.: Футбол. Тет-а-тет
Анатолий Сальников: «Главное в жизни - не унывать и не опускать рук»
В
начале этого года - 11 января - исполнилось 80 лет прославленному ветерану кубанского футбола Анатолию Сальникову.
Мы встретились с ним в музее футбольного клуба «Кубань». Там в глаза сразу бросаются две фотографии команд образца 1970 и 1973 годов, словно вывешенные специально к встрече. «Красавцы и там, и там!», - говорит Анатолий Сильвестрович. Он выступал в обоих коллективах. А основная часть карьеры Сальникова пришлась на 60-е годы прошлого века.
Ему трудно дать 80. К тому же, при рукопожатии он бодро обмолвился: «Хотел на встречу с вами на машине приехать, но на стадион авто не пускают, поэтому добирался пешком», что только добавляет удивления от величины его возраста. А позже выяснилось, что Анатолий Сильвестрович еще и мессенджерами в телефоне пользуется!..
Возраст не помеха
- Анатолий Сильвестрович, вы еще ездите за рулем?
- Конечно! Я всё еще делаю! Жив-здоров. Годы на меня абсолютно не давят. Так жизнь закрутилась, что и не заметил, как 80 лет пролетело.
- Скажу без прикрас: выглядите не на свой возраст! Как вам это удается?
- Я живу недалеко от стадиона «Кубань», каждый день выбираюсь на Карасун. В течение как минимум часа совершаю прогулки. Просто хожу пешком, не бегаю. Кроме того, делаю отжимания, растяжки, хотя какие растяжки - так, поковыряюсь (улыбается). И в бассейн езжу практически ежедневно. Там проплываю по километру.
фото: Константин Покручин
- Километр - это довольно много.
- Что там много! Выходит всего 40 бассейнов по 25 метров. Я плаваю на спине или брассом. Всё это занимает 40-45 минут. И жена моя - Любовь Николаевна - тоже ходит на плавание. У нее своя норма - 20 бассейнов. Она заслуженный работник физической культуры России. Окончила Московский институт имени Плеханова. В «Кубани» около 30-ти лет проработала бухгалтером.
- Себя ощущаете на 80?
- Нет, возраст совершенно не ощущаю. Всё делаю сам, никого не принуждаю. Так что возраст не помеха. Я так воспитан, что не могу с большим животом ходить, поэтому стройность сумел сохранить. И желаю всем, чтобы двигались побольше, в том числе своим друзьям футболистам. К сожалению, близкие мне люди - Игорь Ковалев, Василий Рябенко Хамза Багапов, Илья Миронский - не смогли присутствовать у меня на юбилее по состоянию здоровья.
- Юбилей отмечали?
- Да, собирались в ресторане. Все родственники, друзья, футболисты. Человек 35 набралось. Мы всегда с одноклубниками собирались с женами - своего рода, традиция с давних времен. И вот статистика: кто регулярно собирался, все преодолели рубеж в 50 лет совместной жизни. Это семьи Ковалевых, Китаевых, Рябенко, Багаповых, Миронских, Будаговых. У всех всё нормально, дети устроены в жизни.
А 10 января нас, ветеранов со всего края, пригласили в Кубанской госуниверситет физической культуры, спорта и туризма. Нас поздравляли ректор Султан Меджидович Ахметов, проректор по учебной части Алексей Александрович Тарасенко и руководитель ветеранского движения Алексей Константинович Барабанщиков.
«Одного футболиста в семье достаточно»
- Удивительно, как точно помните, когда встретились с супругой - 3 июня…
- ...1964 года на пляже реки Кубань, а конкретно - на ТЭЦ. Был момент, когда я уехал на выезд, который продолжался 2 недели, - раньше были длительные разъезды, даже по месяцу, - но мы не потеряли друг друга из виду. И больше никогда не расставались, вот и по сей день вместе.
- Как получилось, что только перед свадьбой будущая супруга узнала, что вы футболист?
- Она не ходила на стадион. Это сейчас футболист - завидный жених. Тогда нет! Когда мы расписались, супруга, конечно, уже посещала стадион. Многие жены хотели показать себя в духе «я вся из себя», а вот она не так - в сторонке станет, никогда себя не выпячивала. Никто нам не помогал, Любовь Николаевна сама на рынок с колясками пойдет, всё купит, приготовит. Сейчас девушки не знают, за кого выходить замуж. Так я могу посоветовать - за футболистов и хоккеистов!
- Можно смело говорить, что свой жизненный путь прошли счастливо?
- Отлично прошел! Был однажды на некотором распутье, когда меня приглашали в минское «Динамо», то есть в высшую союзную лигу. Однако тренер Станислав Семенович Шмерлин сказал: «Толя, ну куда ехать, там такие игроки - Эдуард Малофеев, Юрий Погальников». И я решил остаться в Краснодаре. И, знаете, с высоты лет понимаю: хорошо, что никуда не дергался. Семья хорошая, есть дети и внуки, все живы-здоровы. Что еще надо?
Старшие внуки - Сергей и Алексей - окончили с красным дипломом университет физический культуры. Егор учится в 10 классе. Они от сына Сергея. Все в свое время были в юношеской «Кубани», Сергея и Алексея я даже тренировал.
От дочери Елены у меня внук Вениамин Видин. Пацан умненький, он учился в гимназии, окончил ее с золотой медалью. Ходил в академию «Краснодара», но, когда нужно было решать, что дальше, выбрал медицинский университет. «Ты в своей профессии, дедушка, а я - в своей», - сказал он мне. У него все родственники по отцовской линии связаны с медициной. Дедушка Виктор Борисович Видин - заслуженный врач России. Словом, никто не стал продолжать мои традиции. Дочка говорит: «Папа, у нас один футболист был в семье - хватит!» (Смеется). Зато Алексей и Сергей работают футбольными арбитрами. Леша уже в 25 лет судил вторую лигу в Грозном в поле. Это трамплин для премьер-лиги. Но не стал упорствовать, выбрал семейную жизнь. Они с Сережкой сейчас краевые и городские соревнования судят. Егор же добросовестно готовится к сдаче ЕГЭ, мечтает помогать и защищать людей, планирует поступить в Академию МЧС.
Дочь Елена - мастер спорта по водному поло, чемпионка России, входила в состав национальной сборной страны. Хоть рост у нее небольшой, а там довольно крупные девушки, как правило, собраны, ее брали в сборную. Выступала за краснодарскую команду «СКИФ-91». Помню, как мы встречали их, когда они возвращались из Москвы с победой в чемпионате России. Сейчас она доцент кафедры теории и методики плавания, парусного и гребного спорта Кубанского университета физкультуры и спорта, кандидат педагогических наук, детский тренер по плаванию. А водным поло у нас в крае ныне и не пахнет, давным-давно уже нет его… А ведь какие успехи были!..
Хоккейный эпизод
- Анатолий Сильвестрович, вы же сами родом из Омска, верно?
- Да, правильно. Хороший был городишко, раньше - настоящий город-сад! А сейчас… Я несколько лет назад ездил хоронить старшего брата. Разбитый-избитый, грязный, вообще никакой…
Я в Омске начал заниматься спортом, тренеров как таковых у нас не было. В основном весь день на улице проводишь. Рядом протекает Омь - поиграл, пошел на реку, нырнул в воду, по пути был сад, нарвал яблок - и снова в футбол гоняешь! Вообще, я занимался многими видами спорта. Зимой играл в хоккей, сначала в русский, потом с шайбой - канадский. Увлекался и классической борьбой, был у нас тренер Виктор Игуменов. Сильный спортсмен, чемпион мира. Но он часто уезжал на соревнования, и мы сидели без дела. В результате, я бросил борьбу и пошел в футбол - в «Красную звезду». Это очень большое предприятие, производившее двигатели к самолетам. Там пошло-поехало, постепенно выбился из юношей и начал играть за основную команду. На первенство города «Красная звезда» выступала 8-ю возрастами: дети, младшие юноши, старшие юноши и так далее. Весь день играли по субботам и воскресеньям. И другие предприятия какие мощные были! Нефтезавод, шинный завод. Тогда уже в Омске почти миллион жителей был.
- Условия в Омске суровые, сибирские?
- Нормальные условия. Особенно летом, плюс в мае и сентябре еще захватываешь тепло. А так, одеваешься по погоде - и нет проблем. У нас девушки на танцы ходили в тонюсеньких, просвечивающихся колготках - зимой! Отличная природа, тайга, красивые кедровые леса стоят.
- Интересно, на охоте бывали?
- Да. Ходил вместе со старшим братом. Он охотник, я помощник. Брат стреляет, утка падает, я, как собачонка, за ней бросаюсь в воду и приношу на берег!
- Вы, слышал, больше рыбак. Уважаете это занятие?
- Уважаю. В 70 лет закончил работу в футбольном интернате. В таком возрасте, увы, уже начинают смотреть - нужен ты или не нужен. Дочка мне купила лодку, мотор «Ямаха». С другом - Алексеем Андреевичем Немыкиным, он, кстати, подарил мне четыре удочки и обучил искусству рыболовной ловли - таскаем сомов. Бывает, улов получается приличный, но рыбинспекторы к нам пока не подъезжали (улыбается). Вообще, за водохранилищем особо не смотрят, оно сильно обмелело, прямо в центре песок стоит. Раньше его хоть чистили…
- Расскажите про хоккейный эпизод вашей биографии.
- В канадский хоккей я играл за команду мастеров во время службы в армии - за СКА (Новосибирск), выступавшую в классе «Б» Восточной зоны. Был защитником. В русский хоккей - в юношестве бегал. И так - для себя - впоследствии часто гонял шайбу зимой. Так многие делали - и форму поддерживаешь, и разнообразия добавляешь. В хоккее же надо скоростенку развивать, и потому польза для футбола тоже есть.
- Забивали?
- Конечно!
- В армии вы в футбол в первую очередь играли?
- Да, и тоже за новосибирский СКА. В Омске был майор Ланграфт в Танково-техническом училище. Он меня активно приглашал в свою команду. Я не соглашался, в итоге он призвал меня каптенармусом. Я поиграл сезон на родине, потом мы поехали в Новосибирск на первенство округа, и там меня оставили в профессиональной команде. Для этого мне, кстати, пришлось пройти серьезное испытание: главный тренер Юрий Забродин вывез 25 новобранцев, в том числе и меня, на сбор в Среднюю Азию. Жили мы в казармах, и по сильнейшей жаре он гонял нас будь здоров! Из всех оставили одного меня. Тренер сказал: «Я вижу, как ты пашешь». И сразу, с первого тура, я играл в основном составе СКА.
В 1962 году мы выиграли Восточную зону, а «финальная пулька» проходила в Краснодаре. Сюда также приехали коллективы из Воронежа, Ярославля и Кемерово. Играли между собой в один круг. Я более-менее познакомился с местными ребятами. Тогда команда в Краснодаре называлась «Спартак». Именно он занял первое место, а мы четвертыми стали. Краснодар законно вышел в высшую лигу, но его туда не пустили: в союзном футболе прошла массовая реформа, и команда осталась в первой лиге.
Ну а я отслужил, меня оставляли в Новосибирске, но решил вернуться в родной Омск. После армии играл за «Иртыш», был нападающим. В 1963 году снова стал победителем Восточной зоны - теперь в составе омичей. Мы отправились на «финальную пульку», она на сей раз проходила в Грозном. Там меня присмотрел Темир Магометович Хурум: «Давай, Толя, в Краснодар». Хорошо, что я уже был в октябре-ноябре в кубанской столице, и потому знал, что здесь да как. На рынке всё копейки стоит. Любые фрукты. Икра черная и красная. Отличная погода. Солнце. Благодать, одним словом. Это сыграло важнейшую роль. Потом я встретил и свою супругу здесь.
А «Иртыш», между прочим, сам виноват, что я ушел. Когда вернулся из армии, в клубе видели, что за мной охотятся другие команды. Наверное, могли бы квартиру дать, чтобы я остался. К слову, меня в свое время Виктор Корольков в начале своей тренерской карьеры приглашал в карагандинский «Шахтер»: «Будешь за дубль играть, получать 800 рублей». По тем временам это были огромные деньги. Правда, тот разговор состоялся, когда я уже в Краснодаре выступал, тут всё шло хорошо, и я не согласился на переход.
Возвращаясь к разговору с Хурумом, я говорю: «Квартиру дадите, я приеду». В 1964 году прибывает в Омск из краснодарского отделения общества «Динамо» военный офицер Александр Волощенко: «Поехали!» Он взял билеты, и мы полетели на Кубань. Мне сразу дали 2-комнатную квартиру, 35 квадратных метров. Немало по тем временам!
Деньги мы зарабатывали на поле
- И вот вы стали игроком «Кубани»…
- Самое начало выступлений не сложилось. В 1964 году тренером у нас был Михаил Антоневич. Мы с Леонидом Пахомовым сыграли несколько матчей в начале сезона - с Ригой и Вильнюсом. Обе проиграли. Был «разбор полетов»: мол, я бегу впереди нападающих, и нас отправили в дубль - так вышло, что до конца сезона. К слову, этой командой мы заняли первое место среди дублеров второй группы класса «А». Между тем, там соперники были очень приличные - тот же «Днепр», но именно мы завоевали переходящий Кубок, обыграв в финале днепропетровцев. По завершению сезона главную команду возглавил Алексей Костылев. При нем я вернулся в состав и вплоть до конца сезона-1970 был основным игроком. И провел в общей сложности 226 матчей. В запасе не сидел. Конечно, иногда меняли меня, но, как правило, проводил на поле все 90 минут.
- С кем в ту пору были главные противостояния?
- Воронежский «Факел» - наш постоянный соперник. Еще - вильнюсский «Жальгирис», и дружили с ними, и противостояния интересные были. Первая союзная лига очень интересная была. Раньше такие выезды случались - Прибалтика, потом сразу Средняя Азия. 4 игры подряд, бывало, проводили в гостях. Семьям было непросто. Мы, футболисты, привыкали к такому графику. Но зато семьи становились крепче! 2 недели нет - приезжаешь, все соскучились. Вот семьи и сохранились, не надоедали мы друг другу! (Смеется).
А в Вильнюсе однажды произошло самое настоящее ЧП - в наш командный автобус въехал грузовик. Там как дело было. Пересекали перекресток. А незадолго до этого там поменяли направления. Мы ехали по главной дороге, которая раньше считалась второстепенной. И «КАМАЗ» с прицепом ударил нам в заднее колесо. Автобус перевернулся, мы еще легко отделались. Однако всё равно пострадали Хамза Багапов и Игорь Ковалев, им пришлось остаться в Вильнюсе в больнице, а остальная команда через Москву полетела в Ашхабад.
- В справочнике указаны ваши амплуа - защитник и полузащитник.
- В первую очередь я полузащитник, играл на левом фланге. Вообще, переходя в Краснодар, я был нападающим. В Омске становился лучшим бомбардиром. В Краснодаре же меня определили в среднюю линию. Насчет обороны - иногда некому было играть, так что порой центральным защитником меня ставили на подмену. Двигался я много, пусть взрывной скорости и не было, но за счет работоспособности везде поспевал.
- Тогда в составах команд не было много игроков...
- Ха! У нас было 14 ставок по 160 рублей, еще 2 ставки делились на молодых ребят. У нас не было разброса как сейчас, один 3 миллиона евро получает, другой - полтора. Всё было прозрачно. К слову, на производствах были зарплаты в тех же пределах, не было социального расслоения. За выигрыш нам платили примерно по 80 рублей, в зависимости от посещаемости стадиона. И налог вычитался. В Краснодаре всегда был народ - 20 тысяч на трибунах минимум. В Воронеже - тоже. Куда приезжаем, Вася Рябенко выходит на поле перед матчем и говорит: «Смотрите, трибуны полные, только попробуйте проиграть!» Словом, зарабатывали деньги на футбольном поле. В Таллинне обыгрываем местное «Динамо», а там никого на стадионе. Пустые трибуны. Получаем по 3 рубля премиальных... А за ничью полагалось 50 процентов от сборов. Так что была прямая заинтересованность в результате. Мне кажется, это лучше, чем нынешняя система премиальных, никогда мы не спорили. Вот случай из современности. Иван Игнатьев в «Краснодаре» узнал, сколько получает Скопинцев, возмутился и начался сыр-бор. Когда меня пригласили в «Кубань», мне дали заплату ровно такую же, как и у всех.
У нас тогда всего 18 человек вместе с молодыми в команде было, сейчас - по 30. И как в таких условиях игроки устают от футбола, мне непонятно. Ротация? С чего вы устали? У нас в обойме 14 человек, если ты не болен, выходишь на поле. Дзюба устал? Что ж он не обыграл «Лейпциг»? Я посмотрел матч, там защитник - красавец, мяча не дал Артему принять, не то, чтобы что-то сделать. Это не спартаковца Кутепова обыгрывать, с такими тоненькими ножками. Знаете, Дзюбу так в последнее время вознесли… Он прибавил, конечно, здорово. Молодец, по отношению к нему часто поступали в течение его карьеры неправильно. Играл не только в ведущих клубах, но и в Томске, Ростове, Туле. Однако своего он добился, стал основным игроком «Зенита» и сборной России. По футбольному - нет в нем ничего сверхъестественного, но зато есть характер.
- Вы не раз отмечали это качество в своих интервью.
- Конечно. Везде - и в жизни, и в спорте - только характер помогает. Я прямолинейный. Если считаю, что прав, не буду юлить. И потому, думаю, со всеми ребятами в команде дружил.
- За время выступлений в «Кубани» какой тренер выделяется?
- Безусловно, Валерий Борисович Бехтенев. Что для тренера самое нужное? Найти с ребятами общий язык. Тогда всё будет в порядке. Его жена тоже жила в Краснодаре, сын играл в команде. Когда мы уезжали на море, она могла присмотреть за нашими детьми. Человечный был Бехтенев, справедливый. Мы выступали в 1967 году в «финальной пульке» в Риге, не смогли пробиться в высшую лигу, заняли только третье место. Юра Китаев сломался с матче Вильнюсом, потому вынужденно поставили против рижской «Даугавы» молодого Володю Фофанова правым защитником. Володя, в ту пору еще не опытный парень, получил передачу от нашего вратаря Олега Куща. На него набегал соперник. Если бы Володя коснулся мяча в штрафной, эпизод был бы переигран. Он, однако, выпустил мяч, а там шустрый нападающий соперника отобрал его, вышел один на один и забил гол. Мы проиграли, потом нас обошло еще кировобадское «Динамо». Мы остались только третьими.
Тем не менее, нас в конце сезона отблагодарили за хороший турнир - команду отправили во Францию. Поездка заранее была намечена, когда третье место заняли, не стали отменять, раз уж всё оплачено. Жили 12 дней в Париже. Там была сказка! У нас в России мы прилетаем в аэропорт, дежурный по команде бежит вперед, открывает дверь, и вся команда проходит. Туда прилетаем в аэропорт имени Шарля де Голля. Побежал кто-то из нас, встал на платформу, а дверь - раз! - сама и раскрылась. Из аэропорта поехали в гостиницу: дороги огорожены сетками, никто не выскочит. В номерах и вино, и пиво. Словом, любые напитки нам никто не запрещал, но мы, разумеется, не напивались. Хорошо провели 2 недели, играли с местными любителями.
- «Руссо туристо, облико морале»!
- Верно! Конечно, там уровень жизни другой. Совсем другой. К Эйфелевой башне подходили, но она была закрыта. Побывали на автозаводе «Рено», вдоль конвейера прошлись.
- Из Парижа сувенир привезли?
- А как же! Привез шубу жене. Все удивились. Многие ребята шарфы брали. Думаю, не буду мелочиться - возьму шубу. Привез огромный сверток и мохеровые шарфы братьям. Жена была первая красавица в Краснодаре! Кстати, долго та шуба прослужила. Искусственный мех, но воротник естественный. Тогда это было модно.
- За границей еще бывали?
- Случалось. Потом я был еще однажды с командой в Париже - в советское время. А также в Чехословакии, Турции, на Кипре. «Кубань» же проводила сборы там. В 70-е годы в Карловых Варах проходил чемпионат Европы среди юношей, и нас, детских тренеров, туда отправляли на стажировку.
- «Кубань» стала третьей с Бехтеневым. Тем удивительнее, что он ушел перед следующим сезоном. Почему?
- Да, он покинул команду и наставником стал Станислав Шмерлин. Бехтенев хороший был тренер, все его, как я уже говорил, уважали. Почему ушел? Это ж футбол. Он уехал в Москву, должен был тренировать, но я не знаю, как сложилась его дальнейшая судьба.
- В Краснодаре вы 21 мяч забили. Какие-то голы вспоминаются особо?
- Знаете, забил и забил! Такого решающего не вспоминается сквозь годы.
- Кто в ваше время считался звездным игроком?
- Многие были на виду. Надежнейший вратарь Олег Кущ. Полевые Анатолий Миронов, Василий Рябенко. Марат Галоян много стоял в штрафной, но, тем не менее, часто забивал и является одним из лучших бомбардиров в истории клуба. Володя Будагов - пахарем таким был, что капитаном команды стал. Из-за травмы при рождении он был сухорукий, и потому получил прозвище в команде «Гарринча». У легендарного бразильца, если кто не знает, одна нога была короче другой на 6 сантиметров, что, впрочем, не мешало ему блистательно играть в футбол и быть кумиром многих поколений. Да все ребята у нас прилично и долго играли. Володя Смирнов в столичное «Динамо» перешел, Леня Пахомов - в московское «Торпедо», туда же Валентин Спиридонов проследовал. В 1968 году во встрече 1/16 финала Кубка СССР против московского «Динамо» он был левым нападающим «Кубани» и знатно повозил защитника Штапова. В воротах бело-голубых, кстати, был Лев Иванович Яшин. Мы проиграли 0:3, но всё равно матч в памяти отложился.
- Анатолий Сильвестрович, вопрос крутится на языке - откуда у вас такое довольно необычное отчество?
- А что необычного? Есть же Сильвестр Сталлоне (смеется). У меня отец Сильвестр Стахеевич. В ту эпоху самые разные имена были, старообрядческие и много еще какие. Если вспоминать родителей, мама прожила 100 лет. Мы слетали в Омск, поздравили, а через 6 месяцев она умерла. В 96 лет сломала шейку бедра и не ходила, а операцию в таком возрасте не делали. Сестеренка смотрела за ней, я помогал деньгами и лекарствами.
- У вас есть известные однофамильцы…
- Сергей Сальников, уроженец Краснодара, знаменитый игрок московского «Спартака» 40-50-х годов. Еще титулованный пловец Владимир Сальников, 4-кратный олимпийский чемпион. В России я всегда болел за «Спартак», особенно когда играли Симонян, Сальников, Татушин, Ильин, Ивакин, Тищенко, Парамонов, Нетто… - я всех назубок знал. Кстати, друзья порой спрашивают: «Это твой сын главный редактор «Независимой спортивной газеты»?» Нет, говорю, это мой однофамилец. А сын, Сергей, как уже говорил, тоже занимался футболом, однако не пошло. Он, к слову, в свое время являлся бригадиром газоэлектросварщиков, побывал даже в командировке в Индии. А сейчас работает в «Почте России».
Кстати, коль затронули журналистику… В то, мое игроцкое время, Евгений Селезнев, Виктор Анфиногенов и Николай Грушевский писали о наших буднях - старая плеяда. Селезнев был диктором на стадионе. К великому сожалению, Женя погиб в авиакатастрофе, когда летел в Омск... Я в то же самое время работал в «Кубани», и часто летал в Сибирь и на Дальний Восток просматривать игроков. Наверное, тоже мог быть в том самолете. Но когда случилась та катастрофа, я находился на турнире в Грозном.
Роковой угловой
- Анатолий Сильвестрович, насколько знаю, вы закончили с футболом раньше, чем планировали…
- В сентябре 1970 года мы играли с «Кайратом» из Алма-Аты. Главным тренером команды из Казахстана был известнейший Александр Севидов. В одном из моментов я сломал ногу в столкновении с его сыном. Юрий, впоследствии ваш коллега - журналист, в 60-е годы играл за московский «Спартак». Потом из-за наезда на автомобиле на академика Рябчикова попал в тюрьму. Когда он вышел из заключения, играл за «Кайрат». Здоровый парень, под 2 метра ростом. И вот «Кайрат» подает угловой, Севидов принимает мяч на грудь, я нахожусь рядом и высоко поднимаю ногу, чтобы блокировать его удар. Он ставит бедро, и я слышу хруст своих костей: как потом выяснилось, треснули малая и большая берцовая кости. Подошел судья, я говорю ему, что сломал ногу. Меня тут же отвезли в травмпункт. Наложили швы - и поехал мой футбол…
К новому сезону я, в принципе, восстановился. Но, увы, команде не пригодился. Приехал новый тренер из Ростова - Петр Щербатенко, плюс передавали команду из общества «Спартак» в общество «Урожай», и под этим шумом про меня и забыли.
- То есть вам торжественные проводы из футбола не устраивали…
- Нет, тихо-тихо забыли.
- Вы капитаном «Кубани» бывали?
- Иногда. Основным капитаном Владимир Будагов был. Вице-капитан? Тогда такого не было. Тренер просто говорил: «Сальников, выведешь команду».
- Могли поиграть еще?
- Мог. Силы были, но… Не было настроения. Когда ломаешь ногу, становишься никому не нужным. Сейчас у футболистов есть контракты, они защищены. А тогда… Раз не пригласили, а самому навязываться... Лишь однажды после того, как сломал ногу, в 1971-м поехал в Элисту, где Станислав Шмерлин был начальником команды. Калмыкия - сплошь степи, мы в гостинице жили. А у меня жена была в положении, должна была скоро родиться дочка. «Давай приезжай, одной тяжело», - она попросила, и я вернулся обратно. И «пылил» за завод Седина на первенство края.
Вообще, раньше не так держались, чтобы играть как можно дольше. Сейчас совсем другие деньги, конечно. Я всего 3 команды прошел. А ныне каждый год футболисты могут менять по 2 команды - ну и какие могут быть коллективы? Когда я узнал, сколько в «Кубани» получали в «вышке» в 2000-х.... Лучше бы один год тогда отыграл, чем все в свое время (смеется).
- И, тем не менее, вы в «Кубань» спустя время вернулись.
- Как уже говорил, про меня забыли, я стал играть за команду завода имени Седина. И одновременно работал тренером в «Трудовых резервах» с Эдуардом Дмитриевичем Антонянцем. А в 1973 году Володю Будагова экстренно позвали возглавить «Кубань», и он в конце сезона меня пригласил помочь. Благодаря ему я стал чемпионом России. «Финальная пулька» игралась на стадионах в Сочи, Адлере и Хосте. Формат турнира был таков, что, если была в основное время ничья, пробивались пенальти, мне тоже предоставляли право. При этом я тогда забил и один гол в основное время. С нами в турнире, проходившем с 4 по 20 ноября, играли «Уралмаш» (Свердловск), «Таврия» (Симферополь), Спартак (Кострома), «Искра» (Смоленск), «Сибиряк» (Братск) и «Трактор» (Павлодар). В Костроме, кстати, знаменитый вратарь Анзор Кавазашвили работал главным тренером. У нас было 4 подряд ничьи, но 3 из них - победные, в серии пенальти уступили только «Уралмашу». В последних матчах крупно обыграли «Сибиряк» и «Спартак». В итоге мы заняли третье место, пропустив вперед «Уралмаш» и «Таврию», но тоже вышли в первую лигу. Кроме того, в микро-турнире среди российских команд у нас были лучшие показатели, и «Кубань в третий раз в своей истории стала чемпионом РСФСР.
- Вы были в форме после перехода из любителей в профессионалы?
- Да, ведь регулярно играл на первенстве края. У нас на заводе Седина такая команда была - командища! Щегловский, Багапов, Миронов, молодые Семенюков и Половинко в составе. Анатолий Тимофеевич Палагин был руководителем и тренером «Станкостроителя». Он устроил меня в литейный цех, чтобы я мог получать зарплату. В «Трудовых резервах» детским тренерам платили маловато, на жизнь не очень хватало. Очень порядочный человек. Мы с ним пересекались еще в армии, в Новосибирске, правда, мимолетно, меня только взяли, а он уходил «на дембель».
За что ордена?!
- Анатолий Сильвестрович, звание мастера спорта, слышал, вы так и не получили...
- Не получил. Я в трех «финальных пульках» участвовал - и не мастер спорта, только кандидат в мастера. В 1970 году праздновалось 100-летие Ленина, нас награждали. Чин по чину, официально - указом Президиума Верховного совета СССР. Вот эта медаль Ленина у меня осталась...
Сейчас же можно выиграть сельские игры и получить звание мастера. Я удивляюсь! Судьбоносной роли это, конечно, не играет, но всё так обесценено, девальвировано… На чемпионате мира-2018 наша сборная заняла 8-е место - и им дают ордена, заслуженных мастеров спорта! Что это такое? В советское время за второе место на чемпионате Европы выгоняли Бескова из команды! Ну что они сделали? Обыграли случайно испанцев, попал мяч Акинфееву в ногу. Повезло. Ребята, вы посмотрите, как вы играли? Правильно волейболистка Екатерина Гамова выступила: у нас призеры Олимпийских игр и чемпионатов мира в некоторых видах не получают таких званий. Ребятам-футболистам, конечно, повезло. По-хорошему, они никогда бы не завоевали таких званий. Тут надо что-то серьезное выиграть. Видели мы сейчас Лигу чемпионов и Лигу Европы. Хвалим наш чемпионат! И где наши чемпионы? «Эспаньол» занимает последнее место в Испании и выходит с первого места в плей-офф. А разговоров!.. «Зенит» скупает множество игроков, ослабляет российские команды и отдает их в «Сочи». Можно вспомнить Сутормина. Зачем, мол, усиливать Казань? Вот и забрали питерцы его себе, могут отдать в «Сочи»! После крупного поражения от «Бенфики» что же Дзюба не подошел к корреспонденту? Обыграет «Спартак» - всё расскажет. «Бенфику» не сравнить ни с «Реалом», ни с «Барселоной». Это не гранд! А юноши «Зенита» в одном из матчей в Лиге чемпионов проиграли 1:7… С ума сойти!
- Футбол утратил как-то мужественность, футболисты могут подолгу лежать на газоне, симулировать, обижаются на тренеров из-за замен...
- Это да. Я сломал ногу, и никто ко мне в ужасе не подбегал. Я просто сообщил судье. Треск, между тем, был на весь стадион, и спокойненько меня унесли на носилках. Вообще никто у нас не корчился. Сейчас футболисты катаются по полю, бьют руками по газону, а через 2-3 минуты встают, и играют дальше как ни в чем не бывало. Возможно, карточки надо давать, чтобы отучить от такого поведения. Футбол такой вид спорта, что обязательно получишь травму или синяк.
- Почему, как полагаете, всё-таки симулируют?
- Трудно сказать. Возможно, слишком большие деньги получают. Или народ такой пошел, что слишком сильно себя любят. А вот в наше время симуляций я не припоминаю.
Самое главное - не унывать!
- Анатолий Сильвестрович, впоследствии вы были и тренером, и массажистом, и оператором…
- В основном - детским тренером. После окончания карьеры пошел работать в «Трудовые резервы», оттуда Шмерлин нас с Антонянцем взял в школу «Урожая». Когда открылся футбольный интернат «Кубани», туда перешел. Там и закончил, когда исполнилось 70 лет.
- Вы работали в «Кубани» тренером и столкнулись с одной из самых одиозных фигур в истории клуба - Александром Кочетковым.
- В 1983 году при Кочеткове я работал с дублем, у меня Юрий Соболь, Сергей Доронченко были. Команда приличная - в крае мы всех «чесали»! Основа играла с «Зарей» из Ворошиловграда, в первом тайме было 0:0, после перерыва Кочетков выпускает Александра Плошника - он 3 гола забивает. Все - головой. На следующий день Кочетков строит обе команды - главную и молодежную. Как начал Плошника распекать, что стыдно было рядом находиться. А ведь пацан забил трижды! «Ты что, считаешь себя великим?» и в таком духе. Плошник после этого ушел из «Кубани» - в Ростов. Кочетков, в то же время, ничего больше нигде не добился.
Меня его «выходки» тоже коснулись. Он в приказном порядке потребовал убрать из молодежной команды Эдуарда Мелконяна. Почему Кочетков так решил, для меня осталось загадкой. Я спросил, чем вызвано такое решение. Парень показывал себя способным, не пьянствовал, не гулял. Конечно, куда мне лезть против решения главного тренера? Но я такой человек, что не мог оставаться в стороне. Ну и Кочетков это просто так не оставил… В итоге председатель спорткомитета Килиний вызывал меня к себе. Короче говоря, мне сказали писать заявление об уходе...
Но, знаете, что ни делается - всё к лучшему. Мне хуже не стало, в технологическом техникуме, куда я пошел работать, была ставка 350 рублей против 202-х в дубле «Кубани». Плюс было много свободного времени, когда студенты уезжали в колхоз на уборку урожая. Так что я записался на курсы массажистов и пошел подрабатывать в баню. Самое главное - не унывать и не опускать рук в таких жизненных ситуациях. Кочетков же ничем себя не проявил, развалил команду, и она покатилась вниз.
- У вас в биографии есть еще чемпионство за ветеранов в 1989 году.
- Да, в 49 лет стал победителем чемпионата Союза в составе «Кубани». Тренировал нас Борис Яковлевич Типцов, начальником команды был Сергей Иванович Комаров. «Бригада» приличная была, хоть и в возрасте. Из полевых я был старше всех. Превосходил меня по возрасту только наш прославленный голкипер Олег Кущ, он на 2 года старше меня.
- Турнир был продолжительным, соперники играли с разъездами.
- Да, это была фактически кубковая система - матчи дома и на выезде. Я принял участие примерно в половине игр. Мы последовательно прошли «Торпедо» (Люберцы), «Таврию» из Симферополя и рижскую «Даугаву». В финальном противостоянии встречались с ташкентским «Пахтакором». Турнир начался еще в июле, а решающие матчи проходили в конце октября. «Кубань» победила сначала в гостях 2:1, а потом и дома - 2:0. Лучшим бомбардиром с 6-ю мячами стал Игорь Калешин, еще 5 забил Владимир Суренков.
- Как я понимаю, вы самым внимательным образом следите за современным футболом…
- Конечно! Активно смотрю. Правда, больше по телевизору. В прошлом сезоне у меня был пропуск на «Краснодар». Далеко автомобильная стоянка находится, тогда я не менял еще тазобедренный сустав, но сейчас заменил, и стало полегче ходить. Что сказать, красавец-стадион! Но вообще, предпочитаю смотреть «Реал», «Барселону», «ПСЖ». За нашими клубами не так интересно наблюдать. Из российских команд переживаю за «Спартак» и «Краснодар», хочу, чтобы куда-то выбились, но… Пока не получается.
- А на краснодарский «Урожай» ходите?
- На «Урожае» был раза три, в конце прошлого года. Нас, ветеранов, приглашал Стас Лысенко. Плачевное впечатление, конечно, осталось. В первую очередь - пустые трибуны. 100-200 человек собирается…
И знаете еще что, мне не нравится, когда футболисты и тренеры перед матчем говорят: «Выходим биться!» Выходите играть в футбол, ребята! Биться - идите в ринг! Это почему-то повсеместно стало в спорте, не только в футболе. В водном поло, например, такие же фразы звучат. Мне это слышать странно…
Сергей Бакаев

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: