.: Футбол. Тет-а-тет
Леонид Назаренко: «Я по жизни счастливый человек»
П
о нынешним временам уроженец Гулькевичей и наставник команды «Биолог-Новокубанск» Леонид Назаренко был бы заслуженным мастером спорта уже 44 года - ведь сейчас спортсмену, завоевавшему на Олимпийских играх медаль любого достоинства, сразу же присваивается такое звание.
Но в 1976-м, когда Леонид Васильевич стал бронзовым призером монреальской Олимпиады, за подобное достижение присваивалось лишь звание мастера спорта международного класса. Впрочем, в 2003 году Назаренко, как и вратарю той советской сборной Владимиру Астаповскому, в честь 80-летия ЦСКА всё же выдали удостоверения «ЗМС». Правда, они стали заслуженными мастерами России, а не СССР, как, кстати, и полузащитник Александр Минаев, выступавший в московском «Динамо» (а ранее - в столичном «Спартаке»). Ему высшее спортивное звание было присвоено в 2010-м. Из тех же 17-ти человек, что были заявлены в составе сборной СССР на Олимпиаде-1976, так и не стали заслуженными мастерами вратарь московского «Спартака» Александр Прохоров (он, как и хавбек тбилисского «Динамо» Давид Кипиани, не провел в финальной части соревнований ни одного матча), защитник киевского «Динамо» (больше известный по выступлениям за донецкий «Шахтер») Виктор Звягинцев и нападающий ташкентского «Пахтакора» Владимир Федоров, который в 1979 году, к великому сожалению, погиб со своей командой в авиакатастрофе.
- Не обидно, Леонид Васильевич, что признание заслуг пришло так поздно? Ведь вы не только участвовали в той Олимпиаде, но и в матче за 3-е место забили гол в ворота бразильцев…
- Да я никогда не придавал большого значения подобным регалиям. На праздновании 80-летия ЦСКА вместе с Астаповским действительно получил это звание. Но не могу сказать, что в тот момент эмоции зашкаливали. Я к тому моменту уже 15 лет тренировал других.
- 5 лет назад в интервью «Независимой спортивно газете» вы с удовольствием сообщили, что отошли от активной тренерской деятельности. Живете с семьей в Подмосковье, периодически консультируете тренеров местных детских команд, и этого вам достаточно. Однако через несколько месяцев после того разговора вы вдруг приняли предложение руководства «Биолога», где работаете главным тренером команды и поныне. Уже 5-й сезон…
фото: Валерий Крачунов
- Выходит, не удержался (улыбается). Надоело отдыхать. Посоветовался с семьей, и решил принять предложение Евгения Владимировича Сусского - тогдашнего и нынешнего президента клуба. Он, кстати, является еще директором биофабрики, профессором. Но при этом безмерно увлечен футболом. Да что там - «увлечен», Евгений Владимирович - настоящий знаток футбола! Однако, несмотря на административные полномочия, такого еще не было, чтобы он вмешивался в мою работу, настоятельно что-то требовал. В том числе, и в первые полтора сезона, когда я лишь «набирал форму».
- Тренерам тоже нужно набирать форму?
- А как вы думаете? Я почти 4 года не работал с командой. За это время в футболе произошли какие-то изменения. Правда, вскоре я понял, что эти изменения несущественные. По крайней мере, в тактическом плане. Но нужно было еще войти в ритм тренировок и соревнований, изучить предоставленных мне футболистов. Всё это требовало времени. И его Евгений Владимирович Сусский вместе с директором клуба Сергеем Александровичем Разареновым мне предоставили.
- Хабаровский СКА, ЦСКА (дважды), «Кубань» (трижды), подмосковное «МЧС-Селятино», нижегородское «Торпедо-Виктория», павлодарский «Иртыш» (Казахстан, дважды), махачкалинское «Динамо», рязанский «Спартак-МЖК», грозненский «Терек», брянское «Динамо», владивостокский «Луч-Энергия», латвийская «Даугава» - вот список клубов, в которых вы работали. В основном - главным тренером. Во всех этих клубах руководители ставили перед вами (в рамках собственных амбиций) высокие задачи. И вдруг «Биолог», который в обозримом будущем вряд ли созреет для выхода в первый дивизион…
- В турнирном плане здесь, может быть, задачи и скромнее, но в человеческом - гораздо выше. Мне ведь талантливых полупрофессионалов нужно превращать в настоящих профессионалов - как в игровом плане, так и в тактическом. Сюда я бы еще добавил веру в себя, осознанную дисциплину и физические кондиции. И, судя по тому, что за время моей работы в «Биологе» очень многие футболисты перешли из нашей команды в более статусные клубы, эта работа выполняется на должном уровне.
- Пришел, увидел, победил?
- Нет, не так, конечно, прямолинейно. Когда я туда пришел, в «Биологе» были собраны неплохие ребята. Кто-то из них лучше, кто-то хуже, как всегда бывает. Но играли они тогда неважно. После 14-ти туров в зоне «Юг» команда шла на последнем месте, имея в своем активе 2 победы и 4 ничьих (в сумме 10 очков), а в пассиве - 8 поражений. Но главное, в глазах этих ребят я увидел не то, чтобы безразличие, но какую-то опустошенность, неверие в свои силы, а в игре - бессистемность. Мне, человеку, который в детстве уговорил своих родителей отпустить меня в один из лучших тогда футбольных интернатов страны, находившийся довольно далеко от родных Гулькевичей (в Ростове-на-Дону), а затем добившемуся чего-то и как игрок, и как тренер, было непонятно такое отношение к своему любимому делу. И я, естественно, решил его изменить. Не мне судить, как получилось, но в дальнейшем игроков с «пустыми» глазами в команде практически не было. И нет. А что касается организации командных действий, то еще знаменитый наставник Йозеф Венгл
ош (он вместе с Вацлавом Ежеком привел сборную Чехословакии к триумфу на ЧЕ-1976 и тренировал такие команды, как лиссабонский «Спортинг», «Астон Вилла», «Фенербахче», «Селтик», - прим.А.В.) говорил: «Тактика - это квалификация исполнителей плюс система». Вот над тактическими нюансами и пришлось повозиться. Но это, как говорится, по ходу дела, чемпионат-то продолжался. И уже под моим руководством команда в том сезоне провела 12 матчей. Одержала в них 5 побед, столько же раз уступила, дважды сыграла вничью и с последнего 14-го места поднялась на 10-е.
- «Квалификация плюс система». У футболистов «Биолога» 5-летней давности хватило квалификации, чтобы принять вашу систему?
- Вы правильно акцентировали внимание на слове «принять». В наше время чуть ли не во все команды приходят новички, которые в своих прежних клубах играли в другой футбол, придерживались других схем. То есть имеют уже сложившееся мнение, «как и что надо делать». Состоятельные клубы обычно приглашают исполнителей под сложившуюся модель игры. Однако и у них адаптация новобранцев проходит порой нелегко, хотя давно уже замечено, что, чем выше мастерство футболиста, тем легче ему внести тактические коррективы в свою игру. Менее же статусные команды латают свои составы тем, что есть. Не секрет также, что лучшие выпускники футбольных школ расхватываются представителями премьер-лиги и первого дивизиона. «Биолог» эти ребята вряд ли выберут. Нам достаются 5-6-е «номера» своих курсов, у которых нередко имеются серьезные технические огрехи (то удар неправильно поставлен, то в обводку идет несвоевременно, то с пасом проблемы), над устранением которых тоже приходится работать. В общем, когда новый тренер со своим видение
м игры приходит в такой «разношерстный» коллектив, первое, что ему нужно сделать, это убедить всех футболистов в правильности своей системы. Я не говорю слово «схема», потому что она в данном случае вторична и в зависимости от задачи, поставленной на конкретную игру, может видоизменяться.
- И как же убедить?
- Это уже детали. Главная «растолковка» происходит на тактических занятиях и в личных беседах с футболистами. Какие-то уточнения могут вноситься во время тренировок и даже в ходе матчей. Когда игрок на личном опыте убеждается, что тренер прав, что его система приносит результат, он, как вы говорите, и «принимает» футбольную идеологию своего наставника, становится ее сторонником.
- Думается, в «Биологе», такому авторитетному специалисту, как вы, имеющему высшую для тренеров категорию «PRO», которая позволяет работать в командах любого уровня, добивавшемуся со своими подопечными серьезных успехов как в национальных чемпионатах, так и в международных соревнованиях, вряд ли кто из футболистов пытался что-либо возразить. А вот в ваших прежних командах были ли игроки, которые не соглашались с вами?
- Что значит, не соглашались?
- Ну, как, например, Валерий Лобановский. Говорят, в бытность игроком киевского «Динамо», этот человек, ставший впоследствии великим тренером, сказал тогдашнему наставнику команды (не помню точно, Вячеславу Соловьеву или Виктору Маслову): «Вы неправильно нас тренируете…».
- Маслову. При Соловьеве Валерий Васильевич был еще совсем молодым футболистом и вряд ли задумывался о тренерской карьере. Вас интересует, как бы я воспринял подобные слова? По-разному. На теоретических занятиях я сам призываю футболистов задавать вопросы и высказывать собственное мнение. На тренировке или в контрольном матче могу «шумнуть» на подобного «оратора». А во время официальной встречи человека, игнорирующего мои замечания или резко на них реагирующего, сразу же заменю. И, если он и раньше отличался строптивым характером, могу и не простить.
- То есть вы можете быть как демократом, так и диктатором. А что вообще означает понятие «дистанция между тренером и футболистом». Какой эта дистанция должна быть?
- На этот вопрос нет однозначного ответа. Больших успехов добивались и тренеры, не подпускающие к себе спортсменов, и тренеры, не соблюдающие подобной дистанции. Очень многое зависит от профессионализма наставников и их подопечных, то есть от знаний, мастерства, воспитанности и других нюансов. Не могу себя отнести ни к одной из этих крайностей поведения, но считаю, что какое-то расстояние между наставником и спортсменом должно быть. Я, кстати, «дебютировал» в роли главного тренера в 1984 году, когда мне еще не исполнилось 29-ти лет. Принял тогда выступавший в первой лиге хабаровский СКА. В нем 5 футболистов были старше меня. Если бы в тот момент я неправильно себя повел, то есть, как обычные люди отнесся с повышенным почтением к тем, кто превосходил меня в возрасте, то вряд ли бы впоследствии состоялся как тренер. Но я сразу же прочертил границу, какая должна быть межу учителем и учеником, между тренером и спортсменом вне зависимости от их возраста. Хотя не всегда это было просто. Но в самые тяжелые моменты я пытался смоделировать, как себя повели бы в подобных ситуациях мои собственные тренеры.
- Валерий Лобановский, Всеволод Бобров…
- Валерий Васильевич - в первую очередь. Но в этом отношении в ряд с ним я поставил бы и Боброва, и своего первого тренера Анатолия Николаевича Лызя, и наставника ростовского СКА Йожефа Бецу, и убеждавшего меня перейти в ЦСКА Анатолия Тарасова, и многих других. В общем, вспоминал, кто и как поступал в аналогичных случаях, анализировал и принимал решения. Думается, в большинстве своем правильные. Поэтому и работаю тренером больше 35-ти лет. И тот перерыв, который возник до принятия мною «Биолога», был таким продолжительным впервые. Да и он был бы короче, если бы я согласился на другие предложения.
- В свое время Александра Плошника, ставшего самым результативным футболистом команды в истории, тренеры «Кубани» нашли в любительских соревнованиях. А есть ли сейчас в чемпионате края, да и во втором дивизионе тоже, подобные самородки?
- Есть и, думаю, не так уж и мало. Это бывший тренер сборной России Фабио Капелло утверждал, что в России нет хороших футболистов. На самом деле он не прав. Другое дело, что природный талант в становлении настоящего футболиста составляет от 1-го до 10-ти процентов. Большее значение имеют трудолюбие, целеустремленность и дисциплинированность, которые талантливым людям редко присущи. Есть также нюансы, связанные с уровнем той футбольной школы, в которой человек учился, с качеством работы тренеров, обстановкой в той команде, в какую попал тот или иной игрок, с его внефутбольным окружением, но главными остаются три «кита» - трудолюбие, целеустремленность и дисциплинированность. Из тех футболистов, с которыми я работал, самым талантливым был Алексей Герасименко. В своем поколении он был лучшим. И если бы оказался чуть посерьезнее, стал бы звездой номер один. Такой, какими ранее были Федотов, Стрельцов, Блохин. Да, Алексей, многого добился в футболе, но заслуживал, конечно, большего. Не хватило человеку целеустремленности. И у меня в «Биологе» были и есть ребята, которые при профессиональном отношении к делу могут вырасти или вырастут в настоящих мастеров. Заметно прибавили в игре именно у нас футболисты средней линии и атаки Александр Ивашин (он пришел к нам из «Сызрани-2003»), воспитанники «Кубани» Каха Халваши, Максим Малыш и Виктор Чувилов, которые в своей недолгой карьере выступали уже за несколько команд, экс-динамовец Москвы Денис Седых, дебютировавший в нынешнем сезоне в профессиональной команде, 22-летний защитник Никита Каргин. А, скажем, воспитанник ЦСКА Даниил Феоктистов, которому именно мы поставили удар, перешел в более крепкую в финансовом плане новотроицкую «Носту», где стал одним из ведущих защитников.
- Нынешний сезон прерван из-за пандемии коронавируса. Как вы к этому относитесь?
- Как я могу относиться? Очень жалею. Мы на зимних сборах весьма неплохо поработали и готовы были весной прибавить как в игре, так и в турнирном положении. Не срослось.
- Почему, на ваш взгляд, именно коронавирус вызвал такую реакцию в мире? Ведь были ранее серьезные опасения с распространением СПИДа, атипичной пневмонии, эболы, свиного и птичьего гриппа…
- Не знаю. В ряду перечисленных вами и других болезней коронавирус по своей опасности занимает 15-е или 16-е место. Смертность от осложнений из-за обычного гриппа не меньше, или не намного меньше, чем от коронавируса. Думаю, объявление пандемии и введение карантина - это политическое решение, вызванное какими-то другими проблемами. Но я человек законопослушный, поэтому не высовываюсь. К тому же, эта неожиданная пауза поможет нам в том, что восстановятся травмированные футболисты - Саша Борисов, уже названный мною Ивашин, а также вратарь Антон Федюшкин.
- Есть также время остановиться, подумать, поразмышлять…
- У тренера, поверьте, это неостановимый процесс. Мы всегда что-то анализируем, изучаем, делимся опытом с другими.
- А вот уровень тренеров в советское время, в 90-е годы и сейчас сопоставим?
- Как вам сказать. Советская школа футбола, конечно, была очень высокого уровня. Мировых величин среди тренеров, таких, как Лобановский, Бесков, Глебов, Ахалкаци, а ранее - Симонян, Маслов, Якушин, Качалин, Николай Морозов, Аркадьев, было на порядок больше, чем сейчас. Довольно высок был и уровень, так называемого «среднего звена», то есть наставников, добивавшихся определенных успехов во внутрисоюзных соревнованиях. Неслучайно наша сборная становилась чемпионом Европы, дважды - Олимпийских игр, регулярно на этих турнирах завоевывала медали, дошла в 1966 году до полуфинала чемпионата мира, а клубы довольно успешно выступали в еврокубках. В 90-е же годы после развала СССР высшую лигу пришлось кардинально перекраивать. В нее влились команды первого и второго дивизионов. А с ними и тренеры со «специфическим» талантом. Я не хочу никого из них называть, чтобы ненароком не обидеть, но многие из наставников команд в 90-е годы были больше футбольными менеджерами, чем тренерами. То есть занимались тем, что выбивали деньги для своих команд, под эти деньги приглашали хороших игроков, умело работали с судьями, с тренерами и игроками соперников. Поэтому и образовался внушительный разрыв между уровнем ведущих клубов, в которых работали такие спецы, как Романцев, Газзаев, Семин, Прокопенко (периодически - Бышовец, Долматов, Шевченко), и большинством остальных. Сейчас же ситуация в премьер-лиге да, пожалуй, и в первом дивизионе выровнялась - во главе всех команд стоят хорошо подготовленные специалисты. Они в каких-то тонкостях понимания футбола, может быть, и уступают замечательной плеяде советских тренеров, зато благодаря более совершенной аппаратуре, интернету и тому подобное более технически оснащены. Все могут впрямую наблюдать за матчами ведущих команд Европы и мира, проходить «курс повышения квалификации» в зарубежных клубах. На более основательный уровень поднялась и отечественная высшая школа тренеров.
- Вы сами играли в советское время. А в качестве тренера поработали и тогда, и в 90-е годы, и в нулевые, и сейчас продолжаете это дело. Что почерпнули у своих наставников, коллег, а теперь и учеников?
- Очень объемный вопрос. Чтобы ответить на него, нужно вернуться к началу своей спортивной биографии. Я, кстати, в футбол на постоянном уровне начал играть довольно поздно - в 14-летнем возрасте. До этого иногда тоже гонял мяч, но серьезно о нем и не помышлял. Правда, был спортивным парнем. В 13 лет вошел в гандбольную сборную школы, чуть позже стал чемпионом края по баскетболу. Когда же в Гулькевичах создали команду «Коммунальник», которая тренировалась на нашем школьном стадионе, мы, старшеклассники, стали часто проводить с ней, как сейчас принято говорить, контрольные матчи. Я в них много забивал, и наставник «Коммунальника» Анатолий Лызь пригласил меня к себе. Если скажу, что в моей игре тогда не было огрехов, это было бы неправдой. Но эти недостатки с гаком компенсировали мои достоинства - нацеленность на ворота, приличная скорость и умение бить с обеих ног. Благодаря этим качествам я стал много забивать. И запомнилось наставление Анатолия Николаевича: «На табло отображаются три вещи - название команды, время с начала матча и счет. Первое неизменно, второе неотвратимо движется вперед, а единственной переменной величиной является счет, и в твоих силах на нее воздействовать». Вот я и старался воздействовать. Всегда. Именно с подачи Лызя я и отправился в ростовский спортинтернат №10. В 1972 году принял участие в юношеской Спартакиаде СССР, после которой ростовский СКА меня и еще 5 выпускников этого спортинтерната (среди моих однокурсников был и известный впоследствии футболист Александр Бубнов) ввел в свой в состав. Не пригласил, а именно административно приписал. Но мы и не возражали. Наоборот, радовались. Правда, в год моего дебюта в чемпионате СССР - в 1973-м - ростовчане с треском вылетели из высшей лиги. Но ненадолго. В команду вернулся Иосиф (или, как позже выяснилось, Йожеф) Беца, тренер с которым связано высшее достижение ростовских армейцев - 2-е место в 1966 году. С ним мы заняли такое же 2-е место, только в первой лиге, и вернулись в высшую. Беца стал регулярно ставить меня в состав и научил не унывать ни при каких обстоятельствах. Это был второй урок в моей профессиональной карьере.
- Потом настал черед Валерия Лобановского…
- Нет-нет. Третий урок мне дал легендарный тренер хоккейного ЦСКА Анатолий Тарасов. Он в течение года возглавлял тогда футбольную команду московских армейцев. Я в 1975-м довольно успешно проявил себя в ростовском СКА, хотя наша команда вновь не смогла закрепиться в высшей лиге. В принципе, я уже запланировал переход в московское «Торпедо», но меня буквально доставили к Анатолию Владимировичу. Не могу в подробностях рассказать, как это было, но Тарасов стал уговаривать меня перейти в ЦСКА. И отказать ему было просто невозможно. Вскоре, правда, клуб с ним расстался, но механизм, как говорится, завертелся. Мне через месяц присвоили первое офицерское звание, а в советские времена для спортсмена это означало одно: либо ты выступаешь за какой-нибудь армейский клуб, либо тебя отправят в действующую воинскую часть. Так я стал армейцем Москвы. И получил еще один урок, важный для любого тренера: как надо убеждать, чтобы у человека не возникло желания возразить.
- Фактически за успехи в ростовском СКА Лобановский и пригласил вас в сборную СССР?
- Да, в 1975 году я в чемпионате страны забил за дончан 8 или 9 мячей, в то время как вся команда поразила ворота соперников 23 раза. Учитывая мой юный возраст - 20 лет, - это не могло быть не замечено. И Валерий Васильевич пригласил меня в сборную СССР, составленную в основном из игроков киевского «Динамо», триумфально выступившего в том же 1975-м (золото чемпионата СССР, победа в Кубке Кубков и Суперкубке Европы). Для качественной подготовки главной команды страны к чемпионату Европы и Олимпийским играм ей был предоставлен весьма своеобразный график. Основа киевлян вообще не участвовала в весеннем чемпионате СССР (а их в тот год было два - весенний и осенний), а несколько футболистов, приглашавшихся в сборную из других команд, пропускали в национальном первенстве довольно много матчей. Это, в связи с тем, что я тогда еще толком не прижился в ЦСКА, меня вполне устраивало.
- В финальном турнире чемпионата Европы-1976 вы так и не приняли участия…
Монреаль. Олимпиада-1976. Матч за 3-е место СССР - Бразилия. Леонид Назаренко против защитника Альберто
фото: ТАСС
- Так мы туда и не попали. Он был тогда не такой обширный по географии, как сейчас. Команде нужно было сначала стать победителем отборочной группы, а затем в 2-матчевом четвертьфинале, который можно приравнять к нынешним стыковым поединкам, взять верх над другим победителем группы. А уже четверка прошедших эти этапы сборных в какой-нибудь стране (в тот год - в Югославии) по системе плей-офф разыгрывала медали. Отборочный турнир наша команда выиграла без меня. А вот в первом четвертьфинальном поединке с Чехословакией я в середине второго тайма заменил Владимира Онищенко. Увы, на тот момент мы уже уступали 0:2, и сократить это отставание в счете ни мне, ни партнерам так и не удалось. А в ответной встрече, завершившейся вничью - 2:2, - я остался в запасе. Сборная ЧССР в итоге в тот год стала чемпионом Европы, победив в финале команду ФРГ по пенальти. И решающий 11-метровый тогда забил Паненка тем способом, который сейчас носит его имя - «черпачком» по центру ворот, когда голкипер, пытаясь угадать направление удара, бросается в какой-нибудь угол. Но это так, к слову. Поражение от «друзей» по социалистическому лагерю эмоционально выхолостило нашу команду. На Олимпиаде выступили тоже не так успешно, как все рассчитывали. На мой взгляд, та сборная СССР вправе была рассчитывать на золото и на чемпионате Европы, и на Олимпийских играх, но в итоге довольствовалась только бронзой в Монреале. Имена-то были какие(!): в воротах Рудаков, Астаповский и Прохоров, в защите - Матвиенко, Ловчев, Фоменко, Решко, Трошкин и Звягинцев, в средней линии - Веремеев, Мунтян, Коньков, Колотов, Буряк и Минаев, в атаке - Блохин, Онищенко, Федоров и ваш покорный слуга…
- Астаповский и вы в тот год представляли ЦСКА, Прохоров и Ловчев - московский «Спартак», Минаев - другую столичную команду - «Динамо», Федоров - ташкентский «Пахтакор», остальные - киевское «Динамо»…
- Так это и понятно. Лобановский привел киевлян сначала к победе в Кубке Кубков, а затем в Суперкубке Европы в блестящем стиле дважды обыграл немецкую «Баварию». Он, на мой взгляд, создал лучшую команду в Европе, а может быть, и в мире. В его «Динамо» что ни футболист был, то звезда. Я даже не представлял, что вскоре стану их партнером по сборной.
- И какой же опыт вы переняли у Валерия Васильевича?
- Да тут одной запомнившейся фразой не отделаешься (улыбается). Он, кстати, также приглашал меня в свою команду. Но, когда узнал, что уже запущен механизм моего перехода в ЦСКА, понял, что предотвратить этот переход даже он не в состоянии. Я же под руководством Лобановского потренировался примерно полгода. В 21-летнем возрасте всё было в диковинку. Наверное, поэтому в памяти очень многое осталось. И то, как дружески меня приняли в свою компанию футболисты, которых я воспринимал чуть ли не как суперзвезд, а то и вовсе футбольных богов. И благожелательность в отношении со всеми игроками самого Валерия Васильевича…
- А говорят, он был чрезмерно строг…
- Строгость не отменяет благожелательности в общении. Да, Лобановский отрицательно относился к критике или возражениям некомпетентных людей. Но разве мы с вами не так к этому относимся? Просто он был на виду, возглавлял ведущий клуб страны. Поэтому и «аура» сложилась такая. Я что-то и в поведении от него перенял, хотя, конечно же, не всё, так как у нас разные темпераменты.
- Вы - экстраверт, он - интроверт…
- Возможно. Со стороны виднее. Если же говорить о конкретном опыте, то я позаимствовал у Лобановского цикличность тренировок, функциональную подготовку игроков к определенному времени, отдельные упражнения. Многие из его наработок актуальны и сейчас и применяются многими тренерами. Причем, не только в нашей стране или на Украине, но и во всем мире. Упражнений не так уж и много, но они интересны тем, что являются универсальными, быстро запоминаемыми, и после их проведения легко переходить к игровым занятиям - отработке «стандартов», каких либо комбинаций в атаке или действий в обороне.
- Не падали в изнеможении от тренировочных нагрузок Лобановского?
- Падал. На постель. Его тренировки по укреплению физических кондиций были не слишком продолжительными (чуть больше часа), но весьма интенсивными. Естественно, их перенести было тяжело, но я в своей работе тоже пытаюсь подобное применять. К тому же, Валерий Васильевич стал пионером научного использования достижений фармакологии (легальной, незапрещенной), легко с медицинским штабом приводил нас в оптимальное состояние к определенному сроку. Это и сейчас не всем удается. В том числе и его ученикам. В 2007 году я сменил в должности главного тренера «Кубани» Павла Яковенко, и неожиданно столкнулся с тем, что многие футболисты набрали лишний вес - на 5-10 килограммов. Оказывается, их пичкали каким-то препаратом, увеличивающим мышечную массу. Но эффект-то получился обратным - игроки теряли скорость, выносливость, из-за чего их хватало лишь на полчаса, и команда провалила старт сезона. Я не берусь утверждать, что Яковенко не выбрался бы из этой ситуации. Он ведь выводил в высшую лигу «Уралан» и «Кубань». Но что-то в элитном дивизионе не срослось. Его из «Кубани» за низкие результаты уволили, и разруливать произошедшее пришлось мне. А, судя по тому, что впоследствии Павел Александрович нигде не снискал особых лавров и лет 10 назад отошел от тренерской деятельности, то можно сказать, что и на родине у него не сложилось.
- В связи с этим невольно возникает вопрос: почему у великого Лобановского пока не появилось великих учеников? Блохин, Колотов, Фоменко, Коньков, Мунтян, Демьяненко, Михайличенко, Яковенко и другие выросли, конечно, в неплохих специалистов, но вровень с наставником их не поставишь. Возможно, к нему приблизится Андрей Шевченко, который с 1-го места в группе вывел сборную Украины на чемпионат Европы-2020. Но этот специалист, скорее всего, использует опыт работы не только Лобановского, но и тех тренеров, которые готовили его ко всем официальным соревнованиям в «Милане» и «Челси»…
- Представьте себе какой-нибудь идеальный класс или курс. Все учащиеся работают усердно, получают знания у одного талантливого преподавателя. Но в дальнейшем лишь кто-то из них вырастает до уровня этого учителя. Остальные тоже находят себе место в жизни, но в роли обычных мастеровых. Подобное происходит и в футболе. Лобановский был великим тренером, а его ученики - великими игроками. И за несколько лет совместной работы досконально изучили методы своего наставника. Но большой тренер - это не только большой знаток своего дела, не только специалист, который работает по готовым лекалам, но еще и неординарно мыслящий человек. Мало впитать в себя знания и умения своего наставника, нужно их переработать, вывести на новый уровень. Есть также такие понятия, как тренерский взгляд, тренерская интуиция. Один специалист может не обратить внимания на потенциально хорошего игрока, у другого он вырастает в большого мастера. Один наставник может не уловить какую-нибудь новую тенденцию в футболе, другой тут же ее подхватывает и совершенствует. Как-то так можно это объяснить. Хотя я не согласен с посылом, что у Валерия Васильевича нет достойных учеников. Коньков, Блохин, Фоменко, Михайличенко выросли в незаурядных тренеров. Просто Лобановские рождаются раз в 50 лет, а может быть, и реже. В нашей стране, на мой взгляд, занижают его вклад в мировой футбол. Скорее всего, потому, что Валерий Васильевич не москвич. А я так думаю, что его можно поставить в один ряд с такими корифеями футбола, как Феола (под его руководством сборная Бразилии впервые применила на чемпионате мира-1958 схему «4-2-4», - прим.А.В.), Нерео Рокко (изобретатель «катеначчо»), Ринус Михелс (творец «тотального футбола»), а из современных специалистов - Жозе Моуринью, Хосеп Гвардиола и, возможно, Юрген Клопп.
- А Беккенбауэр, Дель Боске?
- Я назвал революционеров в футболе. Тех, у кого появилось много последователей во всем мире. А Беккенбаура, Дель Боске, Липпи (к ним бы я добавил еще и Зинедина Зидана) я бы охарактеризовал как блестящих менеджеров. Ничего нового в футболе на тренерских должностях они не совершили, но сумели добиться того, что в решающие моменты все их звездные подопечные объединяются и демонстрируют свой лучший футбол. Поверьте мне, даже в команде менее высокого уровня, но где каждый мнит себя лидером, это сделать непросто.
- А что же новаторского совершил Лобановский?
- Для зрителя, сидящего на трибуне стадиона или у экрана телевизора, наверное, ничего. Какие-то тактические нюансы понятны только специалистам. Но Валерий Васильевич совершил настоящий переворот в тренировочном процессе, где, можно сказать, соединил футбол с наукой.
- Этот человек в киевском «Динамо» был царь и бог. Да, были стоящие над ним влиятельные лица из руководства республики, которые имели полномочия уволить или назначить наставника команды, но первым лицом в клубе в советское время был главный тренер. Он решал и спортивные, и бытовые задачи, исходя из предоставленных ему финансовых и прочих возможностей. Так было и в других командах. В переходный же период, то есть в 90-е годы, в тренерском цеху, как вы сказали, появилось изрядное количество менеджеров - людей, озабоченных не только спортивными задачами, но и решением финансовых вопросов, в том числе и таких, как «отмывание денег». Сейчас же наставники превратились в таких же «наемных работников», как и футболисты, и их авторитет в большинстве клубов заметно снизился. Как вы жили и живете в этом изменяющемся мире?
- Хороший вопрос. Нельзя, конечно, сказать, что в советское время над тренером не было никого. Хозяева клубов существовали всегда - региональные или ведомственные. Но действительно - авторитет наставника в последнее время значительно упал. Всё дело в том, что находящимися в зависимости от госбюджета клубами реально руководят назначенные чиновники, а частными - инвесторы или их представители. В большинстве случаев эти люди хорошо разбираются в политических играх или в бизнесе, но в футболе являются профанами. Однако уже через месяц-два после своего прихода клуб эти ранее далекие от спорта функционеры начинают мнить, что они лучше тренера разбираются в нуждах команды и нюансах игры, и вмешиваться в его работу. Не скажу, что раньше такого не было, всякое случалось, но всё же подобного давления некомпетентности было меньше.
- У вас, наверное, в продолжительной тренерской карьере были соответствующие случаи как со знаком «плюс», так и со знаком «минус»?
- Естественно.
- Расскажите сначала об удачных симбиозах.
- О первом таком случае, вернее, календарно последнем я уже сказал. Это моя нынешняя работа в «Биологе». И с президентом клуба Евгением Владимировичем Сусским, и с директором Сергеем Александровичем Разареновым мы взаимодействуем в тесном контакте. Серьезных противоречий никогда не возникает. Обоих я давно знаю. Оба, как и я, беззаветно любят футбол. Разаренов - сам бывший тренер. Работал в связке со мной в нескольких клубах. Так что, мы, можно сказать, давние друзья. Если же окунуться в историю, то сразу же приходит на память мой дебют на тренерском поприще. С 1984 по 1988 годы я работал в хабаровском СКА. Естественно, поначалу был неопытным специалистом, но руководство с пониманием к этому относилось. А главнокомандующий войсками Дальнего Востока Иван Моисеевич Третьяк (Герой Советского Союза и Герой социалистического труда, - прим.А.В.) нередко приходил на наши матчи на стадион. Радовался нашим победам, огорчался поражениям, но никогда не вызывал молодого тренера «на ковер».
- Если я правильно помню, то именно в то время за вашу команду выступал легенда хабаровского футбола Сергей Березин…
- Так я его для широкой публики и открыл! А затем рекомендовал ЦСКА, который в то время тоже опустился в первую лигу. Сергей и в составе москвичей здорово начал - забил 19 мячей за сезон, чем помог команде вернуться в элиту, но в ней во 2-м же матче получил тяжелую травму головы и по медицинским показаниям завершил игровую карьеру. Кроме того, в СКА «отслужили» в то время защитник Андрей Иванов и нападающий Валерий Шмаров, добившиеся потом большой известности в московском «Спартаке», а также защитник Игорь Захаров (он в 1997-м поиграл за «Кубань», а затем стал футбольным арбитром) и полузащитник Олег Стогов (лучшие свои годы провел в волгоградском «Роторе»).
- Какие еще клубы с удовольствием вспоминаете?
- Да большинство из тех, в которых я работал. В 1999 году в Нижнем Новгороде с «Торпедо-Викторией» оказал серьезную конкуренцию дряхлеющему местному «Локомотиву», который тогда возглавлял Валерий Овчинников. С павлодарским «Иртышом» в 2001-м вышел в полуфинал Кубка азиатских чемпионов. И был назван лучшим тренером Азии. Удачно поработал с этой командой и в 2009 году. Махачкалинское «Динамо» в 2003-м вывел в первый дивизион. То же самое в 2006 году сделал и с рязанским «Спартаком». С «Даугавой» из Даугавпилса в 2011-м стал бронзовым призером чемпионата Латвии. И в каждом из этих клубов чувствовал уважение руководства. Уходил же из них либо потому, что получал более выгодное или интересное для меня предложение из другого клуба, либо потому, что начинали раздражать какие-то другие обстоятельства. Например, в Латвии я почувствовал, что там огромное влияние на результаты матчей имеют букмекерские конторы. Все там буквально помешаны на ставках. Но когда тотализатор оказывает влияние на ход чемпионата, это не по мне.
- В Казахстане и Латвии, наверное, не все уважительно относятся к российским специалистам?
- Не скажите. И там, и там я не ощущал давления по национальному признаку. Скорее наоборот - российских тренеров там ценят. А наш соотечественник - Владимир Муханов - в Казахстане вообще стал «живой легендой», успешно поработал в нескольких клубах.
- Вы в этом ряду не назвали ЦСКА и «Кубань».
- Не назвал. В ЦСКА меня дважды (в 1988 и 2000 годах) приглашали на должность главного тренера. Но в последний момент переигрывали. В итоге я становился либо помощником наставника, либо главным тренером ЦСКА-2. Правда, о втором своем приходе в стан армейского клуба я не жалею. Довелось поработать с Олегом Долматовым, одним из первых, применившим в России зонную защиту. У него я в этом отношении многому научился. Что же касается «Кубани», то тут у меня двойственные воспоминания. За свою работу в ней мне не стыдно. Но тут, как вы сказали, не сложился симбиоз с властями.
Первый раз я в нее пришел в 1993 году. Команда тогда вылетела из премьер-лиги. Задача была сохранить ее в первом дивизионе, но состав «Кубани» был обескровлен, и мне не удалось это сделать. На следующий год вернулись некоторые игроки (например, Алексей Герасименко, ставший в итоге с 16-ю мячами лучшим бомбардиром команды), и был реальный шанс возвратиться в первый дивизион. Однако краевому руководству тогда было не до футбола, а городское во главе с тогдашним мэром Краснодара Валерием Самойленко поставило на вновь образованную команду «Колос». Первый круг мы, тем не менее, прошли удачно (занимали 2-е место), но во втором начался судейский беспредел. В матче с тем же «Колосом», к примеру, были засчитаны 3 гола, забитых в наши ворота из офсайда. В общем, в итоге мы заняли 6-е место, и я отказался от продолжения работы в команде.
Следующий мой приход на должность главного тренера желто-зеленых был, пожалуй, самым коротким. Чтобы гарантированно спастись от вылета из высшей лиги нужно было в оставшихся 3-х матчах набрать не меньше 7-ми очков. Мы, одержав победы в 2-х заключительных турах, набрали 6 и по дополнительным показателям уступили «спасительное» 14-е место «Алании». А ранней весной в 1/8 финала Кубка России сыграли 0:0 и 0:1 с «Зенитом». На том второй «роман» с «Кубанью» у меня и закончился, хотя трудно назвать результаты этих 5-ти встреч провальными.
А третье «свидание» с желто-зелеными у меня произошло в 2007 году. Я заменил в должности главного тренера Павла Яковенко, при котором в 5-ти турах «Кубань» набрала всего 3 очка. В следующих 7-ми матчах она ни разу не проиграла и поднялась на 8-е место. Но затем мы потерпели 2 домашних поражения, после которых я попал под пресс руководителей разного толка, которые стали мне указывать, кого ставить в состав, кого нет, какой тактики придерживаться. В общем, я с месяц потерпел, после чего всё же не выдержал и уволился.
- В тот сезон команда, несмотря на то, что в итоге набрала довольно приличную сумму очков (32), вылетела из премьер-лиги. Но вскоре опять вернулась и с 2011 по 2016 годы провела самый продолжительный в своей истории период пребывания в российском высшем дивизионе. Однажды завоевала 5-е место, позволившее ей принять участие в Лиге Европы, где для такого дебюта она довольно успешно выступила, плюс один раз дошла до финала Кубка страны. Но после этого результаты желто-зеленых пошли на спад, и всё закончилось банкротством клуба и лишением его профессионального статуса. Почему в России подобное постоянно происходит с клубами, зависимыми от госструктур?
- Я свое мнение по этому поводу уже высказал. Но хочу заметить, что главная причина не в каких-то структурах, а в конкретных людях. В Казани, Ростове-на-Дону и Самаре, например, ведущие клубы тоже не имеют постоянных частных владельцев. Из-за этого у них периодически возникают финансовые проблемы. Но не такие серьезные, чтобы у кого-то хоть раз возникла идея закрыть эти клубы. В то же время мы имеем факт с падением «Анжи», который поднялся до уровня медалиста чемпионата страны благодаря средствам, вложенным в него олигархом. Но потом этот бизнесмен отказался от своего детища, и клуб фактически развалился. Что же касается «Кубани», то в ее недавней истории тоже были периоды, когда ее инвесторами были крупные капиталисты. Но в том, что у них что-то не получилось, виноваты не только администрация края, которая оставляла себе какие-то доли и потом вмешивалась в дела клуба, но и сами инвесторы. Значит, в чем-то они оказались несостоятельными. Определенные организационные проблемы возникают и в более богатых клубах. Так, мне думается, что пока не оправдывает вложенных в него средств «Зенит». Он, конечно, лидирует в чемпионате и, скорее всего, второй раз подряд станет чемпионом России, если из-за коронавируса не аннулируют результаты нынешнего сезона. Но берет не чемпионской командной игрой, а набором индивидуальных качеств своих исполнителей. Еще более жесткую характеристику можно дать тому, что происходит в московском «Спартаке» - второй на данный момент команде страны по финансовым возможностям. Лишь авторитет Юрия Семина не позволяет развернуться некомпетентным руководителям «Локомотива». А безликий совет директоров столичного «Динамо» довел даже в недавнем прошлом свою команду до вылета из премьер-лиги. Полагаю, болельщики «Кубани» сейчас даже жалеют о том, что в свое время администрация и профсоюз края отказали Сергею Николаевичу Галицкому в продаже клуба и стадиона. Этот талантливый предприниматель с нуля создал новую команду, которая затмила былого флагмана краевого футбола, построил один из лучших стадионов в Европе, организовал целую сеть футбольных школ и, а я в этом уверен, в ближайшее время добьется еще больших успехов, чем сейчас.
- Почему это стало возможным?
- Если вы имеете в виду Галицкого, то Сергей Николаевич просто живет футболом. Не слушает посторонних, а сам общается с тренерами и футболистами. В таком же примерно ключе, хотя и с меньшим размахом, работает и президент ЦСКА Евгений Гинер. По крайней мере, чувствуется, что он продвинутый футбольный менеджер, ошибок старается не допускать. В последние годы, правда, из-за того, что значительная часть бизнеса у Гинера находится на Украине, с которой у России осложнились отношения, он испытывает финансовые проблемы, но, надеюсь, они благополучно разрешатся.
Если же спросили о богатых, но проблемных клубах, то в них, вероятно, сказывается влияние футбольных агентов и других недобросовестных советчиков. Миллер, Федун, как и руководители «Локомотива» и «Динамо», являются большими специалистами в бизнесе, что уже и не требует лишних подтверждений. Но в руководстве футбольными клубами не всегда принимают верные решения, из-за чего потом мечутся, прислушиваются к советам близких им людей, которые не всегда являются настоящими знатоками этого дела или преследуют свои корыстные цели. Отсюда - чехарда с тренерами и клубными функционерами. Скорее всего, какой-нибудь футбольный агент насоветовал Леониду Федуну назначить гендиректором клуба такого же агента Томаса Цорна. А тот, в свою очередь, нашел в Германии безработного молодого тренера Доменико Тедеско. То же самое можно сказать и о многочисленных перетасовках в московском «Динамо». А как на должность гендиректора «Локомотива» взобрался бывший телекомментатор Василий Кикнадзе, вообще непонятно.
- Леонид Васильевич, вы сказали, что игра «Зенита», несмотря на его лидерство, вас пока не впечатляет. А выступления каких отечественных команд вам доставляют удовольствие?
- В прошлом сезоне мне нравилась игра «Краснодара» и тульского «Арсенала». В нынешнем же приятно удивил «Ростов» Валерия Карпина. Предполагалось, конечно, что команду укрепят опытные новички Роман Еременко и Ивелин Попов, но я не ожидал, что настолько. К тому же, вдруг раззабивался Шомуродов. Что касается краснодарцев, то, хотя они и находятся в турнирной таблице высоко, действуют сейчас не так ярко, как в сезоне-2018/19. Сказываются, конечно, серьезные изменения в составе и травмы ведущих игроков. Достойной замены покинувшим команду Шарлю Каборе и Маурисио Перейре, как и травмированным Юрию Газинскому и Виктору Клаессону, в организации командных действий я пока не увидел. Газинский, правда, уже сыграл несколько матчей, но он еще далек от прошлогодней формы.
- Ваш комментарий понятен. Тогда добавьте еще, за игрой какой зарубежной команды вы стараетесь больше наблюдать?
- За «Ливерпулем». На мой взгляд, это сейчас сильнейшая команда в мире. К придуманному Гвардиолой контрпрессингу, то есть активному отбору мяча на чужой половине поля, Юрген Клопп, опираясь на индивидуальные качества своих нападающих, прибавил стремительные атаки. При этом не заморачивается над владением мяча ради этого пресловутого владения, что присуще или было присуще всем командам испанского специалиста. Жаль, конечно, что «Ливерпуль» так и не смог разорвать железобетонную защиту мадридского «Атлетико» в недавнем четвертьфинале Лиги чемпионов, но, думается, это разовая осечка. К тому же, она лишний раз подтверждает, что при высоком уровне исполнителей не только атакующая тактика приносит успех.
- А «Барселона»?
- У нее есть Месси. Но нет Хави, Иньесты и Пуйоля. При Гвардиоле состав каталонского клуба был сильнее.
- Ясно. Теперь несколько вопросов, что называется, вразнобой. Вы можете составить символическую сборную из тех футболистов, с которыми вместе играли?
- Та главная команда страны, в которую меня пригласил Валерий Лобановский, плюс Борис Копейкин и Юрий Чесноков из ЦСКА.
- А как бы выглядел оптимальный состав из тех футболистов, которых вы тренировали?
- Для меня все мои ученики интересны. Так что, список получится слишком длинным. Сейчас я работаю с ребятами из «Биолога».
- Были ли случаи в вашей футбольной биографии, когда вы обманулись в своих ожиданиях?
- Были, конечно. Из отрицательных вспомню историю, свидетелем которой стал в ЦСКА. Меня, как уже говорил, приглашал туда Анатолий Тарасов. Пришел я в эту команду при Алексее Мамыкине, но вскоре его сменил Всеволод Бобров. В отношениях со старожилами команды у этого прославленного в прошлом спортсмена поначалу что-то не сложилось, и ветераны ЦСКА стали подбивать молодых футболистов на общую петицию против наставника. Но кто-то, похоже, донес о сборе подписей Боброву. Тот оперативно стал приглашать на индивидуальные беседы ведущих игроков. И очень скоро ярые «заговорщики» превратились в не менее ярых поклонников наставника. Меня это тогда неприятно поразило. Не потому, что сам как-то негативно относился к Боброву (скорее, наоборот), а потому, что уважаемые мною люди вдруг после одного разговора так резко могут поменять свое мнение на противоположное.
- О чем из случившегося или не случившегося жалеете?
- Ни о чем. Я счастливый по жизни человек. У меня есть жена Людмила, с которой мы создали семью в Хабаровске 35 лет назад и по-прежнему живем вместе. Есть сын и дочка. К тому же, за свою жизнь я достаточно заработал, чтобы моя семья не испытывала бытовых и финансовых проблем. Да, в свое время, конечно, жалел о том, что принял или не принял предложение какого-то клуба, потому что судьба могла сложиться иначе, но сейчас это уже неважно. Ведь у времени нет обратного хода.
- Жена повсюду вас сопровождала?
- Первые 10 лет. А когда родился второй ребенок - только наездами.
- Дети не пошли по спортивной стезе?
- Нет. Дочери сейчас 31 год. Она окончила институт. Изучала таможенное дело. Но работает менеджером в фирме «Ставрос». Сыну - 25 лет. Учился на повара, работал в магазине. А главное его достоинство - золотые руки. Может смастерить что угодно. Увлекается пиротехникой. Принимает какие-то заказы на дому.
- Внуки?
- Дети пока не обзавелись своими семьями.
- Что в связи со своим 65-летием хотели бы пожелать себе и людям?
- Счастья и здоровья. Остальное приложится.
Алексей Воскобойник

.: Другие материалы рубрики





Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: