.: Футбол. Тет-а-тет
Андрей Коваленко: «Футбол остается любимой работой»
20
марта отметил свой 50-летний юбилей известный футболист Андрей Коваленко. Он поиграл во многих российских клубах, в том числе в высшем эшелоне российского футбола за «Ротор» и «Ростсельмаш». В составе волгоградского клуба становился серебряным призером чемпионата страны. А в Краснодаре выступал сразу за 2 клуба - за «Кубань» и «Колос». И уже долгое время проживает в кубанской столице. Здесь же обосновался и его младший брат Константин - не менее известный футболист. Андрей сейчас является тренером в Спортивной школе по футболу, расположенной на стадионе «Кубань». Корреспондент «Независимой спортивной газеты» встретился с юбиляром, поговорил о вехах его карьеры и многом другом.
Юбилей прошел быстро!
- Андрей, примите поздравления с прошедшим 50-летием. Как вы отметили юбилей?
- Спасибо за поздравление! В плане празднеств ничего особенного не было. В связи со сложившейся обстановкой и не соберешься как-то массово. Поэтому посидели в узком кругу родственников, и на этом весь юбилей закончился (смеется).
- Чувствуете себя на 50 лет?
- Пожалуй, нет каких-то специфических ощущений. Знаете, после 35-ти большой разницы не ощущается, сколько тебе 40, 45 или 50... Со временем, может быть, что-то изменится. Но сейчас ничего кардинального не чувствую.
- Но ощущается определенный рубеж в жизни?
- Только по поводу футбола. В общении и жизни - нет. Естественно, когда выходишь на поле, понимаешь, что тебе уже не 25 лет… Если с молодыми ребятами играешь - там непросто приходится. Ты становишься более медленным. Зато есть этап ветеранского футбола - там я опять молодой, самый быстрый и самый ловкий!
фото: ФК «Милиция»
- Раз мы уже косвенно упомянули тему с коронавирусом, как на вас сложившаяся в мире и стране ситуация отразилась?
- У нас закрыли спортивную школу, распустили ребят до 12 апреля. Что будет дальше, пока никто не знает. Сейчас мы не тренируем детей, но трудимся в рабочем порядке - документация, конспекты. Также обязаны дать ребятам программу самостоятельной подготовки. Конечно, это ограниченные упражнения, поскольку мальчишки сидят на карантине. Дома ты стеснен рамками: не можешь с мячом заниматься, бегать. Но есть стандартный набор упражнений, который они должны выполнять. Проверить, занимаются или нет, не проверишь… Конечно, желательно, чтобы ребята отнеслись ответственно. Когда это всё закончится, а ты месяц ничего не делал, трудно начинать всё с нуля… Если смогут выполнять наши рекомендации, польза будет.
«Двойка» по сочинению
- Работа с детьми - насколько она тяжелая?
- Я бы не назвал ее тяжелой. По крайней мере, я занимаюсь тем, что мне нравится. Я в футболе с 10-ти лет и не был больше ни электриком, ни сантехником, ни кем-либо еще (улыбается). Но это, безусловно, ответственная работа. И различаются, ясное дело, профессии футболиста и тренера. Но не могу сказать, что мне было как-то тяжело или невмоготу. Работа приносит удовлетворение. Тем более, когда видишь ее плоды. Это действительно большое удовольствие.
- На ваш взгляд, современные дети сильно отличаются от ребят из, например, вашего поколения?
- Дети есть дети. Просто жизнь сильно изменилась. Сравнивать тяжело, прогресс сильно шагнул вперед. Наше поколение - поколение дворов. У нас было совсем по-другому - мы не вылазили со двора, не было компьютеров и телефонов. Если не идешь в школу, то с утра и до вечера бегаешь во дворе. Летом - футбол, зимой - хоккей. Помимо тренировки, я еще весь день гонял мяч. У современных детей появилось много других развлечений, и они меньше гуляют на улице. То, о чем мы и помыслить не могли, у них всё есть. В то же время сейчас меньше движения. Вырастают и требования в школах, там больше задают. У меня сын делает уроки до самого вечера. Хотя, может, мы к учебе так относились (улыбается)!.. Дети сейчас более прогрессивные, разбираются в технике, компьютерах. Но преобладает виртуальное общение со сверстниками - через соцсети, мессенджеры. Мы общались друг с другом напрямую.
- Условия для занятия футболом ныне резко улучшились. Добротные поля, всевозможное оборудование…
- Да. Мы в свое время о таких «полянах» и мечтать, если честно, не могли. Что было, то и было. Из оборудования в лучшем случае - фишки. Сейчас инвентаря сколько хочешь! Для развития того, другого… Лестницы - пожалуйста, барьеры - вот. Парадоксально: в наше время наблюдалась нехватка полей и инвентаря, зато было больше футболистов. В современности получается наоборот. Поля замечательные построили. Взять то же запасное поле стадиона «Кубань», где я работаю, - оно отличного качества. Инвентарь есть. А футболистов становится меньше и меньше…
- Целеустремленности у ребят поубавилось?
- Не сказал бы. Есть много детей, которые хотят заниматься и вырасти в высококлассных специалистов. Понимаете, выбор в пользу футбола являлся моим личным решением. И от родителей ничего не зависело, как и чем я буду заниматься. А теперь такое ощущение, что родители хотят даже больше, чем дети! Мальчишек начинают водить в секции буквально с 5-ти лет, надеются видеть быстро результат. Каждый родитель, сами знаете, разбирается в футболе. Мне отец не указывал, как играть: «Занимаешься футболом? Ну и молодец!» Футболисты, как известно, сейчас получают огромные деньги. Родители считают, что мальчик должен стать профессиональным игроком и хорошо зарабатывать. Многие, как говорится, видят только верхушку айсберга: очки, голы, секунды, деньги. И не замечают тяжкого труда. А футбол - тяжелый труд с множеством разочарований, которые надо пережить. Этого люди не замечают. Меня родители не записывали в секцию - я сам пришел. А сейчас ведут всех поголовно. Даже если не его вид спорта. Каждый ребенок - способный, но это не означает, что все годятся для футбола. Кто-то ближе к борьбе, шахматам или плаванию. Но пловцы зарабатывают меньше, и потому надо вести в футбол…
- Вы упомянули о плодах работы…
- Мы ж работаем для большой цели. Не просто поехать и завоевать с командой Кубок. Плоды работы тренера - прежде всего, воспитание футболистов. Чтобы кто-то заиграл в профессиональном футболе, привлекался в сборную. Увидеть по телевизору и сказать: вот этот парень занимался у меня! А провести возраст до выпуска, завоевать 3 Кубка, а потом ни одного футболиста нет... Кубки и очки забываются. Настоящее удовлетворение приходит, когда твой воспитанник играет на определенном уровне. Это важнее всего для тренера: помочь ребенку со временем стать хорошим игроком.
Раньше не так престижно было быть футболистом. В свое время я написал в школе сочинение на тему «Кем я хочу стать?» Выбрал профессию футболиста и объяснил почему - в итоге мне перечеркнули сочинение, сказали, что такой профессии нет - и поставили «двойку»! Сейчас футбол - больше как бизнес, коммерция. Но чтобы мальчишку куда-то взяли, ему надо быть на 3 головы сильнее остальных. Людям важны очки, места в таблице. В большом футболе молодежь особо никому не нужна. Ребята доходят до определенного уровня, выпускаются из школы - с ними надо и дальше работать. Этого никто не хочет. Молодежь не дотягивает до решения турнирных задач - ее не ставят в состав. Это не везде так, но в основной массе дела обстоят подобным образом. Поэтому многие ребята потихоньку заканчивают: пропадает интерес, они остаются на любительском уровне, поступают в университеты, получают другое образование.
Сборная Белоруссии закончилась не начавшись
- На данный момент на телевидении остался из футбола в прямом эфире только чемпионат Белоруссии…
- И Австралии! (Интервью состоялось за несколько дней до того, как федерация футбола Австралии приняла решение приостановить чемпионат, - прим.С.Б.).
- Вы белорусский чемпионат смотрите? Для вас, уроженца Гомеля, это родная страна.
- Периодически смотрю. На фоне чемпионатов Испании, Франции, Италии его было бы смотреть не очень интересно. Теперь - любопытно, когда остальные турниры остановлены.
- У вас в Белоруссии корни остались?
- Да, конечно. Мать там до сих пор проживает. Практически все мои родственники, и по линии жены тоже, в Белоруссии.
- Благодаря Лиге наций для национальной сборной Белоруссии сложилась уникальная возможность пробиться на Евро-2020, которое, правда, пройдет в любом случае уже только в следующем году. Как считаете, реально?
- Почему нет? У команды не самый плохой уровень. Буду только рад, если они выйдут на чемпионат Европы.
- У вас 1 матч за сборную Белоруссию есть. С кем играли?
- Да, это было в 1995 году. Приглашали нас с братом Константином на товарищеский матч. Правда, уже не помню, кто был в соперниках - Латвия или Литва. Но к тому времени у нас было российское гражданство. А для сборной надо было принимать белорусское. Я уже здесь осел к тому времени и принимать новое гражданство было бы не очень удобно. Поэтому мы закончили, скажем так, не начав.
- Как и когда приняли решение осесть в Краснодаре?
- Нам с Константином сначала предложили переехать из Гомеля в хутор Бараниковский, где была команда «Кубань». В большей степени в связи с чернобыльскими событиями 1986 года родители хотели, чтобы мы сменили место жительства. В Гомеле, где мы жили, зона была неблагоприятная. В Бараниковском я отыграл чуть больше 1-го круга, и меня пригласила краснодарская «Кубань». Еще решения остаться как такового не созрело, но Советского Союза уже не стало и надо было определяться. Краснодар мне понравился, в «Кубани» было комфортно, местный стадион производил впечатление. И всё произошло само собой. Ломать голову не пришлось.
- А как вам вспоминается команда из Бараниковского? Оттуда вышло много известных людей. За счет чего команда существовала?
- Детально не вникал, как она финансируется. Полагаю, что средства были заложены в бюджет местного колхоза. Председатель являлся большим поклонником футбола. Построить стадион, собрать команду - это всё непросто. Тем более, это не Краснодар и не Новороссийск. Тогда команда выступала во второй лиге. Больших целей - например, выйти в первый дивизион - перед нами не ставили. Задача была просто играть и побеждать. Подбор футболистов был хорошим. Сплав молодости и опыта. Играли, например, Станислав Лысенко, Василий Правило, а также - царство им небесное - Эдуард Богман, Лев Майоров. Были приезжие ребята из Казахстана, Азербайджана.
Паспорт и биологический паспорт
- В 1991 году вы провели свой первый сезон за «Кубань». И было тогда в команде много молодых футболистов.
- Смотря как считать… Вот 21 год - это молодой футболист или он в расцвете сил?
- Скорее, молодой!
- Сейчас это вообще очень молодой. В наше время, если люди не попали в команду мастеров до того, как уйти в армию, они потом практически заканчивали. То есть в 18 лет ты должен был соответствовать высокому уровню, чтобы играть дальше. Сейчас еще в 24 считаются молодыми. Возьмите француза Килиана Мбаппе, уже в 20 лет он стал чемпионом мира, причем, был лидером сборной, а раскрылся еще раньше, ныне - один из ведущих игроков «ПСЖ». Не знаю, кто поставил эти возрастные рамки.. . В 24 ты молодой, а в 27 уже заканчиваешь карьеру. Одни в 17 начинают, другие в 24. Недаром говорят, что есть паспорт и есть биологический паспорт. Некоторые футболисты - «поздние», надо ждать пока они повзрослеют, окрепнут. Они начинают гораздо позже раскрываться, чем сверстники. А их ровесники поначалу соответствуют чуть ли не премьер-лиге, а в 22 года уже никому не нужны.
- Есть ощущение, что российские клубы очень тяжело доверяют молодежи? На Западе со стороны кажется в этом плане дела обстоят проще.
- Наверное, можно согласиться. Не сказал бы, что есть какая-то политика наших клубов. Никто официально не запрещает молодежи играть. Тут больше зависит от тренера, как он видит игрока, доверяет ему. Ну а перспективным можно просидеть очень долго! У нас в премьер-лиге пример - ЦСКА, там выступает целый ряд молодых футболистов. Раньше были возрастные цензы, искусственно вводили молодежь в состав. Сейчас они снова появились во втором дивизионе. Опять же искусственно, но, может, и это принесет какую-то пользу.
Трудно доверять молодому, если стоит цель стать чемпионом, выйти в еврокубки. Молодежь вводишь - задачу можно не выполнить. А тренеру, вполне возможно, времени отведено немного в клубе… Не достиг цели, и завтра уже нет ни тебя, ни молодежи… Следующий тренер будет видеть этот пример и потому начнет ставить более опытных ребят. Но существует разная политика клубов, не надо забывать. Кто-то понимает, что финансово тягаться с грандами не может и делает ставку на воспитание молодежи, перепродажу футболистов. Самый яркий пример - голландский «Аякс», который, имея много молодых талантов, знатно пошумел в прошлом сезоне на европейской арене.
Вылет в высшую лигу
- Возвращаясь к «Кубани». Команда заняла предпоследнее место в первой союзной лиге и должна была вылететь…
- По-моему, это единственный пример, когда команда, опускаясь из первой лиги во вторую, в итоге оказывается в высшей! Такого я не припомню! Всё это, ясное дело, связано с распадом СССР, реорганизацией чемпионатов. Но это, безусловно, нонсенс.
- Как вам вспоминается первый чемпионат России?
- Давно было дело! Четко и не помню, 28 лет прошло!
- Вы стали автором первого гола «Кубани» в чемпионатах России…
- Да, это я уже знаю!
- Поразили ворота ярославского «Шинника».
- Признаться, совсем не помню тот гол. Если б я осознавал его историческое значение, наверное, запомнил бы. А так, это было чем-то самим собой разумеющимся. Тогда никто не думал об этом. Иначе отложилось бы в памяти.
- «Кубань» не смогла в 1992-м сохранить место в высшем российском дивизионе, опустившись в первую лигу. Зато вы пошли резко на повышение - в «Ротор», ставший вице-чемпионом следующего сезона. Как состоялся переход? Ожидали приглашения?
- Не ожидал ничего. Сезон заканчивался и просто поступило предложение. И в «Кубани», по-моему, не всё было хорошо. Команду, как известно, часто лихорадило. И мы с Лешей Герасименко приняли решение поехать в Волгоград.
- Ожидалось изначально, что команда будет бороться за призовые места в том сезоне?
- Нас готовили и настраивали. Но, думаю, никто не ожидал, что Волгоград станет серебряным призером. «Ротор» тогда был еще не тем «Ротором», которым станет в середине 90-х. По ходу сезона получилось, что это оказалось нам по зубам.
- Был ажиотаж на стадионе?
- Приходило много зрителей. Правда, не знаю, сколько было до этого. Команда заиграла, начала побеждать московские клубы - и ЦСКА обыграли, и «Спартак», и «Динамо», победа над бело-голубыми во многом предрешила борьбу за серебро, ведь с ними мы и боролись за 2-ю строчку. Помню, что последний матч сезона мы проводили дома при температуре минус 15 градусов, и на стадионе был биток! С «Океаном» из Находки встречались, если выигрывали - становились серебряными призерами, не завися ни от кого. И мы победили.
- Я смутно помню из собственного детства, как телетрансляция октябрьского матча «Ротор» - «Спартак» была прервана из-за штурма Останкино. Многие тогда думали, что поединок и вовсе не был доигран…
- Я не участвовал в нем. Кажется, был травмирован, но матч помню неплохо. Единственный гол тогда забил Саша Шмарко.
- Широко отмечали серебряные медали?
- Не сказал бы, что были фейерверки. Но, разумеется, отмечали. Понятие «широко» сейчас и раньше - разные вещи. Нынче если отмечают, вся Россия знает! Тогда всё было тише и не так ярко.
Дерби 90-х
- После «Ротора» вы снова оказались в Краснодаре. Но другой команде - «Колосе». Тоже самобытный проект.
- Тогда у меня брат в «Колосе» играл. Я сам был уже женат. Детей еще не было, но с нами жила еще моя мама. А с квартирой в Волгограде возникли загвоздки. Мог бы, наверное, остаться и потерпеть. Однако президент «Колоса» Георгий Константинович Безбогин сделал приглашение и пообещал решить жилищную проблему. И Косте негде было жить, ему только 18 лет было. И потому принято было решение переехать в Краснодар, иметь свой угол.
- По статистике за «Колос» вы забили больше всего голов.
- В каждом из двух сезонов забивал по 13 мячей. За статистикой сильно не слежу, но «Колос» отложился в памяти. Однако всё-таки это была вторая лига, а на следующий год первая. Там проще забивается, чем в высшей.
- Пожалуй, самый памятный матч в сезоне-1994 состоялся против «Кубани», который завершился победой «Колоса» со счетом 7:2. А 5 мячей во встрече записал на свой счет Константин Коваленко.
- Это второй матч того сезона. А первый закончил также в пользу «Колоса» - 3:1. Я принимал участие в обоих поединках, и, кажется, в обоих забил. Некоторые вещи отложились в памяти. А за некоторые команды я не уверен даже, забивал или нет. Матчи против «Кубани» помню. Тот ажиотаж трудно забыть!
- Чувствовался дух дерби?
- Да, в городе было 2 команды. Одна молодая, вторая с большой историей - кто кого? Болельщики были и у «Колоса», и у «Кубани» - понятное дело. Были споры, ставки между друзьями…
- «Колос» был объективно сильнее, раз выиграл оба матча?
- Если победили дважды, значит, сильнее. Случайно можно выиграть только один раз. Сильнее на тот момент именно как команда. По именам, не думаю, что «Колос» превосходил «Кубань», за них тогда играли Алексей Герасименко, Стас Лысенко, Мурат Гомлешко. Ну и итоговое место в таблице «Колос» занял выше, выйдя в первую лигу.
- Болельщики «Кубани» - крайне щепетильные. На вас не обижались за то, что выступали, скажем так, по ту сторону баррикад?
- Нет. За всё время никогда не слышал в свой адрес каких-то обвинений в предательстве. Люди всегда нормально ко мне относились, хотя болельщик на Кубани своеобразный. Пару лет назад я приходил на ряд матчей желто-зеленых, и болельщики тепло принимали меня. Про «Колос» речи вообще не заходило, я ассоциировался исключительно как игрок «Кубани».
Ростов запал в душу
- Потом вы вернулись в высшую лигу - в «Ростсельмаш».
- Первый год, 2006-й…
- 1996-й!
- Да, правильно 96-й - как летит время! В «Колосе» дела шли не лучшим образом, команда стояла практически на грани развала. У меня были приглашения из разных команд. А из Ростова приехали ко мне домой. И долго убеждать не пришлось. Поехал я туда и, честно говоря, о Ростове могу говорить только хорошее. И о городе, и о болельщиках, и о команде. Особенно первый год был удачным лично для меня. Тогда я забил 9 мячей - эту цифру помню отчетливо, - в том числе московскому «Спартаку». Коллектив был сильный…
- Лучший бомбардир по итогам сезона-1996 Александр Маслов…
- А также Алексей Герасименко, Дмитрий Лоськов, Владислав Прудиус, Юрий Антонович… Задач изначально не стояло особых, разве что не вылететь, поскольку команда собиралась молодая. Единственное, что мы могли проиграть кому угодно и обыграть кого хочешь. Совершенно непредсказуемая была команда!
- «Ростсельмаш» тогда финишировал 11-м. По составу, как кажется, реально было за медали побороться…
- Думаю, нет. Команда только формировалась, пригласили из Краснодара нас двоих с Герасименко. Нереально было ставить такие задачи. Никто не знал, как мы подойдем друг к другу. Людей-то можно много набрать, а вот сделать из них команду - крайне тяжело. В 1998-м команда достигла пика, став 6-й. Сегодня «Ростову» реально ставить цель попасть в призовую тройку. Не знаю всех подробностей финансирования, но с той игрой, что команда показывает, - она способна брать медали. Что «Ростов» раньше неоднократно показывал, выступал в Лиге чемпионов достойно.
- А чем город запомнился?
- Нет такого, что увидел площадь или памятник, и город мне понравился. Просто как-то душа к нему лежит. Оставил след и приятный, и большой. Недавно был в Ростове - вообще город не узнал. Столько лет прошло. Но было приятно снова оказаться там.
Жаль, что не встретил Бердыева раньше
- Большой футбольный бум в Краснодаре 2001 года стоит особняком в воспоминаниях?
- Перед этим было пару лет «скитаний» - «Арсенал», Факел», «Кристалл». Тула пролетела как-то так - ни город, ни болельщики не врезались в память. Хотя футболисты были хорошие в команде и грамотный тренер - Евгений Кучеревский. А вот Воронеж оставил очень хорошие впечатления. И город, и команда. Тому подтверждение - мы вышли в высшую лигу. Плохой командой туда не пробьешься! Болельщики всегда в Воронеже любили футбол, они преданные, стадион там большой, поддержка была отличная. Всё совпало на тот момент - хороший тренер Валерий Нененко, команда, болельщики, заинтересованность руководства.
- Валерий Шмаров выступал тогда выступал за «Факел»?
- Он играл с нами. Скорее, ветераном был, потихоньку заканчивал карьеру.
- Но вы не задержались в Воронеже…
- В межсезонье пришло много новичков. Естественно, всегда идет усиление под высшую лигу. Более молодые и квалифицированные ребята приходят. Тренер стал меньше доверять. Меня порекомендовали в Смоленск. К слову, мы на сборах обыграли Воронеж. Не помню, забил или нет. Факт, что меня хотели обратно вернуть в «Факел», но я уже сам не захотел. Команда стала другой…
- Смоленский «Кристалл»…
- … тоже быстро прошел в памяти, особых задач перед командой не было. Зато запомнился тот отрезок тем, что я познакомился с Курбаном Бердыевым - он возглавлял тогда «Кристалл». Я увидел, что такое действительно настоящий тренер! Настоящий профессионал и человек. Я благодарен судьбе, что так получилось.
- Самый скрупулезный тренер?
- Мелочей у него нет. Он подтвердил свои качества успешной работой в «Рубине» и «Ростове». Жалко только, что не раньше с ним довелось повстречаться. Если бы это было в мои 20 лет, вполне возможно, я стал бы футболистом более высокого уровня. Не утверждаю, но это вероятно. Работа с Бердыевым доставляла только одно удовольствие.
- Как считаете, что он дал вам? Или мог дать?
- На самом деле объяснить не так и просто. Ясно, что технику не поставил, отдавать передачи не научил, любовь к футболу прививали другие тренеры - детские. Он открыл глаза на то, что я предполагал, но полностью не осознавал. Не что-то сумасшедшее, о чем я и знать не знал. Теоретическая часть, какие-то тактические понятия стали другими. Словом, на некоторые футбольные вещи я стал смотреть в другом свете. Этого на словах не объяснишь. На уровне чувств, скорее.
Головой - не забивал
- Благодаря чему состоялось возвращение в «Кубань», где вы объединились с братом, - вас пригласил Долматов?
- Да, Олег Васильевич. В Смоленске начались не совсем благоприятные финансовые времена. Бердыев, всего не знаю, но уже практически перешел в «Рубин». В личном разговоре Курбан Бекиевич посоветовал возвращаться: это всё-таки дом. И я принял решение. Тем более, здесь уже было жилье. И «Кубань» ставила задачу выхода в «вышку», а всегда приятно играть, когда есть цель. Со 2-го круга я оказался в команде, проведя 15 матчей.
- У меня есть личное воспоминание. Первый матч на стадионе «Кубань» я посетил как раз в сентябре 2001 года - против нижегородского «Локомотива». Особо врезалась в память атмосфера, затмившая события на поле. Итоговый счет 3:0 в пользу «Кубани», а вот сам ход игры помнится смутно. Но выручает статистика - в том матче счет открыли на 1-й же минуте именно вы…
- Да, это был один из первых моих матчей после возвращения. И в первой же атаке мы забили гол. Насколько помню, была фланговая атака, Валентин Окорочков простреливал, и я просто замкнул с 2-3-х метров.
- Ногой?
- Да. Головой мне было забивать проблематично. У меня нет забитых мячей со «второго этажа». По крайней мере, я их точно не помню. Тем более во многих командах я исполнял стандартные положения. То есть при таких ситуациях я крайне редко оказывался в штрафной. Плюс я не острый нападающий, как, например, Александр Плошник, на которого подавали мячи. Вот он головой забивал очень много. Я был во второй линии атаки, скажем так. Футболисты, играющие здесь, нечасто забивают головой.
- Ощущался футбольный бум в Краснодаре тогда?
- Да, атмосфера была прекрасная, болельщиков много ходило. Город в то время, мне кажется, был готов к тому, чтобы команда повысилась в классе. Однако были тогда и сильные соперники - «Шинник», «Уралан». Финансово успешные клубы, с приличным подбором игроков. У «Кубани» не получилось решить задачу в первый год. Когда перестает получаться, меняют тренера, чехарда с составом начинается. На следующий год всё это резко пошло на спад. Долматова уволили или он сам ушел, уже не помню. Олег Терехин с Ансаром Аюповым перешли в новороссийский «Черноморец». Я слышал разговоры, что игроки, мол, убрали тренера. Но никто никого не убирал. Повторю, когда что-то не получается, начинается недовольство, всё сыпется. В середине сезона-2002 мы проиграли дома «Рубину», где уже был Бердыев. И я на последние туров 12 переехал в аренду в Казань.
- А почему не остались в «Рубине» на следующий год?
- Меня никто не выгонял. Мы вышли из первой лиги в высшую на пару с «Черноморцем». У клуба стояли новые задачи. Не забывайте, что и возраст уже подходил к солидному - 32 года. И я понимал, что премьер-лига - другой уровень. Словом, похожая ситуация, как было с «Факелом». У меня состоялся с Курбаном Бекиевичем разговор. Он сказал не спешить с решением. Я не глупый человек, понимал, что на мое место придут люди совсем другого уровня. Клуб развивался, была создана программа развития, ясно, что задачи просто удержаться в премьер-лиге не будет. Я трезво оценивал свои возможности. Через месяц мы созвонились с Бердыевым, и он принял мое решение не оставаться в команде. К тому же, я еще принадлежал «Кубани». С руководством краснодарского клуба состоялась беседа, мне объяснили, что начнутся сборы - отправляйся с командой и доказывай свою состоятельность. Докажешь - останешься. Однако через неделю-две вызвали снова и сообщили, что никуда ехать не надо… Поступило предложения из «Терека», у меня и выбора особого не было, так что поехал туда. Команда жила в Кисловодске, играла поблизости - в Лермонтово. Коллектив хороший был - Саша Липко, Максим Боков. Грозненцы ставили задачу повышения в классе и боролись до последнего тура. А вышли тогда в премьер-лигу «Кубань» и «Амкар». Последняя игра сезона была с «Кубанью». Краснодарцев устраивала ничья, нас только победа. Сыграли при полном стадионе 0:0.
Вулкан Андреев
- Помимо Бердыева, кто вам запомнился из тренеров?
- О каждом оставались хорошие впечатления. Они чем-то похожие, но и все разные. В Ростове, например, был Сергей Андреев. Может быть, он очень шумный человек… Но это великий футболист, сами знаете. Пусть он не был тренером такой квалификации, как Бердыев, но и у него есть чему поучиться. Его тренерской отдаче, например. Он совсем другой. Не Бердыев, не Ваит Талгаев из «Терека». Но его максимализм, стремление… Возможно, выбранный им путь не совсем правильный, но он максимально старался делать свою работу, за это ему надо отдать должное. Бердыев и Талгаев по характеру где-то схожи…
- Восточные люди.
- Да, они спокойнее. Андреев - вулкан, он кипит, кричит! Я где-то злился на Андреева на первых порах. Сначала я играл регулярно в «Ростсельмаше», после травмы реже, потом отношения зашли в тупик. Я не хотел уезжать из Ростова, но он перестал доверять. Обида изначально, может, и была, но годы проходят, и вспоминаешь всё нормально. Встречу Сергея Васильевича - обязательно пожму руку. С возрастом на некоторые вещи меняются взгляды.
- Долматов?
- Грамотный специалист. У меня с ним были хорошие отношения. Насколько знаю, у него возникли семейные неприятности. Когда я пришел, он был более открытым, потом стал больше замыкаться. И турнирные неудачи тоже наложили отпечаток.
- Он спокойный или это только в сравнении с Андреевым?
- В сравнении с Андреевым все, поверьте, спокойные (смеется). Долматов мог вскипеть, Бердыев тоже, впрочем, а Андреев кипел постоянно. «Ротор» возглавлял Владимир Сальков - не восточный человек, но тоже был спокойным. В «Колосе» был Федор Новиков, спартаковский человек, помощник Константина Бескова в свое время. Он своеобразный, был уже в возрасте. Спокойный, но мог и вскипеть. Дотошный ко многим моментам, относился к делу профессионально.
- Последняя команда в вашей профессиональной карьере - «Луч».
- Собирался я осесть окончательно в Краснодаре после «Терека», но поступило предложение из дальневосточного клуба. Было интересно - чем-то манил меня Владивосток. Но после проведенного там полугода, когда живешь практически в самолете, я решил, что хватит. Тяжело: перелеты, игры, семьи почти не видишь. Жена только на неделю-две с детьми приехала. Вылетаешь вечером, прилетаешь опять же вечером… Так и созрело решение, что пора завязывать. Красивый город, хорошие места, но часовой пояс… За полгода я налетал, кажется, больше, чем за всю остальную жизнь.
Время передавать что-то другим
- У вас довольно живая постфутбольная карьера - много поиграли за любительские клубы, в мини-футбол, активно участвуете в ветеранском движении.
- Следующий сезон я играл на краевом уровне за краснодарское «Динамо». Сильная собралась команда! Мы выиграли чемпионат, Кубок края. Кажется, я был самым возрастным. Максим Деменко, тогда тоже игравший за «Динамо», младше меня на 5 лет. А тренером был Владимир Суренков. В мини-футбол опять-таки играл за краснодарское «Динамо». В высшей лиге страны даже выступали - это второй по силе дивизион. Но мини-футбол - это всё-таки другое дело, чем большой. И мы быстренько закончили. А по городу много играли на маленьких площадках - первенство было неплохое. Бывало, что утром в большой футбол играем, а уже вечером (или на следующий день) - в мини-футбол. Активная была программа!
- Как вам мини-футбол?
- Специфика другая, но в детстве мы все практически в мини-футбол играем. Ведь больших площадок во дворах не было, ворота маленькие. Словом, практически тот же мини-футбол. Когда играли по «вышке», в Москве нам быстро показали, что такое настоящий мини-футбол. Казалось, мы все стройные, бывшие футболисты, а там люди немного неуклюжей комплекции… Но, когда начиналась игра, нам показывали, как надо… Объективно разные вещи: технически другая игра, другой мяч, другие остановки.
- За ветеранов много играете?
- Фактически уже 15 лет периодически играю. Сейчас новый этап - ветераны кому за 50. Были «Сокол», «Кубань», сейчас сюда «Милицию» можно отнести.
- «Сокол»?
- Была такая ветеранская команда из Краснодара, которую спонсировала одноименная авиакомпания. Года 2 назад команда перестала существовать. Становилась чемпионом России и ЮФО. С «Кубанью» я тоже выигрывал эти звания.
- За «Милицию» выходите часто на поле?
- Да, тренируюсь с ребятами регулярно. В недавно закончившемся «зимнике» провел несколько встреч. На последних матчах меня не было - говорю же, там уже не те команды. Когда сопернику 25, а тебе 50, уже угнаться за ним, скажем так, тяжеловато! В начале пару матчей провел - еще на предварительном этапе. Летом - посмотрим, буду ли играть. Многое зависит от соперников. Всего за «Милицию» выступаю лет 10, не меньше. Коллектив великолепный. Много именитых ребят: брат Костя, Олег Терехин, Николай Комличенко, Эмиль Цацкин. Недавно Виталий Калешин добавился. Также Вадим Гелета, Валерий Дроботенко, Андрей Колосков - ребята из тех времен, когда «ГНС-Спартак» блистал на краевом уровне. Я сам немного поиграл за «ГНС». А потом получил приглашение начать тренерскую деятельность от Михаила Васильевича Афонина, он возглавлял тогда «Краснодар-2000». Как-то Афонин сказал мне: «Может, хватит уже? Пора передать что-то другим». С этого и началась тренерская карьера. После «Краснодара-2000» работал в интернате «Кубани» и даже Ледовом дворце, теперь здесь, в СШ по футболу - третий год.
- В «Краснодаре» были?
- Нет. Туда меня не взяли. Я сдал теоретическую часть, потом практическую. Тогда Академию «Краснодара» возглавлял серб Марьянович. Он подошел и сказал, что вопросов по моей кандидатуре нет, готовь документы. Потом узнали, что я играл в футбол сам, являюсь мастером спорта, серебряным призером чемпионата России, и мне вежливо отказали.
- ???
- Ну вот так. Думайте сами.
- Если вкратце: лучшее время именно футбольной жизни?
- Если не задумываясь, это периоды в Ростове, Воронеже и знакомство с Бердыевым.
Сергей Бакаев

.: Другие материалы рубрики





Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: