.: Гандбол. Тет-а-тет
Виктория Калинина: «Я в «Кубани» больше «мамочка», чем лидер»
О
лимпийскую чемпионку Рио-2016, вратаря сборной России и «Кубани» Викторию Калинину не отнесешь к ньюсмейкерам, раздающим свои интервью направо и налево. Нам был крайне интересен ее взгляд на женский гандбол в ракурсе событий из ее богатой на события жизни, и Виктория порадовала нас, выкроив несколько часов из напряженных суток молодой мамы для обстоятельного и увлекательного разговора.
Родом из детства
- Виктория, начнем издалека. Расскажите о своем детстве.
- Я родилась в Майкопе в многодетной семье простых рабочих. Мама, Нина Петровна, и папа, Виктор Вениаминович, растили трех дочерей. Я была в семье младшей - на 2 с половиной года старше меня Тоня, а Юля - на 5 лет. Лето мы обычно проводили у бабушки по папиной линии, Юлии Григорьевны, неподалеку от Майкопа в поселке Хаджох. С сестрами между собой мы всегда ладили и до сих пор близко общаемся. Сейчас Юля живет, как и я, в Краснодаре, а Тоня - в Майкопе.
фото: ФГР
- Папа не комплексовал из-за отсутствия наследника?
- Родители очень надеялись, что третьим ребенком будет мальчик, даже имя ему уже выбрали папино, но родился не Виктор, а Виктория (смеется).
- Приближается 75-летие Великой Победы. В каждой семье из бывшего Советского Союза есть свои герои Великой Отечественной. Чью память 9 мая почитает род Калининых?
- Да, горе и беды Великой Отечественной войны не обошли и наш род. Геройски воевал мой прадед - лейтенант Сильченко Александр Павлович. За свои подвиги в боях под Севастополем в начале 1942 года он был награжден орденом Красной звезды. К сожалению, дальнейшая его судьба неизвестна. Светлая ему память… А еще моя бабушка рассказывала, что ей - 7-летней девочке - было очень страшно, когда немецкие оккупанты ходили по их станице Тенгинской и отбирали у людей последние продукты: яйца, молоко. Как фашисты готовили себе потом яичницу, а бабушкин брат-малец, не то чтобы своровать, а потеряв рассудок с голодухи, позарился на ту яичницу. Немцы набросились на него. Родители и сестры умоляли их пожалеть мальчика, уверяя, что он с голодухи решился на такое. Еле уговорили отпустить…
- Вика, а как в ваше детство вошел спорт?
- Знаете, я с детства росла очень спортивной девочкой. И активно принимала участие во всевозможных школьных соревнованиях - по легкой атлетике, волейболу, баскетболу и гандболу.
- Ваши сестры тоже занимались спортом?
- Старшая сестра занимались легкой атлетикой, волейболом, но на любительском уровне - во время учебы в институте.
- Как вы познакомились с гандболом?
- Наверное, традиционным образом. Как-то в нашу школу пришел тренер из детской спортивной школы и на уроке физкультуры предложил наиболее спортивным и активным девочкам записаться на гандбол. Многие из нас плохо представляли, что это такое, но около 10-ти девчонок отправилось в назначенное время в спортивную школу. Она располагалась не близко, мы ходили на тренировки пешком. Мне было 11 лет, а заниматься пришлось в группе с более старшими. Они уже ездили на соревнования, а я оставалась дома. Получалось: тренируешься только, а на игры не ездишь, и меня это, признаться, огорчало настолько, что я бросила гандбол и целый год занималась волейболом. Соревнования между школами проводились по разным видам спорта и меня включили в сборную школы не только по волейболу, но и по гандболу. На тех соревнованиях ко мне и подошел мой первый тренер по гандболу - Евгений Анатольевич Попов, который похвалил за игру и предложил вернуться к ним уже в группу ровесников.
- Вас сразу поставили в ворота?
- Нет, не сразу. Я сначала бегала в поле, но недолго. Видно, Евгений Анатольевич разглядел во мне задатки вратаря, да и мне самой в воротах никогда не было скучно.
Игра, ставшая работой
- Вашим первым клубом стал майкопский «АГУ-Адыиф»?
- Да, в 2004-м мне предложили первый контракт в «АГУ Адыиф». Я была очень рада тому, что стала зарабатывать: в ту пору любое денежное подспорье нашей многодетной семье было очень кстати. Мама погибла, когда мне было 15 лет, и папе одному было нелегко обеспечивать семью. Но он всегда поддерживал мои занятия спортом, даже когда приходилось выкраивать на это деньги. Впервые на площадку в этой команде я вышла, по-моему, в сезоне-2005/06 и выступала за «АГУ-Адыиф» около 3-х лет. А в 2008-м перешла в московский клуб «ГК-53».
- Как это произошло?
- У меня заканчивался контракт с «АГУ-Адыиф», а, между тем, были предложения из других клубов. Из Звенигорода звонила Светлана Владимировна Андрюшина. Я отказывалась, в то время училась в 79-м майкопском колледже на спортивном факультете и хотела его закончить до переезда в другой город. И все-таки перешла в «ГК-53», который в том сезоне выступал в Кубке ЕГФ. Но у клуба возникли проблемы с финансированием, а возвращаться в Майкоп я не хотела. Решила попробовать себя на более высоком уровне и оказалась-таки в Звенигороде.
- И как надолго?
- Провела в «Звезде» 4 с половиной сезона. Пришла в команду, которую тогда тренировал Евгений Васильевич Трефилов, в начале 2009-го и играла до лета 2013-го. Меня включили в состав основной команды, но, конечно же, не первым вратарем. В ту пору там играли такие известные мастера, как Инна Суслина и Нигина Саидова. Но я, тренируясь рядом с ними, набиралась опыта. В награду за успехи получила свою первую серебряную медаль чемпионата в 2009 году.
- А когда вы стали первым вратарем «Звезды»?
- Ой, я даже не могу точно вспомнить… По-моему, во второй половине 2010-го, когда Суслина ушла.
- Начинали вы в «Звезде» под руководством Евгения Трефилова, но потом приходили и другие наставники…
- С Евгением Васильевичем я проработала 2 с половиной сезона, в которых мы дважды добивались серебра. А потом команду возглавил хорватский тренер Здравко Зовко с бригадой помощников, в том числе - и с тренером вратарей. С хорватами мы медалей не завоевали, вдобавок оступились в Кубке чемпионов, проиграв волгоградскому «Динамо», и в апреле 2013-го команду стал тренировать хорошо знакомый мне по «АГУ-Адыиф» майкопский специалист Александр Ревва, с которым «Звезда» взяла бронзу.
- Расскажите о вашем первом приходе в «Кубань».
- Там дело так было. В 2013-м в «Кубань» пришел Евгений Васильевич Трефилов и пригласил меня в команду. К сожалению, я в том сезоне получила свою вторую тяжелую травму, первая была в Звенигороде. Поняв, что в Краснодаре не сложилось, я после восстановления - летом 2015-го - перешла в «Астраханочку». Это был предолимпийский сезон, я очень хотела попасть на свою первую Олимпиаду, тем более что ранее не удалось пробиться в состав на лондонские Игры. И неожиданно услышала о том, что есть решение… передать меня в аренду в «АГУ-Адыиф». Естественно, это были «сопли-слезы» (улыбается). Какому игроку захочется понижаться в классе, да еще в предолимпийский сезон?!
Сказка со счастливым концом
- Вика, а как принималось решение о передаче вас в аренду в Майкоп?
- Первым от кого я это услышала, была тренер Ольга Федоровна Рюхина из Майкопа. Она спросила: «Не хочешь ли ты помочь нам?» Я опешила: «Вы что, серьезно?» И тут она мне рассказала, что у них был разговор на эту тему и с Геннадием Андреевичем Лебедевым - директором «Астраханочки», и с Евгением Трефиловым, главным тренером сборной. Я звоню Евгению Васильевичу и слышу от него: «Вика, хочешь пробиться в состав на Олимпиаду, иди в команду, где у тебя будет постоянная игровая практика: 70-90 процентов времени в воротах. В «Астраханочке» сейчас стоят Трусова, Рябцева, которым ты после травмы пока уступаешь. Даже играя с ними пополам, ты не наберешь необходимых для сборной игровых кондиций. Поработаешь в Майкопе, покажешь себя и вернешься не только в Астрахань, но и в сборную». А у меня в ответ поначалу только «сопли-слезы»…
- Что же вас успокоило?
- Я хорошо отношусь к Ольге Федоровне, потому что в Майкопе она всегда по-человечески, всегда с пониманием относилась не только ко мне. Она ко всем девочкам относилась как мама. Я, кстати, играла потом за Звенигород, а связь с ней не теряла. Частенько советовалась. Ну и слова Евгения Васильевича спокойно обдумала и согласилась на аренду. Тренеры были правы. Я получила много игрового времени в Майкопе, полностью отдавалась игре - сама прибавляла от матча к матчу, и команде была польза. А в январе 2016-го Евгений Васильевич стал тренером-наставником «Астраханочки» и меня вернули из аренды.
- До прихода Трефилова «Астраханочка» находилась на 5-м месте, а в итоге стала «золотой». Как не помешало триумфу то, что главным тренером был Михаил Серегин, а в роли его советника в клубе тренер сборной Евгений Трефилов?
- Получается, что это только помогло команде. Понятно, что Евгений Васильевич, кем бы его ни поставили: наставником, вторым тренером, да хоть третьим, он по натуре всегда «номер один». Это даже не обсуждалось. Опыта у Евгения Васильевича было больше, к нему и прислушивались больше. Мы прибавили в игре и пробились в финал. Тогда все были уверены, что «Ростов» снова никому не уступит золото. Но «Астраханочка» обыграла чемпионов дома и в финальной игре в Ростове тоже взяла верх. Так мы стали чемпионами России.
- Что стало определяющим для той победы «Астраханочки»?
- Наверное, желание. А где-то и везение, удача были на нашей стороне. Плюс состав у нас был очень хороший. Вернулась Людмила Постнова, добавьте к ней Полину Кузнецову, Вику Жилинскайте, Аню Вяхиреву - это лидеры. Да и весь состав у нас был достаточно ровным.
- И одновременно с чемпионством для вас открылась дверь в сборную, не так ли?
- Нельзя сказать, что я автоматически, как чемпионка страны, проходила в сборную. В Астрахани нас, вратарей, было трое. Но я, вернувшись из аренды, стремилась в каждом матче доказать, что не только опытнее девочек, но и лучше. Я просто царапалась на олимпийскую гору! Я убивалась в каждом матче, сжимала зубы, когда было больно, скрипела ими, и, побеждая боль, стояла до конца. Билась за место в сборной в играх и на тренировках, продолжала находить и открывать в каждой тренировке и в своей игре что-то новое и лучшее. У нас не был четко закреплен за кем-то «номер один». У кого шла игра, тот и занимал место в воротах, выходил на площадку. И я стремилась доказать свое право на большую часть игрового времени. Вот так и пробилась в сборную. Потом мы выиграли отбор на Олимпиаду и первая цель сборной была достигнута.
фото: АиФ
- Сезон-2015/16, можно сказать, стал для вас сказкой со счастливым концом…
- Да, я начинала его в аренде в Майкопе, потом вернулась в команду, которая с моим участием стала чемпионом страны. Ну а вершиной того сезона стало золото Олимпиады в Рио. Это были действительно сказочные моменты!..
Эмоции великой победы
- Вика, давайте перейдем к истории ваших выступлений под флагом сборной России.
- Меня пригласили в молодежную сборную России, когда я играла за Майкоп. В 2006-м мы взяли серебро на Европе. Но первым номером в воротах стояли другие девочки: Иванова из московского «Луча» и Карпова из Волгограда. Из полевых игроков, ставших впоследствии известными, тогда были Аня Сень, Таня Хмырова, Ира Никитина из Звенигорода. Это было поколение 1988-1990 годов. А в главную сборную я впервые получила вызов в 2010-м. В команде были такие топ-вратари, как Инна Суслина, Маша Сидорова, Аня Седойкина, и рядом с ними я набиралась опыта. Первым моим турниром был чемпионат мира-2015, потом 2017 года и, наконец, 2019-го. Но медаль удалось выиграть только в 2019-м. В ряде случаев травмы мешали попасть в сборную, а в 2018-м - мой «декрет».
- На первую для вас Олимпиаду вы поехали уже не резервным вратарем, верно?
- В 2012-м перед Лондоном мне сказали, что я еще молода и мои Олимпиады впереди. И вот - сбылось! В заявку на Игры в Рио включили 3-х вратарей: Аню Седойкину, меня и Таню Ерохину. Ерохина была третьим номером и поначалу в Рио сидела на трибунах. Первые игры Аня стояла, потом с Южной Кореей у нее не пошло, и Евгений Васильевич поставил меня.
- Да тот ваш выход войдет в историю: проигрывали по ходу игры 6-7 мячей, во втором тайме ставят в ворота вас - и наступает перелом, который во многом предопределили 11 отраженных вами бросков из 16-ти!
- Знаете, у Евгения Васильевича есть какая-то чуйка. Он знает, кому и когда выйти. У меня действительно получилось в той игре. А потом в матче со Швецией из-за травмы выбыла Аня Седойкина, и мы остались вдвоем с Таней Ерохиной.
- Какие чувства вы испытали после тяжелой травмы Седойкиной?
- Первым чувством был страх. В игре со Швецией я осталась единственным вратарем. Включение Ерохиной в заявку было возможно только на последующие матчи. Но меня в тот момент здорово поддержали старшие игроки. Наш капитан - Ира Близнова - и Катя Маренникова ободряли меня, внушали веру в себя. Да и все девочки дополнительно напряглись, чтобы надежнее сыграть в обороне, помочь мне. Боролись-цеплялись-кусались за каждый мяч, стараясь не допустить ошибок.
- Эмоции той великой победы останутся в памяти на всю жизнь?
- Да, эмоции зашкаливали! Поначалу было чувство, что по-другому и быть не могло. Мы сделали то, ради чего и собрались. А настоящее осознание значения той победы пришло, наверное, только спустя полгода. Оно было, думаю, разным для каждой из нас. Для тех, кто впервые играл на Олимпиаде, оставался шанс повторить успех. Для тех, кто собирался завершать карьеру после этой Олимпиады, мне кажется, это золото было дороже. Когда всё завершилось, хотелось как можно скорее вернуться на Родину. Обнять своих родных и близких, отца, сестер, бабушку. Поделиться с ними пережитыми эмоциями и чувствами, дать подержать в руках увесистую золотую олимпийскую медаль. Я всегда хотела, чтобы они мною гордились, и, возвращаясь домой, была счастлива, что мне - девчонке из небольшого Майкопа, выросшей в многодетной семье, - удалось преодолеть все трудности и у меня всё получилось. В этой медали был труд и моей бабушки, которая летом таскала нас по горам Адыгеи и садам, закладывая фундамент трудолюбия, выносливости и терпения.
- А что более всего запомнилось на Олимпиаде в Рио?
- Наверное, общая атмосфера в сборной России. Допинговые скандалы привели к тому, что многих из наших олимпийцев не допустили к Играм, а паралимпийцев - так и вовсе всех. Поэтому мы просто обязаны были сражаться не только за себя, за свой вид, но и за тех, кто остался за бортом. За Россию, за ее гимн и флаг. Нам, поверьте, очень важно было добиться того, чтобы зазвучал гимн нашей страны и был поднят наш флаг. И мы добились этого, пели всей командой гимн на пьедестале и плакали от счастья!..
Нас встречали, как героев
- Как Родина встретила героев?
- Ой, встречали нас, действительно, как героев. Мы получили правительственные награды. В Кремле Президент России Владимир Путин наградил орденом «Дружбы», а в Майкопе глава Адыгеи Аслан Тхакушинов вручил высшую награду республики - медаль «Слава Адыгеи». Получили мы и денежные премии. Награды хранятся дома, в коробочке. Сын подрастет, покажу ему и расскажу о победе на Олимпиаде и наградах.
- До сих пор ездите на автомобиле, подаренном в честь победы, или, как и многие, продали его из-за дороговизны в обслуживании?
- Да, я езжу на том самом кроссовере «BMW X6». С той самой памятной надписью «Сборная России-2016», рисунками с олимпийской символикой Рио-2016. Сохранила на память и временный номер-трафарет «Калинина…» Теперь, если менять машину, то только по итогам следующей Олимпиады (улыбается). Что касается дороговизны в обслуживании, то любой дорогой автомобиль требует соответствующих затрат на обслуживание. Для меня же куда дороже, что ключи от него вручал глава правительства Дмитрий Медведев, что автомобиль для меня как «наградное оружие» (смеется).
- А до столь памятного подарка у вас уже был опыт вождения?
- Был. Я из Москвы перегоняла наградной автомобиль лично. Хотелось поскорее освоить его, почувствовать в пути.
- Читал, что часть своего денежного вознаграждения члены олимпийской сборной по гандболу перечислили паралимпийцам, лишенным возможности поехать в Рио.
- Так и есть. В Москве нам сказали, что у нас будут большие премиальные за победу и каждая из нас перечислила по 100 тысяч рублей паралимпийцам. Это не было пожертвованием или поступком из жалости. Эти великие люди, потом и кровью добившиеся за 4 года права участвовать в Олимпиаде и несправедливо лишенные такой возможности из-за допинговых гонений на Россию, заслуживали куда большего. Наше решение было общим.
- Оно было инициировано руководством сборной или возникло спонтанно?
- Я, если честно, сейчас уже и не помню, от кого поступило это предложение, по-моему, от руководства. Но как бы то ни было, мы, недолго обсуждая, единодушно согласились с ним. Потом, говорят, для паралимпийцев в России провели соревнования, и вознаграждения победителям были вручены такие же, как и на Олимпиаде. И мы искренне рады за наших паралимпийцев.
- Команда перечислила паралимпийцам 1,5 миллиона рублей. Писали тогда, что и на автомобиль Евгению Трефилову игроки сбросились.
- Тренерскому штабу автомобили действительно не вручали. Им дали только премиальные от федерации гандбола. А автомобиль Евгению Васильевичу подарил президент федерации гандбола России Сергей Николаевич Шишкарев.
Тепло своего дома в «Кубани»
- Вика, после победы на Олимпиаде вы и еще 4 олимпийские чемпионки перешли из «Астраханочки» в «Кубань», которую возглавил Трефилов. Вопрос такой: почему столь звездному составу не удалось побороться за золото с «Ростовом», у которого было, правда, 6 олимпийских чемпионок в составе?
- Тут несколько причин. Где-то везения не хватило, но главное - «Ростов» сохранил состав предыдущего сезона, точечно его усилив. У нас же обновилось полкоманды, и весь состав не сыгрался к решающим матчам. Да, олимпийские чемпионки пришли из «Астраханочки», мы были сыграны между собой в клубе и сборной. Но новую чемпионскую команду сложно создать за сезон. Не было полноценной замены многим олимпийским чемпионкам по ходу игр. Ведь они такие же люди, способные устать, подвержены травмам и впятером за всю команду 60 минут не отбегаешь. Той «Кубани», на мой взгляд, не хватило «скамейки».
- Помню, Евгений Трефилов иронизировал после неудачных матчей: олимпийские медали тянут шею игрокам, не дают им играть в полную силу. Что скажете на эти слова?
- А что еще говорить тренеру, кого подгонять? Конечно, он этими словами старался заставить нас, лидеров, играть «через не могу». Кто везёт, того и погоняют, как говорится. Еще он говорил о том, что ему больше нравятся голодные и злые, кто хочет выигрывать. Однако не могу с этим согласиться. Мы тоже хотели доказать, что наш успех был неслучайным, что мы способны бороться за самое высокое место и в чемпионате. Но не получилось по уже озвученным мною причинам.
- Не раздражало олимпийских чемпионок то, что приходилось выслушивать от Евгения Трефилова жесткие накачки наравне, а чаще и больше, чем молодым игрокам?
фото: ФГР
- Нет, конечно. Мы с этим человеком добились олимпийской победы, многие прошли долгий путь с ним, и ничего кроме уважения не могли испытывать. Мы понимали, что на Евгении Васильевиче лежит огромная ответственность перед руководством за результат, и его требования в привычной для него форме были абсолютно естественными для нас.
- Перед следующим сезоном группа ведущих игроков покинула «Кубань». Из олимпийских чемпионок остались только вы да Вика Жилинскайте, которая, впрочем, скоро ушла в декрет. Причиной стало уменьшение финансирования команды?
- Понятно, что рыбка ищет, где глубже, а человек - где лучше. Спортивный век короток и каждый стремится заработать себе на жизнь как можно скорее, пока ты здоров и нужен кому-то.
- Ну так а что вас удержало в «Кубани»?
- Годы шли, я не молодела. Пришло время обзаводиться семьей, захотелось почувствовать тепло своего дома. Не угла на съемных квартирах в разных городах, а именно что своего дома. Хотелось уже свою пыль вытирать, а не чужую (смеется). Захотелось, одним словом, стабильности.
- Вам дали квартиру при переходе в «Кубань» в 2016-м?
- Нет, квартира в Краснодаре у меня появилась раньше. Я ее купила еще тогда, когда играла в Звенигороде. Пока ездила по другим городам, в ней жила моя старшая сестра, так что без присмотра квартира не оставалась (улыбается). Сейчас я с семьей живу в отдельном доме, который купила готовым: заезжай и живи.
- Давайте вспомним сезон-2017/18, когда в «Кубань» пришли «голодные и злые»?
- Сначала ушли 4 чемпионки, потом Вика Жилинскайте в декрет, наш состав вновь сильно изменился, а цели стояли вновь высокие. Самые «голодные» пришли из Волгограда (смеется), правда, уже в феврале. Мы с новой командой стали 4-ми в России и пробились в четвертьфинал Кубка ЕГФ.
- Следующий сезон стал особенным для вас?
- Да, я вышла замуж и вскоре ушла в декрет. На площадку вышла только 19 мая в финальной игре со «Звездой» за бронзу. Мне очень важно было это сделать, показать, что я в порядке и буду вновь бороться за место в сборной. Не менее важно и для Евгения Васильевича, которому за 3 месяца до этой игры сделали сложную операцию на сердце. Он тоже «дебютировал» в той игре после своего второго рождения. Мы были очень счастливы той выстраданной бронзе!
- Как Виктория Самарская и Полина Каплина справлялись в воротах в ваше отсутствие?
- Вика Самарская стала первым вратарем, Полина помоложе, но это разделение на первый-второй в командах практически всегда условно. Оба вратаря подменяли друг друга. Кто был лучшим на конкретный момент, тот и играл. Считаю, они справились, раз мы взяли бронзу.
- Родственники приходят поболеть за вас?
- Да, старшая сестра Юля бывает на всех матчах в Краснодаре. Ну а когда я приезжала со своими командами в Майкоп, то все родственники обязательно приходили поболеть за меня.
Женское счастье
- Вика, если это не секрет, расскажите об истории знакомства с Алексеем Кузнецовым, который стал вашим мужем и отцом ребенка?
- Мы с Алексеем знакомы давно, еще с начала моей карьеры в Майкопе. У нас были общие знакомые по гандболу, которые и познакомили нас. Когда я перешла в «ГК-53», Алексей бывал по работе в Москве, и мы продолжали общаться. Потом у нас был перерыв в общении, которое возобновилось после Олимпиады. Алексей первым написал мне в соцсетях, я - ответила. Так началось наше уже конкретное, крепкое общение (смеется).
- Какие мужские качества привлекли вас в Алексее?
- Знаете, это так просто не объяснить. Это надо увидеть и понять. Говорить можно всё что угодно. Это нужно увидеть, понять и почувствовать. Мы вот посмотрели, и сошлись на общем. Понятно, что ты где-то подстраиваешься под него, он - под тебя…
- Вы выступаете под игровым номером 88. Для вас «восьмерка» - знаковое число?
- Да. 8 декабря - день моего рождения, год рождения - 88-й, мой игровой номер на Олимпиаде и в «Кубани». Мы и день свадьбы с Алексеем выбрали с «восьмерками»: 18.08.18 (улыбается).
- Помнится, Евгений Трефилов рассказывал, что для него настоящим шоком стало сообщение Виктории Жилинскайте о решении уйти в декрет перед самым чемпионатом мира. А ее подруги об этом узнали заранее?
- Да, мне она сказала раньше. Я тогда порадовалась за подругу, ведь это счастливое событие для каждой женщины.
- А о своем намерении уйти в декрет вы загодя сказали Евгению Васильевичу?
- У меня в 2018-м заканчивался контракт с «Кубанью», и я в разговоре с Евгением Васильевичем сообщила, что собираюсь сделать перерыв в карьере. Поскольку это касалось игрока сборной, то Трефилов переговорил о моем намерении с Сергеем Николаевичем Шишкаревым. В итоге мне сказали, что для «Кубани» важно сохранить меня в команде, а потому контракт решили продлить, оговорив условия перерыва в нем.
- Как вам удалось так быстро вернуться в строй после рождения сына?
- Для меня были образцом быстрого возвращения на площадку после рождения детей Аня Сень и Влада Бобровникова. Уже через пару недель после родов я начала выполнять необходимые физические упражнения.
- Эти упражнения вам рекомендовали Аня и Владлена?
- (Смеется). Нет. Я с ними больше советовалось по обращению с ребенком. А комплексы упражнений мне давал наш тренер по физподготовке Андрей Овсянников. Поначалу я выполняла их дома. Сил и эмоций у меня после пережитого и переживаемого счастливого события было много. Я рвалась в бой. Понятно, что у меня появился лишний вес, увеличилась нагрузка на суставы - и работе над их укреплением я уделяла основное внимание. Потому что колени оперированы. Трансплантация, поврежденные крестообразные связки... Но меня мотивировало рождение ребенка, я знала, к чему стремлюсь, и подготовилась к финальным играм чемпионата. Тренерский штаб и руководители верили в меня, и это тоже придавало сил. Рада, что успела и поднялась с командой на пьедестал.
Прерванный полет
- Поговорим о нынешнем сезоне и для начала вспомним чемпионат мира-2019. По его итогам есть два противоположных мнения: первое - испанский специалист Амброс Мартин получил готовую сборную олимпийских чемпионок и не смог выиграть в полуфинале у Нидерландов. А второе - сборная проиграла, но это не беда, зато игра команды стала более комбинационной, нужно просто извлечь урок из поражения. С каким из них вы согласны?
- Уф-ф-ф… (Пауза). Своя правда есть как в одном мнении, так и в другом. Да, тактика командной игры поменялась. Что не удивительно. Пришла другая команда тренеров. Я всю жизнь в сборной играла под руководством Евгения Васильевича. Однажды на короткое время его заменил Виталий Павлович Крохин. Сейчас поставили иностранца, это вообще мой первый опыт работы с иностранцем. У каждого главного тренера свое видение командной игры, свои требования. Нам, игрокам нужно только подстраиваться под них.
- Тяжело было подстраиваться под Мартина?
- Вратарям проще. Потому что на вратарей он вообще не обращает внимания. У нас есть свой тренер по вратарям, который общается с Мартином через переводчика. В качестве переводчика с испанского работал один из тренеров сборной - Киселев. А с командой Мартин общается в основном на английском. Тут в переводе помогали ростовские игроки, которые хорошо знают не только английский, но и Мартина по клубу.
- Команды Трефилова не играют в 6 игроков без вратаря при удалении. В связи с этим были сложности в сборной Мартина?
- Евгений Васильевич действительно против того, чтобы вратарь убегал на скамейку из ворот. Но на тренировках эту тактику в «Кубани» с нами отрабатывает. Говорит, что это должно быть у нас в заготовках. Так что особых проблем в связи с этим в сборной у меня не было.
- Вернемся к «Кубани». Почему не удалось пробиться в четвертьфинал Кубка ЕГФ?
- Говорят, что у нас был боевой состав, и мы прибавляли от игры к игре. Но нам не хватало замены, скамейки. Строить всю игру на Фроловой, Гаряевой, Голуб - тяжело. И потом, у нас слабая атака с задней линии. Мало бросков с дистанции. С учетом этого в еврокубках нам было тяжело играть. Уже с 1/8 финала там нет слабых команд. На этом этапе мы слишком много - 7 мячей - проиграли «Эрду» в Венгрии. Дома бились, старались при поддержке зрителей, каждого из которых мы хорошо слышали в огромном «Баскет-холле», но отыграли только 6 голов.
- Для болельщиков стало полной неожиданностью появление у кромки площадки почетного президента «Кубани» Евгения Трефилова в том матче, а для вас?
- Мы тоже не знали до последнего, что Евгений Васильевич будет вести игру! Когда нам сказали, появилось дополнительное волнение. Но что может человек сделать за одну игру, в которой надо выиграть с перевесом более 7-ми мячей? Это тяжело, на самом деле. Мы сражались, но…
- Вылет из Кубка ЕГФ поспособствовал уходу из команды Ярославы Фроловой и Антонины Скоробогатченко?
- Ой, я не знаю. Это дело каждого игрока. Хотя, я думаю, поспособствовал. Но, нужно исходить из того, что есть, а не гадать, что было бы, если бы…
- Вика, насколько важна роль лидера в команде? И считаете ли вы себя лидером «Кубани»?
- Лидер любой команде необходим. Должен быть кто-то один, за которым пойдут в трудный момент все игроки. Но я, наверное, больше «мамочка» в команде, чем лидер. Всегда готова что-то подсказать, в чем-то помочь девочкам.
- Чемпионат страны приостановлен из-за коронавируса. Нет опасений, что плей-офф не будет и места распределят по состоянию на дату остановки турнира?
- Пока решения нет, но дело, похоже, идет к этому (интервью состоялось за несколько дней до решения федерации гандбола России досрочно завершить нынешний сезон - прим.В.М.). И в связи с этим особенно досадны наши поражения в играх с «Астраханочкой» и особенно со «Звездой», где мы потеряли решающие очки. Мы ведь надеялись поправить дела в плей-офф…
- Какого числа «Кубань» ушла на карантин?
- 26 марта мы провели тренировку и получили в командном чате сообщение, что следующее занятие переносится на неопределенный срок. Мы получили домашние задания от тренера по физподготовке, в ответ отправляем видео о выполнении. Стараемся не терять форму. А я с учетом нагрузки, которую получаю, занимаясь ребенком, по-моему, перевыполняю норму. (Смеется).
- Говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло Что-то сбывается по этой пословице во время вынужденного карантина?
- Да, с одной стороны, жалко, что остановлен чемпионат, перенесены игры сборной. Зато появилось время для общения с сыном. Обычно его практически нет. Тренируешься два раза в день, игры, выезды… А сейчас я все 25 часов в сутки (смеется) с ребенком, и это огромная радость!
О вратарях и наставниках
- У вас несомненный талант молниеносной реакции, отличающей классного вратаря. А в повседневной жизни приходилось применять его?
- Да, особенно сейчас. С 10-ти месяцев мой ребенок стал делать первые шаги, и нас обоих «этот талант» часто выручает. Спасает его от падения, меня - от огорчения (смеется).
- В хоккее за вратаря вся команда горой, обидчику голкипера не поздоровится. А как в гандболе реагируют, к примеру, на целенаправленный бросок в голову?
- На самом деле, тяжело специально попасть в голову: вратарь же всё время в движении. И потом, сейчас наказывают дисквалификацией за подобный бросок. Бывает такое, что случайно попали, «прочесали по уху». Понятно, что тебя это раздражает, начинаешь своих «драконить»: «Почему мне бьют в голову, а вы бросаете сопернику в ноги? Бросайте «по ушам» тоже!» На самом деле я вспыльчивый вратарь, могу бегать до центра площадки, могу подбадривать, кричать, ругаться, также где-то и хвалить. Кто-то на это обращает внимание, кто-то спокойно относится. Бывает, мне попадут в голову, а в перерыве или когда на скамейку идешь, мне девочки: «Ты видела, я тоже ответила им в голову». Ну, спасибо, что постояли за меня (смеется). Это нормально, командный вид спорта - это одна семья. Помочь тому, у кого не пошла игра, поддержать его - святое.
- Кому, на ваш взгляд, сложнее приходится в игре - полевому игроку или вратарю?
- У полевого игрока в случае его ошибки остается последняя надежда на вратаря. У нас же такой надежды нет. Разве что на штангу (смеется). За нами только сетка. Ты обязан выручить команду, спасти, отбить мяч любой частью тела. С другой стороны, полевых игроков больше бьют и рвут на части.
- В одном из ваших интервью прочитал: «Бывает обидно после игры, когда после сильных ударов на теле не остается синяков». Почему же обидно?
- (Смеется). Кого-то чуть ущипнут - и у нее уже синяк на теле. А тут тебя за игру всю обобьют мячом - и ничего. Обычно ведь как говорят: «Нужно так играть, чтобы на тебе после игры места живого не было. Убиваться за каждый мяч. Когда у тебя кровь, синяки - значит, ты полностью отдавался игре». И вот после матча девчонки друг друга спрашивают: ну покажи, что у тебя? Да было больно, смотришь, а показать-то нечего! Наверное, тело настолько привыкает к этим ударам мячом, что атрофируется (смеется). А вот сейчас у сына зубы лезут, и после его прикусов, синяки моментально выходят. (Смеется).
- За свою карьеру вы 3 раза «рвали кресты». Это тяжелейшая травма, требующая длительного восстановления. Всякий раз восстанавливались более полугода?
- Да, «кресты» за 6 месяцев мне ни разу не удавалось восстановить.
- Не жалеете, что выбрали гандбол? Все-таки волейбол менее травмоопасный вид спорта?
- Конечно же, я не жалею, что предпочла волейболу гандбол. Здесь тот самый случай, когда всё, что ни делается, - к лучшему. Да, гандбол более контактный вид спорта, нежели волейбол, с этой точки зрения выше вероятность получить травму. Хотя, насчет большей травмоопасности, опять же, хорошо там, где нет нас. Все виды спорта высокого уровня травмоопасны. Да что там спорта. Некоторые умудряются идти и на ровном месте «порвать кресты».
- Кого из тренеров вратарей вы считаете своим лучшим учителем?
- У меня было много тренеров вратарей, и от каждого из них я старалась взять что-то новое, лучшее. Как и от каждого другого тренера команды. Каждый из них обладает знаниями и опытом, которые стараются передать игроку. В «Кубани» сначала Светлана Юрьевна Розинцева, сейчас Павел Алексеевич Сукосян подсказывают со своей вратарской стороны, а Денис Энверович Сайфулин - по общекомандной игре, видя общую ситуацию. Я благодарна всем, начиная с первого тренера по вратарям, который у меня был - Пьянкова Владимира Викторовича, царство небесное ему. Он приезжал из Краснодара в Майкоп, когда я только начинала играть, и давал мне уроки. Да, на самом деле у меня было много тренеров по вратарям. После Пьянкова в Звенигороде нас тренировала Светлана Владимировна Андрюшина, потом там же - хорват Владо Шола, в Астрахани - Измайлов Михаил Эльдарович. С Любовью Александровной Коротневой в сборной работала. К Олимпиаде Павел Алексеевич Сукосян готовил. Каждый из них подмечает в тебе что-то свое и от каждого ты должен в
зять нужное тебе.
- Вы работали с тренерами вратарей - мужчинами и женщинами. Тренеру-женщине легче понять молодого коллегу?
- Я не заметила особой разницы между своими тренерами мужчинами и женщинами в этом плане. Всегда находила с ними взаимопонимание.
- Вы практически всю свою спортивную жизнь прожили в режиме жесткой тренерской накачки, в котором действует Евгений Трефилов. Можно ли, на ваш взгляд, добиться больших побед более мягким воздействием на игроков?
- Я считаю, игрок должен подстраиваться под любую манеру общения тренера. Всё зависит от игрока. Если он исполнительный - он управляем и мягкими методами. Ленивому же необходимы более жесткие требования, чтобы встряхнуть его.
Хозяйка дома
- Вика, кто помогал вашей семье по уходу за Сережей во время выездов на игры?
- Справляемся семейными силами, без нянь. Первые полгода сидела я, а потом пришлось мужу уйти с работы, чтобы сидеть дома с ребенком. Свекровь, бывает, приезжает. Сестра моя старшая, которая живет в 4-х кварталах от нас, тоже помогает.
- Вы человек набожный? Знаете ли молитвы и призываете ли когда-нибудь Бога в помощь? Возможно, вам помогает какая-либо суеверная привычка?
- Я не могу себя назвать верующей в полном смысле этого слова. Но, как каждый человек, когда тебя что-то прихватит, то начинаешь и верить, и «Отче наш» вспомнишь, и начинаешь от души просить помощи у Бога. Опять же есть какие-то свои привычки, свои какие-то суеверия, ритуал перед игрой. Если вы замечали, я провожу рукой по штанге и говорю свои заветные слова…
- Расскажите о вашем отношении к соцсетям, к гаджетам. Насколько они занимают ваше время?
- Вы знаете, я сейчас в телефоне провожу времени больше, чем в игровой период. Я успеваю дома убрать, вымыть полы, приготовить обед, покормить ребенка, постирать, убрать опять за ним игрушки. Потом заходишь в интернет, просмотришь привычные сайты. И думаешь, всё? А чем же еще заняться? В Астрахани, где было достаточно много свободного времени, я увлекалась рисованием картин «по номерам». Сейчас, во время карантина, заказала по интернету заготовку такой картины. Мне сделали компьютерную обработку нашего семейного фото, на котором мы втроем в годовщину сына, и прислали необходимый набор красок и холст. Скоро эта семейная картина будет готова.
- Насколько вы справляетесь с ролью хозяйки дома? Любите ли принимать гостей? Ваше любимое праздничное блюдо собственного приготовления?
- Этот вопрос, наверное, лучше задать моему мужу (смеется). А если серьезно, думаю, что я хорошо справляюсь. Потому что я люблю чистоту и люблю, когда есть что поесть, и потому что сама люблю вкусно покушать (смеется). Я люблю, когда ко мне приходят гости. Но недолго гостящих (смеется). Став взрослой, долго жила одна, а сейчас мы наслаждаемся жизнью втроем. Что касается праздничных блюд, то так как живем в частном доме, то наше любимое праздничное блюдо - шашлык. А если на скорую руку что-то надо с друзьями, то, наверное, - пицца, которую сейчас можно заказать любую. (Смеется).
- Кто преподал вам первые уроки приготовления пищи: мама или бабушка?
- Первые уроки готовки я получила, конечно, у мамули. Потому что трех своих дочерей она всегда баловала разными вкусняшками собственного приготовления. Мама не была домохозяйкой, в будни ей приходилось каждый день ходить на работу и первой, кто научился у нее готовить, была старшая сестра. Чаще Юля была за семейного повара. Потом уже шли мы с Тоней. Когда гостили у бабушки на летних каникулах, то она нас всегда старалась угостить, что-то вкусненькое приготовить, хотя в то время, в 90-е годы, это было не так уж и просто. До сих пор помню ее чудесные пироги, которые она нам пекла в своей печи «Чудо» (улыбается).
- После колледжа вы продолжили учебу в вузе? По завершении карьеры игрока планируете ли заняться тренерской или какой другой профессией?
- Последний курс колледжа я прошла уже в Москве, куда перевелась из майкопского. И в Москве, уже в спортивном вузе, продолжила свое обучение. Параллельно поступила в Международный юридический институт, закончила и его. О своей профессиональной деятельности после завершения карьеры игрока я пока всерьез не задумывалась. Стать тренером? Мне интересна работа тренера вратарей. Но не более того.
- О чем мечтает олимпийский чемпион и красивая женщина - Виктория Калинина?
- (Улыбается). Спасибо, приятно слышать. Олимпийская чемпионка мечтает повторить успех, доказать, что та победа не была случайной, что она была полностью заслуженной. А как женщина я мечтаю, чтобы у меня было 2-3 ребенка. Чтобы моему первому сынишке было с кем играть, расти, о ком заботиться. Я выросла в многодетной семье и хочу, чтобы и у нас с Алексеем было, как минимум, двое детей.
Владимир Мороз



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: