.: Футбол. Тет-а-тет
Сергей Шипулин: «Я не считаю «Кубань» и «Краснодар» врагами»
41-
летний Сергей Шипулин сейчас тренирует детей в краснодарской СШ по футболу, что базируется на территории стадиона «Кубань», а раньше он сам выступал за желто-зеленых - во второй половине 1990-х и в первой половине 2000-х.
Между «кубанскими» периодами карьеры, на стыке тысячелетий, он защищал цвета тольяттинской «Лады». Задачей на поле цепкого и жесткого защитника Шипулина, по меткому выражения наставника «Лады» Александра Гармашова, было «копать окопы и траншеи», чтобы никто из соперников не мог пробежать мимо.
В эксклюзивном интервью «Независимой спортивной газете» Шипулин вспомнил свою карьеру и поделился собственным взглядом на злободневные футбольные темы.
КОРОНАВИРУСНАЯ ЭПОПЕЯ
- Сергей, меры против коронавируса поставили практически весь мировой футбол на паузу. Как считаете, что будет с игрой номер один дальше?
 
- Естественно, лучше от всего этого никому не станет - ни командам, ни тем более зрителям. Игра при пустых трибунах - это что-то с чем-то. Уровень футбола сделает шаг назад. Команды долго тренировались в онлайн-режиме, и теперь им нужно время, чтобы наверстать игровой тонус. Дай Бог, чтобы в мире поскорее победили эту нехорошую штуку под названием «коронавирус», и футбол вернулся в то состояние, в котором он был до всей этой эпопеи. Жду не дождусь, когда заиграет итальянский «Милан», за который я болею с 7-ми лет (улыбается).
- Насколько могут быть эффективны пресловутые домашние тренировки?
- Они помогают в поддержании мышечного тонуса, работы кровеносной и дыхательной систем. Но, естественно, получается большой пробел в степени взаимопонимания игроков, чувстве мяча и футбольного поля.
- Исполком РФС решил доиграть РПЛ, но объявил о досрочном завершении сезона в ФНЛ и ПФЛ. Вы видите здесь логику?
- Знаете, я смотрел аналитическую программу по телевизору, в ней журналист задал экспертам похожий вопрос. Те посмотрели друг на друга, на этого журналиста, улыбнулись и, скажем так, плавно «съехали с темы». Ну, мы же все с вами прекрасно понимаем, что первая лига - это первая лига, вторая лига - вторая лига, а премьер-лига - премьер-лига. Тут ни убавить ни прибавить. Я сам играл в первой и во второй лигах. Видимо, с течением времени ничего не меняется…
- На основе турнирной таблицы ФНЛ после 27-ми туров в РПЛ были отправлены волгоградский «Ротор» и «Химки», но подмосковный клуб рискует не потянуть премьер-лигу по финансам…
- Я не думаю, что «Химки», которые на протяжении сезона шли на первых местах, прыгали в омут с головой и ничего не планировали. Наверняка они параллельно искали инвесторов, но с этим получились проблемы. В современном футболе огромную роль играют деньги. Пробиться наверх без них, исключительно по спортивному принципу весьма проблематично - причем, не только в нашей стране, но в нашей стране особенно. Если у вас есть мощная финансовая база с большими вливаниями от инвесторов, то вы можете горы свернуть. Да, вы можете и не добиться нужного результата, но, скорее всего, добьетесь.
- Премьер-лига будет доигрывать сезон в формате 2-х туров в неделю. Не слишком ли это напряженный график?
- Как бывший футболист я скажу вам, что всё равно лучше играть, чем тренироваться. Кроме того, за победы в отдельных матчах могут быть положены премиальные, да и восстановление после удачных игр проходит у футболистов быстрее.
- Некоторые игроки английской премьер-лиги вроде бы не хотят в скором времени выходить на поле, потому что не чувствуют себя в безопасности.
- У них другой менталитет. Я не думаю, что из наших соотечественников кто-то откажется тренироваться и выходить на футбольное поле. А что касается высказываний некоторых английских футболистов, это их личное дело. Чужая душа - потемки. Если человек беспокоится и переживает, мы не вправе его осуждать.
ЗА ТРЕМЯ ЗАЙЦАМИ ПОГОНИШЬСЯ - НИ ОДНОГО НЕ ПОЙМАЕШЬ
- «Зенит» будет фаворитом в оставшейся части сезона?
- По идее, да. Но мы не знаем, в какой форме каждая команда подойдет к возобновлению чемпионата. Тот же «Шальке» в Германии стал «валиться» после рестарта сезона.
- Если допустить, что «Зенит» вдруг тоже «повалится», какими вы видите шансы конкурентов сместить его с 1-й строчки?
- Отыграть 9 очков за 8 туров? Мне кажется, после такого простоя ситуация непредсказуемая. Только интереснее будет следить за развитием событий.
- «Краснодар» станет чемпионом хоть когда-нибудь?
- Очень хочется в это верить. Нет ничего невозможного. Есть определенное понимание, что чемпионами должны становиться только «Зенит» и московские клубы, но есть же примеры «Алании» и «Рубина». Я не могу сказать про «Краснодар» ничего плохого, несмотря на то, что большая часть моей жизни была связана с «Кубанью». Кто-то считает, что 2 клуба в одном городе - враги между собой, но я так никогда не считал. Мне нравится ходить на матчи «быков», всегда приятно наблюдать за игрой футболистов высокого уровня, в том числе иностранцев. Я хочу, чтобы «Краснодар» был как можно выше в таблице, чтобы он выступал в Лиге чемпионов. От этого выиграем все мы: и болельщики «Кубани», и болельщики «Краснодара», если есть такое разделение.
- Почему, на ваш взгляд, у «быков» наблюдается «синдром решающих моментов», когда они в нужный момент дают слабину и теряют важные очки?
- Футбольная команда - это огромный механизм, состоящий из множества составляющих. И для успеха все его «шестеренки» должны на протяжении сезона работать как швейцарские часы. Если же происходит какой-то сбой - травмы, плохая форма или уход ведущих игроков, неправильная подготовка - у команды наступает спад. Чтобы разобраться в конкретном случае, нужно находиться непосредственно внутри коллектива.
- Действительно ли «Зенит» настолько сильнее всех российских клубов, чтобы иметь отрыв в 9 очков?
- У питерцев бывают спады, но в чемпионате России это не особенно заметно, поэтому внутри страны они и впереди всех. Другое дело, когда «Зенит» выходит на международный уровень, там он откровенно не радует.
- Да вообще из российских команд мало кто в еврокубках радует…
- Понятно, что наши клубы уступают грандам европейского футбола - «Барселоне», «Реалу», «Ливерпулю». Но с командами, так сказать, второго эшелона, мы вполне могли бы сражаться на равных. Почему это в последнее время получается с трудом, сложно судить. Вроде и группы частенько попадаются достаточно проходимые, однако чего-то нашим клубам всё равно не хватает.
- Сейчас главным ньюсмейкером российского футбола смотрится московский «Локомотив». Давайте подробнее поговорим про него. Как вы оцениваете решение руководства не подписывать новый контракт с Юрием Семиным?
- Юрий Павлович - человек старой формации, он за словом в карман не полезет. Ему важна своя правда, которую он не стесняется озвучивать. Видимо, не всем это нравится. Лично мне кажется, что если Семин сам хотел дальше тренировать «Локомотив», надо было переподписать с ним контракт. От этого железнодорожники только выиграли бы.
- После чемпионского сезона-2017/18 «Локомотив» стал 2-м, и сейчас он, по идее, снова близок к завоеванию серебра. Насколько 2-е место устраивает его, на ваш взгляд?
- «Локомотив» позиционирует себя стабильным в финансовом плане клубом с мощной инфраструктурой. Я думаю, там все стремятся занимать в чемпионате только 1-е место, однако не всегда это получается.
- Гендиректор железнодорожников Василий Кикнадзе заявил, что хочет видеть в исполнении своей команды атакующий футбол…
- В разных клубах руководство ставит разные задачи перед тренерским штабом. Где-то приветствуется комбинационный футбол «первым номером» - например, это концепция «Краснодара», а где-то в первую очередь ориентируются на результат. Но если от тренера хотят всего и сразу - и красивого футбола, и первого места, и доверия молодежи, то он может попросить руководителей определиться, что же из этого для них всё-таки важнее. Кроме того, у каждого тренера есть своя любимая модель игры, и на высоком уровне, по-моему, большинство тренеров склоняется к оборонительному футболу.
- Новый наставник «Локомотива» Марко Николич будет под большим давлением…
- Это понятно. Приходя в топ-клуб, тренер должен быть готов к этому. Большое давление на таком уровне в порядке вещей.
- Пребывание «Ростова» в топ-5 - сенсация?
- Думаю, нет. В последнее время игра ростовчан мне импонирует. Если я переключаю телевизор и попадаю на матч «Ростова», то оставляю включенным этот канал. У Карпина здорово получилось выстроить команду, и высокие результаты «Ростова» - заслуга во многом тренерского штаба. Люди там получают зарплаты не просто так. У них есть свое видение, свои идеи, свое направление развития.
- ЦСКА лихорадит уже второй сезон из-за омоложения или из-за чего-то еще?
- Я склоняюсь к первому варианту. Армейский клуб омолодил команду резко. Безусловно, в ЦСКА взяли талантливых ребят, но надо понимать, что это всё-таки чемпионат России, премьер-лига. Остается ждать, когда молодые игроки армейцев возмужают, оботрутся, обобьются и начнут показывать тот футбол, которого от них ждут руководство и болельщики.
- В ЦСКА не поспешили с продлением контракта с Виктором Гончаренко?
- Руководство доверяет тренеру - значит, считает, что он всё делает правильно. Я уверен, это взвешенное решение. А вот в «Кубани» в свое время Гончаренко почему-то перестали доверять, хотя работал он в ней тоже хорошо…
- Каким вы видите будущее московского «Спартака» с Доменико Тедеско?
- Кстати, у меня отец всю жизнь болеет за «Спартак» (улыбается)… Тедеско - эмоциональный специалист, со своим видением футбола, с европейским подходом к работе. Но маловероятно всего за месяц, два или полгода построить коллектив, который будет сражаться за 1-е место. Посмотрим, что будет дальше.
- Знатный спурт в марте совершил «Сочи»…
- Люди продумывали, как выйти из сложного положения, предпринимали какие-то шаги, и, в принципе, ситуация стала налаживаться. Мне кажется, в «Сочи» заинтересованы именно в достижении результата, а не просто в набивании своих карманов. Так что плоды этой работы всё равно будут.
- Здорово вписался в команду «барсов» Александр Кокорин.
- Да, он хороший футболист, которому опять нужно доказывать свой уровень. Насколько я понимаю, он переосмыслил свое прошлое поведение и теперь совершенно по-другому относится к себе, соперникам и футболу. Кокорин вовремя оказался в «Сочи», его интересы с клубом совпали: им обоим нужно подниматься наверх.
- Периодически вспыхивают разговоры о расширении РПЛ до 18-ти команд. Это была бы полезная реформа?
- На мой взгляд, нет. Честно говоря, в нашем чемпионате немало таких матчей, ради которых другие свои дела не отложишь. А после расширения чемпионата подобных матчей стало бы еще больше. Наверное, у тех руководителей клубов, которые выступают за расширение Лиги, есть свои мотивы.
- Видите смысл в возвращении системы «весна-осень»?
- Нет, мы уже перешли на европейский лад, больше, считаю, не надо ничего менять.
- Что думаете о сборной России?
- Конечно, на домашнем ЧМ-2018 наши ребята показали более чем хороший результат. Перед тем мундиалем среди болельщиков царили пессимистические настроения - тех, кто верил в четвертьфинал, наверное, можно было пересчитать по пальцам. Большое спасибо Черчесову и футболистам за победу над Испанией и выход в четвертьфинал, это получилось действительно здорово. Было бы отлично регулярно повторять такое достижение, но мы будем болеть за нашу сборную в любом случае.
ГАРМАШОВ ЗНАЛ, КОМУ «ПИХАТЬ», А КОГО ХВАЛИТЬ
- Сергей, обратимся к вашей персональной карьере. Напомним о ней нашим читателям. «Кубань» для вас многое значит?
- Конечно, ведь это моя родная команда! Мальчишкой я тренировался на ее «резинке», потом попал в дубль, оттуда - в первую команду. Но век профессиональных спортсменов не такой уж и долгий, часто футболисты уходят туда, где они больше нужны, где им больше платят, где выше уровень. И у меня были времена, когда я играл за другие клубы.
- В конце 1998-го вы перешли в тольяттинскую «Ладу»…
- Это была тоже вторая лига, но меня взяли туда «под задачу». Гармашов Александр Борисович, на тот момент главный тренер «Лады», пригласил в Тольятти меня и Виталия Калешина. Там была солидная финансовая база и хорошие условия, в руководстве собрались серьезные люди, а футболисты были уже опытные, поигравшие. Я посовещался с родителями и принял решение ехать в Тольятти.
- Не пожалели?
- А чего жалеть? Футболисты зависят от доверия тренеров и руководителей. Если в них верят, они прогрессируют. А если в них не верят, то они могут хоть в лепешку разбиться, но всё равно не показать всего, что умеют. Перед переходом у меня состоялся разговор с Александром Гармашовым один на один - он дал мне понять, что моя игра ему импонирует. И если он хотел меня видеть в «Ладе», а своему родному клубу я оказался не нужен, то мне надо было заканчивать с футболом, что ли? Нет, лучше было поехать в «Ладу», что я и сделал.
- Как охарактеризуете Гармашова?
- Не могу сказать о нем ничего плохого. Вспыльчивый, но не суровый, всё объяснял очень просто. Мне нравилось с ним работать, у меня был с ним хороший контакт, мы и сейчас, когда где-то пересекаемся, здороваемся, общаемся и вспоминаем былые времена. Александр Борисович знал подход к каждому игроку. Он понимал, кому надо дуть в уши, что он самый лучший футболист, а кому надо, грубо говоря, напихать, мол, ты что вообще делаешь, что это за уровень, нужно играть гораздо лучше.
- Какой подход Гармашов применял лично к вам?
- Он сразу понял, что хвалить меня нельзя, так что мне он обычно «пихал» (улыбается). На установках говорил, что даст мне саперную лопату копать окопы и траншеи, чтобы ни один нападающий соперника мимо не пробежал. Александр Борисович взял меня в «Ладу» за определенные качества, и если я начинал считать себя техничным защитником, он быстро всё это пресекал, опускал меня на землю и внушал, что я должен выгрызать мяч у соперников и отдавать его ближнему партнеру. Деньги мне платили именно за это. Гармашов редко меня хвалил, а когда хвалил, это было приятно. И я прекрасно понимаю, что ругал он меня обоснованно.
- В переходных матчах 1999 года за выход в первый дивизион вам довелось в составе «Лады» соперничать как раз с «Кубанью». Какие были впечатления?
- Дома «Лада» победила - 2:1, а в гостях мы сыграли вничью - 1:1. Понятно, что краснодарские болельщики были не в восторге от того, что я с Виталием Калешиным играли против «Кубани». Когда мы выходили на поле, нас освистывали, кричали в наш адрес различные нелицеприятные высказывания, что мы там предатели, туда-сюда… (Улыбается). Но меня как профессионала это подстегивало еще больше. И Виталика Калешина, я думаю, тоже.
- Как вы вернулись в «Кубань» из «Лады» в 2002-м?
- Главным тренером «Лады» стал Сергей Бутенко, пришедший из Узбекистана, а Гармашов тогда начал уже заниматься другими делами, хотя всё равно числился старшим тренером. Бутенко привел в команду пятерых «своих» ребят. Ему было нужно, чтобы играли именно они, а мне он не доверял. Я был не маленький, понимал, что происходит, и начал искать себе новый клуб. Очень рад, что тогда вновь стал нужен «Кубани», и с большим удовольствие откликнулся на предложение Владимира Васильевича Подобедова, ставшего ее спортивным директором.
- Можно сказать, что «Лада» во многом держалась на Гармашове?
- Да, так, собственно, и было. Он же и раньше ею руководил, когда она играла в высшей лиге. И ребята некоторые остались. Александр Борисович умеет сплачивать людей вокруг себя и организовывать боеспособный коллектив. Он находил хороших инвесторов, и футболисты отменно чувствовали себя в финансовом плане. Я провел в «Ладе» хорошее время.
- Кого отметите из партнеров по тольяттинскому клубу?
- Дмитрия Емельянова. Техничный опорник, просто так у него мяч было не забрать. Емельянов старше меня на 7 лет, он был «старичок» в коллективе, помогал нам с Калешиным адаптироваться. В 1996-м Емельянов играл за «Ладу» в высшей лиге, а сейчас он тренирует тольяттинский «Акрон» - частный клуб, который занял 1-е место в зоне «Урал-Приволжье» ПФЛ и теперь может подняться в ФНЛ. Помогает Емельянову там Дмитрий Годунок, с которым мне было приятно играть в обороне «Лады» и который потом выступал в премьер-лиге за ФК «Москва». Ну а Виталик Калешин, как вы сами знаете, в 2009 году в составе «Рубина» обыгрывал испанскую «Барселону» на «Ноу Камп».
НЕПИСАНЫЕ ЗАКОНЫ УХОДЯТ В ПРОШЛОЕ
- Сергей, расскажите о своих знаковых партнерах по «Кубани» в ваш первый период выступлений за желто-зеленый клуб.
- Владислав Великодный - наш краснодарский воспитанник, крайний хав, обладал высокой скоростью. Станислав Лысенко - капитан, выдающийся футболист и хороший человек. Эдуард Саркисов помогал мне освоиться в коллективе, а потом я играл под его руководством в «Славянском». Очень многому я научился в «ближнем бою» с Сергеем Лысенко. Он был весьма жесткий защитник, все техничные нападающие от него пищали. Я у него что-то спрашивал, а он мне что-то подсказывал, хотя Сергей не особенно любил делиться своими «фишками» (улыбается).
Тогда, в конце 90-х, в командах было совершенно другое уважение со стороны младших ребят к старшим, некие неписаные законы. Молодые всегда знали, что им надо делать, и это было не зазорно. Но при этом на футбольном поле авторитет и возраст значения не имели, нужно было выполнять свою работу четко и качественно. Хотя, например, нашего капитана - Станислава Лысенко - мы всё равно берегли на тренировках, чтобы, не дай Бог, он не получил травму.
- Неписаные законы для молодых - это, к примеру, таскать мячи и собирать фишки?
- Ну да, там помочь, там… Сейчас такое уже практически нигде не встретишь. Неважно, сколько футболисту лет - 18 или 35, он всё равно чувствует себя на равных с остальными. Жизнь меняется в таком направлении. Но мне кажется, что это не совсем правильно.
- Кого отметите из партнеров по второму вашему этапу игры за «Кубань», который был в 2002-2003 годах?
- В команде тогда было достаточно классных футболистов: и Станислав Лысенко, и Андрей Топчу, и Любомир Кантонистов, и Игорь Киселев, которого, к сожалению, уже нет в живых…
- Поговорим о главных тренерах «Кубани» в конце 90-х. Начнем с Владимира Бражникова.
- Он первым стал подтягивать меня к основной команде, но под его руководством я работал недолго. Мне тогда было 17 лет, и особых личных контактов, разговоров по душам у меня с Владимиром Санычем не было, он больше общался со «старичками».
- Андрей Поскотин.
- Он приехал из Адлера, тренировал «Кубань» непродолжительное время. Мог подойти, пообщаться - но всё же не так, как Гармашов. Вот Николай Николаевич Южанин делал подсказки по тактике и действиям в обороне в доверительной форме. Он старался исправить мои недочеты, и, слушая его, я прибавлял и становился умнее в плане футбола.
- Валерий Синау.
- В команде тогда сложилась непростая ситуация, у него были определенные разногласия со «старичками». Мне кажется, в первую очередь поэтому Синау стал больше доверять молодежи. При нем доходило до того, что в основном составе выходили 3-4 молодых футболиста, а ведь это была первая лига.
- Кто тренировал «Кубань», когда вы возвращались в нее из «Лады»?
- Украинец Комаров. Но уже буквально через месяц пришли Владимир Иванович Лагойда и Игорь Викторович Калешин, царствие ему небесное. У Лагойды хорошее чувство юмора, он хороший человек, ничего плохого сказать о нем не могу.
ГРУЗ В 50 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ
- А под руководством Софербия Ешугова вам поиграть не довелось?
- Там сложилась история, похожая на ту, которая у меня была, когда я уходил из «Лады». Скажем так, Ешугов не мой тренер, а я - не его футболист, у нас не сложилось взаимопонимание. Если, к примеру, для Южанина или Поскотина набор игроков был непринципиален, то Ешугов выстраивает свою работу иначе. Тренерский совет принял решение, что пятерых футболистов из «Кубани» нужно отчислить и усилиться новыми. Когда меняется тренерский штаб, не все игроки могут доказать новому тренеру свою полезность и профпригодность, если он изначально знает, что приведет в команду нескольких «своих» футболистов.
- В высшей лиге в 2004-м вам поиграть не удалось…
- Да, ни минуты. Безусловно, мне хотелось зацепить такой шанс, и здоровье позволяло, но не всегда наши желания исполняются. Я перестал вписываться в ту «Кубань», и мне пришлось искать себе другую команду.
- Почему ваш уход из клуба оказался непростым?
- Я нашел вариант в челябинском «Лукойле» - он выступал во второй лиге, но там были хорошие условия. Команду тренировал Валерий Овчинников по прозвищу «Борман», до того времени работавший долгое время в нижегородском «Локомотиве» в высшей лиге, а также в астраханском «Волгаре-Газпроме». «Борману» импонировали жесткие защитники вроде меня, и я с ним уже договорился, но «Кубань» хотела, чтобы мой трансфер выкупили за определенную сумму, а Овчинников, думающий и грамотный функционер, хотел взять меня в аренду.
Потом я договорился-таки с гендиректором «Кубани» Молдовановым, что меня отпустят в аренду, но на последнем сборе получил травму, и Овчинников от меня отказался. Я лечился 3-4 месяца и стал искать себе варианты во второй лиге - надо же было как-то вставать на ноги. «Кубань» не платила мне зарплату, а нужно было зарабатывать деньги для жены и ребенка. Руководство «Кубани» опять не хотело отдавать меня бесплатно и планировало выручить за меня 50 тысяч долларов. Чтобы хоть как-то поддерживать форму и получать какую-то копеечку, я играл за краснодарское «Динамо».
Я несколько раз ходил к руководству «Кубани» и просил отдать мне мой трансфер: «Ребята, какие 50 тысяч долларов, я уже не играю больше года, кто за меня такие деньги даст?» И, на мое счастье, к власти в «Кубани» пришел Мкртчан. Наконец-то я получил чистый трансфер, что позволило мне пойти в «Спартак» из Щелково, выступавший в зоне «Запад» второго дивизиона. Где, кстати, я играл вместе с краснодарцем Александром Крестининым, который в свое время выступал за «Кубань», а сегодня с успехом возглавляет сборную Киргизии.
В ЩЕЛКОВО БЫЛО БЕЗДЕНЕЖНО, А В «БИОЛОГЕ» - ВЕСЕЛО
- Тренировавший щелковский «Спартак» Юрий Быков - своеобразный специалист?
- Да, он оставил о себе неоднозначное мнение. Быков делал ставку на меня и еще 5-6-х футболистов 27-28-ми лет, которые понимали, что они хотят побеждать, зарабатывать и получать премиальные. Я пришел в «Спартак» между кругами, и вторую половину сезона мы провели хорошо, но на следующий год начались определенные проблемы. Возникло недопонимание между Быковым и как раз «старичками», в числе которых был и я.
- Быков говорил, что будет тренировать не по заветам ВШТ?
- Да, проскальзывали у него такие высказывания интересные, я прекрасно помню эти моменты. Конечно, мы его слушали, он же был главный тренер. Но особо не зацикливались. Задача любой команды - выходить на поле, побеждать и зарабатывать деньги.
- Слышал, в щелковском «Спартаке» были тогда задержки зарплат.
- Президент клуба стал баллотироваться в депутаты городской думы и практически весь финансовый поток перевел туда. В основном за «Спартак» выступали москвичи, которые приезжали, тренировались, играли и разъезжались по домам. А нескольким приезжим, в том числе и мне, было непросто без семьи. Одно дело, если супруга с детьми на расстоянии полутора тысяч километров, но ты зарабатываешь для них деньги. И другое, когда ты далеко от них и зарплату не получаешь. В итоге я договорился с руководством «Спартака», что прощу им долги, и они отдадут мне мой трансфер.
- Дальше вы поиграли за махачкалинское «Динамо». Каково было работать под руководством Леонида Назаренко?
- Впечатления приятные. Он интересный специалист с хорошим чувством юмора. Необычный человек, экстравагантный, от него не знаешь чего ожидать через минуту-другую, но в хорошем смысле (улыбается). Леонид Васильевич - профессионал своего дела, он умеет достучаться до футболистов и донести до них свои требования.
- Как вы затем попали в новороссийский «Черноморец»?
- Меня позвал туда принявший команду Владимир Лагойда. Помимо меня, он взял в Новороссийск краснодарских футболистов Перова и Воронова. Но у Лагойды не получилось с результатами, и вскоре случилась отставка. Вместо него пришел местный тренер - Хазрет Дышеков, у которого должны были играть также местные воспитанники. В итоге в «Черноморце» потихонечку «зачехлили» Шипулина, Воронова, а затем и Перова. Я пошел играть за краснодарское «Динамо», и мы стали чемпионами края под руководством Мурата Гомлешко. Дальше был «Биолог-Новокубанск» из КФК, откуда я с небольшим скандалом ушел в «Славянский».
- А что там, если не секрет, был за скандал?
- Расскажу свою версию. Я был в «Биологе» капитаном и имел определенный авторитет. Но главный тренер Сергей Григорьев не мог с этим смириться, он хотел быть единственным авторитетом в коллективе, и на этом фоне у меня с ним происходили разногласия. Это что касается наших человеческих взаимоотношений. Но в профессиональном плане я Григорьеву очень благодарен. Выполнив весь немалый предложенный им объем работы на сборах, я заложил себе хорошую функциональную базу еще на пару лет.
- Вы как-то рассказывали о проблемах в «Биологе» с врачом - то есть о том, что его в команде просто не было.
- Да, поэтому я сам колол ребятам уколы, и мы делали массаж друг другу. Сергей Константинович Григорьев был против саун и бань после матчей, а мы, привыкшие к таким методам восстановления, сами втихаря ездили в баню. В общем, в «Биологе» было весело (улыбается). Мы базировались в маленьком поселке Прогресс, где находится фабрика владельца клуба. Условия для проживания были не ахти какие - одноэтажный дом где-то 50-го года постройки. Зарплата и премиальные были маленькие, но зато директор платил без задержек.
РОКОВОЕ НАВОДНЕНИЕ
- В «Славянском» поначалу всё было хорошо?
- Ну да, пока наводнение в Крымском районе не случилось. Когда я пришел в «Славянский», президентом клуба и главой Славянского района был Анатолий Владимирович Разумеев. Он настоящий фанат футбола, не жалел финансов для команды, при любой возможности общался с футболистами, помогал в решении проблем. За 3 месяца в Славянске-на-Кубани я заработал денег больше, чем за полтора года в Новокубанке.
- Однако после наводнения дела «Славянского» резко ухудшились…
- Разумеева как хорошего управленца перевели в Крымский район устранять последствия катастрофы. Соответственно, нам в «Славянском» перестали платить премиальные. Мы играли за одну зарплату, передо мной набежал долг в 250 тысяч рублей, а у некоторых ребят доходило и до 350-ти тысяч. Я подошел к главному тренеру Эдуарду Рачиковичу Саркисову, с которым в конце 90-х вместе играл за «Кубань», и сказал: «Так и так, у меня родился третий ребенок…» Поговорили с ним спокойно, по-мужски, и Рачикович сказал: «Хочешь уходить - уходи, хочешь подавать в прокуратуру - подавай, делай как знаешь, я тебе запретить не могу». Мы с ним нормально расстались.
- А прокуратура помогла получить долги?
- Нет, ничего не срослось ни в славянской прокуратуре, ни в краснодарской. Так эти деньги и зависли. Потому что в нашей стране много кто кому брат, сват, кум, зять…
- Завершали игровую карьеру вы в курганинской «Омеге» в первой лиге чемпионата края, верно?
- Да, верно. Сначала просто играл, а потом стал играющим тренером. Руководитель клуба Дмитрий Владимирович Карапетян очень тепло меня встретил, и я с удовольствием вспоминаю время, проведенное в «Омеге». Тогда я параллельно стал работать детским тренером в резерве краснодарской «Кубани». Так делают многие футболисты на закате карьеры, умудряются балансировать, пока здоровье еще позволяет.
ТРЕНЕРСКАЯ СТЕЗЯ
- А кто конкретно вас пригласил на работу в резерв «Кубани»?
- Андрей Немыкин, на тот момент директор СШ по футболу на стадионе «Кубань». Потом произошло объединение с интернатом «Кубани». Где-то через полгода Немыкин сказал: «Мы не можем тебя всё время отпускать, ты должен выбрать: или ты тренируешь детей в Краснодаре, или ты играешь в Курганинске». Мы пообщались с супругой и приняли решение, что я останусь тренировать детей в Краснодаре. Вот и по сей день я так работаю: или на стадионе «Кубань», или в интернате, в зависимости от того, какой день недели. Ну, если точнее, из-за коронавируса 2 последних месяца тренировки проходят по домам с помощью онлайн-конференций 6 дней в неделю, выходной только в воскресенье. Ребята приседают, прыгают, подтягиваются, выполняют определенные упражнения с мячом.
- Когда в детско-юношеском футболе разрешат полноценные тренировки?
- Не знаю, есть разные предположения. Надеемся, что в июле-августе нас уже выпустят, хотя кто-то говорит, что это произойдет только в октябре. Конечно же, мы все соскучились и хотим поскорее вернуться к нормальным занятиям.
- Вам нравится ваша нынешняя работа?
- Безусловно. Когда ты видишь, что ребята прислушиваются к твоим советам и прогрессируют, это дорогого стоит. А если бы еще детским тренерам платили побольше, то можно было бы не задумываться ни о чем другом и спокойно двигаться в этом направлении.
- Маленькие зарплаты?
- Зарплаты раньше были выше, но их приходилось долго ждать. А сейчас хотя бы в срок платят: аванс и зарплата, как и положено в бюджетном учреждении.
- Какой возраст вы тренируете?
- Пацанов 2004 года рождения. Старший тренер - Мурат Русланович Гомлешко, а помогаем ему я и Сергей Павлович Крючихин.
- Есть перспективные ребята?
- Вы знаете, их нельзя захваливать, а то зазвездятся сразу (улыбается). В любой детской команде есть 2-3 человека или даже 5-6, которые при должной работе и, скажем так, правильных мозгах могут добиться хороших результатов, если у них хорошо пройдет переход ко взрослому футболу.
ЭПИЛОГ
- Сергей, а вы сами со взрослой командой хотите поработать?
- Может, когда-нибудь так и будет, это станет для меня новым опытом. Я сейчас не такой уж и старый - мне всего 41 год (улыбается).
- В начале нашей беседы вы сказали, что с детских лет болеете за «Милан». Как так получилось?
- У меня был «кумирыч» - Паоло Мальдини. Я всё время хотел играть, как он, и переживал за «россонери». Ни за кого больше так не болею, как за «Милан».
- А как относитесь к краснодарскому «Урожаю» и новой любительской «Кубани»?
- Я поддерживаю желание бывших краснодарских футболистов, в том числе Стаса Лысенко, возродить «Кубань». Между «Урожаем» и «Кубанью» существуют закулисные нюансы, но я не против кого-то из них. Мне лишь хочется, чтобы мой родной краснодарский клуб под названием «Кубань» не упал в бездну, чтобы он существовал и выступал на высоком уровне. Здесь встает вопрос финансов, и я надеюсь, что найдутся инвесторы, которые будут стабильно «Кубань» поддерживать.
- В концовке хотелось бы снова ненадолго обратиться к вашей игровой карьере. Вы ведь выступали в защите на разных позициях?
- Да, а также Поскотин ставил меня крайним хавом. Ох, и давно же это было!.. Сначала я больше играл на флангах обороны, а когда стал уже достаточно опытным, тренеры стали определять меня в середину, видя, что я грамотно действую позиционно.
- Правда ли, что жесткие стыки, вопреки распространенному мнению, не так уж сильно способствуют травмам?
- Правда. Если у вас всё тело напряжено, и вы идете до конца, то вряд ли получите серьезное повреждение. Но если вы только где-то дадите слабину, то может порваться там, где тонко, как говорится.
- Какие свои забитые голы запомнились вам больше всего?
- С учетом того, что я защитник, забитых мячей у меня было не так много, но всё же они были (улыбается). Помню, играя за «Ладу», забил хороший мяч, пробил, не доходя 10 метров до штрафной. За «Кубань» забивал подошвой и коленкой. Ну и автогол у меня был один за «Кубань» плюс, по-моему, еще один за краснодарское «Динамо» (улыбается)…
Давид Арутюнов

.: Другие материалы рубрики







Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: