.: Футбол. Тет-а-тет
Евгений Шипицин: «Фирменный футбол «Краснодара» начался при Кононове»
Н
овость 8-летней давности: Евгений Шипицин - самый эффективный бомбардир чемпионата России. 5 голов в 9-ти неполных матчах 2012-го - отыграл Шипицин 443 минуты, то есть укладывал 1 мяч раз в 88,6 минуты. Евгений отличился еще и 4-матчевой голевой серией - этот рекорд в составе «Краснодара» перекрыл только Федор Смолов.
Корреспондент «Sports.ru» встретился с Шипициным в Краснодаре и выслушал очаровательную историю русской провинции - от брутальной Перми и сельского Белгорода до зажиточного Краснодара и Сочи советского периода.
Убегал от пьяниц около стадиона «Амкара»
- По правилам русского языка я Шипицын, а записан с ошибкой. У мамы в паспорте «ы» написано, у папы «и» - и у меня тоже.
фото: Андрей Шрамко, ФК «Краснодар»
Я жил возле стадиона «Звезда». Однажды с местными, Ваней Черенчиковым и Максом Филипповым, попали на компанию отморозков. На пьянь нарвались: «Кто такие, куда идете?» Ваньке досталось: битой жестко врезали в лоб. Помчались на базу «Амкара». Нападающий Серега Волков собрал наших - побежали разнимать. И до сих пор это опасное место. В 11-12 стемнеет, и боязно ходить: никого не знаешь, а вокруг собираются ребята, которые могут вломить. Ничего толком не поменялось - разве что элитных домов настроили, территорию облагородили.
И бум наркотиков прошел. А я помню, как он наступал: резко, наплывом полрайона подсело. Только появлялись мобильные телефоны, просил человек позвонить - и всё, пропадал. Со многими я учился, дружил - уже никого, наверное, не осталось. На воровстве попадались, сидели. Везде шприцы валялись. На моих глазах грели ###### (наркотик, название которого мы скрыли из-за ограничений «Роскомнадзора», - прим.«Sports.ru»). Как домой приду, просили: «Дай ложку, дай ложку». Половину буфета вынесли. А я даже не понимал, зачем они нужны. Уже потом мама спохватилась: «Куда ложки дел?» Сейчас, думаю, принесу - и только потом понял, что не принесу.
В детстве я играл на гравийке - а сейчас всё закрыто заборами. Не пойму, где детям играть, где хоть одно поле?
В «Амкаре» восхищал Генич и его дальние удары
- В детстве я подавал мячи Константину Парамонову - самое престижное, что могло быть «на районе». Меня одного из «Амкара-Юниор» позвал в главную команду Сергей Оборин. На сборах Оборин мне говорил: «Худенький, мяса не хватает». Все ужин заканчивали, а я сидел и наворачивал горы еды - набирал вес. В Турцию я, 17-летний, улетал без доверенности от родителей и с трудом пересек границу.
«Амкар» в 2004-м шел в первой лиге без задач - в РПЛ нам и не надо было. Внезапно, без особых денег, забрались высоко. В решающей игре с воронежским «Факелом» издали положил Костя Генич, нынешний комментатор «Матч ТВ» - он так вытащил нам матчей 5-6. В защите я запомнил Рустема Хузина, теперь тренера пермской «Звезды». Сейчас вроде как возрождают «Амкар» - но там пока только название, посмотрим, что после выборов губернатора будет.
Оборин через игру обещал меня выпустить, но играл я только в дубле. Я попросился в саратовский «Сокол», где забил 5 голов. Оборин вернул меня уже под премьер-лигу - и снова не ставил. Тогда я на 5 лет уехал в Белгород. Оттуда моя родня.
После Перми в Белгороде тяжело - сдавленно, все друг друга знают. Один центральный стадион и один огородик, где тренировался «Салют». Я стал его капитаном после того, как повязку отняли у Йована Танасиевича. Он постоянно рубился за команду - нам задерживали премиальные (солидные для первой лиги), а Йован ругался и выбивал.
Помню контрольный матч в Турции с московским «Спартаком». Танасиевич же помнил это противостояние по столичному «Динамо», где прежде играл. Тогда особенно не любили Веллитона, и Йован в «товарняке» с ним по-жесткому подрался. Поучаствовало и руководство. Сыграли, кстати, 0:0.
Галицкий бил по воротам после тренировок, орал в раздевалке и поднимал премиальные на дерби с «Кубанью»
- Когда я первый год отыграл в «Краснодаре», владелец клуба Сергей Галицкий сказал: «Давай переезжай, будешь здесь жить». Я и переехал. В итоге игр 10 мне не хватило до «Ролексов» от Галицкого за 100 сыгранных за команду матчей - подкосили две серьезные травмы. Даже от аппендицита восстанавливался вместо 2-х недель 3 месяца: плохо сделали. Три шага делал на тренировке - и падал.
Это сейчас говорят, что Галицкий тренирует команду, вытягивает игрока на тренировке и советует. А тогда просто целый день проводил с нами. За обедом подсаживался и что-то рассказывал. Со стороны смотрел на тренировку, после - отводил человек 5, ставил в линию и бил с ними по воротам «на интерес». После кубкового поражения от «Факела» (нам забили с центра поля) Галицкий был очень жёсток. И вообще мог напихать в раздевалке: «Ребят, что за цирк? Люди пришли футбол посмотреть, а не как вы вату катаете». А перед «Кубанью» - мотивировал: «Давайте премию подниму. В два раза!»
Сильнее, чем на дерби, Галицкий не переживал. Приходил в раздевалку за час-два до игры весь разгоряченный, стоял в сторонке, слушал. После первой победы над «Кубанью» в РПЛ эмоций на неделю вперед хватило, а совсем нас разрывало в 2012-м, когда за 5 минут в конце из 0:1 сделали 2:1. Фанаты «Кубани» закидывали поле туалетной бумагой и кричали: «Мы не ходим в этот магазин!»
Криосауна и барокамера - важная для Галицкого тема: не дай Бог не сходишь. После одной тренировки он заметил: 15 минут - и один уезжает, второй, третий. Тогда Галицкий закрыл ворота и сказал оставшимся: «Ребята, тут вам столько всего для восстановления. Через 3 часа поедете, а пока - вперед».
Солевая ванная - очень круто, как пещера. Грязевые капсулы: всего тебя обмазывают, включают инфракрасные лампы, лежишь - и смотришь телевизор. Моей больной спине это очень помогло. Один парень практиковал иглоукалывание. Еще был отдельный бассейн для восстановления, с определенной температурой.
Первые 3 года Галицкий приезжал на тренировки на крутых машинах: «Aston Martin», «Lamborghini». Потом - на вертолете. Вот Маурисио Перейра - на «Солярисе» и в мятых футболках.
При Муслине «Краснодар» играл навесами. Все изменил Кононов
- В декабре 2010-го на тренерский мостик пришел Муслин, а следом и нападающий Юра Мовсисян. Смотрю, а Юра с нами не занимается. Оказалось, из-за уговора: будем в премьер-лиге - будет и тренироваться. Идти в РПЛ Галицкий решил посреди первого сбора. Нападающий Спартак Гогниев прыгал от счастья: «Мы в премьер-лиге!» По ходу сезона задачей было место в пятерке - с 5-го и вышли.
Вышли под руководством Сергея Ташуева. Я его знаю еще по Белгороду - с приходом Ташуева мы сразу пошли в гору. Сильный тактик, проводил долгие теории. На предыгровой тренировке ты не просто в квадратике пасовался и в футбольчик бегал, а слушал Ташуева: он ставил по линиям и обходил всех с указаниями. Еще и над «физикой» работал, прививал штангу - чтобы накачивать ноги и спину: приседали со 115-120 кг. В Кисловодске бегали кроссы по горам. У Ташуева я играл центрального защитника, в паре с Мартыновичем. В том числе в РПЛ - и только позже Муслин выдвинул меня выше.
При Славолюбе Муслине «Краснодар» играл без каких-то комбинаций. Простой стиль: найти пасом Николу Дринчича или Жоазиньо, в этот момент в штрафной должно быть минимум 3-4 партнера. До сих пор вспоминаем крики Славо: «Браво, Дриньо, браво!» Навесы у Николы такие, что только голову подставь. Без головы можно остаться, но залетит.
Узнаваемый сейчас футбол «Краснодара» начался при Кононове и с приходом Мамаева - вокруг него игра и крутилась. При Муслине Паша говорил, что вернется в ЦСКА, а у Кононова нашел себя.
Кононов говорил не задерживать мяч в центре и двигать сразу вперед. Не нравилось мне одно: он опустил меня в опорную зону, без доступа к штрафной.
Человек Кононов сильно мягкий, жесткача от него не дождешься, мата - тем более. Вероятно, потому и не складывается в топ-клубах. Вот Широков говорил прямо, в лицо: «Что ты ерундой занимаешься на поле?» Без заскоков, как в недавнем матче за «Матч ТВ». Что он сделал с судьей - перебор, но, может, тот Роме что-то сказал. Со стороны непонятно - всё начинается слово за слово, а не с красной. На поле арбитр тебе может такое сказать, что офигеешь.
Муслин делал меня лучше, но не любил и хотел убрать из команды
- В 2011-м я забил 8 голов (больше только Мовсисян), в 2012-м - 5. И это у меня еще травма была, пропустил полгода: сломал руку на тренировке.
фото: sports.ru
У Муслина я всегда играл на острие, вдвоем с Мовсисяном. Славо, конечно, кричал: «Вперед бежишь, а обратно - пешком!» Из часа теории на меня уходило минут 25: Шипицин то, Шипицин это. Предъявлял за каждую ерунду - может, за счет этого я и давал результат. 10 минут оставалось до конца матча, я выходил и менял ход игры. В раздевалке к Муслину подходили и спрашивали: «Почему Шипа не в старте?»
Похожее исполнял Вова Быстров. Над ним посмеивались из-за неуклюжести - а все получается. Коленом голевой пас отдаст, а потом победный воткнет. Думаешь: как так можно вообще?
Ходили разговоры о том, что Муслин берет деньги за место в составе - я читал интервью Олега Самсонова. Легионеры, возможно, и платили, наши - точно нет. Сэма можно понять, с ним некрасиво поступили - вместе ситуацию переживали. Славо брал Сэма игроком основного состава - а через 3-4 месяца сказал: «Ты не нужен».
Меня Муслин не любил, хотел убрать. Каждое «трансферное окно» - давление. Приезжали из «Рубина», давали контракт в разы лучше и сразу на 4 года. Но мы так хорошо общались с Галицким, что я сказал: «Хочу быть здесь, помогать «Краснодару». «Рад, что не гонишься за деньгами», - ответил Галицкий.
Кононов хотел меня оставить, гендиректор - убрать
- В центре мне нравился Маурисио Перейра - техникой и видением поля. Кроссы на сборах не бежал, сразу умирал - форму набирал по-своему. На поле - противный: стоило мяч у него отнять, все голеностопы отдавливает.
В хорошем смысле поражал Гранквист: шпала с 45-м размером ноги, а в квадрат ни разу не зайдет. А какой он нардист - это до свидания. Мы скандинавов пристрастили - так, что они месяца 2 к доске не подпускали никого, пока не научились. Минута до отъезда автобуса, а Гранквист за доской с Сигурдссоном: «Подожди, дай доиграем!»
Мы вышли в Лигу Европы, на мою позицию взяли Аджинджала, появился Ахмедов. Я встретился с генеральным директором Хашигом и услышал: «Практики будет мало. Ташуев хочет видеть тебя в «Анжи». В условиях не теряешь, за тебя деньги дают». Еще «Уфа» была, из «Амкара» звонил Муслин, он тогда в Перми работал. Я попросил пару дней и столкнулся с Кононовым - и тот пообещал меня ставить в состав. Так и не понял этого противоречия. Сидел и думал: «Кто нормальный бы на моем месте оставил «Краснодар»? Играю по 20 матчей за сезон - зачем тут уходить в первую лигу?» Кононов меня так и не ставил - видимо, не хотел ругаться с руководством, которое отправило меня на трансфер. С Хашигом тоже всё накалилось - мы дальше общались нехорошо, и меня понизили до дубля. Там через пару тренировок я порвал связки голеностопа, причем, своей родной ноги - и последний год контракта лечился.
Пока восстанавливался, занимался в дубле с Николаем Комличенко. Настойчивый, свое мнение имел, но столб «Краснодару» был не нужен. Особенно мне понравился Даниил Фомин. На голову был выше всей «молодежки» - при этом и слова от Дани не услышишь, такой скромный. Я сам звонил Олегу Фоменко, помощнику Кононова, и советовал взять пацана. Отвечали: «Да, видим, но нет места».
После «Краснодара» я столкнулся с проблемами в саранской «Мордовии»: больше года не платили. Даже не тренировались, бойкотировали: аккуратно разминались - и домой. Чуть ли не каждый день встречались с губернатором и руководством. Там такая же ситуация до сих пор - стадион построили для ЧМ-2018, а клуб никому не нужен.
Я сидел в запасе в матче с ЦСКА, который мы проиграли 4:6. Вели 3:0, но во втором тайме Янник Джало начал страдать ерундой, схватил удаление - и понеслось. При 3:2 у нас паника началась. Говорят, договорной был матч - ни фига. Каждое очко было на вес золота. «Мордовия» ни одной игры не сдала, 200 процентов. А за победу над ЦСКА нам кто-то из топов готов был заплатить премию - простимулировать.
«Сочи» до Ротенберга: море после тренировок
- Я вроде договорился с «Кубанью», а под конец «трансферного окна» им запретили заявлять новичков. Поехал в «Афипс» и Афипского, но попал на двухразовые тренировки в 50 градусов жары - для чего мне это в 30 лет?
Тогда меня позвал в «Сочи» Максим Деменко. Там тренер Геннадий Бондарчук прививал игру в пас, как сейчас делает «Краснодар». Тот «Сочи» - не нынешний клуб Ротенберга, а легкий советский вариант: базы не было, жили в гостинице на горе, почти санаторий. После каждой тренировки шли к морю и стояли по пояс в воде - не сезон, туристов нет. Еще нравились самолеты-маршрутки на 11 человек: ни багажа, ни даже кабины у пилота, просто шторка. Полторы тысячи рублей и 40 минут полета - и я дома. На утро - обратно.
Играли не на «Фиште», а на грязевом месиве стадиона имени Славы Метревели. Тренировались рядом на искусственном поле - мне после травмы такое было противопоказано, так тут еще и качество ужасное. Через 3 месяца разорвал контракт (не сошелся с новым тренером Дышековым) - и на меня вышел «Тараз» из Казахстана, а точнее, знакомый по Саранску Руслан Мухаметшин.
В Казахстане выходил против Аршавина и с Зайнутдиновым
- Казахи - индивидуалы: любят обвести, показать себя, чтобы все о них говорили. На их фоне выделялся Бактиер Зайнутдинов: сам в себе, тихонький, всего боялся - лишний раз ногу в борьбе не засунет. При этом бойчуган: не было сильного удара, техники, зато была настойчивость. Молчит, пыхтит и своего добивается. Ваит Талгаев требовал с него по-взрослому (кричал-то он жестко), сломать «Бачоку» было легко - но тот голову опускал и терпел. До слез доходило: устанет, умрет, но замену сам не попросит. Мы Талгаеву говорили: «Поменяй «Бачорика». Сами его, правда, гоняли - ну так, психологически. А вот Мухаметшин с ним - как с ребенком: чуть расстроится, подбодрит или отведет на разговор.
Все казахстанцы хотят в Россию. Нас они просили: «Поможете уехать?» Еркебулану Сейдахмету, травматичному пацану, говорили не ехать в «Уфу»: «Силовой, оборонительный футбол без пространства - не твой». С Сейдахметом странно: то играл, то нет, то в детскую команду ездил - из-за того, что агенты только и хотели, что продать его. А «Бачорику» наоборот надо было в РПЛ, чтобы обучиться командной игре. Настроить на нее казахов Талгаеву было тяжело - потому и выдавал на тренировках звездюлей (иначе никак) и нагружал теорией. Правда, когда выигрывали, шел навстречу: «Парни, сегодня теории не будет».
Казахская лига - как наша ФНЛ, за исключением пары топов. В Кызылорде искусственное поле первого поколения, но засыпано не крошкой, а мелкой галькой, чуть ли не песком. Мы вышли в обычных бутсах, а «Кайсар» - даже не в бампах (футбольной обуви без шипов), а в кроссовках. У нас за тайм все ноги в мозолях, мы не знали, как играть. Хоть и вели, попали на 1:2.
В первой лиге кое-где даже травинки не было. Оказался там «Тараз» после того, как с нас за 2-3 тура до конца сезона из-за старых долгов сняли 6 очков. Нам ничьей было достаточно, чтобы задачу выполнить - бонусы посчитали, все на спокухе, продлевались на следующий сезон. А тут опустились руки. Но за год Талгаев нас влегкую вернул.
Не платить могут с августа по декабрь. Но когда принимают новый бюджет, всё выплачивают, причем, легионерам - в первую очередь. Им могут и в ноябре, в конце сезона, а местные ждут следующего.
Уровень жизни в Таразе - лет 10-15 назад от Краснодара, плюс тут зелень и бассейнчики, а там - степь. На юге живет много коренных казахов (все верующие - в команде пол-автобуса по дороге на матч читали намаз) и, как мне говорили, не любят русских. Но до сих пор болельщики мне пишут, зовут обратно. Полюбили меня даже на непривычной позиции последнего защитника - мне и самому понравилось руководить оттуда всеми. И Аршавину противостоял - Андрей за «Кайрат» такие мячи забивал!
Я бы в «Таразе» еще остался, если бы в том году не ввели ценз для легионеров - до 30-ти лет. А в этом русские уже вообще не легионеры. Я должен был вернуться этой зимой. Договорились с тренером, через 5 дней - сборы, собираюсь. А они за это время нового назначили - и для Владимира Никитенко я уже старый.
У казахов вообще «свое кино». Правила свои вводят, могут разом всё руководство сменить и штат вплоть до массажистов - если так решит аким (это вроде губернатора).
Сейчас мне в России нравится. Играл вот на первенстве Краснодарского края. Рубятся прилично, уровень второй лиги, а условия делают даже лучше. Не просто так южные пацаны из ПФЛ идут на чемпионат края: и платят больше, и совмещать с работой можно.
Сейчас помогаю молодым футболистам, свожу с клубами. Этим летом с Михаилом Маркосовым (играл в питерском «Динамо», сейчас дружит с «Сочи») устроили трансфер Жоазиньо. Я как-то позвонил ему и решил помочь с новым клубом после московского «Динамо». Был вариант в Польше, но он ниже требований Жорика.
Он тренировался с «Краснодаром» (здесь у него дом), общался по контракту, но пара пунктов Жорика не устроила. Долго общались с «Сочи», потрепали нервы друг другу. Зато теперь идут в призовой тройке, а Жорик помог победить «Рубин» и «Ротор».

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: