.: Футбол. Тет-а-тет
Олег Фоменко: «Проблемы «Краснодара» кроются в тренировочном процессе»
О
лег Фоменко отдал «Краснодару» почти 10 лет - пришел в 2010-м в качестве помощника Сергея Ташуева, работал со Славолюбом Муслиным, Олегом Кононовым, Игорем Шалимовым и Мурадом Мусаевым и видел зарождение и развитие «краснодарского стиля» изнутри.
Летом 2019-го Фоменко назначили старшим тренером «Краснодара-2», но уже осенью тренер покинул клуб - с января 2020-го 48-летний специалист помогает Владимиру Федотову в «Сочи».
Корреспондент «Sports.ru» поговорил с Фоменко о том, кто привил «Краснодару» комбинационную игру, как Сергей Галицкий заставляет тренеров постоянно думать, и правда ли, что команда постоянно проваливает самые ответственные отрезки сезона.
Про «Сочи» тоже не забыли - конечно, обсудили скандальный матч с «Ростовом» (10:1).
- Олег Петрович, Сергея Ташуева вы как-то называли сильнейшим тренером в карьере. Почему?
- Я знаю Ташуева еще со школы в Грозном. Так как я родился в августе 1972-го, мне разрешали играть за команду 1973 года, которую тренировал Сергей Абуезидович. В начале 90-х мы пересеклись с Сергеем в буденновской «Жемчужине», представлявшей Ставропольский край, заканчивал профессиональную карьеру я у него в рязанском «Спартаке». Контроль мяча, высокий прессинг, давление на каждом участке поля - мне очень нравится его взгляд на футбол. Думаю, основные принципы Ташуева зародились в Буденновске, а потом он их развивал. Стиль «Краснодару» привил именно Ташуев.
- «Краснодар» в 2010-м - что это был за клуб?
фото: Андрей Шрамко, ФК «Краснодар»
- Все слышали, что хозяин - владелец крупной сети, хочет развивать клуб. Когда я оказался в «Краснодаре», увидел, что Галицкий действительно мечтает увидеть клуб наверху, но определенного стиля игры не было. Я читал интервью Евгения Калешина - полностью согласен, что игровая философия появилась в процессе, но у Жени было больше информации, потому что он оказался в «Краснодаре» раньше. Когда пришел Ташуев, «Краснодар» боролся за выживание в ФНЛ. Пришли всего 2-3 игрока - и уже борьба за выход в РПЛ. 1-й круг сезона-2010 мы заканчивали на первом-втором месте с «Кубанью». К сожалению, некоторые вопросы решаются за полем. Во 2-м круге «Краснодар» убивали - судейский вопрос реально стал приоритетным. Например, перед матчем в Хабаровске в раздевалку зашел гендиректор клуба Владимир Хашиг: «Ребят, извините, сегодня будет очень тяжело». Ну, мы и получили удаление и пенальти, проиграли 0:1.
«Краснодар» вышел в РПЛ с 5-го места, но он полностью соблюдал регламент. Если кто-то распался, кто-то не захотел выходить, при чем тут «Краснодар»? Если бы спортивный принцип соблюдался на поле, думаю, «Краснодар» без проблем бы попал в лидерскую двойку.
«Краснодар» отходил от своего стиля только при Муслине
- Евгений Калешин считает, что при Славолюбе Муслине «Краснодар» отошел от стиля, привитого Ташуевым. Согласны?
- Муслин тоже любил владеть мячом, но при нем шел перебор - получался контроль ради контроля. Если есть пространство, нужно бежать, доставлять мячи в активно выгодные позиции. При Муслине после отбора мяча чаще уходили в контроль, играли в больших квадратах. Да и оборонялись ниже, редко оказывали давление сразу после потери мяча. При этом нельзя забывать, что состав формировался под ФНЛ, а мы в дебютный сезон в РПЛ заняли 9-е место. Ставка Муслина на результат и надежность сзади сыграла. После Муслина пришел Кононов - «Краснодар» вернулся к быстрым переключениям и использованию свободного пространства.
- Ташуев, Кононов, Шалимов, Мусаев. Для вас это абсолютно разные тренеры?
- Да, организация тренировочного процесса была разной. Например, при Ташуеве было очень много обучения игроков. Куда бежать, как бежать, как открываться, как располагаться с мячом - постоянный подсказ по ходу тренировки. При Кононове, Шалимове и Мусаеве чаще просто давались задания, а дальше ребята их выполняли. Ташуев - самый требовательный тренер «Краснодара» за время моей работы. Второй - Муслин. Кононова, Шалимова и Мусаева в этом аспекте я бы поставил на один уровень. Если говорить только об игре, то при Кононове «Краснодар» стал чаще использовать быстрые атаки. При Шалимове особых изменений я не чувствовал. Мусаев добавил игру через фланги, но контроль мяча был при всех.
- Ваши функции при разных главных тренерах отличались?
- При Ташуеве и Муслине тренерский штаб «Краснодара» обсуждал вместе все вопросы, поэтому в то время у меня был самый большой объем работы. Кононов внес разделение по функциям - при нем я отвечал за оборону. При Мусаеве - за «стандарты». Шалимов за всё больше отвечал сам.
- Общая работа при Ташуеве и Муслине и конкретная при Кононове и Мусаеве - что лучше?
- Мне кажется, правильнее, когда все вопросы обсуждаются вместе. Тогда есть дискуссия, споры - при правильном отношении команда и тренеры становятся сильнее.
- При таком варианте нет распыления? Никто не сконцентрирован на чем-то одном.
- Нет, при нем помощники всё равно отвечают за что-то конкретное, но участвуют в обсуждении специализации других. Например, при Ташуеве и Муслине все тренеры вместе смотрели тренировки и игры.
- Вы говорите, что Ташуев - самый требовательный тренер «Краснодара», Муслин - второй. Часто видели, как голос повышал Олег Кононов?
- Кононов больше общался на доверии и уважении, но, конечно, иногда повышал голос. Самый яркий пример случился Перми, когда Кононов в перерыве «закусился» с Гранквистом. Андреас ответил Кононову на претензию, но его неправильно перевели - и началось. Конечно, все удивились, но, возможно, из-за этого спора «Краснодар» выиграл во втором тайме. С тренерами Кононов тоже был спокоен, даже если ему что-то не нравилось - просто объяснял, что нужно поправить.
Галицкий постоянно закидывает тренеров вопросами
- Главная легенда о «Краснодаре» - влияние Сергея Галицкого на тренеров. Как ситуация выглядит изнутри?
- Галицкий всегда хочет понимать, что и для чего ты делаешь. При этом отвечать нужно не сразу - тебе подкидывают информацию, ты размышляешь, а потом всё объясняешь в спокойной обстановке. Например, Галицкий прилетел до тренировки, закинул тебя вопросами, а обсуждать их вы будете уже после занятия или даже на следующий день. Он всегда дает альтернативный вариант - мне кажется, это хорошо, потому что так его собеседник постоянно размышляет и не расслабляется. Галицкий вкладывает свои деньги в клуб, он имеет право задавать вопросы.
- Самый яркий разговор с Галицким?
- Их было очень много, даже на повышенных тонах. Однажды Галицкий спросил: «Знаете, чем топ-менеджер отличается от менеджера?» Я ответил, что нет. Галицкий пояснил: «Мелочами. Приходит топ-менеджер, видит нюанс, из-за которого работа идет менее качественно, чем может. Топ-менеджер его поправляет - и дело идет в гору. Обычный же менеджер смотрит на всё сразу».
- Вторая легенда - «Краснодар» всегда «сливает» финиш сезона.
- Это не миф, потому что всё определяет результат. Если в весенней части «Краснодар» проваливается, значит, есть проблемы в тренировочном процессе. «Краснодар» набирает ход осенью через игры - почти всегда есть еврокубки, очень плотный график. Потом идет спад, но по разным причинам. Например, при Кононове в сезоне-2014/15 у нас был реальный шанс занять 2-е место, опережали ЦСКА на 4 очка, но зимой команда стала перестраиваться - увеличили контроль мяча, стали гораздо чаще атаковать позиционно. Второй яркий пример - минувший сезон, но мне трудно говорить о конкретных причинах, потому что я не внутри.
- «Краснодар» набирает форму через игры из-за особенностей стиля?
- Нет. Когда много матчей, особо не тренируешься, игроки успевают только восстанавливаться - и так набирают форму. Как-то на зимних сборах мы столкнулись с донецким «Шахтером» Мирчи Луческу - вся их подготовка была заточена под контрольные матчи, играли через день. Для Украины такой подготовки и набора футболистов хватало. В «Краснодаре» почти всегда тоже очень серьезный состав, поэтому осенью команда выдает хорошие отрезки.
- В сезоне-2013/14 «Краснодар» по пенальти проиграл «Ростову» в финале Кубка России. Седьмой решающий пенальти не забил Газинский - вы признавались, что он не хотел бить из-за усталости. Получается, тренерская ошибка?
- На 70-й минуте Мауриисио Перейра с двух ног прыгнул в игрока «Ростова» и удалился - это тренерская ошибка? Если бы этого не было, возможно, «Краснодар» выиграл бы до пенальти, а так, потратили много сил. На пенальти Газинского действительно вытолкнули, но это было уже после пятерки бьющих, нужно было кого-то отправлять. Послематчевые пенальти - лотерея. Газинский отказывался, мы его убедили, но не могу назвать это ошибкой. Значит, «Краснодару» было не суждено выиграть тот Кубок.
- При этом вы назвали Газинского очень обучаемым игроком. «Топ-3» таких футболистов в «Краснодаре»?
- Как-то я разговаривал с Борисом Чирвой - он помогал Юрию Красножану в Нальчике и московском «Локомотиве». Он объяснил простую вещь - для того, чтобы тренера поняли игроки Нальчика, нужно повторить десять раз, а в «Локомотиве» - максимум три. Так тренер экономит время и тратит его на развитие игроков, а не на их обучение. В «Краснодаре» никогда не было проблем с Гранквистом - ему просто нужно было рассказать, что нужно делать. Газинскому нужно было объяснять максимум три раза, чтобы он понял требования. Маурисио Перейра - тоже был в порядке.
В России на тренировках не работают с игровой интенсивностью
- В Лиге Европы «Краснодар» поиграл против многих статусных команд из топ-лиг. Слышал, что на вас наибольшее впечатление произвела дортмундская «Боруссия». Почему?
- Когда мы вышли на предыгровую разминку, как будто попали в храм. Вроде бы вокруг никого, но у тебя идет бешеный прилив сил, как в монастыре. В Вольфсбурге и Леверкузене таких ощущений не было. В Дортмунде увидели, что команда начинает восстановление сразу после матча в раздевалке - еда, напитки. Мы учились на практике и потом внедряли это в «Краснодаре». Другие клубы не произвели такого впечатления, для меня Дортмунд - однозначный фаворит среди того, что видел.
- Глобально - в чем российский футбол уступает европейскому?
- К сожалению, нас разделяет пропасть. В Европе футболисты - атлеты, у нас - просто спортсмены. Там высокое техническое оснащение всех игроков. Тренировки проходят с очень высокой интенсивностью. Я убежден, что мы должны сравнивать себя с военными - лучше даже со спецназовцами. Тренировки должны быть максимально приближены к игре, возможно, в определенных моментах даже жестче. Во время матча игрок находится в стрессе, многие вещи происходят на инстинктах, поэтому в тренировках и нужны условия, максимально приближенные к игре. Думаю, это вопрос к нам - к тренерам. Видимо, мы не можем убедить игроков в занятиях на максимуме.
- Получается, в «Краснодаре» не повысилась интенсивность тренировок даже после того, как вы прочувствовали европейский уровень?
- Мне кажется, нет. Еще один важный момент - у них, за рубежом, высокая конкуренция, у нас ее почти нет. В России задача на тренировку - чуть поработать и не получить травму. Поэтому у нас где-то недобегают на тренировках - а игра не дает поблажек. В Европе о повреждениях не думают, а полностью отдаются и развиваются.
- Вы сказали про технику и атлетизм. Первое закладывается в детстве, второе - во взрослом возрасте в зале?
- Конечно, в детстве проще заниматься техникой, потому что идет полное развитие организма, но ею можно заниматься и в зрелом возрасте. Любое правильное занятие - прогресс, вопрос только в потолке, который заложен природой и генами. В зале - то же самое. Сегодня я пришел первый раз - пожал 50 килограммов. После месяца занятий жму уже 100 - я же прибавляю? Как правило, нам не хватает времени на развитие. Несколько лет назад я был на семинаре УЕФА в швейцарском Ньоне - там подсчитали, что 15 минут дополнительной работы после каждой тренировки дают 40 полноценных занятий в год.
- Что за семинар?
- В Ньон нас отправили в рамках обучения на лицензию «PRO» - по-моему, семинар собирают раз в 2 года. Приехали на 3 дня и слушали сотрудников УЕФА. Общее тренерское направление - аналитическая работа, общение с медиа. Я понял, что с точки зрения обучения наша тренерская школа очень хорошая - у европейцев нет особенных секретов.
- Почему тогда нам не хватает времени на дополнительную работу? У нас, к тому же, меньше матчей - по идее, времени для тренировок больше, чем в Европе.
- Времени не хватает из-за организации, думаю, его всегда можно найти. То есть дело в правильном структурировании работы.
В «Краснодаре-2» требовал работы на максимум
- Олег Петрович, после сезона-2018/19 вас перевели из основы «Краснодара» во вторую команду. Вы говорили, что это вопрос к руководству - неужели не выясняли причину? Или, может, вообще воспринимали «Краснодар-2» как повышение, потому что это самостоятельная работа.
- Я всегда воспринимал себя человеком клуба. После сезона-2018/19 у меня заканчивался контракт, предложили новый - в качестве старшего тренера «Краснодара-2». Сразу согласился - ну а чего сомневаться? Это работа в структуре клуба, ты всех прекрасно знаешь, не нужно время на адаптацию. Спасибо клубу - я опробовал свои идеи, они сработали, понимаю, в каком направлении дальше развиваться.
- Не было сложностей при переходе от помощника к главному тренеру? Например, Сергей Первушин из «Тамбова» говорил, что при нем нужно дистанцироваться от игроков. Понятно, что вы уходили во вторую команду, но при этом же знали многих футболистов.
- Как раз из-за того, что несколько игроков были знакомы со мной по работе в основе, меняться было бы смешно. Я должен прийти и сказать: «Ребята, я теперь главный тренер, общаемся по-другому»? Все живые люди - мне нужно только четкое выполнение моих требований и тренировки с полной самоотдачей.
- При вас в «Краснодаре-2» играли 34-летний Николай Марков и 33-летний Иван Таранов. Зачем такие возрастные игроки нужны во второй команде?
- 2-3 опытных игрока необходимы - хотя бы для того, чтобы дисциплинировать молодых. Конечно, есть тренеры, но внутри команды должны быть люди, которые ею управляют. Когда молодые ребята видели, как работает Ваня Таранов, им было стыдно недорабатывать. Человек намного старше, поиграл на высоком уровне и работает на максимум. Поэтому брать опытных уважаемых игроков, умеющих подсказать - правильная вещь. Если ты берешь парня 24-х-25-ти лет, наверное, возникают вопросы, потому что основная задача - развивать своих воспитанников.
- Хорошо, но летом 2018-го «Краснодар-2» подписал Германа Онугху, которому было 22. Разве это соответствует вашему посылу?
- Тогда «Краснодар-2» вышел в ФНЛ, но остался без центральных нападающих - например, Ваня Игнатьев перешел в основу. В академии не нашлось парня, готового сразу заиграть в ФНЛ, поэтому клуб пригласил Онугху. Так «Краснодар-2» просто закрыл позицию - думаю, только в таких ситуациях можно приглашать со стороны игрока старше 20-ти лет.
- В ноябре вы сказали, что бразильца Кайо стоит попробовать в центре обороны. Неужели уже тогда в клубе шли разговоры о смене позиции или это было лишь ваше мнение?
- Мне казалось, что Кайо слаб для опорника. При этом у него сумасшедшая скорость, он очень хорош в единоборствах, в том числе вверху - то есть все данные для центрального защитника. Нужно наладить первый пас - тогда Кайо станет центральным защитником действительно хорошего уровня. Осенью об этом никто не говорил - его же перевели в защиту не потому, что хотели попробовать там, а потому что из-за травм одновременно вылетели Мартынович, Спайич и Фьолусон. Получилось, что в ноябре я не ошибся - это приятно.
- Кого из игроков «Краснодара-2» в ближайшее время ждать в основе?
- Сейчас не вижу тех, кто может усилить «Краснодар». При этом во второй команде нормальные ребята - могут заиграть в лидерах ФНЛ, во второй восьмерке РПЛ. Но для команды, которая хочет играть в Лиге чемпионов, ребята пока не готовы. Парней 2002-2003 годов рождения я не знаю - возможно, там есть те, кто скоро ворвется в основу.
- То, что сейчас в «Краснодаре-2» нет тех, кто может усилить основу, подчеркивает феноменальность команды 1999 года рождения, или говорит о возросших амбициях и уровне «Краснодара» с момента дебюта Шапи, Игнатьева, Сафонова и Уткина?
- Мне кажется, сейчас наоборот пробиться легче. Можем вспомнить «Краснодар» Кононова, ставший 3-им - разве там молодые бы заиграли? Но это проблема не «Краснодара», а всей РПЛ - 5-6 лет назад она была намного сильнее. Команда 1999 года рождения действительно была феноменальной, была проделана прекрасная селекционная работа. В остальных годах такого явного подбора игроков нет - где-то 1-2 парня могут претендовать на попадание в основу, но не большая группа.
- Уйдя из «Краснодара-2» вы сказали: «Нельзя со своим уставом в чужой монастырь. Я относился к ребятам, как к взрослым, а они еще дети». Что это значит?
- Во всем мире 18-летний парень - уже футболист, к нему относятся как ко взрослому, а мы к таким ребятам почему-то относимся как к детям. 20 - еще молодой, 23-24 - еще перспективный, 25 - ой, чего-то не получается. Мне кажется, это немного неправильный подход. В Конституции четко прописано, что в 18 лет тебе вручают автомат, и ты идешь защищать родину. Получается, по основному закону в 18 лет - ты не ребенок, можешь отправиться на войну. Почему тогда в плане футбола такие ребята - дети? Поэтому я спрашивал с ребят, как со взрослых, требовал выполнять всё на максимуме. В академии мне объяснили, что в «Краснодаре-2» еще идет процесс дальнейшего обучения.
- Все равно не очень понятно. Неужели вы не пытались обучить молодых пацанов?
- Пытался, просто мое обучение немного отличалось от того, что давали в академии. Оно было более жестким - это могут подтвердить все ребята, попавшие в «Краснодар-2» из академии.
- Ребята не говорили вам, что такая требовательность для них нова?
- Конечно, говорили, но в ФНЛ они же конкурируют с мужиками! Поэтому я заставлял работать в условиях, максимально приближенных к игре. Каждое упражнение - на максимуме. Для ребят это действительно было в новинку, первые 2 месяца они уползали с поля после занятий. Зато потом их организм втянулся - нагрузки воспринимались спокойно.
- Когда ребята говорили о необычной нагрузке, вы не прокручивали в голове, что, может, нужно быть гибче, подстраиваться под них?
- Подстраиваться под что? Они профессиональные футболисты - либо выдерживают, либо нет. Мы должны были быть конкурентоспобными. Это же взялось не из моей головы - мы восхищаемся бегом европейским игроков, их техникой. Всё берется из тренировки - работа на той же скорости, с жестким или хотя бы максимально приближенным к игре сопротивлением. Чудес не бывает.
- Несколько минут назад вы сказали, что идеи работали. В чем это проявлялось? Понятно, что результаты для второй команды - не первостепенная вещь, но всё-таки «Краснодар-2» был внизу таблицы.
- Когда мы набрали «физику», то стали конкурентоспособными с лидерами ФНЛ - и это преимущественно пацанами 2000 года рождения. Не уступали ни в борьбе, ни скорости. 6 туров шли без поражений. Проигрывали дома 0:2 «Нижнему Новгороду», но сравняли счет - то есть и с характером всё было в порядке.
- В конце октября 2019-го вы ушли из «Краснодара-2». Для вас это стало неожиданностью?
- Отчасти да, потому что в тот момент мы готовились к домашней игре с курским «Авангардом». Меня вызвал директор академии Арам Фундукян и рассказал, что клуб меняет тренера «Краснодара-2». Мы поговорили 2-3 минуты, пожали руки и разошлись. Всё прозаично и буднично.
- Неужели вы не переживали? Отдали клубу почти 10 лет жизни и труда.
- После стольких лет говорить, что тебе всё равно - точно привирать. Я воспринимал «Краснодар» как родной дом, поэтому, естественно, было неприятно, но так складывается жизнь.
- Что для вас «Краснодар» в августе 2020-го?
- Приятное воспоминание, там у меня остались друзья. Но, наверное, романтические чувства ушли. Время прошло, всё успокоилось.
«Сочи» до последнего не знал, какой состав привезет «Ростов»
- Кто вас пригласил в «Сочи»?
- Владимир Федотов, мы знакомы с 2003-го - играли с ним и Радиком Ямлихановым за «Урал» из Екатеринбурга. Получается, всё к лучшему - не ушел бы из «Краснодара», не поработал бы со старыми друзьями. У нас есть тренерский совет, как в «Краснодаре» при Ташуеве и Муслине. Тут нет такого, что кто-то конкретно отвечает за оборону или атаку - всё обсуждается в процессе. Только Мурат Искаков работает над «стандартами».
- В начале 2000-х «Урал» только поднимался во главе с Григорием Ивановым. Самый запоминающийся момент с его участием?
- Игра в Тольятти, перерыв. Иванов заходит в раздевалку - и на старорусском кроет команду. Отыграли, уходим с поля. Болельщики нас матерят - это было очень опрометчиво с их стороны. Иванов завелся, полез чуть ли не драться, кинул в толпу новую «Нокию», хотя в то время мобильные телефоны-то не у всех были. То есть Иванов мог жестко предъявлять претензии игрокам, но никогда не давал свою команду в обиду другим. Когда Иванов пришел в «Урал», команда была на грани развала. Вышли в первую лигу, не было финансирования - а он пришел, команда дошла до РПЛ и стабильно там играет.
- В «Сочи» вы с Федотовым и Ямлихановым пережили непростой момент - матч против «Ростова». О чем подумали, когда узнали, что соперник привезет детей?
- Слухи о том, что «Ростов» привезет детей, ходили с утра дня игры, но точно мы обо всем узнали, когда они выложили в «инстаграм» фото из аэропорта. Мы не могли быть до конца уверены, что это не слухи - «Ростов» два раза пытался избежать матча. Мы немного понимали, что происходит, но всё было неофициально. Если люди заболели 12 июня, наверное, «Ростов» мог к нам обратиться 13-14-го. Мы планировали нагрузку, готовились к игре, а 18 июня нам говорят «Давайте перенесем». Почему они раньше не сказали? Каждый решал свои вопросы. У нас была задача - остаться в РПЛ. «Ростов» хотел решить свои за счет «Сочи». Пресс-служба «Ростова» сработала на опережение. Они пытались себя обелить - по сути, у них это получилось. Но «Сочи» не нарушил ни одного пункта регламента. Тогда мы не знали, что будет дальше - а через месяц у нас с коронавирусом свалились 9 человек. Если бы мы пошли навстречу «Ростову», заняли бы 15-е место и вылетели бы в ФНЛ. Нам бы аплодировали и говорили «Вот вы красавцы, до встречи в ФНЛ».

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: