.: Гандбол. Тет-а-тет
Светлана Смирнова: «Моя история в «Кубани» закончилась тихо»
Ч
то и говорить, попросту невозможно было представить «Кубань» двух десятилетий на рубеже веков без очаровательной, стремительной правой крайней Светланы Смирновой. Четырежды серебряный призер чемпионатов России, финалист Кубка Кубков-2000, серебряный призер молодежного чемпионата мира-1997 и, наконец, чемпион мира-2001 в составе национальной дружины страны - она оставалась верна «Кубани» всю свою спортивную карьеру.
Смирнова могла быть еще более успешной, но в силу разных причин - не сложилось. О том, что помешало ей осуществить свои мечты, чем и как она живет сейчас - прославленная гандболистка поведала в своем обстоятельном интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты».
Есть в России такой городок: Пикалево.
- Светлана, слышал от одного из гандбольных тренеров: «У меня в команде 80 процентов девочек из неблагополучных семей». А ваше детство было счастливым и безоблачным?
фото: Владимир Мороз
- Я родилась в небольшом городке Пикалево, что в 270 километрах от Санкт-Петербурга и выросла в замечательной, трудовой семье. Главным градообразующим предприятием города является глиноземный завод, на котором работал инженером мой папа - Анатолий Иванович, а мама - Валентина Михайловна - трудилась дежурной по железнодорожной станции «Пикалево». В семье нас росло двое: я и брат Сергей, который старше меня на 10 лет. Брат получил 2 высших образования, сейчас живет и работает в Санкт-Петербурге. Мама, бывало, шутила: «В семье не без урода: один умный, а другой - спортсмен» (смеется). На самом же деле мои родители гордились моими спортивными успехами не меньше, чем образованностью сына. Из-за большой разницы в возрасте с братом мы стали особенно дружны уже взрослыми. Всё-таки я пошла в школу, когда он учился уже в техникуме. Но сейчас мы много общаемся, в основном, правда, по телефону. Бывая в отпуске у родителей, обязательно заезжаем к нему в гости.
- В 2009-м о небольшом Пикалево узнал весь мир: городок бастовал из-за закрытия градообразующих предприятий. Вы не знакомы с песней одной из рок-групп: «Путин едет в Пикалево?» Как живется сейчас жителям этого города?
- Основные рабочие места в городе создают глиноземный и цементный заводы, которые в 2008-м хозяева предприятий стали закрывать. Город мог вообще прекратить свое существование, и люди, ставшие безработными, вышли бастовать. Дошло до того, что в Пикалево был вынужден приехать и встретиться с населением премьер-министр России, им в ту пору был Владимир Путин. Еще до его отъезда в Москву на карточки работников стали поступать денежные переводы. Тем самым, а главное - восстановлением деятельности предприятий, народ был успокоен. Видеоклип песни «Путин едет в Пикалево» я видела. Хороший, жизненный ролик получился. Наш народ везде и во все времена выживал. Пикалево остается таким среднестатистическим российским городком. Градообразующие предприятия продолжают работать, и часть молодежи устраивается на них. Но большинство молодых людей из городка всё же уезжает, в основном, в Санкт-Петербург: учиться, работать, жить.
- Ваша семья дружила со спортом?
- Мама в молодости играла в волейбол. Да у нас в Пикалево, можно сказать, все занимаются спортом. Зима-то настоящая. Лето тоже настоящее. Зимой встал на лыжи - и в лес. А во дворах везде катки, хоккейные коробки, на которых ребята и взрослые, бывало, и всю ночь рубились в хоккей. В городе есть большой спортивный комплекс, а Водно-спортивный центр Пикалево - одно из лучших спортивных сооружений Ленинградской области. На голубых дорожках 50-метрового бассейна установлено 60 рекордов по плаванию в ластах (подводному плаванию), в том числе - мировых. Так что пикалевцам есть, где проявить себя, было бы желание. Брат занимался боксом в спортивной школе на любительском уровне. Родители поддерживали наши спортивные увлечения. Не ходили, правда, с нами по спортзалам, но поддерживали. Занимаешься и, слава Богу. Главное, по улицам не шатаешься (улыбается).
- Как и когда вы впервые познакомились с гандболом? Кто был вашим первым тренером?
- Мы любили уроки физкультуры, которые были не такими, как у нас сейчас в Краснодаре. Осенью и весной - уроки шли на открытых площадках, 3-я четверть - спортзал, лыжи, коньки, бассейн. В школах было много секций. Проводились соревнования между школами по летним и зимним видам спорта. И дети были заняты, и физическое развитие они получали хорошее. Наш учитель физкультуры Владимир Алексеевич Никифоров видел мои спортивные задатки и пригласил посмотреть на меня гандбольного тренера ДЮСШ Юрия Алексеевича Беляева. Я училась тогда в 3-м классе. Юрий Алексеевич после просмотра пригласил меня на тренировку, и с того момента началась моя гандбольная жизнь.
От увлечения к профессии
- Света, ваши занятия постепенно приближали вас к профессии. Кто сыграл в этом главную роль?
- Я, если честно, шла на первую тренировку, толком не понимая, что это за игра. Но узнала, и гандбол мне понравился. Играла сразу за команды трех возрастов. Моим главным преимуществом была левая рука и спортивный характер, бесстрашие. Хорошо видела площадку, что помогало взаимодействию с девчонками. Вовремя пас отдавала, открывалась на свободное пространство, удачно обыгрывала соперниц. На площадке я была лидером. Вне площадки - нет, просто подружка, скромный человек (смеется). Мы выступали на областных соревнованиях школьников и на всесоюзных: тогда был популярен детский турнир «Стремительный мяч». Ездили на соревнования и в Краснодар, и в Ростов, и в Ставрополь… А в планах у меня был Ленинградский институт физкультуры имени Лесгафта, на базе которого была женская команда. Как-то Юрий Алексеевич говорит: «Света, надо тебе ехать в Краснодар. Там отличный тренер Александр Иванович Тарасиков, а его команда «Кубань» - один из лидеров чемпионата, базовая команда национальной сборной. Посмотришь,
подойдет - останешься». Я согласилась и в 14 лет поехала в Краснодар. С мечтой попасть на Олимпиаду.
- В 14 лет маме, наверное, непросто было отпускать дочь в столь далекие края?
- Да, мама до сих пор говорит: «Как я тебя тогда отпустила - сама не пойму». Наверное, не верила, что я останусь (смеется). Ведь я пообещала: мам, ну не понравится - приеду обратно, никто держать силой меня не будет. Мы поехали в Краснодар с Юрием Алексеевичем. А мама потом уже в гости приезжала.
- Расскажите о своих первых впечатлениях от Краснодара.
- Первое впечатление: «Боже, куда я попала!» Я прилетела в Краснодар 29 сентября 1991 года, у нас уже ходили в теплых сапогах, а кое-кто в зимних шапках и теплых куртках. Я стояла в аэропорту в теплых сапогах и пальто, с меня текло ручьем, пока дождалась автобуса (смеется). Потом было непривычно спать на железной кровати со скрипом. С этого началась моя новая пора жизни. Очень не хватало и настоящей зимы. Я до сих пор скучаю по лыжам и конькам. Отвожу душу, когда удается приехать зимой в Пикалево. А вот жару краснодарскую переношу спокойно. Вокруг всем жарко, а мне тепло (смеется).
- Вам пришлось сочетать тренировки с учебой в школе?
- Да, ведь я училась в 8-м классе. Недели 2 жила у одного из тренеров «Кубани» - Похильченко Василия Даниловича, царствие небесное ему. Команда была на соревнованиях. Потом приехали девчонки, и я поселилась с ними в интернате на улице Славянской для детей из малоимущих многодетных семей. На каникулы, да и на выходные, дети разъезжались по домам. А мы оставались - 5 девочек в одной комнате. Жила вместе с Нигиной Саидовой, Наташей Евтуховой и Наташей Юношевой. В интернате учились, а на тренировки ездили общественным транспортом в ДЮСШ, что на улице Бородина. Там с нами занимались Василий Похильченко и его жена - Галина Федоровна. Так было 3 года. Тренировались, бывало, и в Пашковском сельхозтехникуме, в котором был бассейн. Участвовали с командой ДЮСШ в различных соревнованиях школьных коллективов. В начале 90-х всем жилось трудно, ничего не достать. Так нам Александр Иванович Тарасиков подбрасывал в интернат продукты: рыбку, сыры, колбаску (улыбается).
- Как часто девочки из интерната общались с Тарасиковым?
- Александра Ивановича хватало на всё. Он не забывал подрастающую смену. Приходил на наши соревнования, подмечал девчонок, что-то подсказывал нам и тренерам. Перед его приездом в интернат у нас начинался переполох: «Тарасиков едет!» Все бросались наводить порядок. Мы и так не были неряхами, но к приезду Александра Ивановича старались, чтобы всё было идеально. Появлялся Тарасиков: «Ну, как тут у вас?» Не строго, по-доброму. Строгим его мы тогда не видели, не давали повода.
- А когда впервые увидели его в гневе, не испугались?
- Я когда только приехала, скоро попала на тренировку сборной на открытой площадке «Кубани» и там увидела, как эмоционально Тарасиков руководит игрой. Но меня это не удивило, ведь и мы сами зачастую в игре и в жизни ведем себя по-разному.
Годы становления в «Кубани»
- Света, когда состоялось ваше первое знакомство с «Кубанью»?
- Это произошло, когда я училась в 11-м классе. Нас постепенно подтягивали к команде, взамен уходящим. Сначала играла в дубле, потом со мной в 1994-м заключили первый контракт, перевели на клубную квартиру. Мне досталось место в квартире на Гидрострое, где уже жили Люда Пазич, Марина Яченко и Оксана Кириченко. Какое-то время с нами жила Люба Конопляник. Я была среди них младшенькой, но меня не обижали (смеется), а я с открытым ртом слушала их рассказы о чемпионатах и турнирах, в которых мне еще только предстояло играть. Слушала их и мечтала: я тоже добьюсь места не только в «Кубани», но и в сборной России! Я в детстве начинала полусредней, но в «Кубани» перешла на правый край. На моем правом краю тогда в «Кубани» играла Людмила Пазич, потом Наталья Демидовская.
- Контракт обеспечивал вам жизнь без родительской помощи?
- Мы были на полном обеспечении клуба, скажем так. Жилье, экипировка, оплачиваемые поездки домой раз в год. Наша зарплата была выше, чем у многих сверстников, занятых на производстве. И хотя в некоторых клубах платили больше, нам хватало, мы не жаловались.
- Помните свой первый матч в «Кубани» или первый нагоняй от Александра Ивановича?
- Такое не забыть никогда! Играли мы в Волгограде со звездным в ту пору «Ростсельмашем». Вышла я на минутку, растерялась и забыла, куда и зачем бежать. Вспоминала ту пору, когда после смотрела на совсем юных девчонок, которые впервые за «Кубань» выходили играть. Куда там их критиковать! Думала, как бы поддержать, чтобы они собственное имя на площадке не забыли.
А вот когда получила первый нагоняй от Александра Ивановича: «Ты, такая-сякая!..», был шок. Мне-то казалось, я всё сделала правильно. Потом привыкла (смеется). Но, знаете, куда хуже было, когда он на тебя внимания не обращает. Тренируешься, а Тарасиков не кричит и не хвалит. Похвалил, ура! Значит, что-то получилось! Орет, значит, что-то не нравится, стараешься лучше выполнить задание. А когда совсем внимания не обращает, чувствуешь себя ненужной. Так что потом, когда накричит, уже не обижаешься. Ну, если уж совсем неправ был тренер? Он в таких случаях после игры или тренировки, сглаживал ситуацию. Тарасиков - человек порыва, эмоций, но отходчивый.
- Свой серебряный период в «Кубани» с 1997-го по 2000-й помните?
- С трудом. К тому времени я уже стала проходить в основу команды. Помню, пашешь, пашешь целый год. Потом раз - медаль! Новый сезон. Пашем, пашем, пашем - опять медаль. Ну, хорошо! В те сезоны я уже проходила в основу. Главную нагрузку всё-таки приходилось нести Люде Пазич и Свете Пряхиной. А мы с Таней Дядечко, Лерой Валентовой, Нигиной Саидовой, Катей Кулагиной тянулась за лидерами, пыхтели, старались им помочь и постепенно выходили в лидеры сами.
- Были ли у вас гандбольные кумиры?
- У меня перед глазами всё время были живые примеры: Людмила Пазич и Светлана Пряхина. Бойцы до мозга костей! Они воздавали должное и другим лидерам сборной: Наташе Морсковой, Марине Базановой... А кумиров у меня не было. Старалась себя делать, свой стиль игры создавать, чтобы меня запомнили.
- С кем из подруг по команде особо дружили?
- С Нигиной Саидовой мы с интерната и в сборных вместе. А лучшими моими подругами в «Кубани» были Люда Пазич и Наташа Скорченко.
История с допингом - трагедия моей жизни
- Света, расскажите о своих выступлениях за молодежную сборную России.
- Я начинала с юниорской сборной России, потом выступала в молодежной. Вместе с вратарем Нигиной Саидовой. Первый наш чемпионат мира - в 1995-м - был не самым удачным. Второй, в африканском Кот-дИвуаре в 1997-м - уже удачнее, но поражение в финале от Дании стало настоящей трагедией. Мы вели в счете, но нас не хватило на концовку. Из-за травм многих игроков потеряли в полуфинале. Очень обидно было. Хороша команда у нас тогда была: Аня Кареева, Игнатченко Аня, Людмила Бодниева. Все они после на взрослом уровне здорово себя проявили.
- Игроков потеряли из-за травм? Не из-за малярии?
- Малярией у нас потом уже, при возвращении домой, пара девочек заболела. Но доктора были готовы к этому и уже в дороге подняли девчонок на ноги.
- Расскажите о первом приглашении во взрослую сборную. О своих впечатлениях, наставниках и достижениях.
- На мою карьеру выпала пора частых смен тренеров сборной. Первое приглашение в сборную я получила в 1996-м, перед чемпионатом Европы. Сборную тогда тренировал Левон Оганесович Акопян. А в 1997-м на чемпионате мира мы уже под руководством Игоря Алексеевича Еськова стали 4-ми, уступив Германии бронзу и путевку на Олимпиаду. На том чемпионате я играла в основном составе сборной, но в 1998-м на чемпионат Европы Еськов меня не взял. В 1999-м в сборную вернулся Александр Иванович Тарасиков. В команде было много кубаночек, не только потому, что он так хотел, но и из-за того, что не все тренеры клубов горели желанием отправлять своих игроков в сборную. Мы бились в каждом матче до конца, но выступили неудачно, заняв 12-е место.
- Тот чемпионат более всего запомнился вам и из-за истории с допингом?
- Ой, лучше не вспоминать!.. Это трагедия моей жизни… Мы уже были дома, когда пришла эта новость: «У тебя допинг!» И земля ушла из-под ног! Как? Откуда? Стала прокручивать в памяти, что могла принимать при лечении травм. Вспомнила: за несколько месяцев до чемпионата мира я получила надрыв мышцы в Волгограде. Неприятная травма и болезненная. Поправляться, между тем, нужно было срочно: «Кубани» на еврокубковый матч ехать, а людей не хватает. Вот волгоградский врач и посоветовал укол сделать: обезболивающий и заживляющий препарат на вытяжки из оленьего рога и еще нескольких компонентов. В их числе был нандролон. Он не то чтобы относился к запрещенным, но остатки этого препарата в организме задерживаются до 2-х лет. Поэтому через полгода на чемпионате мира в Германии выявился. А ведь достаточно было записать этот укол в допинг-лист, и он бы допингом не считался. Слишком беспечны мы все тогда были. На чемпионате России допинг-контроль вообще отсутствовал.
- Как развивалась допинговая история дальше?
- Я получила 2-годичную дисквалификацию. Не понимала, как дальше жить, что делать? Уехала в Пикалево, уже работу себе нашла, как вдруг звонит Александр Иванович: «Приезжай, будешь тренироваться!» А я ему - зачем? Какой смысл тренироваться, если не играть? Но Тарасиков убедил. Полтора года я тренировалась, очень тяжело было, когда девчонки уезжали на игры. Слава Богу, полгода дисквалификации мне простили. Думаю, на чемпионат России меня и раньше могли допустить, но слишком много у Александра Ивановича было «доброжелателей». Ведь эта дисквалификация у меня была не первой. Как-то Александр Иванович не отпустил нескольких игроков в молодежную сборную, и получил его «кубанский сарафан» несколько игр дисквалификации, как раз на важные матчи.
- Отсутствие игровой практики сказывалось в первое время?
- Знаете, нет. Я по соревнованиям соскучилась страшно. Поначалу играла везде, где только можно: и за основную «Кубань», и за дубль. И никак не могла наиграться! Жажда игры была бешеной. Выходила на площадку с желанием порвать всех! И выдала свой лучший сезон. Сыграла так, что Евгений Трефилов в сборную на чемпионат мира пригласил.
В сборных с Трефиловым не сложилось
- Света, вы чемпионка мира-2001, расскажите о том памятном чемпионате.
- Это было первое золото чемпионатов мира Евгения Трефилова. Он тогда тренировал «Ладу» из Тольятти, но в сборной было прилично игроков и из других клубов. Из «Кубани» я была одна в составе. Мне довелось сыграть на групповом этапе, а в плей-офф - хлопать девчонкам из зала. В основном на правом крае играла майкопчанка Аня Игнатченко. Но то золото чемпионата и мое кровное! Разочаровала сама золотая медаль - своим видом. Игрушечная какая-то, обычное стекло. Ее и на фотографии было почти не видно, хоть подкладывай что-то (смеется). Итальянцы поскупились сделать награду яркой. Причем, за 1-е, 2-е и 3-е места всем выдали одинаковые медали. Нам за 4-е место в Германии дали медаль участника матча за бронзу круче, чем золото в Италии (смеется).
- Чем поощрила вас родина и край за золото чемпионата мира?
- В аэропорту клуб нам подарил всем по коробочке французских духов. Спросили меня, что тебе надо? Я говорю, машинку стиральную (смеется). Подарили мне машинку стиральную. А в 2004-м меня зовет Александр Иванович: «Пошли со мной». Положено заслуженному мастеру спорта, чемпиону мира выделить квартиру. Так я получила уже не ведомственную, а собственную 1-комнатную квартиру в Юбилейном микрорайоне. Так мы и живем до сих пор в ней. Вот только дом наш так и не сдан, 16 лет живу без документов на квартиру. Сначала были проблемы с земельным участком, сейчас не могут в эксплуатацию дом сдать. Там очень тяжелый случай, всё упирается в суды. Вот я и сужусь, пытаюсь оформить квартиру…
- И как продвигается дело?
- Половина дома по купле-продаже оформляет документы. Нас сначала это мало беспокоило, потому что квартира была выделена: чемпионке мира Смирновой Светлане Анатольевне по письму Министерства, а не самозахватом занята. Дали ключи: живите, дом будет сдан, квартиру оформите в собственность. Но этот воз и ныне там… В последнее время мне говорят, в ваших интересах оформить ее, иначе можете вообще без квартиры остаться. Оформим дом, и письмо Министерства может потерять свою силу. Вот я сейчас занимаюсь этим оформлением.
- В чемпионате мира-2003 участвовали уже 3 игрока «Кубани»: Смирнова, Курепта и Пазич. Чем еще запомнился тот турнир?
- Жутким разочарованием от непопадания на Олимпиаду-2004 в Афины. Проиграли путевку Франции, причем, по дополнительным показателям. Наша тройка выделялась в первых играх, но затем Трефилов сделал ставку на своих из «Лады», при этом - не совсем здоровых. Может быть, из-за этого и не попали на Олимпиаду. Помню слова Люды Пазич в перерыве решающего матча: «Девочки, у вас впереди еще будет шанс попасть на Олимпиаду, а для меня этот - последний в карьере. Соберитесь, мы можем, мы - сильные!» Но не получилось… И Трефилов бушевал, кричал, а кого-то уговаривал. Вроде бы знал подход к каждой, а не получилось.
- А к вам какой нужен был подход? Часто получали нагоняй от тренера?
- Да. Иногда это заводило, иногда - обижало. Бывало такое - не идет игра! Вроде бы всё делаешь, а не идет. Не твой день. Люда Пазич со Светой Пряхиной тоже иногда подгоняли: ну, давай уже, соберись, сделай что-нибудь! Не можешь играть, помоги нам хотя бы. Но больше всего меня заводило, если кто-то из соперников меня стукнет, приложит в игре, тогда я так взрывалась - не остановишь!
- На чемпионат мира-2005 в Санкт-Петербурге вас не взяли. Что было причиной?
- Ну, во-первых, у нас с Трефиловым не пошло, скажем так, общение. Ни он мне плохого не сделал, ни я ему ничего плохого не сделала, ну, не сложилось… Из «Кубани» только Аня Курепта попала в сборную. Очень рада за нее. Жалко, рано она закончила свою карьеру. Могла еще побеждать.
- Вы ведь активно готовились в сборной к Олимпиаде-2008. Почему так и не сбылась ваша детская мечта?
- Да, это был мой последний шанс. Прошла сборы у Трефилова перед пекинской Олимпиадой. Полуторагодовалую дочку оставляла в Краснодаре на 3 месяца с мужем. Всё шло к тому, что попаду в состав. Мне все говорили: «Давай, молодец, всё хорошо!» А в последний момент меня технично отодвинули…
В «Кубани» нового века
- Вернемся к клубным делам. За пару лет на рубеже веков произошел массовый исход игроков из «Кубани»? Что послужило главной причиной?
- Да, из команды тогда ушли Нигина Саидова, Оксана Роменская, Катя Кулагина, Лера Валентова, Таня Дядечко. Почти вся основа ушла в основном к Трефилову. По-моему, только Лера Валентова закончила. Сказалось то, что в «Ладе» больше платили, может с Тарасиковым у кого-то не сложились отношения. Кому-то, наверное, хотелось большего, а он не давал столько. Честно говоря, я не лезла в это. Ну, ругаются и ругаются. Немножко обидно было, что они ушли. Я считаю, что Александр Иванович всё делал для команды, чтобы мы не знали забот. Но кому-то - не хватало. Кого-то зазывали обещаниями: приезжай к нам, будешь играть в сборной.
- В интервью «Независимой спортивной газете» в 2005-м вы говорили: «Пока во главе Тарасиков - «Кубань» будет командой яростной и боевой». Насколько неожиданным для вас стало решение руководства края об отстранении от руководства командой Александра Ивановича в 2006-м?
- В сезоне-2006/07 уже должны были выстрелить Аня Сень, Влада Бобровникова, Оксана Цвиринько. Вместе с Пазич, Аней Курепта и со мной они должны были создать костяк новой «Кубани». Подтягивались и другие молодые девчонки. Уверена, мы бы заняли в следующем сезоне 4-е, в крайнем случае, 5-е место. В еврокубки бы точно попали. Мы ушли в отпуск перед новым сезоном, мне звонит Люда Пазич: «Тарасикова снимают». Я не поверила своим ушам: «Как снимают?!» Потом узнала номер вице-губернатора Николая Александровича Долуды и позвонила ему из Пикалево. Стала объяснять 6-е место ситуацией с молодым составом. Доказывать, что без Тарасикова, человека создававшего «Кубань», она не поднимется, что надо потерпеть: мы уже в следующем сезоне с Александром Ивановичем выйдем в еврокубки. Что приезжий тренер не сможет быстро поправить дела. Что многих игроков со всей России тренеры направляли в Краснодар, зная, что их воспитанников доведет до высшего уровня Тарасиков. Ответом мне было: «Вы какое место заняли? Второй год п
одряд 6-е! И чего ты хочешь от меня? Всё! Решение принято!»
Я была в растерянности. А по приезду в Краснодар узнала, что беременна, и ушла в свой первый декрет. В январе 2007-го я родила Полину, а перед новым 2008-м уже выходила на площадку.
- Расскажите о сезонах «Кубани» после Тарасикова. Об особенностях каждого из новых наставников.
- После Тарасикова в «Кубани» началась частая смена тренеров. 2 года главным работал Анатолий Скоробогатов, но я с ним работала после возвращения из декрета недолго. В сезоне-2008/09 команду возглавляли Наталья Цыганкова с Юрием Зайцевым. После Цыганковой в команду пришел Алексей Гумянов. Было еще одно изменение в руководстве клуба. С середины 2008 года генеральным директором клуба стал Станислав Кулинченко. Он провозгласил, что теперь «Кубань» станет клубом европейского стандарта: более демократичным во всех отношениях. Правда, сейчас уже не могу вспомнить каких-либо особых европеремен. Что касается наставников, то все они были разными людьми, у каждого можно было что-то полезное взять для себя. Ну и каждого мы волей-неволей сравнивали с Тарасиковым. Главным отличием было отсутствие у них духа тренера-победителя, уверенного в себе, способного заразить и игрока уверенностью в победе. Тарасиков был резче в своих требованиях, но они были понятны нам: он сам, заводной человек, старался завести и нас.
Дернет-передернет, посадит на скамейку, со стороны увидишь лучше и поймешь, где был не прав. Наталья Цыганкова сама по себе мягкий человек. Но как бывший игрок она могла подсказать, то, что для тебя на площадке незаметно. Игрок тренера тоже по-разному воспринимает. К кому-то прислушиваешься, а кого-то слушаешь, а по-своему делаешь. В принципе, все те тренеры «Кубани» были хорошими вторыми тренерами. Но не дотягивали до главного, каким мы знали Тарасикова. Если Тарасиков - лидер по жизни, то он и везде лидер. Да, Алексей Гумянов - очень интеллигентный человек, с ним было интересно не только о гандболе поговорить. Но я не видела в нем тренерского стержня. Это сугубо мое мнение. Он классный, мне нравились его интересные тренировки, но в играх Гумянов до Тарасикова не дотягивал.
- Вы 18 лет были верны «Кубани». Интересно, получали ли предложения от других клубов, в том числе зарубежных?
- Да, конечно, неоднократно получала предложения о переходе - как в российские, так и в зарубежные клубы. В начале 2000-х меня звали в «Ростов-Дон», который начинал свой новый виток подъема. Затем Евгений Трефилов приглашал в звенигородскую «Звезду» перед Олимпиадой-2008. Из заграничных клубов звали в Югославию, но клуб обанкротился, и мой переход не состоялся. Было очень хорошее предложение и из Австрии. Но, честно говоря, у меня не было особого желания играть за границей. За границей хорошо отдыхать, а не работать. Мне нравилась «Кубань», нравился Краснодар, его жители. Меня здесь всё устраивало.
- Нигде не мог найти точной информации, когда вы закончили играть?
- (Грустно). А нет её… Торжественных проводов мне никто не устраивал. Осенью 2012-го я сыграла в 1-м туре с «Астраханочкой», а потом ушла в свой второй декрет. Так тихо и закончилась для всех история моих 18-ти лет в «Кубани»…
- Почему после 2000-го «Кубани» 17 лет не удавалось подняться на пьедестал?
- У нас было то же название, что и при Тарасикове - «Кубань», а команды - разные. Обложка книги может быть и одна, открываешь, а содержание - совершенно другое. При Тарасикове на «Кубань» ходили. На Цыганкову, она местная, родная - тоже ходили. При Гумянове - уже не так. При Тарасикове знали: если мы даже 10 мячей будем проигрывать, это еще не всё. Там будет столько ярости и борьбы, что и 10 мячей - не приговор. Будет зрелище, и не будет на площадке равнодушных. И если мы проигрывали, были слезы. Нам было стыдно поднять глаза на своих болельщиков. И болельщики поддерживали нас даже после поражений: «Вы молодцы, бились до последнего! Спасибо!» Потом это стало пропадать. А сейчас и смотреть не на что. Может, поколение такое, я не знаю. Не горят у них глаза!.. Возьмите тот же «Ростов». У них элитная команда, собраны лучшие наши игроки и легионеры сильные. Но они не бывают равнодушными на площадке. У возрастных игроков «Ростова», они там уже «старухи» (смеется), горят глаза. А в «Кубани» молодые
игроки выходят без огонька в глазах. Может, поколение такое, может так тренеры работают. Я не знаю…
- Завершив карьеру игрока на игры «Кубани» ходили?
- Очень редко. В основном, когда приезжали элитные клубы с бывшими подругами по «Кубани» и сборной, повидаться. Дочке старалась показать, как играют звезды, чтобы училась у них. Да и работаю я с утра до вечера. Время матчей часто неудобное для меня.
- А для девочек из ДЮСШ не устраивают коллективных посещений?
Светлана Смирнова с сыном Мишей
фото: Владимир Мороз
- Билеты дают, но они ходят группой с родителями. Маленькая дочь еще, одной ходить. На еврокубковые матчи с ней стараемся прийти, посмотреть, что в Европе делается. На «Ростов» стараемся прийти посмотреть. Там есть на что. Интересно: вот олимпийские чемпионки, вот к чему нужно стремиться. А сын Миша ходит с нами посмотреть на свою крестную - Анну Сень (улыбается).
Новая жизнь - новая профессия
- Света, с чего началась ваша послегандбольная жизнь?
- Выступая за «Кубань», я закончила институт физкультуры. Очень долго училась, но всё-таки закончила (смеется). После рождения сына ждала предложений от «Кубани» - не дождалась. Стала думать, куда себя пристроить. Посоветовалась с мужем о работе по профессии учителя. Походила по району, поспрашивала, нашла место учителя физкультуры в школе по соседству. Как раз дочка Полина в 1-й класс пошла, а я на работу в ту же школу. С 1 сентября 7-й год пойдет.
- В чем были главные трудности освоения новой профессии?
- В первое время была не готова к тому, что дети у нас так плохо физически развиты. Я пришла из большого спорта, а ребятишки не могут элементарно ни бегать, ни прыгать. Я-то привыкла к одним нагрузкам, а здесь надо было очень осторожно, дозировано давать простые упражнения. До меня сначала не доходило: как можно не уметь делать элементарные вещи? Где-то через год-два, общаясь с коллегами, поняла, что многих из детей надо с нуля учить бегать, прыгать, кувыркаться, скакалку осваивать. Потихонечку пробуждать в них спортивные задатки. Сейчас уже знаю все углы, которые надо обходить. Самое важное для нас - техника безопасности. За годы моей работы количество детей, которым нельзя заниматься физкультурой, только растет. Очень многие приходят со справками об освобождении от физкультуры. Для меня это, конечно, шок! Растет число детей вялых, неактивных. На физкультуре им скучно. Говорю: «Дети, я, конечно, не клоун, чтобы веселить вас на уроках, но физические упражнения, игры - уже пробуждают азарт и дух сор
евнования». - «Нам не интересно!» - «Но почему?» - «А мы не любим ни бегать, ни прыгать. Нам интересно сесть, поиграть в телефончике, на компьютере». Вот и стараешься придумывать, чтобы ребятам было на уроках физкультуры интересно. Бывает, ребенок пришел, переоделся в спортивную форму - это уже праздник. Потом смотришь, уже у него что-то стало получаться - радость и для него, и для тебя. Есть, конечно, и такие, что принципиально не хотят ходить на физкультуру.
Конечно, многому пришлось учиться. Документацию вести, журналы заполнять - поначалу было в тягость. Сейчас уже всё знаешь, а первые год-полтора было что-то с чем-то (смеется). Но, несмотря ни на что, мне нравится в школе работать.
- Удалось ли вам за 6 лет работы найти среди ребят спортивного самородка и дать ему путевку в большой спорт?
- Я, конечно, сразу вижу деток со спортивными задатками. И когда ко мне на занятия приходят тренеры, я им помогаю рекомендациями. Дальше уже дело за ребенком и тренером. Но сейчас и родителей трудно уговорить занять детей каким-либо видом спорта. Приоритет у них - учеба, многие дети занимаются дополнительно с репетирами, и на спорт времени у них не остается.
- А спортивные секции для физически одаренных, увлеченных спортом ребят в школе есть?
- Да, есть и гандбол, и баскетбол. Но мы в две смены работаем, на секции уже сил не остается. Если бы было учебных часов поменьше. А так, учеба заканчивается в 18.45 и еще секцию вести до 9-ти вечера. А семья, дети? Да, честно говоря, и не хочется. Если бы с уже подготовленными поработать, с дублем, например, там я еще могу что-то дать. А с нуля начинать учить гандболу тяжело. Это же надо собрать, уговорить, заинтересовать. Не знаю, не пробовала. Сама себе сказала, что не могу.
- Каковы спортивные достижения сборных гимназии №87 на чемпионатах Краснодара и края среди школ?
- Наша гимназия всегда активно участвует в спартакиаде школьников «Надежды Кубани». Сборные гимназии практически по всем видам спорта занимают места на пьедестале. Мы заняли 1-е место в городе по футболу и вышли на краевой турнир. Но в связи с пандемией он не состоялся. Девочки 6-7-х классов заняли 2-е место в городе по гандболу. Школьники младших классов с 1-го по 4-й с успехом участвуют в «Веселых стартах» и занимают 1-2-е места в городе. Были и призерами краевых турниров.
- А что вас, кроме этих успехов, вдохновляет в работе учителя?
- Учение и развитие вместе с ребятами. Интересно, как дети растут с 1-го класса и год за годом становятся крепче, стройнее, в отличие от избегающих физкультуры. Как у них просыпается интерес к спорту. Есть ведь и одаренные дети, спортсмены. Интересно, как они начинают добиваться результатов, примерных для остальных.
- С каким возрастом труднее работать?
- С малышами. Пока их научишь, пока они привыкнут к твоим требованиям… Я ведь взяла 1-й класс 6 лет назад, так и веду его, по крайне мере, до 9-го класса. В 10-11-м там у них немного по-другому. Нас в школе 5 учителей физкультуры. У меня 12 разных классов, с которыми я работаю. Вот в этом году у меня 9-й класс ушел, значит, я 1-й буду брать вместо них. Три первых класса у меня будет. И с 10-м буду работать.
- Вот вы работаете в 2 смены в 12-ти классах, а материально обеспечиваете семью?
- (Смеется). Хороший вопрос!.. Нормально не обеспечиваю. На хлеб с молоком зарабатываю, слава Богу. Есть у нас и надбавки. Мое звание «Заслуженный мастер спорта России» приравнивается к званию «Заслуженный учитель России», и я получаю надбавку: 1 тысячу рублей в месяц.
- А меры, которые принимает правительство, не повышают уровень благосостояния учителя?
- Понятно, что нам добавляют зарплату. Но понятно и то, что такого уж внимания к нам, учителям - нет. Отношение к нам: вы обязаны! Мы привезли к вам детей - занимайтесь, учите их, воспитывайте. Родители тоже разные бывают.
- Почасовые ставки учителя физики и физкультуры, к примеру, одинаковые?
- Я думаю, одинаковые. Почасовые ставки учителей определяются его категорией. Существуют категории: просто учитель, учитель первой и высшей категории. Я пока - учитель физкультуры. Занимаюсь сейчас, готовлю портфолио о достижениях, наработке в школе для сдачи на первую категорию. Это, в принципе, несложно.
- Как поменялся у вас учебный процесс в ситуации с коронавирусом?
- (Вздыхая). Ой, тяжело все далось... И детям, и родителям, и учителям. Все сидели с утра до вечера за компьютером. Слава Богу, перебоев с электроэнергией, интернетом - не было. А так бы мы подвисли. Нам с дочкой удавалось как-то поделить один компьютер на двоих. Хорошо, Полина у меня самостоятельная. Сама занималась, сдавала всё, что нужно. Не знаю, как детям: кому-то наверное понравилось на удаленке, но нам было очень тяжело. Особенно, учителям физкультуры. Ну да, на бумажках задание там напишешь. Но понимаешь, что ребенок взаперти в 4-х стенах. Ему двигаться надо. Онлайн-урок физкультуры - это не тренировка подготовленного спортсмена. Это ведь ребенок, который бесконтрольно может не так повернуть или вывернуть себе с рождения дефектный сустав. Кто будет виноват? Тот же учитель. Занятия, в основном, сводились к теоретическим вопросам и ответам на них. Отправляла видео простых упражнений, которые надо было повторить без фанатизма и при желании и возможности отправить мне по почте снимки или
видео их занятий. Наиболее простой рекомендацией было пробежаться или прошагать по ступенькам лестницы многоэтажного дома.
Мои мечты пока остаются мечтами
- Светлана, у замечательной гандболистки и учителя физкультуры дети просто не могут быть равнодушными к спорту. Не так ли?
- Так и есть. Моя дочь Полина начала заниматься гандболом с выпускной группы детского сада. Поначалу гандбол совмещала с батутом. Полтора года после 4-часовых тренировок на батуте мы шли еще на 2-часовые гандбольные тренировки. Мы понимали, что в батуте у нее перспектив особых нет. Я со своими 172 сантиметрами - уже высокая для этого вида спорта, папа у нас высокий, и Полинка в нас пошла. Так что, батут стал хорошей подмогой дочери в развитии координации. Но гандбол у нас перевесил. Сейчас ей 13 лет, ездит на тренировки в гандбольную ДЮСШ на Бородина. Дочка, как-то приходит домой и говорит: «Мама, а почему твоей фотографии нет у нас в школе? Ты же чемпионка мира? Ты же выступала за школу?» - «Да, Полинка, и чемпионка мира я, и за школу играла, и «Кубани» почти 20 лет отдала, а вот на доску лучших выпускников ДЮСШ почему-то не попала. Самой это интересно».
- Действительно интересно. Не обращались с этим вопросом к директору школы Наталье Анисимовой?
- Да вот, говорю дочке, встречу директора школы, спрошу, почему моей фотографии нет. Пока не встретила…
- И какие успехи у Полины в гандболе?
- Замечательные. Дочка начинала заниматься у Ирины Васильевны Кос, потом перешла к Сергею Николаевичу Косу, а сейчас Алексей Николаевич Гузов тренирует команду. Полина играет и в центре, и полусредней, и на углу. В свои 13 лет дочь уже почти с меня ростом. Думаю, еще подрастет немножко. Плохо только, что после ДЮСШ не гарантирована возможность дальнейшего прогресса в «Кубани», как у нас было: школа - дубль - «Кубань». Дорожка, по которой уверенно шли самые перспективные. Сейчас такая четкая преемственность не просматривается. Девчонкам и стремиться, получается, некуда. Закончат ДЮСШ - и куда им идти? В «Кубань»-то особо не берут. Кто получше - могут, конечно, куда-то поехать. В Волгоград, например. Многим мамам страшно сейчас. Вот они закончат 9 классов - и куда? Нет светлого будущего. Тренируются и - слава Богу? В этом году из-за пандемии дети остались без соревнований. У Полины сорвался первый финал, в который команда попала по своему возрасту. Первый чемпионат России сорвался. Обидно. Команда 20
07 года у них хорошая сейчас.
- Миша тоже планирует заниматься спортом?
- Миша начал заниматься футболом, но со временем у нас было туговато, посмотрим… На одну тренировку по гандболу сходил. Но со старшими ребятами попал, испугался. Сейчас, набор будет, посмотрим, куда пойти.
- Светлана, как и где вы познакомились с мужем? Его отношение к спорту?
- (Улыбается). Дело было вечером. На остановке на Гидрострое подошел ко мне парень, заговорил, познакомились. Стали встречаться. Владимир не знал, что я гандболистка «Кубани». Уже после стал активно ходить на гандбол и болеть за меня. Друзей своих подтянул. Гордился потом, рассказывал им, вот у меня жена - чемпионка мира. И до сих пор гордится. Дочке рассказывает, как гандбол в жизни помогает.
- Муж работает где-то?
- Владимир работает таксистом.
- В этом году Россия отметила 75-летие Великой Победы. Насколько важна для вас и вашей семьи память о героях Великой Отечественной войны? Есть ли такие в семье по линиям родителей: ваших и мужа?
- У меня оба дедушки воевали. Дедушка по маминой линии - Ванюшев Михаил Михайлович - воевал сначала на финской войне. А когда мама родилась в 41-м году, её папа уже воевал с фашистами, так и не увидев своей дочери. Он погиб в январе 1945-го на границе Пруссии и Польши. Дедушка по папиной линии - Иван Арсентьевич Смирнов - воевал геройски. Награжден орденом Красной звезды и двумя медалями. После войны был уважаемым в Пикалево человеком. Директором хлебокомбината и депутатом. Я, правда, родилась уже после его смерти. Помним, гордимся, и чтим своих героев. Их фотографии в альбомах и на стенах в наших семьях. Внуки и правнуки не раз держали в руках их награды, затерли до блеска. В этом году в интернете участвовали в акции «Бессмертный полк». По линии мужа тоже оба дедушки воевали. Один вернулся - вся грудь в орденах и медалях. А уже в мирное время его ограбили и все награды пропали. Разыскивали, но не нашли ничего. Очень жалко…
- 15 лет назад в своем интервью «Независимой спортивной газете» вы мечтали поехать в Париж осенью, когда в воздухе кружат желтые листья, и выпить чашечку кофе в открытом кафе. Удалось ли вам побывать в осеннем Париже?
- Нет, я была там лишь один раз на сборах с Трефиловым. А с чашечкой кофе туристкой пока не удалось. Так что та мечта пока остается мечтой. На то они и мечты, чтобы оставалась цель в жизни (улыбается).
- О чем еще мечтает Светлана Смирнова?
- Мечтаю, чтобы дети были здоровы, чтобы у них всё хорошо было. Чтобы поменьше у нас было таких непонятных историй, как с коронавирусом. Мечтаю, чтобы дочке моей улыбнулась судьба, и она побывала на Олимпиаде. Для меня это станет исполнением и моей детской мечты.
Владимир Мороз



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: