.: Футбол. Тет-а-тет
Сергей Горбачев: «Невозможно всем тренировать сборную России»
С
ергей Горбачев давно стал кубанцем. Он переехал из Душанбе в Краснодар в 1990 году.
Значительную часть карьеры Горбачев выступал в главной команде Таджикистана - самобытном «Памире» из Душанбе, за который провел свыше 200 матчей, в том числе 12 - в высшей лиге чемпионата СССР в сезоне-1989. В Краснодаре он играл и за «Кубань», и за «Колос». А с 2008 года возглавляет ныне сильнейшую студенческую дружину страны - команду Кубанского государственного университета. Под его началом студенческий коллектив трижды становился лучшим в Европе, столько же раз выигрывал Национальную студенческую футбольную лигу России.
Спектр тем разговора корреспондента «Независимой спортивной газеты» со специалистом получился очень разнообразным - о самом актуальном, о звездах футбола прошлого и даже о дынях!
Ясности нет
- Сергей Сулейманович, давайте начнем беседу по «проторенной дорожке» - о студенческом футболе. Мартовский мини-турнир НСФЛ, прошедший в Краснодаре, оказался в какой-то мере уникальным, он пока остается единственным, проведенным в 2020 году. Как он вам вспоминается, какие итоги можно подвести?
фото: КубГУ
- Если копнуть поглубже, у нас с Национальной студенческой футбольной лигой из года в год происходит одно и то же. После летнего чемпионата Европы мы не успеваем восстановиться, плюс идет перестройка команды, и осенью мы неизменно попадаем в функциональную яму. В 2019-м провал был максимально ощутимым. За два мини-турнира набрали только 9 очков. Часть игроков закончило выступления за КубГУ, многих не отпустили из команд мастеров. А футболисты, прошедшие чемпионат Европы, были уставшими физически и морально, не набрали форму. Так что мы не успели наладить связи и в итоге потеряли много турнирных баллов. Поэтому в домашнем турнире настраивались набрать максимум, компенсировать осенние неудачи, продвинуться по турнирной таблице. В подготовительный период мы прошли зимний чемпионат Краснодара двумя составами - основным и «Буревестником», где просматриваем молодежь, ребят, кто планирует перевестись в наш вуз. За счет тренировок и практики выходим на пик формы. Мы заняли на «зимнике» 3-е место. Считаю, это успехом. Турнир из года в год собирает сильные команды, этот сезон исключением не стал, мы пропустили вперед только краснодарскую «Бакру» и павловский «Кубань Холдинг».
Касаемо мини-турнира НСФЛ, были волнения, успеем ли мы его провести. Один за другим закрывались и отменялись различные соревнования, это довлело над нами. Усилиями губернатора и ректора нам позволили его провести, пусть и вход для зрителей был закрыт. Мы выиграли 2 матча, а последний завершили вничью. 7 очков в нынешней ситуации - неплохой результат, тем более к нам приехали достойные соперники из Ростова, Саратова и Смоленска. Традиционно все команды настраиваются на нас максимальным образом. А Смоленск, в поединке с которым мы и потеряли очки, напомню, в прошлом году выступал на студенческом чемпионате мира. По итогам турнира сборная КубГУ вышла на 2-е место в таблице. Но эпидемиологическая ситуация осложнилась, игры НСФЛ остановлены. Когда они пройдут и пройдут ли вообще, предвидеть очень сложно, практически невозможно…
- Ясности нет?
- Ясно, что раньше 1 июня мы не начнем, так как тоже находимся под эгидой РФС. Команды мастеров могут играть и в июле-августе. У нас собраны студенты, и мы можем играть, скорее всего, только в июне, а нужно провести больше половины из запланированных матчей. В июле все ребята уходят на каникулы, как их сохранить? Поэтому есть варианты, что турнир не успеет завершиться. На первое место, видимо, выйдут учеба, поступление в вузы, а не футбол.
- Команда «КубГУ» всегда была многонациональной, сейчас в ней появились ребята из дальнего зарубежья - из Чили, Нигерии и Конго. Совпадение или направленная селекция?
- Селекцию мы, разумеется, ведем постоянно. Так получилось, что наши интересы совпали с интересами футбольного клуба «Виста», который базируется в Геленджике. Они привлекают молодежь со всех стран, готовят, потом рекомендуют по всей России. Ребята поступают к нам, получают подготовительное образование, студенческую визу. А мы укрепились футболистами, соответствующими уровню НСФЛ. Страна у нас многонациональная, и на самой Кубани много национальностей. Не вижу в этом ничего плохого. За нас в свое время играл нигериец Исмаил Оволано. Мы смотрим исключительно на мастерство футболиста, на национальность не обращаем внимания.
Мы не команда-однодневка
- Если получится доиграть НСФЛ, на что вы нацелены - на место в призовой тройке?
- Смотреть вперед в студенческом футболе очень сложно. Всегда, например, встает вопрос, отпустят ли игроков из клубов мастеров? Со своей стороны, могу сказать, что в нынешнем сезоне НСФЛ собралось как никогда много сильных команд. На медали могут претендовать примерно 8 коллективов. Кто соберет лучшие силы, вот основной вопрос.
- На данный момент неудержим Крымский федеральный университет, не потерявший ни очка…
- Отдельной строкой выделил бы эту команду. Там, по сути, все профи. Как известно, в чемпионате Крыма играют 8 клубов, они все на виду. Насколько я знаю, всё решалось на уровне главы региона. По его указанию создали в университете команду, которая претендовала бы на самые высокие места. Когда есть распоряжение сверху, создать студенческий коллектив из футболистов 8-ми клубов значительно проще. Сборная КФУ соответствует по своему уровню хорошей команде второй российской лиги. Как долго они продержатся на таком уровне, неизвестно. Мы не команда-однодневка, более 10-ти лет находимся на ведущих ролях. Дай Бог, если будет конкуренция, мы от этого тоже будем только расти. От этого выиграют и команды мастеров.
- А что насчет Европейских студенческих игр грядущим летом?
- Уже пришло подтверждение, что Игры в Белграде перенесены на 2021 год. Известны и сроки - 14-21 июля. Пока нет информации, какие команды будут выступать. Думаю, те, которые заслужили это право в этом году. В том числе КубГУ.
- А чемпионат мира-2021?
- Первый студенческий чемпионат мира прошел осенью 2019-го в Китае, отбором служили Европейские игры-2018. Мы тогда стали 5-ми, Смоленск - 2-м. Следующий мундиаль должен пройти в 2021 году. Чемпионат Европы-2019, который мы выиграли, не был к нему отбором изначально. Здесь выскажу сугубо свои соображения. Так как Европейские игры не состоятся в этом году, возможно, отбор участников от нашего континента будет произведен за 2019 год. Вряд ли он состоится по итогам июльских Игр-2021 в Белграде. Как вспоминаю, состав участников на ноябрьский чемпионат мира-2019 был сформирован глубоко заранее, и команды начали целенаправленную подготовку.
- Вы следили за турниром в Китае? Примечательно, что команды из Европы не вошли даже в 5-ку лучших. Смоленск, занявший 6-е место, стал лучшим от Старого Света.
- Да, следил. Было интересно посмотреть уровень других команд. Я нашел его очень высоким. Если КФУ, как я говорил, играет на уровне вторых лиг, то финалисты произвели впечатления середняков ФНЛ. Австралийцы, хоть и уступили Уругваю, мне понравились больше. Если нам выпадет честь на следующий год выступать на ЧМ, придется мобилизовать все возможности, чтобы выглядеть достойно. Студенческий спорт - чрезвычайно непредсказуемый. Хорваты из Университета Сплита выиграли в 2018 году Европейские игры, на следующий год на Евро не попали в призеры и на мире тоже выступили неудачно. В Мадриде я пообщался с тренером хорватов. Он сказал, что 6-8 человек окончили вуз, а омоложение состава привело к ослаблению результатов. По опыту, желательно, чтобы команда была в самом соку: это 3-4-й курсы, магистратура.
Мы в 2018-м оказались только 5-ми, в прошлом году стали постарше, укрепились и выиграли чемпионат Европы. Сейчас у нас тоже подбиралась команда хорошая. Считаю, был шанс стать призерами. Но… Что ж, будем ждать следующего года.
Прожженные монстры!
- Сергей Сулейманович, как вам вспоминается последний чемпионат Европы в Мадриде, ставший для КубГУ победным? Перед глазами еще стоит?
- Мы отправлялись в Испанию реабилитироваться за 5-е место в 2018 году. Поступило много заявок, участвовало 20 команд. Оттого формула соревнований была строгой. Из 4-х групп по 5 участников выходили в полуфинал только победители. В первый день мы обыграли Университет Орлеана. Сделали это достаточно уверенно. Тем удивительнее, как после прибавили французы, они больше осечек не допускали. Мы во 2-м туре сыграли вничью с Университетом Базеля, который первый игровой день пропускал. Затем выиграли у итальянцев и финнов и заняли, невзирая ни на кого, 1-е место.
- Итак, плей-офф. Полуфинал против испанцев из Университета Альмерии и финал с соперниками из Украины, представителями вуза из Тернополя.
- Матч был очень трудным в полуфинале, Альмерия - наш извечный соперник. Регулярно встречаемся друг с другом. В 2014-м мы победили испанцев в финале Европейских игр в голландском Роттердаме. Сейчас была равная игра. В серии пенальти победили только последним ударом благодаря попаданию Таваккюля Мамедова. Что до финала, то нам где-то повезло. У соперника 2 быстрых крайних полузащитника выпало. Один в полуфинале получил травму, а второй был дисквалифицирован. Ребята играли на таких высоких скоростях, что я вспомнил бывшее киевского «Динамо», когда фланги вскрывались за счет быстрых полузащитников. Мы разрабатывали тактику, как против них действовать. Но узнали перед матчем, что они играть не смогут.
Кроме того, отмечу, что в Мадриде впервые была задействована система «ВАР» на студенческих турнирах. Мы на групповом этапе получили 2 удаления, в финале - тоже. Также в наши ворота в решающем матче был отменен пенальти после видеопросмотра. Честно говоря, тяжело было с непривычки всё это наблюдать. 5-минутные паузы на просмотры… Игроки расхолаживаются. Хорошо, что тепло было, а в других условиях? Я считаю, что в студенческом футболе это напрасное нововведение. В итоге арбитр добавил около 10-ти минут. А был тяжелейший график. 6-й матч за неделю, а финал вдобавок проводился в формате «2 тайма по 45 минут», все остальные игры «2 по 35». Аналогов Евро нет по трудности! На чемпионате мира, например, 2 дня давали отдыхать.
- Самый примечательный момент финала: после удаления в составе «КубГУ» в начале второго тайма при счете 1:1 вам удалось перехватить инициативу и в итоге победить 4:2!
- Удивительно, но так и есть. Ребята мобилизовались, сплотились. Ранее мы набрались опыта на фоне 2-х удалений по ходу турнира. А на украинцев, возможно, большинство подействовало благодушно. Они где-то расслабились, переоценили это удаление. Конечно, сильно влияет опыт выступлений. Мы в этом превосходили соперника. Вуз из Тернополя лет 5 не приезжал на Евро. Собраны были там молодые ребята. Мы взяли их харизмой, нас ничем не возьмешь, не прошибешь. Мы такие прожженные монстры студенческого футбола! Взяли их этим, и они сломались в критический момент.
Как в легкой атлетике
- Затронем специфику тренерства в студенческом футболе. По вашему опыту - оно серьезно отличается от профессионального?
- Да. Оно отличается буквально во всем! Даже в системе подготовки. В командах мастеров, если не впадать в подробности, она более-менее единая. Там всё расписано. Немного утрирую, но, зная календарь, вы можете расписать тренировочный процесс на 3-4 года вперед! Особенно если выступают одни и те же люди, как было в мое игроцкое время. Тогда переходов практически не было. Команда существовала 10 лет, и играли фактически одни и те же футболисты. В студенческом же футболе совершенно иная система подготовки. Она, скорее, ближе к легкой атлетике, где по ходу сезона есть ряд крупных стартов - чемпионат России, Европы, мира. И надо выводить ребят на пик формы именно к конкретному соревнованию. Потом идет спад, далее опять надо подвести спортсмена к новому старту. Примерно в таком режиме и мы работаем. В принципе, уже набрались достаточно опыта. Знаем свое расписание на год - у нас есть зимний турнир Краснодара, Кубок Краснодара, турниры НСФЛ и чемпионат Европы. Однако опыт опытом, но после Евро у нас всегда происх
одит спад. Как его избегать, мы пока не знаем, не научились.
В области психологии тоже масса отличий и нюансов от команд мастеров. Прежде всего, нет таких рычагов управления, как в профессиональном футболе. Самое главное в нем - финансирование. Там не нужно, грубо говоря, кричать на футболиста. Ты сказал ему спокойно, что за опоздание будет штраф. В следующий раз он придет вовремя. А если всё-таки продолжает опаздывать, значит, штрафы утраиваются. В случае плохо проведенной тренировки - примерно то же самое. Опять-таки важно, как составлен контракт. Тренеры могут перевести игрока в запас. В контракте, как правило, учитываются в системе бонусов количество матчей, голов, передач. Футболист это всё теряет. Если ситуация ухудшается, можно перевести игрока в дубль. В студенческом же спорте нет таких денежных вливаний, Плюс много времени ребята уделяют учебе, поэтому стараешься готовить их, прежде всего, психологически. Мы часто общаемся с футболистами тет-а-тет, проводим общие собрания. Объясняем, что готовим их к серьезным командам, показываем путь в большой футбол. Гд
е-то удается, где-то - нет. Здесь многое зависит от самих футболистов, у ребят ведь разная планка самооценки. Если игрок видит себя в будущем в больших командах, он будет не только тренироваться у нас, но и сам отдельно заниматься, чтобы пробиться наверх.
- Я заметил такую тенденцию: в НСФЛ привлекают тренеров из профессионального футбола. Так, в прошлом сезоне команду Южного федерального университета привел к победе в турнире известный специалист Калин Степанян.
- Повсеместно такого еще нет. Был в Чеченском госуниверситете хороший тренер Дени Гайсумов, но он сейчас ушел из этой команды. Многое зависит от ректора, как он заинтересует тренера. Я не говорю о деньгах, хотя они тоже влияют. Заинтересованность в результате команды не должна быть односторонней. Чтобы ставились какие-то задачи, находились пути их решения, было серьезное комплектование команды. Насколько мне известно, Гайсумов пришел к ректору, обратил внимание на то, что команда постоянно становится 4-6-й, попросил провести селекцию, пригласить на учебу или в магистратуру хороших игроков и побороться за медали. И получил ответ, что пока такой задачи нет: команда должна обходиться теми, кто поступил. А тренеру хотелось большего. Наш ректор - Михаил Борисович Астапов - очень хочет выигрывать, этим заражаются и тренеры, и футболисты. Мы всегда хотим расти. Тренеры - побеждать, футболисты - в перспективе еще и получить приглашения в профессиональные клубы.
А вообще, чем больше придет в НСФЛ хороших специалистов, тем, естественно, конкуренция будет выше, она непременно будет расти. И, мне кажется, это не только задача ректоров. Для повышения качества работы, на мой взгляд, нужно ставить задачу и Российскому футбольному союзу - привлекать в вузы достойных тренеров, с категориями. Я просто озвучиваю свои мысли, но так делается в зарубежных странах. С детьми, как правило, работают только профессиональные тренеры. Знаю, что мои друзья с существенными регалиями - мастера спорта - устраивались на работу в Германии. Им ответили, что регалии у вас там, а здесь вы должны учиться. И они проходят обучение. Допустим, с возрастом от 8-ми до 10-ти лет - одна система подготовки. Для детей старше - уже другая, и чтобы перейти на другой возраст, снова отправляют учиться. Система отлаженная. Считаю, это правильно. С детьми работать очень сложно и ответственно.
Не только побеждать
- Сергей Сулейманович, кто самый звездный игрок, вышедший из команды «КубГУ»?
- Все ребята хорошие! Кто-то удачно продолжил карьеру, кто-то уже закончил. Самый известный - Николай Комличенко, лучший бомбардир чемпионата Чехии, ныне игрок московского «Динамо», он получил приглашение в сборную России. Еще один «сборник» - Даниил Фомин. Оба, кстати, учились на одном факультете - географическом. В сборную привлекался и Виталий Шахов. Пару матчей провел за нас основной вратарь «Краснодар» Матвей Сафонов. Они тогда не были столь известными. Разумеется, мы не говорим, что мы их воспитали. Но для того и должны существовать студенческие клубы, чтобы не дать человеку потеряться в период перехода из молодежного во взрослый футбол. Ребята приходят к нам, обретают необходимую уверенность.
Например, Андрей Батютин получил травму и в какой-то момент оказался никому не нужным. Он начал играть у нас, восстановился, и снова оказался в профессиональном футболе. У многих игроков бывают такие моменты.
Еще пример - Вячеслав Якимов. Он вообще пришел к нам исключительно учиться. Мы с ректором долгое время не могли уговорить его играть, он хотел сосредоточиться на учебе, оставить футбол. Михаил Борисович только где-то через год его уговорил. Потихоньку он окреп, возмужал психологически и физически. Сейчас Якимов вернулся в систему «Краснодара», выступает в ФНЛ за вторую команду «быков», привлекается на сборах в главную.
Считаю, студенческие клубы надо развивать, чтобы они были конкурентными. Не будь нашего футбольного клуба, многие ребята потерялись бы. Словом, перед нами не только стоит задача выиграть что-то, но важна и реабилитация футболистов. Нам приятно, что через команду такие люди прошли.
- То, что Комличенко так и не пригодился «Краснодару», вас удивляет?
- Он хороший футболист. Но сколько, вспомните, звезд не подходило какому-то клубу - из-за видения тренера или стилевых особенностей клуба. В целом, «Краснодар» предпочитает обходиться без таких рослых таранных форвардов, за исключением пожалуй что Берга. Впереди у них такие игроки, как тот же Сулейманов, быстрые, проворные. Это внутренняя кухня, со множеством нюансов, куда, конечно, не допустят.
- Комличенко, по вашим ощущениям, прибавил значительно?
- Безусловно, у нас и в «Краснодаре» он был, скорее, одноплановым форвардом - такого таранного типа. Но постепенно начал становиться более гибким. Всё ж приходит с опытом: поработал с разными тренерами, они дали ему тактически больше. Человек развивается, растет - это видно. Прибавил Комличенко, прежде всего, в созидании. Может не только забить гол, но и поддержать атаку, отдать передачу, а также опуститься назад, побороться. Начал играть, считаю, в более осмысленный футбол. У него хорошие гены, отец Николай Комличенко-старший выступал на высоком уровне, это даром не проходит.
Учиться никогда не поздно
- Скажите, Сергей Сулейманович, как сейчас, находясь, как и многие, на карантине, проводите время? Что смотрите, о чем размышляете?
- Знаете, свободного времени особо как-то и не прибавилось (улыбается). В текущих реалиях мы проводим занятия дистанционно, даем упражнения, советы. Наши студенты не должны оставаться в домашних условиях без физкультуры. Возможно, некоторые предметы важнее, но сейчас здоровье, мне кажется, на первом месте. Вечером же я просматриваю какие-то матчи по телевидению, у меня хранится видео многих наших игр, в интернете можно найти практически любую интересующую тебе запись. Было бы желание - остальное всё найдется. Также изучаю тренировочные упражнения в различных командах. Полезное в этом плане время. Не зря существует поговорка, что учиться никогда не поздно. Подтягиваю английский, в школах мы пропустили иняз в свое время. Я понимаю, что не выучу его досконально. Но мы с командой часто выезжаем за рубеж, хочется общаться с тренерами хотя бы на разговорном уровне, а то говорим только «hello», «sorry», «good luck». Словом, есть время, не теряю его даром, занимаюсь самообразованием.
- А вас приглашали в свое время в профессиональный футбол?
- Когда окончил Высшую школу тренеров, получал приглашения. Это дело было в середине нулевых годов. Но тогда, в связи с семейными обстоятельствами, я потерял интерес к большому футболу, мне нужно было находиться дома. Я работал в КубГУ, а с приходом в университет на должность ректора Михаила Борисовича Астапова опять появилась какая-то тяга к футболу. Предложения же были на уровне вторых лиг. Мне казалось, что здесь всё-таки идет целенаправленная работа, заточенная на результат. И мне было интереснее здесь трудиться, чем во второй лиге. Я немного поработал там, представляю тамошние реалии. Если не хватает денег, значит, ты постоянно из месяца в месяца будешь искать футболистов, которые соответствуют всем существующим зарплатам и премиальным. Если денег нет, уровень игроков будет не самым высоким, а то и откровенно посредственным. Начинаешь чего-то добиваться, игроков перехватывают, потому что есть клубы побогаче. Словом, работать тяжело. Попасть в клуб с хорошим финансированием - непросто. У меня таких пр
иглашений не было. Звали в команды, которые находились ближе к борьбе за последние места.
- У вас есть лицензия? Где могли бы тренировать?
- Раньше, если ты оканчивал Высшую школу тренеров, то, по идее, имел право тренировать практически любой клуб в России. Я окончил ее в 2002 году. В 2009-м появилась другая система с лицензиями и категориями. Категорию «С» можно получить, например, в университете физкультуры. С ней ты имеешь право тренировать детей. Но ее тоже нужно подтверждать в течение определенного времени. Категория «В» - ты главный тренер во втором дивизионе и помощник в первом. «А» - главный в первом и помощник в премьер-лиге. Самая-самая категория - «PRO» - дает право быть главным тренером в премьер-лиге. И ты не имеешь права перепрыгивать «ступени». У меня есть ВШТ за плечами - это автоматически категория «В». Плюс по регламенту, если я отыграл в первой лиге и высшей от 3-х до 5-ти лет, как и есть на самом деле, то имею право поступить сразу на категорию «А».
- По вашим воспоминаниям, учеба в ВШТ на многое, условно говоря, открыла глаза?
- Я сам захотел туда поступить. Обычно делается так: человека пригласили в клуб и его направляют на получение нужной категории. Это наилучший вариант. У меня приглашений не было, я сам созрел, почувствовал, что это надо, и обучался за свои деньги. Впечатления? Человек, поигравший на профессиональном уровне, имеет какие-то знания. Я работал под руководством Юрия Павловича Семина и Шарифа Назаровича Назарова в «Памире», в Краснодаре - под началом Георгия Константиновича Безбогина. Все упражнения мы, футболисты, знаем. ВШТ дает научный подход, как это правильно сделать. Когда давать, в каком объеме, то есть раскладывает всё по полочкам. Плюс со мной обучалась интересная группа закончивших карьеру футболистов. Со мной учились вратарь Валерий Клейменов, Валерий Брошин, Владимир Белявский - нынешний тренер «Энергетика» из Белоруссии, Назим Сулейманов из сочинской «Жемчужины» и «Алании», Бадри Парулава из кутаисского «Торпедо», Александр Бабанов из «Крыльев Советов»… Много знаний мы черпали друг от друга, после
занятий за, скажем так, «рюмочкой чая» - кто, как, где, в какой стране был. Они тоже прошли хорошую школу с разными тренерами. Так что ВШТ много дает знаний как от преподавателей, так и футболистов. После окончания ты становишься как бы на ступеньку выше. Чувствуешь некое превосходство над другими тренерами, которые не получали образование. И оно дальше мне помогало. Приобретаешь уверенность в своих знаниях, в том, что ты действительно прав и многое другое.
Считаю, правильно поступают во многих странах, что всех заставляют учиться - это нужно делать! Будь у меня такая возможность, я бы, честно говоря, подучился еще. Это и мне нужно, и футбольной команде университета. Со временем футбол уходит вперед. Хоть мы были чемпионами Европы и России, всё равно нужно совершенствоваться. Как я говорил уже, учиться никогда не поздно.
Земля бомбардиров
- Сергей Сулейманович, с вами было пространное интервью о карьере для нашей газеты в 2014 году. Оно было озаглавлено таким образом: «Пока я состоялся больше как футболист, чем тренер». С тех пор прошло немало времени. Этого же мнения и придерживаетесь или уже тренерство перевешивает?
Фрагмент матча краснодарского тура «КубГУ» - «ДГТУ» (Ростов). Удар по воротам дончан наносит один из лидеров кубанских студентов Владимир Хан
фото: КубГУ
- Конечно, изменилось мнение. Я думаю, всё сравнялось. Но как тренер я еще могу добиться большего. Мы уже много чего достигли с командой КубГУ - чемпионы Европы и России. Находимся на слуху. Так что как тренер, я чего-то добился. Состоялся, можно сказать, в обоих ипостасях, пусть и не самом высоком уровне. Какую-то лепту внес, смог что-то совершить.
- Из своей игровой карьеры какие эпизоды вам вспоминаются?
- Если коротко пройтись, я с детства любил футбол. Как и все мальчишки, прошел «Кожаный мяч», играл с утра и до вечера. Между прочим, сейчас только опять начали развивать «Кожаный мяч», а в наше время именно с этих соревнований выходило множество футболистов. Меня там приметили тренеры сборной Таджикистана. Заметьте, пригласили не из спортивной школы.
Тогда в СССР очень котировался молодежный турнир «Переправа», который проводился ежегодно в ноябре в Сочи. На свой первый такой чемпионат я попал в 1980 году, и тогда у сборной Таджикистана подобралась очень сильная команда. Многие ребята себя впоследствии реализовали. В воротах был Валерий Сарычев, он играл в московском «Торпедо». Валера, кстати, позже сменил фамилию, сейчас является тренером сборной Южной Кореи (ныне Сарычев известен как Шин Уй Сон, что в переводе с корейского значит «рука бога», - прим.С.Б.). Алексей Чередник - олимпийский чемпион Сеула, игрок днепропетровского «Днепра». А еще у нас были Рашид Рахимов, Александр Азимов, Сергей Манаков, который был капитаном молодежной сборной СССР. В тот год сборная Таджикистана впервые в истории стала чемпионом Союза.
Хотя во многих командах были сильные футболисты, взять Украину - Олег Протасов, Геннадий Литовченко, за Россию выступал Станислав Черчесов. После победы многих из нас пригласили на просмотр в «Памир». Кто-то остался, а я не прошел в состав. Представляете, какая была конкуренция?! Для сравнения - сейчас, не хочу обидеть футболистов, мы набирали игроков в нашу дочернюю команду - «Буревестник». Через 3-4 тура зимнего чемпионата Краснодара около 5-ти человек забирают в команды мастеров. И это при том, что они еще очень мало умеют! Куда мы катимся? Нам, конечно, приятно, что нас ценят. Но, прежде всего, это говорит ведь о том, что нет конкуренции, если молодых, еще неготовых ребят зовут в команды мастеров.
Только в 1983-м, когда сборная Таджикистана во второй раз выиграла «Переправу», мы попали на сборы, и я остался в «Памире». Тогда был тренером Владимир Гулямхайдаров, он в свое время играл в столичном «Торпедо», составлял пару центральных полузащитников с Валерием Ворониным. А в том же году «Памир» возглавил Юрий Семин.
У нас по всей стране не было легионеров, все были своими воспитанниками. Взять «Кубань» - весь Краснодарский край ходил на Александра Плошника, Игоря Калешина, Евгения Бузникина, местных звезд. Если бы они переходили из клуба в клуб, не было бы такого количества зрителей, атмосферы домашнего стадиона. Мы попали в первую лигу, приезжали в Краснодар, я видел это. То же самое во многих других клубах. В львовских «СКА-Карпатах» - Владимир Кухлевский, Вячеслав Лендел. В «Таврии» из Симферополя - бомбардир Владимир Науменко, в кемеровском «Кузбассе» - Виталий Раздаев, в кишиневском «Нистру» - Евгений Пиуновский. В рижской «Даугаве» - Евгений Милевский, Александр Канищев, братья Семеновы, Александр Старков, бывший тренер московского «Спартака». Я экспромтом вспоминаю, и столько звезд, а ведь это только первая лига, не высшая!
К слову, всплыл в памяти любопытный эпизод из нашей встречи во Львове. Тогда (да и сейчас, наверное), не все знали, что пенальти можно разводить. Кухлевский с Ленделом нам так и забили неожиданно! Мы спорили с судьей, он отвечает: «Читайте правила»! Так, если помните, забивали в «Барселоне» Месси с Суаресом, потом в «Краснодаре» повторили Мамаев со Смоловым.
Таджикская земля дала очень много звезд, бомбардиров. До моего выступления в «Памире» были Александр Погорелов, он потом играл за «Днепр», Эдгар Гесс выступал в московском «Спартаке», защитник Мустафа Белялов заиграл в бакинском «Нефтчи». Наше поколение, выигравшее дважды «Переправу», тоже было наполнено звездами. Кто известен на всю страну - вратарь Андрей Мананников, выступавший затем за «Зенит», Рашид Рахимов за рубежом играл и в московском «Спартаке», впоследствии известный тренер. Хаким Фузайлов был в московском «Локомотиве», там же играл Юрий Батуренко (сейчас он второй тренер у Юрия Семина), Мухсин Мухамадиев выступал за московский «Спартак» - он, кстати, сейчас работает главным тренером в чемпионате Узбекистана. Олег Ширинбеков был в олимпийской сборной СССР, потом в столичном «Торпедо», Олег Малюков играл за ЦСКА. Валерий Турсунов несколько раз брал «Золотую бутсу» в первой лиге, Вазген Манасян - тоже становился лучшим бомбардиром. Когда начались революции в союзных республиках, ребята разъехалис
ь по всей стране. Мы, к слову, стараемся поддерживать связь друг с дружкой, иногда общаемся по телефону.
- Вы отметили, что было очень много бомбардиров в Таджикистане. Есть ли в этом какая-то закономерность?
- Думаю, да. Одно дело, готовить игроков атаки... Я всё-таки думаю, что настоящими бомбардирами рождаются, а не становится. Я сам играл в атаке и полузащите. Допустим, мог создать момент из ничего, а вот с реализацией возникали проблемы. Не было у меня такого истинного голевого чутья. Сделать обостряющую передачу, прострел я, конечно, мог. Множеству голов сопутствовало и то, что постоянно собиралось на домашнем стадионе «Памира» свыше 20 тысяч зрителей. Болели очень страстно, гнали нас вперед. Дома мы были нацелены только на атаку. Немаловажный фактор - погодные условия. Было жарко, мы привыкли к этому. Приезжали к нам команды, которые только понаслышке знали, что такое 40-45 градусов - «Кузбасс», «Луч» из Владивостока. К 15-20-й минуте они уже тяжело дышали, мы только начинали бегать! Этот фактор серьезно влиял на результативность.
- Футбольные хитрости?
- Думаю, была хитринка от руководства, что матчи назначались иногда на дневное время. Нам тоже было тяжело, но мы знали, как себя вести. Естественно, воду пить нельзя - идет обезвоживание. Нужно было употреблять только зеленый чай, чуть подслащенный. Если пить воду, она сразу выходит и выгоняет из организма ценные вещества. И ты уже к концу первого тайма будешь выглядеть слабо. И продукты питания не все можно было употреблять в пищу. Вы знаете, как ведет себя дыня…
- А как она себя ведет?
- Если попить водички после дыни, расстройство желудка вам обеспечено (улыбается). Приезжие команды об этом не знают. Дыня - экзотический фрукт, в Средней Азии она растет особенная. На Кубани известны только маленькие, круглые. Если видели такие длинные, как торпеда, - это среднеазиатские дыни, растущие в Таджикистане и Узбекистане. Увидеть такую дыню и не попробовать? А она стоила копейки по тем временам. В других республиках, в России ее редко кто видел. Мы друзьям возили, сами иногда в поездках ели. Эта дыня ценилась в других городах. Помню такой эпизод в Куйбышеве (ныне Самаре) перед матчем с «Крыльями Советов». Устраиваемся в гостинице, там снимался какой-то фильм или спектакль. И был артист из фильма «Усатый нянь» Сергей Проханов. Он как к Олегу Ширинбекову пристал - продай дыню, продай! Предлагал солидные по тем временам деньги - около 10-ти рублей, что ли! В итоге Олег просто эту дыню ему подарил.
- В Мадриде на чемпионате Европы прошлого года, где царила страшная жара, тоже пили чай?
- Чай пили в том числе, а еще - пили разные соки. Можно сделать глоток воды и прополоскать рот, но хлестать воду нельзя. Понимаете, климат климату рознь. В Душанбе было очень сухо. Самая жаркая погода была в испанской Кордове. Нас будили там около 6-ти утра, был легкий завтрак, в 8 начинались игры. Первый тайм еще нормально было, во втором уже припекло. В следующих матчах дня было еще сложнее. Поэтому в Испании придумали сиесту. Когда всё в обеденное время закрыто, нет людей на улице. В Мадриде было ужасно, только выйдешь из отеля, сразу прибивало солнце - 44-46 градусов. Обычно в испанской столице нормальная погода, но пришел циклон и было невозможно дышать.
Футбол у нас деградирует
- Сергей Сулейманович, возвращаясь к союзным временам, против вас что-то использовали в ответ?
- Чего-то такого не вспоминается, на ум сразу не приходит, но везде были свои заморочки, нюансы. Это сейчас первая лига более-менее обеспеченная. А тогда мы приезжали в Ярославль - на стадионе практически не было травы, сплошной чернозем. Хозяева были привыкшими к этому. В Кемерово к «Кузбассу» приезжаем - там холодно, травы нет. Хорошие поля были только ближе к Европе - это «СКА-Карпаты» (Львов), «Металлург» (Запорожье), «Колос» (Никополь), «Даугава» (Рига). Там росла трава, можно было показать хороший футбол. А в остальном… Вспоминаю визиты в Тюмень к местному «Геологу». Еще до матча поле было по колено в грязи - играть невозможно. У них был лучший бомбардир - Евгений Зарва. Метра 2 ростом, хозяева просто на него забрасывали мяч, а он боролся вверху и всё выигрывал. У каждой команды была своя стратегия.
Хорошо, что у нового поколения появились средства, они могут купить хорошие бутсы, мячи, экипировку, ездить на сборы в хорошие условия. В наше время все команды первой и высшей лиг собирались в Адлере. Только ведущие клубы, то же киевское «Динамо», выезжали за рубеж. В Адлере было одно поле, расположенное в поселке Веселый. Сейчас там практически всё застроили, но я был год назад в тех краях, и это легендарное поле сохранилось-таки. Так вот, представляете, стояла очередь, мы потренировались, и только после другая команда заходит. А если будет грязь, слякоть - в каком состоянии поле будет к концу дня?
- Много слышу от старшего поколения о чемпионате СССР, что он, мол, интереснее чемпионата России…
- Я полностью разделяю это мнение. И не было тогда легионеров, больших окладов. Была зарплата примерно в 2 раза выше, чем у обычного рабочего человека. Сейчас разница, сами знаете, куда более значительная. Ныне зарплаты большие, условия великолепные, есть легионеры. Но дело не в них, получается, раз нет больших результатов? Вспомните сборную СССР - победа на сеульской Олимпиаде, обыграли тогда в финале бразильцев, еврокубки брали киевское и тбилисское «Динамо». В 1986 году на чемпионате мира в Мексике был знаменитый матч против бельгийцев в четвертьфинале, когда нам не дали пройти дальше - 3:4. 3 мяча были забиты в наши ворота из положения «вне игры». Однако все специалисты тогда говорили, что сборная Советского Союза должна была стать чемпионом мира, заслуживала этого своим высочайшим уровнем…
У нас была жесткая спортивная конкуренция. И рождалось много настоящих личностей! На Федора Черенкова вся Москва приходила смотреть. В Киеве - Блохин, Буряк, Колотов, Протасов, Литовченко. Звезды такой величины! В тбилисском «Динамо», когда Давид Кипиани просто получал мяч, все зрители вставали и аплодировали - это надо было видеть. Хотя там вся команда состояла из звезд - Дараселия, Чивадзе, Челебадзе, Шенгелия, Сулаквелидзе, Гуцаев.
Не хочу никого обижать, но, если провести эксперимент - поменяться формой, например, «Факелу» и «Шиннику», болельщик этого даже не заметит! А тогда у всех был свой стиль. Какая команда была в «Жальгирисе» (Вильнюс)! Все ребята - метр девяносто, а то и все 2. Вальдас Иванаускас, Стасис Баранаускас… А минское «Динамо» с Эдуардом Малофеевым!.. Интересный был футбол, любой, кто имел счастье за ним наблюдать, это скажет. Страшная конкуренция наблюдалась и поэтому было движение вверх. Сейчас конкуренции нет. У нас в премьер-лиге есть пятерка клубов, а остальные для того, чтобы создать эту Лигу. И тут же говорят, что надо увеличивать ее число до 18-20-ти команд. Для чего? Их обыграть и получить премиальные? А после нынешнего кризиса все ли команды доиграют чемпионат?
Мне кажется, надо сократить деньги на легионеров, перевести эти средства на детские школы, чтобы оттуда черпать игроков. Если не хватает команд, не надо расширять, напротив, по аналогии с рядом европейских лиг, создать чемпионат из 8-ми-10-ти команд. И играть в 4 круга, возможно - с плей-офф. Это будет конкурентоспособный турнир, всем интересный. А сейчас уже заранее примерно известно, кто каким будет. Есть обычные футбольные законы, про них никто не хочет вспоминать. В крупных лигах Северной Америки - НХЛ, НБА - существует потолок зарплат. Чтобы все клубы были в более-менее равных условиях. Есть у меня деньги, как у «Зенита», что хочу, то и ворочу. У других таких возможностей нет. Установите потолок, что выше этого нельзя. Если разрешено, то только с выплатой налогов. Насчет лимита можно как в Англии сделать. Если берете легионера, то только такого, чтобы он был уровня своей сборной. Вот это конкурентоспособный футболист! У нас же половина легионеров за сборные не играли, а мы их берем. А зачем? На транс
ферах наживать деньги? Тогда как есть своя молодежь…
Так же и в хоккее. В НХЛ худший клуб по итогам сезона имеет первый выбор на драфте, он может взять себе сильного игрока. У нас же деньги сосредоточены в ЦСКА и СКА, всё им достается. Но если хотите создать конкуренцию, надо убрать свое «я» и работать на благо российского хоккея и футбола. Однако всем всё нравится, и никто не хочет перейти эту ступень. В результате, идет деградация и футбола, и хоккея того же…
«Четверка» с плюсом
- Сергей Сулейманович, кто из специалистов на вас оказал наибольшее влияние?
- Я заиграл в «Памире» при Юрии Павловиче Семине. Он работал в главном клубе Таджикистана с 1983 по 1986 годы. Но Семин не только на меня повлиял, а вообще на развитие футбола в республике, дал ему новый вектор и импульс. Ему огромное спасибо не только от меня. Юрий Павлович продемонстрировал, как надо работать. После его ухода в «Локомотив» команду принял Шариф Назарович Назаров. Хороший тренер, он работал вместе с Семиным, они вместе учились и работали. Шариф Назарович добавил свое видение, и вывел «Памир» в 1988 году в высшую лигу, оторвавшись от ближайшего соперника на 12 очков. На следующий год мы играли в сильнейшей лиге страны. От Семина и Назарова я многое почерпнул. Собственно, и в кубанском футболе оказался по направлению Юрия Павловича. Тогда «Кубань» тренировал Георгий Безбогин. Но что-то не заладилось у него и у команды, «Кубань» в сезоне-1990 заняла только 19-е место в первой лиге. А в 1992-м Безбогин пригласил меня в созданный им «Колос». В общем, Семин, Назаров и Безбогин, все трое, очень много дали для развития моего футбольного мышления.
В «Колосе», кстати, много было хороших тренеров - и Новиков, и Яремченко, и Поскотин, и Тищенко, и Пахомов, и Олег Иванов… Но беда в том, что все они возглавляли команду короткое время. Жаль, в противном случае от каждого можно было бы почерпнуть гораздо больше.
- Дерби с «Кубанью» вам вспоминаются? Острое было соперничество?
- Все детали не помню. Это была вторая лига - 1994 год. Мы дважды выиграли, очень уверенно - 3:1 и 7:2. Отложилось еще в памяти, когда в 1992-м из второй лиги выходили в первую, был на стадионе «Динамо» важный матч против грозненского клуба «Эрзу». «Колос» выиграл 1:0, на последних минутах забил Василий Блей. Останься этот проект в силе, могли бы и уверенно шагнуть в высшую лигу. Все условия создавались, но, увы, генеральный спонсор покинул команду. Как я понял, это случилось после его вызова в краевую администрацию. В итоге, ряд игроков «Колоса» перешел в «Кубань». А я 1994 году, будучи уже фактически ветераном, закончил профессиональные выступления.
- Но вы поиграли и за любителей.
- Да. Потом судьба свела меня с руководителем Краснодарского вагонного депо Геннадием Викторович Досовым. Он предложил работать методистом по спорту, потихоньку начали собирать и футбольную команду. Удачно выступали во второй лиге чемпионата Кубани, нас пригласили в высшую. Я был сначала играющим тренером, потом только тренировал. Плюс регулярно мы ездили на профильные соревнования среди железнодорожников, заняли однажды 2-е место на первенстве страны. А в 1995-м 4 человека из «Вагонника», в том числе и я, попали на чемпионат мира среди железнодорожников в Бельгию. Обычно туда выезжал московский «Локомотив» и уверенно побеждал. Так что у соперников возникали претензии, что приезжает команда мастеров. Потому сформировали сборную из любителей. В Бельгии мы смогли дойти четвертьфинала, где проиграли хозяевам турнира.
В 1998 году я принял приглашение армавирского «Торпедо», команда выступала в ту пору в первой лиге. Тренировал полгода. Тогда, как помните, случился экономический кризис. Месяца 3 мы получали зарплату, потом денег не стало. Помню, я попал к мэру города на прием поговорить насчет будущего команды. Он выслушал, но сказал, что ему нечем платить пенсии, а вы, мол, про футбол... Доиграли мы первый круг, и без денег в кармане отправились по домам.
Но вскоре судьба меня свела с большим любителем футбола Евгением Владимирович Сусским. Он был замдиректора «Биофабрики». Так я оказался в тренерском штабе «Биолога» из Новокубанска. Эту команду мы из второй лиги первенства края подняли до высшей лиги. Конечно, это можно назвать, в каком-то роде, тренерским успехом, но всё же я решил осваивать тренерское дело профессионально. И пошел учиться.
- Окидывая взглядом свою карьеру…
- В принципе, у меня остались хорошие отношения со всеми, с кем я работал. Если уходил из команд, это было по-доброму. Геннадий Викторович Досов последние годы жил в Дивноморске, мы пересекались на черноморском побережье на сборах КубГУ, вспоминали совместные турниры. С Евгением Владимировичем Сусским часто перезваниваемся. И с Владимиром Павловичем Немчинским, хотя я был в «Немкоме» совсем недолго, остались хорошие отношения. А с Михаилом Борисовичем Астаповым мы уже 12 вместе работаем, за это время можно было много раз поругаться (улыбается), но мы всегда находили точки соприкосновения.
Знаете, иногда спрашивают, если возвратить молодые годы, чтобы ты поменял? Так вот, думаю, что ничего, всё так же бы оставил. Доволен тем, как сложилось, встречал интересных людей, тренировал хороших футболистов. Понимаете, невозможно всем тренировать сборную Россию. Кто-то должен тренировать и «Вагонник», и «КубГУ», согласны? Не каждому удается играть в великих клубах. Однако для меня «Памир» - великий клуб. Команда была на слуху у всей огромной страны. Немного я поиграл в «Кубани» и «Колосе». Работал и работаю тренером, есть неплохой послужной список. Поэтому своей судьбой, в общем-то, доволен. Если взять 5-балльную систему, поставил бы «четверку» с плюсом!
Сергей Бакаев

.: Другие материалы рубрики





Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: