.: Футбол. Тет-а-тет
Николай Южанин: «Живу по принципу «делай, что должен, и будь, что будет»
Н
иколай Южанин - знаковая фигура в кубанском футболе. Игровая карьера у него не сложилась из-за травм, но зато он нашел себя как тренер.
На протяжении трех периодов Южанин работал в краснодарской «Кубани», которую в 2003 году вывел в премьер-лигу. Он также был тренером в краснодарском «Колосе», ФК «Краснодар-2000», новороссийском «Черноморце» и еще нескольких клубах, а в последние годы является помощником главного тренера сборной Киргизии Александра Крестинина, плюс также курирует институт сборных этой страны. Кроме того, Южанин читает «профильные» лекции и участвует в сессиях в Межрегиональном центре подготовки специалистов в сфере футбола «Юг».
фото: FFKR
В общем, известному 57-летнему специалисту было что рассказать в интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты»…
- Николай Николаевич, напомните для начала, как вы оказались в киргизском футболе.
- Я давно был знаком с главным тренером сборной Киргизии, нашим краснодарским футбольным воспитанником Александром Крестининым. Он в 2001 году, будучи еще игроком, проходил просмотр у меня в «Краснодаре-2000», а затем мы с ним пересеклись, когда Александр проходил обучение в Межрегиональном центре подготовки специалистов в сфере футбола «Юг», который возглавляет известный кубанский ученый Александр Золотарев. Крестинин привлек мое внимание своей жаждой получать знания, мы достаточно много контактировали друг с другом и понимали, что являемся единомышленниками. Именно от него я получил предложение возглавить молодежную сборную Киргизии и курировать весь институт сборных этой страны. В то время я работал в «Кубани» и консультировался с ее руководством насчет совмещения постов, но в итоге пришлось выбирать, и к данному моменту я вот уже 3 года работаю в системе киргизских сборных. Работа интересная. Ведь это возможность соперничать со сборными Японии, Китая, Южной Кореи, Катара, ОАЭ и другими командами-участницами крупнейших международных турниров, в том числе и чемпионатов мира.
- Какой у вас функционал в национальной команде Киргизии?
- У нас в полной мере укомплектованный тренерский штаб, где есть распределение обязанностей. Я больше специализируюсь на тактике, аналитике и организации общекомандной работы в обороне.
- Сборная Киргизии в последнее время прогрессирует, так ведь?
- Это действительно так. Команда впервые в истории квалифицировалась на Кубок Азии и дошла на нем до 1/8 финала - было это в 2019 году. Мы получили хорошую прессу, нас называли командой-открытием Кубка Азии. Но мы анализировали ситуацию глубже и не очень обращали внимание на хвалебные отзывы в наш адрес. Мы-то в финальном турнире победили только Филиппины, а проиграли 3 матча из 4-х - сборным Китая, Южной Кореи и Объединенных Арабских Эмиратов. Но при этом конкурировали с ними достаточно серьезно, и их тренеры после матчей подходили к нам, благодарили за игру, поздравляли с тем, что у нас хорошая команда. Выход в 1/8 финала в рамках крупного турнира для дебютанта обычно считается положительным результатом, но, повторюсь, мы не совершили чего-то сверхъестественного. Скажу больше, при определенных обстоятельствах могли бы показать и более высокий результат.
- Драматичным образом, знаю, сложился матч 1/8 финала против ОАЭ…
- Совершенно верно. Мы сравняли счет на последних минутах основного времени - 2:2. Однако затем пропустили в конце первого овертайма и обидно уступили 2:3. А в последние 5 минут дополнительного времени наши игроки дважды угодили мячом в штангу и один раз - в перекладину.
- Как команду встречали в Киргизии после возвращения из ОАЭ, где проходил финальный этап Кубка Азии?
- О, это было прекрасно! И оркестр играл возле трапа самолета, и болельщиков пришло в аэропорт очень много, и с Президентом страны мы встречались, и с премьер-министром, и с мэром города Бишкека. Всё было организовано торжественно и на высшем уровне.
- Николай Николаевич, а за счет чего киргизской сборной удалось сделать серьезный шаг вперед?
- Во-первых, за счет системной работы Александра Крестинина в предыдущие 4 года. Во-вторых, помог тот факт, что у сборной появился базовый клуб - «Дордой» из Бишкека, многократный чемпион страны. Значительная часть футболистов сборной - оттуда, плюс весь тренерский штаб, кроме меня. Соответственно, футболисты были достаточно сыграны и отлично понимали требования тренеров. Ну и в-третьих, на подготовку к финальной части Кубка Азии мы имели порядка 30-ти дней.
- В чем конкретно заключалась системная работа Крестинина?
- Он сформулировал игровую идею и разъяснил ее тренерскому штабу, а затем было необходимо донести ее до футболистов, и постепенно, шаг за шагом, эта идея внедрялась в учебно-тренировочный процесс и в игру непосредственно во время матчей. Было много теории, личных бесед с игроками, контрольных встреч. Спасибо Киргизскому футбольному союзу, руководители которого делали и делают всё возможное и невозможное для организации работы сборных команд страны. Руководство КФС пошло нам навстречу в плане организации спаррингов с такими серьезными сборными, как Япония, Южная Корея и Катар. Дело в том, что в Азии есть определенные нюансы проведения контрольных матчей в плане рейтинга, а он был у нас не такой высокий.
- Каким компонентам игры уделяли особое внимание?
- Много работали над прессингом, агрессией в атаке, единоборствами и другими аспектами футбола. Это многофакторный процесс, который не опишешь в двух словах. Еще раз вернусь к игровой идее - она у нас сформировалась, и мы от нее не отступали в глобальном смысле. Немножко она видоизменялась, но суть ее оставалась прежней. Чтобы конкурировать с сильными оппонентами, надо выходить и играть агрессивно, не подстраиваться под соперников, насколько только можно навязывать им свою игру.
- Психологии футболистов, наверное, тоже уделяли внимание?
- Естественно! Когда ведется последовательная работа, вопрос психологии является одним из важнейших, он стоит чуть ли не на первом месте. Люди, впервые попавшие на какой-то турнир или впервые встречающиеся с сильными соперниками, должны поверить в себя, не бояться оппонентов и делать свое дело.
- А как у сборной Киргизии обстоят дела в данный момент?
- В 2020 году мы не провели ни одного матча - из-за пандемии отборочный этап ЧМ-2022 в Азии был остановлен и не возобновился осенью, в отличие от Европы. У нас остались 3 встречи - в гостях с Мьянмой и Японией и дома с Монголией. Наша судьба в плане квалификации зависит не только от нас, но и от других команд.
- Из-за пандемийного перерыва дальнейшее выступление азиатских сборных - загадка?
- Знаете, каждый следующий матч в определенной степени является загадкой. Есть много факторов, которые должны учитываться при подготовке, и практически любой соперник сейчас может преподнести сюрприз. Всё большее число команд играет разнообразно и варьирует составы и тактику.
- Скажите, а меняется ли уровень собственно киргизского футбола?
- На мой взгляд, он постепенно поднимается. Раньше в высшей лиге участвовали 6 команд, а с 2018 года - 8. В прошлом году стартовали 9 клубов, но один из них - «Лидер-Чемпион» - снялся во время коронавирусного перерыва. Последовательное развитие киргизского футбола идет - в той мере, в какой позволяют финансы и другие моменты. Пока киргизские команды не добиваются больших успехов, но стабильно выступают в континентальных клубных соревнованиях, что уже хорошо.
- В российский футбол в последнее время летит много критических стрел. На ваш взгляд, он еще намного сильнее киргизского?
- Пока команды из этих стран не играли друг против друга в официальных матчах, чтобы давать такие оценки. А то, что летят критические стрелы, - так они всегда летели и будут лететь.
- Футбольная инфраструктура в Киргизии тоже развивается?
- Да. По сравнению с тем, что было 5-7 лет назад, произошли большие изменения. К примеру, после успешного выступления на Кубке Азии на уровне руководства страны принято решение о строительстве в Бишкеке нового стадиона, поскольку предыдущий, построенный еще в советское время, не отвечает современным требованиям для проведения международных матчей.
- Насколько велик дефицит хороших игроков?
- Сборная Киргизии за последние 3 с половиной года обновилась более чем наполовину, и сейчас средний возраст команды меньше 25-ти лет. Плюс есть еще у нас ряд футболистов, которые живут в Германии и играют там в различных лигах, но имеют киргизские корни и киргизские паспорта, - это Виталий Люкс, Виктор Майер, Эдгар Бернхардт. Кроме того, из Германии вернулся Александр Мищенко, был натурализован Дэниел Таго из Ганы. Передо мной, как перед куратором института сборных Киргизии, стоит задача выстраивать преемственность, чтобы футболисты из юношеской сборной попадали в молодежную и так постепенно дорастали до уровня главной команды.
- Люди в Киргизии сильно любят футбол?
- Когда мы стали играть с серьезными командами и побеждать их, особенно после Кубка Азии, стадионы в стране начали заполняться до отказа - билетов попросту было не достать. Но потом случилась эта пандемия… Кстати, отмечу еще одну важную деталь: в Киргизии вырос интерес к футболу со стороны детворы. Я просматриваю ребят из ряда академий, и записаться в них приходили целые толпы с родителями - причем, не только мальчики, но и девочки.
- Женская сборная в стране тоже есть?
- Есть, но она находится в своей стадии развития. Женская сборная стабильно выступает в квалификационных соревнованиях, правда, еще ни разу не выходила в финальную часть больших турниров.
- Николай Николаевич, вы сталкивались в Киргизии с какими-то необычностями? В чем там специфика, к примеру, климатических условий?
- Для меня, скажу честно, не было ничего необычного - я уже больше 30-ти лет являюсь тренером, работал и в Латвии, и в Сибири, и на Дальнем Востоке. Киргизский климат? Он в чем-то схож с краснодарским. Летом там жарковато, но сухо, нет такой влажности, как на Кубани. Очень много в Киргизии зелени, вкусных фруктов, еда разнообразная, цены доступные. Но надо понимать, что я живу в определенном футбольном социуме. Футбольный союз Киргизии снимает мне квартиру, иногда приезжают родные… Много в Киргизии советской архитектуры, однако присутствуют и современные супермаркеты, развлекательные центры, неоновая реклама. Люди работящие, неизбалованные, семьи в основном многодетные, на улицах много мам с колясками.
- Какое клубное соперничество в Киргизии самое главное?
- «Дордой» из Бишкека против «Алая» из Оша. Бишкек - это север страны, а Ош - юг, так что получается еще и географическое противостояние. Последние 3 чемпионата выиграл «Дордой», а до этого - «Алай».
- Вы, насколько я знаю, во время коронавирусной паузы для азиатских сборных работали в Межрегиональном центре подготовки специалистов в сфере футбола «Юг», который возглавляет профессор Александр Золотарев.
- Да. Я каждый год читаю там лекции и участвую в сессиях, обычно это бывает в зимний период отпусков. Я один из тех, кто участвовал в создании этого центра в 2008 году. Преподаю, провожу семинары, участвую в работе педагогического коллектива, выезжаю в разные города Северо-Кавказского федерального округа.
- Нравится преподавательская деятельность? Есть среди ваших слушателей перспективные будущие тренеры?
- Нравится - преподавательская деятельность в какой-то мере похожа на тренерскую. Я думаю, мне есть чем поделиться с молодыми кадрами, но трудно оценить их будущее, потому что учеба - это всё-таки не работа. Вот когда они начинают реальную тренерскую карьеру, прорабатывают 3 года и приезжают на подтверждение лицензии, тогда по каждому из них ситуация становится понятнее.
- Молодым тренерам в силу неопытности свойственно чаще ошибаться?
- Тренерская деятельность - это работа с людьми, выстраивание взаимоотношений со своими штабом, игроками, руководством, прессой, подготовка к каждому конкретному сопернику. У каждого есть свой путь, и ошибки совершают все. Другой вопрос, насколько это ошибки частые, системные и фатальные.
- Николай Николаевич, не могу, пользуясь случаем, не «понастольгировать», а потому не спросить вас о периодах вашей тренерской работы в «Кубани». От них у вас остались теплые чувства?
- Ну, конечно! Это большая часть моей жизни - и с радостью побед, и с горечью поражений, и с удачными моментами, и с ошибками. «Кубань» - по-настоящему народная команда, у нее многолетняя история и традиции, для меня было большой честью в ней работать, и я старался приносить ей максимальную пользу. Кроме того, невозможно забыть, как я начинал в краснодарском «Колосе» в 1991-м и потом тренировал «Краснодар-2000», эти команды создавались с нуля. Все те времена вспоминаются с теплотой, я продолжаю общаться с тренерами, игроками и руководителями, с которыми мне довелось поработать, мы поздравляем друг друга с праздниками - с тем же Новым годом и с днями рождения.
- Скажите с высоты прожитых лет, благодаря чему «Кубань» при вас как главном тренере вышла в высшую лигу в 2003 году?
- Нам всем это очень хотелось - и футболистам, и тренерскому штабу, и руководителям клуба, и руководителям края, и болельщикам. У нас подобрался очень хороший состав, преобладали кубанские ребята. Огромный личный вклад в тот успех внес и генеральный директор клуба Александр Борисович Молдованов. Всё это суммировалось - вот и получился такой результат.
- Но почему не удалось сохранить прописку в элитном дивизионе в 2004 году?
- В то время уровень высшей лиги сильно превосходил уровень первого дивизиона. Мы понимали это и готовились очень серьезно, однако наш состав значительно поменялся, и не хватило времени на адаптацию и сложение коллектива. После 2004 года «Кубани», если не забыли, еще несколько лет не удавалось закрепиться в премьер-лиге, но это был нормальный период роста. Ну а когда команда и в целом отношение к профессиональному футболу в крае вышли на соответствующий уровень, появилось достаточное финансирование, тогда «Кубань» и стала каждый год играть в элитном дивизионе, не заботясь о сохранении прописки, принимала даже участие в Лиге Европы.
- А потом всё развалилось…
- Увы, что нарабатывалось, то поломалось. Но почему и кем, я не готов обсуждать.
- В 2016-17 годах вы снова работали в «Кубани».
- Меня тогда пригласил в свой тренерский штаб Женя Калешин - человек, полностью преданный футболу. Считаю, это был один из сильнейших штабов за всё время в «Кубани», которые я знал. При минимальном, скажем так, обеспечении во всех вопросах, кроме подбора исполнителей, мы до последнего ставили задачу подняться в премьер-лигу. Работа была проделана колоссальная, хоть и не удалось занять место выше 7-го.
- В чем выражалась преданность Евгения Калешина футболу?
- Понимаете, это человек, который живет футболом даже не 24, а 25 часов в сутки. Из всех тренеров, с которыми я общаюсь, Женя Калешин один из самых развивающихся. Он стремится узнать о футболе и о футболистах как можно больше во всех аспектах - тактических, физиологических, анатомических, он анализирует большие объемы информации, реализует свои идеи на практике. Иногда он делает это даже во вред своему здоровью, «сжигая» себя, но иначе он попросту не может.
- А что вы думаете о нынешней «Кубани», выступающей во втором дивизионе?
- Во время отпуска я приходил на несколько ее матчей. Но что происходит внутри клуба, я не знаю. Думаю, там люди, возможно, и сами еще не до конца знают, что происходит, а мне тем более некорректно что-то комментировать на этот счет. Могу лишь сказать, что «Кубань» для меня - родная команда, которая сейчас вновь проходит какие-то этапы своего становления.
- Вспомните, как вы работали в новороссийском «Черноморце» в 2008-09 годах.
- Тот «Черноморец» был укомплектован хорошими футболистами, по итогам розыгрыша первого дивизиона-2008 несколько из них были награждены в рамках различных номинаций. В первой части сезона в команде произошел какой-то сбой - какой именно, я не знаю, потому что меня там тогда еще не было. Летом мне поступило предложение от «Черноморца», шедшего в нижней части таблицы. Я посмотрел его состав, пообщался с тренировавшим его до этого Хазретом Дышековым, с которым мы давние знакомые, и понял, что команде можно сохранить прописку в первом дивизионе, хотя вылетали в том году сразу 7 команд. Нужно было не разбираться, что было раньше, тратя нервы, а смотреть вперед, что мы и сделали. И нам удалось сплотиться, сформулировать игровую идею и реализовать ее на поле. Мы принимали команду на низком месте, а завершили сезон на высокой 9-й строчке.
- А почему «Черноморец» вылетел во второй дивизион в 2009-м?
- Дело в том, что контракты с большинством футболистов были заключены только на год, и после успешной второй половины сезона-2008 многие из них перешли в более статусные клубы. «Черноморец» не мог предложить им соответствующие условия, всё-таки он был бюджетной командой с лимитированным финансированием. В итоге наш состав обновился больше чем наполовину, ушли футболисты, делавшие результат в последнее время, - следствием этого и стал вылет.
- Сейчас вернуться в ФНЛ новороссийскому клубу не дает скудное финансирование?
- Не знаю. С нынешними тренерами «Черноморца» мы старые друзья-знакомые и общаемся на личном уровне, а вопросы клуба и тем более его финансирования не обсуждаем.
- Перед «Черноморцем» вы в 2006 году возглавляли латвийский клуб «Дижванаги»…
- Да, было дело. Я принял команду, когда она шла на последнем месте в национальной высшей лиге. Уже заранее было понятно, что «Дижванаги» (с 2007 года - «Блазма», - прим.Д.А.) вылетит, но ее владелец, местный бизнесмен, планировал выстроить проект, похожий на «Краснодар-2000». То есть создать молодой боеспособный коллектив из своих молодых ребят, в течение 2-3-х лет стабилизировать состав, точечно укрепить определенные позиции, а дальше выйти на уровень призеров чемпионата Латвии и участвовать в европейских кубках. После вылета мы действительно кардинально обновили состав - в юношеских и молодежных сборных страны выступали порядка 10-11-ти футболистов «Дижванаги». Мы вернулись в высшую лигу и параллельно вывели вторую команду клуба из полупрофессиональной лиги во второй по силе дивизион - такой своеобразный дубль получился. Но всё поломал финансовый кризис 2008 года, который пришел в Европу раньше, чем в Россию. У владельца клуба появились серьезные проблемы с бизнесом, и, как следствие, упало финансирование. От второй команды и приглашений сильных футболистов в первую пришлось отказаться, изменился стратегический план «Дижванаги» - была снята задача за год-два стать призерами высшей лиги и выйти в еврокубки. Внешние факторы напрямую сказались на функционировании клуба, и после разговора с его владельцем, с которым я, к слову, и по сей остаюсь в добрых отношениях, мы приняли решение расстаться, тем более что у меня тогда появилось предложение от «Черноморца».
- Николай Николаевич, давайте теперь перейдем к теме современного российского футбола. Его уровень и правда падает?
- То, что оказала негативное влияние пандемия, это однозначно. Слава Богу, в России удалось доиграть прошлый чемпионат и выполнить программу первой части нового сезона, но жесткий график сделал свое дело. Подготовка отдельных футболистов и команд в целом оказалась скомканной, кто-то выпадал из строя из-за карантина, произошло много мышечных травм. Да, в Европе команды тоже столкнулись со всеми этими проблемами, ограничениями и переносами, но индивидуальный уровень мастерства и отношение к футболу там всё-таки лучше, чем у нас, и это было заметно даже по первым матчам в тех же Германии и Англии после длинного перерыва.
- Каковы, на ваш взгляд, шансы у «Краснодара» - единственной российской команды в весенней части еврокубков - против загребского «Динамо» в 1/16 финала Лиги Европы?
- Этого не знает никто. Что касается меня, то я никогда не играю на тотализаторе и не делаю прогнозы. А вообще, многое зависит от того, как команды проведут зимний подготовительный период, какие будут и будут ли изменения в их составах и так далее.
- Тогда позвольте такой вопрос. Что мешает «быкам» сделать шаг вперед и бороться в России за чемпионство?
- У Сергея Николаевича Галицкого есть четкое понимание, каким образом он хочет развивать свой клуб, и он последовательно претворяет свои планы в жизнь. Возможно, «Краснодар» действительно показывает сейчас не максимальный свой уровень, но наверняка внутри клуба идет анализ ситуации для выбора наиболее оптимальной стратегии в дальнейшем. И в любом случае то, что молодой клуб, которому всего лишь 13 лет, стабильно занимает места в верхней части таблицы и регулярно участвует в еврокубках, уже хорошо. У «Краснодара» свой путь.
- В премьер-лиге Краснодарский край ныне представляют два клуба. «Сочи» в текущем сезоне вас удивляет?
- Знаете, удивить меня чем-либо трудно. Я смотрю футбол не через призму результатов и эмоций, а через призму аналитики. «Сочи» тоже молодой клуб, он продолжает в данный момент строиться.
- Что думаете о московском «Спартаке»?
- Он изначально считался народной командой, а в 90-х годах очень высоко поднял планку, выигрывая чемпионат за чемпионатом. Но потом к нему стали подтягиваться те же «Локомотив» и ЦСКА, а в памяти спартаковских болельщиков осталась недосягаемость их команды, поэтому им трудно перестроиться на новые реалии. Другой вопрос, почему при таком статусе «Спартак» не может хотя бы стабилизировать свои результаты, не говоря уже о чемпионствах.
- У «Зенита» сейчас такое же положение, как у «Спартака» в 90-е?
- «Зенит» на данный момент самый стабильный российский клуб в плане финансирования, но это далеко не всегда является гарантией наилучших результатов. Чем больше у футболистов контракты и чем выше у них самооценка, тем сложнее ими управлять. Команду ведь мало укомплектовать - ее еще нужно выстроить и наладить взаимосвязи на поле и вне поля, что далеко не просто.
- Есть версия, что сборной России повезло на домашнем чемпионате мира-2018 выйти в четвертьфинал, поскольку испанцы не смогли забить нам в игровое время в 1/8 финала больше одного мяча. А вы как считаете?
- Считаю, с Испанией наши сыграли единственно верным способом. Эта команда обычно решает свои вопросы в плей-офф в основное время, а мы не дали ей сыграть в свой футбол и дотянули до серии пенальти, к которой испанцы, быть может, совсем не готовились. А «повезло» и «не повезло» - не те категории, которыми я оперирую.
- Почему сборная России не прошла Хорватию в четвертьфинале?
- Я думаю, матч с Испанией стал пиком нашей команды на чемпионате мира, когда она использовала свой максимальный ресурс. Чтобы идти дальше, не хватило уже индивидуально сильных исполнителей.
- Затронем еще несколько тем. Долгое время обсуждаются различные схемы лимита на легионеров и числа клубов в РПЛ…
- Жонглировать этими показателями можно как шариками, но вопрос в эффективности тех или иных изменений. Если каким-то образом решаются организационные проблемы, это не значит, что автоматически также решаются вопросы уровня и мастерства.
- Детский футбол в России требует более активного развития?
- В последние лет 20 я только и слышу, что нужно развивать детский футбол, повышать квалификацию тренеров… Соответствующие программы меняются каждые 2-3 года, последняя вот была рассчитана до 2030 года. Но, видимо, эти программы претворяются в жизнь не так, как того хотелось бы. Лично от себя могу сказать, что за последние полгода, когда я достаточно поездил по Северо-Кавказскому федеральному округу, я воочию увидел, что достаточно хорошие академии построены в разных городах - в Грозном, Владикавказе, Кисловодске, Ессентуках. Появляются футбольные поля и инфраструктура - это уже хотя бы что-то.
- Скажите откровенно, у вас присутствует оптимизм по поводу российского футбола?
- Я живу по принципу «делай, что должен, и будь, что будет». На сегодняшний день я нахожусь в команде единомышленников, которая занимается развитием киргизского футбола, плюс являюсь одним из преподавателей в Межрегиональном центре подготовки специалистов в сфере футбола «Юг». Я получаю бесконечное множество звонков от знакомых тренеров с просьбами проконсультироваться, посоветоваться, встретиться и так далее. Я честно служу футболу насколько могу, а «оптимизм» и «пессимизм» - это немножко другие понятия.
Давид Арутюнов

.: Другие материалы рубрики



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: