.: Футбол. Тет-а-тет
Владислав Великодный: «Принимал и принимаю решения мгновенно»
О
тдельный кабинет на 3-м этаже современной высотки в центре Краснодара. Должность - генеральный директор предприятия, занимающегося закупкой (в основном - за рубежом), а также проектированием и установкой в многоквартирных домах, офисных зданиях и торговых центрах полного набора необходимого оборудования для водоснабжения, отопления, кондиционирования и вентиляции помещений. В соседнем же кабинете несколько сотрудников этого предприятия, практически не отрывающиеся от компьютеров. То есть - по первому взгляду - работа у них кипит. Правда, кипит тихо, без излишних эмоций. Но из-за напряженного графика его нынешней работы и пришлось долго уговаривать гендиректора на это интервью. А уговорить надо было.
Как-никак Владислав Великодный - воспитанник футбольной школы «Кубани» (тогда она называлась СДЮСШОР «Урожай»), а в 90-е годы минувшего века 7 сезонов провел во взрослой команде желто-зеленого клуба. Сезонов полновесных, поскольку, за исключением нескольких небольших пауз, вызванных травмами, всегда играл в основе.
фото: ФК «Урожай»
И важно сразу же признать: директорствует он в строительной фирме сейчас и играл в основе Кубани» раньше в первую очередь потому, что никогда не медлил - ни на футбольном поле, ни на службе, ни вообще - при принятии каких-либо судьбоносных для себя решений…
Садимся по разные стороны «т»-образного директорского стола. Молчим несколько секунд.
- Давно не видел вас, Владислав Анатольевич. Больше 20-ти лет. Узнал бы, конечно, если бы случайно встретил на улице. Но все равно бы отметил, что довольно сильно изменились…
- Если бы я себя лишь лет через 20 увидел в зеркале, то тоже бы, наверное, увидел какие-то изменения (улыбается). Но я свое отражение вижу чаще.
- А вот сын ваш очень похож на вас. На того, молодого. Видел его фотографию, скорее всего, 3-летней давности. И знаю, что в нынешнем году Илья завершает обучение как в обычной общеобразовательной школе, так и в футбольной. Перед Новым годом стал перворазрядником. Что дальше?
Великодный достал с полки какой-то буклет с игровым снимком на всю страницу.
- Вот как выглядит Илья в нынешнем году. Рост - метр 84. То есть на 7 сантиметров выше меня. Но такой же худенький, каким был и я в его возрасте. Чем займется в дальнейшем? Посмотрим по ситуации. На данный момент ждем окончания карантина. Сейчас Илья, как и все, занимается дома. На удаленке.
- К счастью, жесткая удавка карантина в последнее время ослабевает. И скоро совсем будет отброшена…
- Вот именно, что удавка. Я не хочу углубляться в то, кому это было нужно, но у всеобщей самоизоляции не медицинские причины. Коронавирус, конечно, неприятен и многими тяжело переносится, да только всё же не так опасен, как некоторые другие болезни, что распространились среди людей несколькими годами раньше. Однако тогда подобных карантинов не устраивали.
Что же касается будущего моего сына, то мне бы, конечно, хотелось, чтобы он стал профессиональным футболистом. На мой взгляд, в этом виде спорта Илья талантливее меня. Техничен, умен, напорист. Если же по какой-то причине от спорта отойдет, есть и другие варианты - он в школе учится на одни «пятерки».
- А на какой позиции играет?
- Там же, где и я, - в средней линии. Но больше нацелен на ворота.
- И при этом может что-то не сложиться…
- Может. Илья, конечно, любит футбол. Да только чуть по-другому, чем я в его возрасте. Я тогда ни о чем другом не думал, а сын легко переключается на компьютерные игры и общение по интернету. И ему не пришлось в спорте, как мне когда-то, всего добиваться самому - всё-таки рядом есть я. А преодоление житейских препятствий важно для обретения упорства, дисциплинированности и других необходимых в спорте черт характера. Надеюсь, что всё это придет к нему чуть позже, уже с собственным опытом.
- Вы сами, помнится, в футбол пришли случайно и чуть позже, чем это происходит с большинством других мастеров…
- В 10 лет. По ситуации - действительно, случайно, а по сути - нет. Ведь я к тому времени уже увлекся футболом. И тут вдруг Василий Блей, с которым мы учились в параллельных классах одной школы, как-то раз стал хвалиться, что он наблюдал со стороны тренировку в детской футбольной школе у стадиона «Кубань». Взахлеб рассказывал. Я, естественно, напросился на совместный поход с ним на такое занимательное зрелище. Пришли, посмотрели, после тренировки обратились к тренеру, можно ли «записаться на секцию» - и он нам не отказал.
- Вашим первым тренером, если мне не изменяет память, был Хамза Багапов?
- И моим, и Васи Блея. Но не только Хамза Абдуллхаинович, но еще и Эдуард Дмитриевич Антонянц. Они с нашей группой в связке работали.
- В связке? Трудно себе такое представить…
- По характеру они действительно разные. Багапов строгий, не давал нам спуску. Даже в непогоду тренировок не отменял. Антонянц, наоборот, мягкий, заботливый. Но то, что они разные, было для нас даже хорошо. С одной стороны, мы чувствовали, что о нас заботятся, а с другой - понимали, что без дисциплины и преодоления чувства дискомфорта из-за не слишком благоприятных условий в футболе, как и вообще в жизни, трудно чего-нибудь добиться. К тому же, несмотря на различие характеров, у Хамзы Абдуллхаиновича и Эдуарда Дмитриевича было и остается много общего в том, что мы называем пониманием футбола.
- Вы с Василием Блеем присоединились к ребятам, которые какое-то время уже занимались с названными вами наставниками. Кто-то из них - больше, кто-то - меньше. И, естественно, с вами они продолжили занятия в СДЮСШОР «Урожай». Наверное, если не все, то лучшие из ваших партнеров стали профессиональными футболистами?
- Не могу сказать, что мы с Василием сразу стали выделяться - были в нашей группе и другие способные ребята - но так получилось, что только мы с ним попали в команду мастеров.
- А что так?
- Если обучение в футбольной школе сравнить с забегом на марафонскую дистанцию, то кто-то добегает до конца, а другие на разных отметках этой дистанции сходят. У кого-то из ребят возникли другие интересы, а кому-то просто не хватило характера, чтобы дотерпеть.
- Дотерпеть?
- Да, и так можно сказать. Футболом многие увлекаются. И многие любят погонять мяч на спортплощадках. По крайней мере, раньше так было. Но чтобы этот вид спорта стал твоей профессией, надо отказаться от каких-то пристрастий, присущих твоим ровесникам и погрузиться практически только в него. А это, поверьте, не так легко сделать.
- Ночные прогулки и посиделки, регулярные поездки на курорты и посещения баров и ресторанов на много лет отменяются…
- Типа того. Хотя последнее больше касается взрослых игроков, а не подростков.
- А как же учеба? Вы окончили школу почти на одни «пятерки»…
- Это не развлечение, а другое занятие. Кому-то удается совмещать занятия в школе и каким-либо видом спорта, кому-то нет. Мне удалось. Причем, будучи уже футболистом, я получил два образования. Первое - в институте физкультуры, второе - юридическое. И, поверьте, реально изучал все необходимые дисциплины, а не получал оценки «со скидкой», что «он все равно футболист, чего с него возьмешь…»
- Но вернемся к вашему пребыванию в ДЮСШ. Вы ведь там не только тренировались, но и принимали участие в различных турнирах?
- Да, и попал «на карандаш» тренеров юношеских сборных - сначала РСФСР, а затем и СССР. Причем, в течение месяца был вызван в обе.
- Как это?
- В 1984 году в составе юношеской сборной России практически в подростковом возрасте (партнеры были на год-два старше меня) отправился в город Волжский на турнир «Кубок Надежды». Наша команда выступила на нем довольно успешно - заняла 2-е место. Первыми тогда стали москвичи. И буквально в заключительные дни этого турнира меня вызвали и в юношескую сборную СССР. Причем, союзная команда должна была провести тренировочный цикл в том же Волжском. В итоге я в этом городе, находящемся в 30-ти километрах от Волгограда, провел целый месяц. В свободные от занятий часы исходил по несколько раз, наверное, все его улицы и переулки.
- Пожалуй, все же речь можно вести об улицах какого-то микрорайона, а не всего города. Ведь в Волжском насчитывается более 300 тысяч жителей. Из кубанских городов по населению он уступает лишь Краснодару и Сочи. Да и то - Большому Сочи (от Аше и почти до границы Абхазии), в центральной же его части живет 150-200 тысяч человек, не больше.
- Да, наверное. Но я говорю о своих подростковых ощущениях, а не о том, что в действительности было и есть. Город, по крайней мере, по сравнению с Краснодаром, выглядел небольшим. Ну а месяц в 13 лет длится, пожалуй, как год в 50. Особенно - вдали от дома.
- Но не в ссылке, а на повышении… Как, кстати, чувствует себя человек, когда он в столь юном возрасте получает вызов в главную команду страны, пусть и юношескую?
- Когда тренеры впервые сообщили о пришедшей из федерации футбола телеграмме с вызовом в юношескую сборную, испытал неописуемую радость! А потом уже воспринимал новые приглашения как должное.
- Были ли в составе этой команды не только тренировочные сборы, но и матчи?
- Ну да. Сначала товарищеские, а затем и официальные. Принял участие в Мемориале Гранаткина, на котором наша команда заняла 1-е место. Напомню, что с 1983 года этот турнир проводился в Ленинграде.
- Ну и как ощущали себя среди лучших футболистов своего возраста?
- Не задумывался над этим. Но, раз приглашали, значит, был не хуже других. В той команде, помнится, выделялись игроки из закавказских клубов. Южане в силу природных причин быстрее взрослеют, чем представители северных наций. И нужно было очень постараться, чтобы не отстать от них.
- Вызовы в сборную страны прибавляли уверенности в своих силах?
- Не то слово! А еще отражались на отношении ко мне наставников. С 1984 года я стал тренироваться в футбольной школе с ребятами, которые были на год-два меня старше, а с 1986-го, как, кстати, и Василий Блей, привлекался к тренировкам первой команды «Кубани», когда она готовилась к домашним матчам.
- Ситуацию с вами можно расценить, как фразу из фильма «Мимино», когда один из его персонажей с придыханием говорит: «Иштояна видел…»
- Вроде того (улыбается). В «Кубани» тогда выступали такие замечательные мастера, как Ираклий Джанджгава, Юрий Чеботарев, Александр Маховиков, Владимир Подобедов, Вячеслав Воробьев, Валерий Сурков, Владимир Гапоненко, Александр Семенюков, Сергей Горюнов, Владимир Лагойда, Иван Котенов, Юрий Герасимов, Евгений Княжев, Валерий Рудько, Валерий Сидоренко… Чуть позже вернулся в команду Александр Плошник. Так что, было у кого поучиться.
…Великодный достает с полки книги по истории футбольной «Кубани», автором-составителем которых является Игорь Гайдашев. Показывает фотографии…
- Как вас приняли игроки первой команды, старшие из которых вам чуть ли не в отцы годились?
- Как родных. Нет, правда, в «Кубани» тогда не было такого, чтобы кто-то из ветеранов команды высокомерно относился к молодым футболистам. А мы, к тому же, еще и воспитанники клубной СДЮШОР были.
- Вот, от этого уточнения никуда не уйти. Вы учились в футбольной школе «Кубани», а дебютировали на профессиональном уровне в другой команде…
- В 17 лет претендовать на место в основе маститой команды можно лишь при невероятном таланте и сложившейся игре. Я же был еще немного сыроват для выступления в первой лиге чемпионата СССР, где тогда выступала «Кубань». А турнир дублеров в этом дивизионе тогда, как и сейчас, не проводился. По крайней мере, так решил новый наставник команды Георгий Безбогин, который пришел в «Кубань» из майкопской «Дружбы» и привез с собой несколько опытных проверенных футболистов. Вот и поехал я в Анапу.
- …И за 2 сезона во второй лиге чемпионата страны провели 60 матчей. То есть имели твердое место в основном составе. Забили 2 гола…
- Анапский «Спартак» тогда был молодой амбициозной командой. Тренировал команду практически местный наставник - Агоп Левонович Каланджан, который на любительском уровне выступал за одну из сельских футбольных дружин Анапского района, а затем стал хорошим наставником команды мастеров. Вообще-то, мы произносили его имя «Акоп», но потом выяснилось, что правильно именовать Каланджана Агопом. Кстати, именно он перевел меня из нападения в полузащиту, причем - на фланг. Я сначала недоумевал. Мол, я никогда не был настоящим атлетом, а тут надо носиться по бровке весь матч. Выдержу ли? Оказалось, выдержал и в дальнейшем почувствовал, что это именно мое место. Мои стремительные фланговые рейды стали большой проблемой для защитников соперника. Так что спасибо наставнику за то, что он в юном нападающем разглядел игрока средней линии. Более того, Каланджан постоянно требовал, чтобы я на тренировках и по ходу встреч постоянно менял фланги, и в итоге в этом смысле я стал универсалом и подтянул левую ногу почти до уровня правой. Напомню, что в 1989 году мы под руководством Агопа Левоновича заняли 10-е место, а в 1990-м едва не вышли в первую лигу, оказавшись в своей зоне 3-ми и всего на 2 очка отстав от победителя - таганрогского «Торпедо».
- Небольшая поправка, Владислав Анатольевич. Вторая лига тогда была разделена на 2 уровня. В высшем из них команды, разбитые на 3 зоны, боролись за выход в первую лигу, в низшем, где и выступал анапский «Спартак», - за попадание в одну из 3-х этих зон…
- Ну да, точно. Я уже некоторые детали не помню. Но хорошо помню, что в 1989 году в основе нашей команды стабильно выходили на поле лишь 5 игроков в возрасте 25-ти лет и старше (полузащитники Александр Кочубей, Сергей Касатов, Владимир Хоменко, Эдуард Шаповалов и Сергей Шляхов), остальным же востребованным ребятам было от 17-ти до 23-х. Двум основным голкиперам, к примеру, - Сергей Подгорному и Александру Сильченко - соответственно в середине и конце сезона исполнилось лишь по 22 года. Можно сказать, между этих возрастов оказался лучший бомбардир команды в том чемпионате (9 мячей), да и вообще легенда анапского футбола 24-летний полузащитник атакующего плана Андрей Подгурский, с которым я пересекся и в «Кубани», когда привлекался к ее тренировкам. А перед следующим сезоном трое из 5-ти названных мною опытных футболистов (Кочубей, Хоменко и Шляхов) и практически все, что в предыдущем чемпионате лишь изредка выходили на поле, покинули команду. И хотя в «Спартак» пришли 28-летний защитник Андрей Тюрин и 26-летний универсал Александр Юшков, команда стала еще моложе и задорнее. Ведь ее пополнили и несколько совсем юных футболистов. Достаточно сказать, что лучшим бомбардиром анапчан в чемпионате стал забивший 21 гол Тимур Закиров, который всего на год старше меня. То есть в 1990-м ему было 20 лет.
- Тоже, кстати, воспитанник краснодарского футбола. А в итоге, как и Андрей Подгурский, стал легендой анапского «Спартака». Впрочем, не они, а вы привлекли внимание московского «Локомотива», в котором в 1991-м и оказались…
- И не провел за основной состав этой команды ни одного матча.
- ???
- В анапском «Спартаке» мы действительно зажигали. И обычно спокойный и уютный курортный городок в дни матчей оживал. Трибуны стадиона набивались болельщиками до отказа. Понятно, что это не могло пройти мимо внимания селекционеров клубов высшей и первой лиг. На нас появился спрос. Конкретно же на меня по инициативе главного тренера команды Юрия Палыча Семина вышел московский «Локомотив». От такого предложения грех было отказываться. Я и не отказался - улетел в Москву, где во время подготовки к сезону стал тренироваться с основой столичной команды. Но тут вдруг наставник красно-зеленых получил предложение возглавить олимпийскую сборную Новой Зеландии и улетел в эту страну. А пришедший вместо него на должность главного тренера «Локомотива» Валерий Филатов не увидел во мне игрока основы. Я был переведен в дубль, где, как говорится, и осел. Так что, кроме недолгих тренировок в основе московской команды, мне по этому поводу нечем больше хвалиться…
…За время нашего разговора с Великодным несколько раз звонил его мобильный телефон. Собеседник, посмотрев, кто пытается к нему пробиться, либо сбрасывал вызов, либо просил человека перезвонить чуть позже. На очередной же телефонный запрос среагировал и, извинившись передо мной за прерванный диалог, ответил звонившему чуть основательнее. Что-то переспросил и дал указание по работе, после чего наша беседа была продолжена…
- В спортивном смысле 1991 год был для вас потерян, а вот в житейском все оказалось не так плохо. Вы познакомились с интересным человеком, с которым, как я слышал, поддерживаете дружеские отношения и сейчас…
- Что значит «потерян»? Я, пусть и недолго, потренировался с основной командой солидного клуба. Затем до осени занимался в дубле «Локомотива», где нередко компанию мне составляли такие футболисты, как Андрей Семин (сын Юрия Павловича), Виталий Веселов, Андрей Соловцов, Дмитрий Чугунов, Артур Шамрин, Виталий Пиняскин, Кирилл Рыбаков и другие, которые впоследствии сумели проявить себя, если не в «Локо», то в других командах мастеров. В совместных тренировках с ними рос как игрок и я. В общем, что ни делается, всё к лучшему (улыбается). К тому же, как вы правильно напомнили, именно в «Локомотиве» в 1991 году я познакомился с Дмитрием Аленичевым, который очень скоро вырос в звездного футболиста. Будучи игроком уже другой столичной команды - «Спартака», - признавался лучшим футболистом России, а в составе португальского «Порту» становился победителем Кубка УЕФА и Лиги чемпионов. Причем, в финальных матчах обоих еврокубков забивал по голу. С ним мы действительно периодически созваниваемся и сейчас. И даже при возможности гостим друг у друга.
- Дмитрий Аленичев на год младше вас. Он с юности проявлял недюжинные способности в футболе?
- С юности? Когда Диму на учебно-тренировочной базе «Локомотива» подселили ко мне в комнату, этот паренек мне совсем не показался. Худенький, невзрачный. И в игре поначалу ничем не выделялся. Но Филатов разглядел в нем искорку, постоянно ставил в основной состав, и вскоре Аленичев раскрылся. Стал одним из самых ярких исполнителей в составе «Локо». Да и человеком Дима оказался хорошим. Его не испортили ни рано освоенное место в стартовом составе «Локомотива», ни личные и командные успехи в «Спартаке» и «Порту», ни более 50-ти матчей за сборную России.
- А бывает иначе?
- Ха, бывает. Кому-то «крышу срывают» первые же достижения, а кто-то через губу начинает разговаривать с другими собеседниками после более серьезных успехов. Футбол, как и другие виды спорта, предполагает, что в него приходят амбициозные люди, желающие превзойти других. Когда же желание исполняется, амбициозность может перерасти в высокомерие. К счастью, это всё же случается нечасто. То есть внутри себя человек может и ощущать некую «исключительность», но на общении с другими это практически не сказывается.
- В 1991-м вы оказались еще в одной команде. И вновь не провели ни одного матча. Я имею в виду «Голубую Ниву» из Славянска-на-Кубани…
- Для меня это был, своего рода, «перевалочный пункт». И наставник команды Виктор Соколов это прекрасно понимал и строил команду из футболистов, с которыми рассчитывал поработать не один год. К тому же, во второй половине сезона я приехал туда с небольшой травмой…
- В том же году краснодарская «Кубань» вылетела из первой лиги чемпионата СССР во вторую, а в следующем - из-за глобальной реорганизации всей страны и ее национального первенства по футболу - оказалась в высшей лиге чемпионата России. В ней, наконец, нашлось место и для вас…
- Честно говоря, не хочется вспоминать свой дебютный сезон в родной команде…
- Потому что по его итогам «Кубань» вылетела из высшей лиги?
- Потому что 1992 год, как, кстати, и 1991-й, были провальными для клуба в финансовом и организационном плане. Стоял вопрос о сохранении клуба, а тут вдруг… высшая лига. «Кубань» ведь, как я знаю, и в 1991 году по уровню игроков основного состава не должна была вылетать из первой лиги. Но негативным образом сошлись и задержки зарплаты, и какие-то трения с руководством клуба, и игнорирование футбола краевыми властями. В принципе, то же самое происходило и в тот год, когда я вернулся в «Кубань». На должность главного тренера из брянского «Динамо» был приглашен Юрий Марушкин. Футбольным теоретиком он, возможно, был и неплохим, но как тренер не впечатлил. К тому же, Юрий Федорович привез с собой целую «делегацию» футболистов, с которыми работал раньше - Сергея Троицкого, Германа Кудряшова, Валерия Корнеева, Юрия Иванова (того, который 1960 года рождения), Александра Подоляка и Виталия Нидбайкина. Никто из них в нашей команде так толком и не заиграл. Нападающий Подоляк, например, не забил в чемпионате ни одного гола. Его партнер по атаке Виталий Нидбайкин тоже особо не проявил себя. Поразил, правда, ворота соперников 4 раза, но в основном в тех матчах, когда от его результативных действий уже ничего не зависело. А эти и другие «гастролеры» занимали ведь в составе места талантливых воспитанников кубанского футбола. Да, в то же время в порядке были Андрей Коваленко, Алексей Герасименко, однофамильцы Сергей и Станислав Лысенко, вратари Олег Аврамов и Евгений Плотников, а на первом этапе - еще и нападающий Владислав Лемиш. Поддерживали их, как могли, Сергей Белоус и Мурат Гомлешко…
- И вы…
- Наверное, и я. Но наших усилий для успешного выступления команды не хватило. На первом этапе она еще как-то старалась выглядеть не хуже других, но затем покатилась вниз.
- А не сказалось ли на выступлениях «Кубани» то, что в Краснодаре тогда существовали 2 профессиональные команды?
- Вы имеете в виду «Колос»? Еще как сказалось! Распылялись и средства, и игроки. За «Колос» в тот год выступали опытные защитники Владимир Щербак (он защищал до этого цвета донецкого «Шахтера», московского «Спартака» и ростовского СКА) и Владимир Гапоненко, полузащитники Андрей Давидович, Александр Чебулаев, мой давний друг Василий Блей, Виталий Брегвадзе и Андрей Туник, нападающие Валерий Борисов и Игорь Кузьменко. Любой из них пришелся бы ко двору и в тогдашней «Кубани». Мы, кстати с «Колосом» в следующем - 1993-м - году оказались вместе в одной из 3-х зон первой лиги. «Кубань» туда опустилась из высшего дивизиона, а «Колос» поднялся из второй лиги.
- И вместе с ним вылетели и из первого дивизиона…
- Да, тогда федерация футбола России решила вернуться к прежнему формату второго по рангу первенства страны - вместо 3-х зон вновь формировалась одна. Чтобы остаться в первой лиге, нужно было попасть в своей зоне в восьмерку лучших команд. Поначалу у нас всё шло хорошо. Возглавивший «Кубань» в начале сезона Леонид Назаренко сумел ее встряхнуть, и мы довольно долго шли в этой самой восьмерке. Но в середине сезона наступил тяжелый спад - «Кубань» выдала серию из 10-ти матчей без побед и опустилась в нижнюю половину турнирной таблицы.
- Сил не хватило?
- В какой-то мере - да. Под основой у нас была группа талантливых, но молодых, а порой и очень юных ребят - Андрей Немыкин, Дмитрий Сидоренко, Виталий Ушаков, Тенгиз Гатикоев, Роман Морозов, Николай Ордули, Максим Кизилов, Андрей Пахтусов, Владимир Пантюшенко и Максим Бузникин. Тем не менее, мы имели шанс решить задачу. Но тут возникли какие-то терки между президентом клуба Владимиром Середой и главным тренером команды Леонидом Назаренко, и концовку сезона «Кубань» провалила. В итоге мы заняли 15-е место, а наш «принципиальный» соперник стал 14-м.
- В «Колосе» тогда по-прежнему солировали Борисов, Кузьменко, Чебулаев, Давидович, Туник, Брегвадзе и другие, плюс ярко дебютировали Игорь Захаряк, Константин Коваленко, «другой» Юрий Иванов и Владимир Шершнев…
- А реально качественный конкурентоспособный состав можно было собрать лишь из двух краснодарских команд.
- Я недавно общался с Леонидом Назаренко. И он сказал, что оба его прихода на должность главного тренера желто-зеленых оставили двоякое «послевкусие». Что касается игроков, то особых проблем у него не было, а вот отношения даже не с руководством клуба, а с теми, кто финансировал и курировал «Кубань», у него не сложились. А как вы думаете, что у этого специалиста в работе с вами не получилось?
- Вот как раз в работе с нами у Леонида Васильевича всё получилось. Он отказался от большинства футболистов, пришедших в «Кубань» с Марушкиным, сделав ставку на воспитанников краснодарских ДЮСШ. Вместе с Середой привлек каких-то инвесторов, благодаря чему у нас на порядок повысилась зарплата, появились качественная форма и инвентарь. Клуб также в это время приобрел для команды и новый автобус «Мерседес». Да и тренировки под его руководством проходили очень интересно. Возможно, совокупность этих качеств и привела к тому, что, несмотря на вылет «Кубани» из первой лиги, руководство клуба Назаренко не уволило. А в следующем сезоне под его началом уже во второй лиге мы стали победителями 1-го круга. То есть реально претендовали на повышение в классе.
- И вдруг в итоге скатились на 6-е место…
- Я уже говорил о проблемах, возникавших в его взаимоотношениях с президентом клуба. А тут еще увеличилось внешнее давление. Мэрия Краснодара, как уже сказал, всеми силами тянула наверх «Колос», а краевая администрация практически в футбольные дела не вмешивалась. Несколько раз нас откровенно в матчах засуживали, в том числе и в поединке с земляками. Вот, столкнувшись с подобной несправедливостью, Назаренко и подал в отставку. В футболе, замечу вам, всевозможные неспортивные «технологии» всегда имели место. А в последнее время, на мой взгляд, в нашей стране они разрослись до немыслимых масштабов. Я ничего не скажу о верхушке айсберга, то есть о премьер-лиге, хотя и там «подводных течений» хватает, но замечу, что в последние годы возникла вдруг проблема в уровне ребят, набираемых в детские футбольные школы, в которых, кстати, как и раньше, работают весьма умелые и образованные специалисты. Не хочу углубляться в эту тему, но, пока большинство таких школ бедствует, а излишне деловые родители, пользуясь ситуацией, проталкивают своих далеко не всегда действительно талантливых детей в спортивные классы и секции, российский футбол ни за что не поднимется до уровня советского.
- 2 года назад сборная России на домашнем чемпионате мира дошла до четвертьфинала…
- Могла бы и большего добиться, если бы удача повернулась к ней в серии послематчевых пенальти с хорватами. Но что с того? В 1986-м сборная СССР не смогла пройти на чемпионате мира до 1/4 финала, а Игорь Беланов был назван лучшим футболистом Европы. А в 1988 году Рината Дасаева признали лучшим вратарем мира. Это то, что на моей памяти. А почему наши футболисты становились тогда лауреатами или соискателями подобных призов? Потому, что советская сборная и ведущие клубы, имея в своих составах великолепных мастеров, «возили» своих соперников. Причем, нередко - даже грандов. А кого из грандов «возила» в последние годы сборная России? Да, за счет куража и самоотдачи, плюс благодаря правильно избранной тактике команде Станислава Черчесова удалось «выстрелить» на домашнем чемпионате мира. Но это разовый случай. А кто сейчас из российских футболистов высоко котируется за рубежом? Головин, Дзюба, Зобнин? Но не поставишь же их в один ряд с Месси, Роналду, Левандовски, Ибрагимовичем, Неймаром, Мбаппе… А раньше, хоть эпизодически, это было возможно. Но последним российским футболистом, входившим когда-либо в пятерку лучших игроков Европы, был в 2008-м Андрей Аршавин. Кто у нас сегодня играет на его уровне? А завтра, если ситуация в нашем футболе не изменится, и уровень Зобнина с Дзюбой станет для российских игроков запредельным.
- Вопрос о ситуации в «Кубани», возникшей более четверти века назад, как-то незаметно перерос в глобальные рассуждения…
- Так ведь всё в футболе взаимосвязано! Что же касается тогдашнего расставания клуба с Назаренко, то мы опасались, что нас ждут еще более тяжелые времена. Однако, как выяснилось, Леонид Васильевич заложил хороший фундамент. «Кубань» уверенно заняла 2-е место в своей зоне второй лиги (тогда оно было проходным) и вышла в первую.
- И привел вас к победе Владимир Бражников…
- Да, Владимир Александрович оказался фартовым тренером. Пожалуй, самым фартовым на моей памяти. Он не вносил каких-либо новшеств в подготовку команды, не удивлял соперников тактическими изысками, не ставил нам невероятную «физику», но именно при нем мы многократно переворачивали неудачно складывающиеся матчи. Причем, нередко даже в тех случаях, когда в свою игру не вносили никаких корректив.
- Наверное, сказалось и то, что ваша молодая, в общем-то, команда стала на год опытнее?
- Вероятно, и это тоже. Плюс ярчайший сезон провел вернувшийся к нам за год до этого из не слишком удачной командировки в «Ротор» Алексей Герасименко. Он забил в том чемпионате 30 мячей. На мой взгляд, в «Кубани» Алексей раскрылся даже ярче, чем потом в «Ростсельмаше» и киевском «Динамо». Там он просто на более высоком уровне подтвердил тот класс, что продемонстрировал в краснодарской команде. Я, кстати, тоже в 1995 году установил свой личный рекорд результативности в одном отдельно взятом чемпионате страны. Забил за «Кубань» 10 мячей. Впрочем, в ударе были все - и вратарь Владимир Абашин, и Стас Лысенко, записавший на свой счет 21 гол, и Мурат Гомлешко (14 мячей), и пришедший к нам из армавирского «Торпедо» 20-летний форвард Андрей Степанов (10), и полузащитники Сергей Белоус, Александр Житков, Василий Блей, и набирающие опыта защитники Алексей Денисов и Сергей Лысенко. Кого не вспомнил, извините!
- «Кубань» в 90-е годы - как раньше, как потом - не отличалась стабильностью. То высоко взлетала, то низко падала. Исколесила, можно сказать, взад и вперед все лиги. Тем не менее, во все времена в ее составе были ярчайшие исполнители. Мы говорили о легендах команды послевоенного времени, 60-х, 70-х и 80-х годов, но теперь уже можно отнести к легендам и игроков того состава, в котором в 90-е 7 лет провели и вы. В их числе - и вас самих.
- Ну, это не мне решать.
- Нет, правда! Изящная техника, универсализм, две «рабочие» ноги, стремительные рейды по флангам с острейшими передачами на партнеров, врывания в штрафную соперника с последующими ударами по воротам или заработанными пенальти… Кто видел Владислава Великодного, тот его ни с кем не перепутает. А скажите честно, вам не обидно, что родились слишком рано?
- В смысле?
- Родись вы лет на 10-15 позже, попали бы в более финансово солидную «Кубань». Больше бы заработали, больше бы сезонов провели в высшем дивизионе, имели бы шанс поиграть за желто-зеленых в еврокубке…
- Нет, ни о чем таком не жалею. Во-первых, я получил еще советское воспитание, когда в любом важном деле деньги не игнорировались, но и не были главным желанием. Во-вторых, в футболе я пережил столько эмоций, что другому человеку и за 5 жизней не пережить. В-третьих, я повидал уйму городов и поселков - как в России, так и за рубежом. В-четвертых, футбол не помешал мне достичь определенного благополучия после завершения карьеры.
- 1995 год в вашей игровой карьере в эмоциональном плане стал самым позитивным?
- Да, пожалуй. Хотя и 1996-й мне приятно вспоминать. Мы уверенно освоились в первом дивизионе. В 1-м круге из-за плотности в таблице, правда, иногда возникала опаска, что можем вылететь во вторую лигу. Но в середине сезона доукомплектовались, и, проведя 2-й круг сильнее 1-го, заняли 10-е место, а могли бы оказаться и выше.
фото: Валерий Крачунов
- Несмотря на сложное финансовое положение, «Кубань» в 1996 году действительно солидно укрепилась. Из новороссийского «Черноморца» пришли полузащитник Эдуард Саркисов и нападающий Хазрет Дышеков, из майкопской «Дружбы» транзитом через клуб «СКД Самара» - защитник Александр Пироженко, из анапского «Гекриса» - полузащитник атакующего плана Альберт Цараев. А летом влились в команду 4 игрока калининградской «Балтики» - вратарь Андрей Кляшторный, защитники Александр Марцун и Александр Ролевич, нападающий Валерий Шушляков. Плюс свои лидеры продолжали «зажигать» - Сергей и Станислав Лысенко, вы, Алексей Денисов, Дмитрий Туренко и другие парни. Из «станового хребта команды» ушел перед сезоном только Алексей Герасименко.
- Кляшторный, можно сказать, в начале сезона пришел. Кроме того, из Белоруссии к нам перебрался полузащитник Андрей Служителев, который раньше несколько сезонов провел в Анапе. А покинули команду несколько молодых футболистов - Ушаков, Бузникин, Пантюшенко… В общем, состав был серьезно перекроен. Но мы выступили более-менее удачно, так что всё было сделано правильно.
- Предпоследний сезон в «Кубани» вам, наверное, вспоминать не хочется. Из-за травм вы провели всего 18 матчей…
- Да, вначале в верховом единоборстве я так получил по носу, что потерял сознание. Из-за этого при падении нормально не сложился - сломал ключицу и порвал несколько связок.
- «А врач потом все цокал языком и, удивляясь, пули удалял…» - пел когда-то Владимир Высоцкий…
- Вот-вот (улыбается). Только мой врач Роберт Карленович не пули удалял, а ключицу собирал и связки сшивал. Не знаю, как ему удалось, но он умудрился сделать это качественно. Правда, почти полгода ушло на восстановление. А еще через какое-то время руку на тренировке сломал. Но зато, когда вновь смог выйти на поле, в первой же встрече забил гол. Как сейчас помню, произошло это 30 августа. А пострадавшей от меня командой оказалась майкопская «Дружба».
- В 1997 году «Кубань» сыграла хуже, чем в предыдущем сезоне, но все же сохранила прописку в первом дивизионе, заняв по итогам чемпионата 16-е место. А в 1998-м - вылетела…
- Этот год мне тоже тяжело вспоминать… Я, правда, сыграл за сезон больше 30-ти матчей, то есть новых травм избежал. Но серьезную травму всему провинциальному футболу, поддерживаемому местными бюджетами, нанес дефолт - жуткое падение рубля. Руководство «Кубани» в тот год столкнулось с огромнейшими финансовыми проблемами, сказавшимися на уровне игры команды и на текучести кадров. В итоге в основном составе были задействованы 32 футболиста. Причем, вратарь Саша Перов дважды выходил на поле в качестве полевого игрока. А я в 27 лет окончательно утвердился в мысли, что с футболом нужно заканчивать.
- Вы к этому решению долго подходили?
- Думал много, но решил мгновенно. Понимаете, я же не только играл в футбол, но, как уже сказал вам, получил два образования - спортивное и юридическое. При неформальных беседах с краевыми чиновниками различных служб на стадионе и на учебно-тренировочной базе команды удивил, наверное, многих своим кругозором. Да и во время учебы на юриста приобрел несколько полезных знакомств. В общем, когда мне последовало предложение перейти в только-только складывающуюся службу судебных приставов, принял его сразу.
- Честно говоря, не слишком благодарная работа - добиваться того, чтобы какой-либо человек выполнил обвинительный приговор суда.
- Добиваться этого тоже можно по-разному. Один мой знакомый, узнав, что я больше 6-ти лет проработал в службе судебных приставов и при этом хожу без охраны, поскольку не нажил себе врагов, сказал, что этого может добиться только честный человек, не замешанный в криминальных разборках или подставах.
- Учитывая, что эта служба начала действовать с 1 января 1998-го, а вы в этом же году пришли в нее, быстро, наверное, продвинулись по служебной лестнице?
- Я не хочу вдаваться в детали. Скажу только, что под конец под моим руководством работало до полутора тысяч человек, а звание у меня - полковник юстиции.
- Круто! И вы с такой должности подались в строительный бизнес…
- Последовало соответствующее предложение, а решения я всегда принимаю быстро.
- От кого последовало такое предложение?
- Долго рассказывать. Когда мой сын Илья был еще грудным младенцем, жена регулярно гуляла во дворе с детской коляской. Там она познакомилась и подружилась с другой молодой мамочкой, как оказалось - с невесткой тогдашнего мэра. Вот ее муж и предложил мне создать компанию по установке отопления, водоснабжения и вентиляции. Дело пошло, и со временем мы отделились друг от друга, создали свои предприятия.
- Это какого из мэров?
- Вы хотите уточнить фамилию и адрес? Давайте, обойдемся без подробностей.
- Хорошо, обойдемся. И все-таки довольно нестандартный и стремительный ваш уход из футбола удивителен. Вы ведь в начале нашего разговора рассказывали, как долго в этом виде спорта шли к поставленной цели…
- Я и добился в футболе, чего смог. Когда же почувствовал, что устаю не собственно от «игры миллионов», а от околофутбольной нервотрепки, решил воспользоваться первой же возможностью заняться «послефутбольной» деятельностью.
- Но за игрой, которой посвятили все свое детство и молодость, продолжаете следить?
- Кто-то однажды сказал, а потом все повторяют, что бывших спартаковцев не бывает. Так и бывших фанатов футбола (в хорошем смысле привычного словосочетания) не бывает (улыбается). Я радуюсь успехам в этом виде спорта своего сына, огорчен, что «Кубань» докатилась до расформирования, смотрю по телевизору в свободное от работы время трансляции каких-либо интересных матчей. Но на стадион в Краснодаре давно уже не хожу. Какие-то матчи премьер-лиги иногда отслеживаю, да только всё реже и реже. Мне кажется, как я уже сказал, что чемпионат России деградирует. У нас давно не было триумфаторов премьер-лиги, игра которых заслуживала бы столь лестного определения. «Зенит» и московские ЦСКА, «Спартак» и «Локомотив» даже в «золотые» сезоны в последнее время не демонстрируют того футбола, какой им был присущ при таких же успехах 10 лет назад и больше. В общем, предпочитаю смотреть лучшие образцы зарубежного футбола - испанского, немецкого, английского, итальянского. Причем, смотреть не по телевизору, а вжи
вую. У меня сейчас работа такая, что приходится часто выезжать в командировки за границу. Стараюсь приурочить их к тому, чтобы они приходились на те дни, когда в посещаемых мною странах проходят важные матчи.
- Сами на них ходите?
- Почему сам? Вот сын у меня является болельщиком «Барселоны». Так мы уже несколько раз смотрели поединки каталонцев с трибун стадиона «Ноу Камп», в том числе - и знаменитые «Эль Класико», то есть матчи «Барсы» с мадридским «Реалом».
- А жена ваша как к футболу относится?
- Как может относиться к нему супруга бывшего футболиста? Приобщилась (улыбается). В те годы, когда я играл сам, болела, приходя на стадион, за меня, а теперь периодически смотрит футбольное действо вместе со мной.
- И все же вернемся к родным пенатам. Ваша родная «Кубань» обанкротилась, и трудно сказать, сможет ли возродиться и подняться до тех высот, которые еще недавно занимала. Но по соседству с ней расцвел «Краснодар»…
- Давайте уточним формулировку: не «расцвел», а «пытается расцвести». Сергей Галицкий делает хорошее дело - создал футбольный клуб, построил стадион, организовал сеть филиалов академии своего клуба, а сейчас занимается развитием команды. Но лет 5 уже это развитие перестало быть поступательным. Команда регулярно входит в пятерку лучших футбольных коллективов страны, дважды завоевывала бронзовые медали. Может добиться и более высоких наград. Но сказать, что «Краснодар» сейчас лучше, чем 5 лет тому назад, я не могу. С учетом же того, что уровень нашей премьер-лиги за это время, на мой взгляд, несколько, мягко говоря, снизился, то, скорее, всё произошло с точностью до наоборот - и «быки» немного побледнели.
- Но вы хотите, чтобы эта команда вышла на новый, более высокий уровень?
- В идеале я хочу, чтобы в Краснодаре было две замечательные команды, как это есть сейчас в «провинциальных» Манчестере и Милане да было в разные годы в Ливерпуле, Турине, Севилье, Мюнхене и Барселоне. А как получится, время покажет…
Алексей Воскобойник



.: Другие материалы рубрики







Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: