастерского результата совсем немного оставалось - метра три… Я был не только рекордсменом, но и чемпионом Кубани. А вторым, между прочим, был Витя Ананевич, будущий семикратный чемпион Союза по акробатике. Но я, повторяю, не придавал этому большого значения, ибо тяготел к силовым единоборствам. Пока, разумеется, не увидел гандбол.
- И вы без сожаления покинули ковер и ринг, сектор для метания, где перед вами открывались потрясающие перспективы?
- Сердцу ведь не прикажешь…
- Когда же познакомились с игрой, которая перевернула всю вашу жизнь?
- В 59-м. Но это был гандбол 11х11. В мае на стадионе «Динамо» состоялся тот памятный матч. Наша команда, за которую выступали братья Игорь и Станислав Фурманы, Илларион Сенин, Виктор Семенов, Леонид Краснокутский, встретилась с баскетболистами «Динамо», воспитанниками Альберта Тлиапа. Это не был матч в рамках чемпионата края или какого-то другого официального турнира - просто двустороння игра, первая проба сил. Позднее сборная края успешно выступила на зональных соревнованиях, заняв второе место после ростовчан. Наша команда попала в финал чемпионата РСФСР. Как развивались события дальше, не знаю: меня призвали в армию. Но, по-моему, финал отменили. В то время входил в моду классический вариант игры - 7х7. Союзную федерацию возглавил Василий Ракитин, и он уже тогда считал, что нужно соответствовать международным стандартам. А гандбол 11х11 остался в армии и, я думаю, игра сослужила добрую службу в физической подготовке воинского состава.
- Получив учительский диплом, вы отправились…
- В армию, успев, правда, поработать несколько месяцев до призыва в Гулькевичской средней школе при сахарном заводе. А потом - 400 дней службы на острове Зеленый - есть такое место в Волгоградской области. Ужасное место: жара, суховеи…Там я и начал регулярно играть в гандбол, выступая в различных армейских соревнованиях. Премудрости игры постигал в ходе матчей, так сказать, в боевой обстановке. Подмечал все интересное, кое до чего доходил собственным умом. За успехи в этих турнирах меня дважды поощряли отпуском. Высшей награды в тот момент для меня не существовало. Я был женат, Вера еще училась на филологическом факультете пединститута, у нас уже подрастала дочурка Галя… Конечно, я рвался домой! Гандбол 7х7 произвел на меня неизгладимое впечатление. Высокие скорости, атлетизм, броски… Я понял, что это мое: бежать, метать, сталкиваться в единоборствах - как раз это у меня неплохо получается. Но еще тогда понял и другое, главное: гандбол не такая простая игра, как может показаться на первый взгляд - в ней, как и в любой другой, прежде всего, важна мысль. Скорость, могучие броски без умного, своевременно паса сильно «теряют в весе».
- И вот вы дома - в Краснодаре…
- Возвратился в декабре 1960-го, а в январе 61-го стал преподавать физкультуру и анатомию в 60-й школе. Меня, молодого учителя, за плечами которого армейская закалка, загрузили по максимуму. Я не сетовал, напротив, был этому безумно рад: сил-то невпроворот! Одно было неудобство: мы жили на углу Мира и Суворова и, чтобы успеть к первому уроку, надо было вставать в пять утра, а после армии так хотелось поспать. Но что это такое для парня, которому 23 года, а идей в голове до черта. За те 45 минут, что трамвай тащился в Пашковку, я успевал о многом подумать, поразмышлять. Когда трамваи не ходили из-за непогоды, добирался пешком. Потом школа приобрела для меня специальный транспорт - мопед.
От работы получал удовольствие. Пашковские ребята любили физкультуру и, честно говоря, даже удивляли меня своей любознательностью, своим прилежанием. Они все хотели быстро бегать, далеко и высоко прыгать, подтягиваться на турнике, а уж когда появлялся мяч, то тут начинался дикий восторг. И незнакомый гандбол пришелся ребятам по душе. Они схватывали все на лету, старались так, что приходилось сдерживать их необузданную энергию. Может, это и пафосно звучит, но на работу я шел, как на праздник. То, что уроки физкультуры были первыми - не случайность. Директор школы мне объяснил: «Когда физкультура стоит в расписании последней, уроки математики, литературы, географии проходят в полупустых классах - многие приходят к концу дня, только на уроки физкультуры. А так - неудобно вроде сбегать, коль пришли в школу. Такая вот воспитательная акция.
- Помните свой первый набор?
- Он оказался на редкость удачным. Овсянников, Крохин, Тарасиков, Барсуков - оттуда. Толя Скрыпник, Юра Безуглов, Александр Козка, Геннадий Кислянский - это уже следующий набор. Скрыпник считался одним из лучших вратарей страны, привлекался в сборную СССР, был чемпионом Союза в составе ЦСКА вместе с Валерием Гассием. Безуглов и Козка - игроки «Буревестника», обладатели бронзовых медалей союзного первенства. Кислянский, классный крайний нападающий, тоже играл в команде мастеров - за «Университет»…
- Скажите, а каким образом гандбол стал «выходить в люди»?
- Пример 60-й школы оказался заразителен для других школ города. В начале-середине 60-х в Краснодаре, можно сказать, с моей подачи начался настоящий гандбольный бум. В городской спартакиаде участвовали команды 64-х школ из 95-ти! Но тут нельзя не сказать и о самих спартакиадах. Председатель Краснодарского горспорткомитета Альберт Христофорович Астоян и его заместитель Николай Захарович Юречко блестяще организовывали эти массовые соревнования. Спартакиады школьников были удивительно зрелищным мероприятием, с потрясающим охватом ребят. О таких праздниках сегодня мы можем разве что мечтать. Игры проходили на Малой спортивной арене стадиона «Кубань». Замечательная была арена: деревянный помост, трибуны на 2000 зрителей. Другой такой я в Союзе не видел. Сломали, когда футбольная «Кубань» вышла в высшую лигу, и стадион подвергли бездумной, на мой взгляд, реконструкции. Можно было сохранить арену. Причем, не только сохранить, но и, накрыв, превратить в современный спорткомплекс…
Массовость гандбола, первые достижения - не остались незамеченными начальством: в краевой ДЮСШ отдела народного образования, занимавшейся развитием футбола, волейбола, баскетбола, настольного тенниса, было открыто отделение гандбола. Между тем, игра в школах города продолжала набирать силу и популярность. Интерес мальчишек и девчонок к гандболу принес свои очередные плоды. Директор ДЮСШ крайоно Аркадий Поликарпович Ишков подошел как-то ко мне: «А что, Юрий Николаевич, не выступить ли нам во Всероссийской спартакиаде школьников в соревнованиях по гандболу? Сможем себя хорошо показать, как думаешь?» Я буквально ошалел от избытка захлестнувших чувств: мы будем представлять Краснодарский край на республиканской спартакиаде! Но уверенно говорю: «Не подведем». Ишков спрашивает: «Что для этого нужно?». Отвечаю: «Форма и билеты в оба конца - больше ничего».
Из Ростова мы вернулись на коне. Девушки стали чемпионками, юноши - бронзовыми призерами. Кубанские ребята, мои воспитанники, составили костяк сборных РСФСР на Всесоюзной спартакиаде школьников в Минске. Была там и четверка будущих заслуженных тренеров Союза - Овсянников, Крохин, Тарасиков, Барсуков. Но я повез на Всесоюзную спартакиаду девушек, а сборную юношей возглавляли Артур Ратианидзе и Геннадий Скурихин. Достигнутые результаты стали мощным толчком к развитию гандбола на Кубани. Появление в 72-м в Краснодаре специализированной ДЮСШ по гандболу - логическая точка в цепочке событий. Эта школа - предшественница нынешней КСДЮШОР, воспитавшей десятки олимпийских и мировых чемпионов. Убежден, в том, что подъем гандбола, пустившего на Кубани могучие корни, был бы просто невозможен без таких людей, как Ишков и Евгения Антоновна Дядина, работавшей инспектором крайоно, а потом директором гандбольной ДЮСШ. От их позиции, инициативы многое зависело. Потом в эту школу пришли Шиян, Овсянников, Панов, Тарасиков, Барсуков… Завучем долгое время работал Василий Зубарев, с успехом защищавший цвета «Урожая».
- Команды Краснодарского края, которые вы тренировали, в которых выступали ваши воспитанники, четыре раза выигрывали спартакиады школьников РСФСР - по два раза девушки и юноши, девять республиканских чемпионатов. Успешные выступления юношеских сборных Кубани как-то отразилось на вашей тренерской карьере?
- Тогда порядок был такой: выиграл первое место в РСФСР - везешь команду на Всесоюзные соревнования. Девчонки у меня бойцы были - все выигрывали. За счет них и держался. Когда хотел брать республиканские турниры на Кубань, мои коллеги из других регионов удивлялись: «Зачем тебе это надо? Ты все равно первый». В течение девяти лет я возглавлял команду девушек и молодежную сборную республики, которые входили в число сильнейших в Союзе. Например, на Всесоюзной спартакиаде школьников в Ереване мы обыграли украинскую сборную, выступавшую под патронажем Игоря Евдокимовича Турчина и завоевали медали. Думаю, нас у тогда была сильнейшая команда и только стечение обстоятельств помешало сборной РСФСР стать чемпионками.
- Много в Ереване выступало ваших воспитанниц?
- Сложный вопрос. Как бы кого не забыть. Людмила Снопок (Захарова), Светлана Галушко, Людмила Чистовская, Светлана Смирнова, Людмила Малахова, Татьяна Биль, Валентина Волкова, Людмила Сумцова, Людмила Чикова, Светлана Шоргина…
- Почти вся команда!
- Получается, что так…
- Женская сборная Кубани считалась в те годы одной из сильнейших в РСФСР…
- Это правда. Играли в ней мои воспитанницы, в основном из первого набора. В республике долгое время было четыре гранда: команды Свердловска, Красноярска - они представляли Россию в высшей лиге чемпионата СССР, Ростов-на-Дону и Краснодар. Нам нередко удавалось опередить кого-нибудь из соперниц. Помню, на чемпионате РСФСР-67 судьба наград решалась в последнем туре. Мы встречались с красноярским «Буревестником». Чтобы сохранить звание третьей команды страны, завоеванное год назад, нам достаточно было сыграть вничью, и девчата в захватывающем соперничестве добились нужного результата - 11:11. Бронзовые медали получили Людмила Кобцева, Людмила Колосова, Елизавета Котова, Лариса Борина, Валентина Сафонова, Евгения Алипова, Людмила Крайнова, Римма Головачева, Галина Похильченко и Татьяна Азбукина. Замечательная была команда. Дружная, талантливая, боевая. И следующее поколение игроков не утратило своих позиций в республике.
- То есть «Сельхозтехника», ставшая впоследствии «Кубанью», родилась не на пустом месте?
- Конечно, нет. Уже были заложены традиции женского гандбола, уже продуктивно действовала ДЮСШ, выпускавшая талантливых игроков. Александр Овсянников и Александр Панов взрастили для «Сельхозтехники» Наталью Анисимову, Татьяну Джанджгава, Галину Борзенкову, Галину Оноприенко, Татьяну Шохину… На команду моего ученика Тарасикова, который поднялся с «Кубанью» на вершину союзного гандбола, работали все, хотя поначалу основное бремя финансовых проблем легло на плечи крайсовета ДСО «Урожай», который я в ту пору возглавлял. Проявлять изобретательность приходилось во всем: в поисках денег, спортивной базы, в решении вопросов питания… Тогда все непросто было. Это потом, когда гандбол стал олимпийским видом спорта, ситуация изменилась, появилась даже возможность приглашать игроков. А на первых порах, кто только не помогал команде! Вот и выросла она, достигла союзного и международного признания. За это мы должны благодарить не только Александра Тарасикова, обнаружившего недюжинный организаторский талант, завидную целеустремленность, но и тех, кто воспитывал для «Кубани» ярких индивидуальностей - Овсянникова, Панова, Юрия Полуляха, первого тренера Светланы Розинцевой, а также волгоградского специалиста Левона Акопяна, который передал в краснодарскую команду чрезвычайно одаренную Светлану Выдрину, за которой гонялась вся страна, тренера из Глазова Анатолия Бородина, подготовившего уникальную Галину Кучкову…
- Юрий Николаевич, вы воспитали могучую когорту тренеров, которые впоследствии сами покорили немало вершин, целую плеяду сильных, незаурядных игроков. У вас никогда не возникало сожаления по поводу того, что вы не работали с командами, выступавшими в чемпионатах СССР? Мало кто сомневается в том, что останься Корчагин в гандболе, он бы и по сей день тренировал лучших гандболисток Кубани и России…
- Такой цели перед собой никогда не ставил. Я выразил себя в любимом гандболе, воспитал учеников, которые устремились ввысь, продолжили начатое мной дело. И рад, что они достигли большего, чем я. Мне же было интересно проявить себя в другом направлении. Хотелось испытать, проверить свои возможности. Еще в то время было такое понятие - партийная дисциплина. Из гандбольной школы меня перевели в «Спартак» волевым решением, как и потом в крайспорткомитет, крайсовет ДСО «Урожай». А работать с сильнейшими командами я мог не только в Краснодаре. Мне предлагали возглавить клуб высшей лиги из Свердловска, звали в Ростов, где были идеальные условия для создания классной команды, в Московскую область, в Болгарию приглашали работать… Гонцы с Урала приехали с ордером на квартиру. Я тогда в «Спартаке» работал. Председатель крайспорткомитета Николай Степанович Кутовой- Козинец узнал о происходящем, вызвал меня к себе: «Какой Ростов, какой Свердловск, Юрий Николаевич?! Наших конкурентов усиливать? Не бывать этому, а квартиру получишь, коль пойдешь ко мне заместителем». И, посчитав вопрос решенным, демонстративно разорвал ордер...
- И каков финал той истории?
- Я стал заместителем председателя крайспорткомитета, получил квартиру. Работать с Кутовым было сложно, но интересно. Он был яркой, незаурядной личностью, талантливым руководителем, стратегом. Своим стремительным развитием массовый спорт на Кубани, как и спорт высших достижений, многим обязан этому человеку. Николай Степанович во всем вел грамотную, последовательную политику, рисковал, если чувствовал, что дело стоящее, он любил принимать смелые решения, никогда не боялся ответственности. И гандбол на Кубани при нем, при Кутовом, делал первые шаги, пошел в гору… И не только гандбол. Легкая атлетика, плавание, волейболистки «Динамо» достигли наивысшего своего результата в чемпионатах Союза, первые мастера спорта по баскетболу появились. В эти годы Людмила Брагина завоевала для Кубани первую золотую олимпийскую медаль, расцвел талант пловчих Любови Русановой и Людмилы Порубайко, классическая борьба стала набирать силу, школа современного пятиборья превратилась в одну из лучших в стране… То было время подъема спорта на Кубани. Кутовой подготовил хорошую почву для тех, кто пришел после него…
- А как думаете, Юрий Николаевич, почему именно на Кубани гандбол так быстро пустил глубокие корни, завоевал огромную популярность, а Краснодар на долгие годы стал гандбольной столицей РСФСР? Свердловск и соседний Ростов, Воронеж, крупнейшие города России, гораздо раньше начали осваивать эту малознакомую для нашей страны игру…
- Почему один пишет стихи, а другой - прозу? Почему адыгейские ребята преуспели в самбо и дзюдо, а не в вольной или в греко-римской борьбе, в которой так хороши спортсмены других горских народов? Это невозможно объяснить, можно назвать зовом души, если хотите. Думаю, гандбол, игра искрометная, атлетичная, размашистая, затронула, растревожила какие-то струны удалой кубанской души - край-то казачий. Она, можно сказать, соответствовала нашему менталитету. Понимаете, тут все совпало: неподдельный интерес, потрясающий энтузиазм тех, кто делал первые шаги, а таких людей оказалось очень много, поддержка спортивного начальства… Секции возникали стихийно, в разных местах - в «Локомотиве» и в «Труде, на заводе «Краснолит» и в политехническом институте, на заводе имени Седина и на табачной фабрике… В нужном месте и в нужное время находились лидеры, которые заводили остальных, вели их за собой. Леонид Краснокутский, братья Игорь и Станислав Фурманы, Илларион Сенин, Анатолий Кузьмичев, Евгений Данилов, Игорь Зеленов, ВиталийСорокин, Валентин Шиян, Александр Долгий, Геннадий Барышев, Владилен Габец, Валентин Голиков, Валерий Ведешин - они стояли у истоков кубанского гандбола. «Буревестник», «Труд», потом «Урожай», собравшие в себе все лучшие силы, успешно выступали в ведомственных и других республиканских соревнованиях. Игроки набирались опыта, росло их мастерство.
Виталий Сорокин, может быть, первый почувствовал, что пришло время гандбола. Он объединил вокруг себя бывших баскетболистов, и «Буревестник» стал набирать высоту. Кстати, многое сделал для становления этой легендарной команды руководитель краевого студенческого общества Георгий Константинович Кескинов, спортивный чиновник высочайшего класса. Не могу не назвать и некоторых других руководителей спортивных обществ - Сигизмунда Юлиановича Богуславского («Локомотив»), Владимира Яковлевича Оганесова («Урожай»), Юрия Давыдовича Любарского («Урожай»), Бориса Самойловича Черняка («Труд»). Мы всегда должны помнить Всеволода Васильевича Буреша, который и в политехническом, и в пединституте, будучи заведующим кафедрой и деканом факультета, широко открыл двери для гандбола. Особо нужно сказать об Анатолии Григорьевиче Барабанове, первом ректоре спортивного вуза, который он возглавлял в течение многих лет. Институт физкультуры за это время стал настоящей меккой кубанского гандбола. Здесь готовили высококвалифицированные кадры, а мужская команда СКИФ являлась одним из лидеров советского гандбола. Роль всех этих людей в развитии гандбола на Кубани велика. В Краснодаре в те годы регулярно проводились различные турниры, в том числе и международные, мы играли за все команды: «Труд», «Локомотив», «Урожай» - то была для гандбола счастливая пора.
Мы создали специализированную школу гандбола. Это было непростым делом. Ее необходимость пришлось доказывать в Министерстве образования РСФСР. Но за плечами у кубанского гандбола уже были успехи в республиканских соревнованиях школьников, и это сыграло свою роль. У нас не было базы, но было неуемное желание трудиться на благо кубанского гандбола. Сейчас школа располагает великолепной спортивной базой, на мой взгляд, лучшей в Европе для развития детского гандбола. И этим она обязана своему директору - Владимиру Суреновичу Будагову, человеку выдающегося организаторского таланта.
- Сам Будагов называет свою школу «корчагинской», подчеркивая вашу роль в создании СДЮШОР…
- Важно не то, как она называется. Важно то, что сегодняшняя специализированная гандбольная СДЮШОР - это современный спорткомплекс, отвечающий международным стандартам, что в нем созданы идеальные условия для гандбола, о которых мы не могли и мечтать. И в этом - заслуга Будагова. Вот в Москве в непростое перестроечное время рухнули такие, казалось бы, несокрушимые гиганты, как МАИ, «Кунцево», ЦСКА, а СКИФ - устоял, не развалился. Потому, что стабильно работает СДЮШОР - ее выпускники постоянно пополняют команду. И «Кубань» на этом держится. Плюс особая гандбольная атмосфера: в свое время мы заложили прочный фундамент под названием «кубанская школа гандбола», выдержавший испытание временем. Были очень трудные времена, но мы всегда поднимались с колен. За душой у нас не пустота - это главное.
- Вы - первый тренер Максимова. Каким образом пересеклись ваши пути?
- На Володю я обратил внимание на чемпионате края по гандболу в родном городе Максимова - Майкопе. Он поразил меня своей невероятной прыгучестью, редкой координацией движений, могучим духом. В нем чувствовалась потрясающая внутренняя сила. Я сразу понял: этот парень рожден для гандбола. Володя, как выяснилось, хорошо играл в баскетбол, и это неудивительно: занимался он у Михаила Сергеевича Захарычева, замечательного детского тренера. Он многое дал Володе в игровом образовании. Но у гандбола свои тонкости. После матча с майкопчанами, в котором Володя, по-моему, забросил Краснодару все два десятка мячей, я сказал, что ему надо перебираться в столицу Кубани. Он согласился. Некоторое время Максимов жил у меня дома, тренировался под моим руководством в молодежной сборной края, помог ей выиграть чемпионат России. Максимов был фантастически одаренным человеком, тонкости игры схватывал, что называется на лету, и прогрессировал буквально на глазах. Я нисколько не удивлен тому, чего он достиг в спорте и в жизни. Володя не уповал на свою природную одаренность, а много работал над собой. Максимов - великий труженик, а потому и стал великим игроком и великим тренером. Отечественный гандбол за всю его славную историю не знал столь выдающейся личности. Когда Володя завершил свою блистательную карьеру, мужской гандбол в РСФСР переживал глубокий кризис. СКИФ, опустился в первую лигу, другие города республики решали куда более скромные задачи. За время работы Максимова в Спорткомитете РСФСР гостренером как на дрожжах поднялись Астрахань, Челябинск, Волгоград. И все последние годы российский гандбол держится на могучих плечах Максимова, его редком таланте и оптимизме. Не скрою, я горжусь тем, что принимал участие в судьбе этого человека.
- Как тренер, что считали главным в своей работе?
- Всегда стремился воспитать из своих учеников настоящих личностей. И если у них есть недостатки, я это отношу и на свой счет. Радует, что мои ученики сумели сказать в гандболе веское слово. Овсянников открыл для мирового гандбола Наталью Анисимову и Татьяну Джанджгава - звезд первой величины. Крохин и Тарасиков приводили команды к победам в чемпионате страны и еврокубках, работали с национальными сборными. Крохин и сейчас является одним из тренеров женской сборной России, Овсянников возглавляет молодежную сборную страны. Мне приятно, что Юрий Безуглов, Анатолий Скрыпник, Геннадий Кислянский сразу после окончания школы были приглашены в команду мастеров. Безуглов плодотворно трудился потом на тренерском посту в «Кубани» и нельзя недооценивать его вклад в достижения команды.
- «Нет школ никаких, только совесть, да богом завещанный дар» - эти поэтические строки, мне кажется, и о вашем творчестве, Юрий Николаевич…
- Гандбол на Кубани развивался, и я рос вместе с ним. Но и по сторонам внимательно поглядывал. Мне всегда очень нравилась прибалтийская школа гандбола. Выдающейся личностью в ней был Янис Альбертович Гринбергас. Многие могут сказать, что учились у этого человека, оставившего яркий след в мировом гандболе. Я тоже являюсь поклонником его таланта. Гринбергас тренировал женскую сборную СССР, долгое время возглавлял судейский комитет ИГФ. Все лучшие отечественные арбитры прошли его школу, практически всем он помог стать на ноги, добиться признания.
- Как проводите свободное время?
- С семьей, внуками, правнуками. Увлекаюсь стендовой стрельбой, ведущий, между прочим, охотник. У нас замечательная компания - собираются люди близкие по духу, люди интересные. Хожу в группу здоровья: там мы играем в баскетбол, плаваем. Активно участвую в работе краевой федерации гандбола…
- Довольны тем, как построили свою собственную жизнь?
- Скажу больше - счастлив. У меня большая дружная семья. Прекрасная жена Вера, с которой мы встретились в коридорах пединститута - мы идем вместе по жизни вот уже 48 лет. Вера - педагог, заслуженная учительница России. У нас двое детей: дочь Галя - директор хореографического училища, кандидат педагогических наук, сын Саша - на административной работе, кандидат юридических наук. Саша, кстати, занимался гандболом, был неплохим линейным, входил в сборную школьников РСФСР, где выступал вместе с Александром Барышевым - сыном заслуженного тренера России Геннадия Барышева - и Александром Степаненко, впоследствии одним из лидеров звездного СКИФа. Еще у меня четверо внуков - Саша, Маша, Вера, Таня и две правнучки - Сонечка и Полиночка. Скажите, что еще нужно для полного счастья? Только я ничего не строил, не режиссировал. Не скажу, что жил по воле волн - это не так. Но никогда не стремился к должностям, к наградам, к славе. У меня не было цели, которой бы пытался достичь любой ценой. Просто у меня всегда было любимое дело, и я вкладывал в него душу. Я благодарен многим людям, которые встретились на моем пути и каким-то образом повлияли на мою судьбу. Мне везло на хороших людей. Их все-таки больше на этой грешной земле, чем плохих…
- Гандбол на Кубани переживает непростые времена…
- Он уже поднимается с колен и, не сомневаюсь, достигнет больших вершин, вернет былую славу. Для этого есть все: школа, традиции, талантливые тренеры и многие другие составляющие.
Виктор Доброскокин


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: