.: Футбол. Тет-а-тет
Мурат Гомлешко: «Раньше для нас заказывали песни в ресторанах»
М
урат Гомлешко - яркая фигура в кубанском футболе. С 55-ю забитыми мячами он является вторым бомбардиром «Кубани» в российской истории, уступая по этому показателю только Станиславу Лысенко.
Техничный и настырный форвард мощно провел 1993-1995 годы, в каждом из которых забивал за краснодарскую команду по 14-19 мячей. Но потом стали сказываться последствия травм, и его карьера несколько пошла на спад. Гомлешко съездил в азербайджанский «Кяпаз», вернулся в 1999-м в «Кубань», а потом совершил еще один вояж, казахстанский - в «Елимай» и «Актобе-Ленто».
После завершения игровой карьеры Мурат Русланович тренировал краснодарское и ставропольское «Динамо», был президентом армавирского «Торпедо», спортивным директором «Кубани» и ее интерната, а сейчас является старшим тренером игроков 2004 года рождения в Спортивной школе по футболу Краснодарского края.
В интервью «Независимой спортивной газете» Мурат Гомлешко, которому недавно исполнилось 50, рассказал, почему отказался в свое время переходить в киевское «Динамо», как он забивал ударами через себя и с центра поля, как в 2015 году в авральном порядке заявлялось в ФНЛ армавирское «Торпедо», и о многом-многом другом интересном.
ПОЛУВЕКОВОЙ ЮБИЛЕЙ И НАЧАЛО ФУТБОЛЬНОГО ПУТИ
- Мурат Русланович, поздравляем вас с прошедшим юбилеем! Расскажите, как отметили 50-летие.
- Спасибо за поздравления! Отпраздновали на славу. Сначала провели однодневный турнир среди 4-х команд 2004 года рождения, воспитанников нашей детско-юношеской школы. Я приготовил призы командные и индивидуальные, по номинациям. Собрались с ребятами и их родителями на шашлык. А потом 3 дня отмечали по ресторанам - я собирал коллектив своих нынешних и бывших коллег, ветеранов, вместе с которыми играл, просто друзей, с которыми я близок по духу. Среди них были и Валерий Николаевич Стаценко, и Арсен Борисович Папикян, и Станислав Лысенко, и Владислав Великодный, и Владислав Лемиш, и Алексей Герасименко, и Анатолий Сычев, и Татьяна Зайцева, главный тренер «Кубаночки». В общем, футбольный такой бомонд (улыбается).
фото: ФК «Кубань»
- Давайте теперь переметнемся лет эдак на 40-45 назад и вспомним, как вы только начинали идти по футбольной дорожке.
- Для многих не секрет, что мой отец занимался борьбой и был тренером в этом виде спорта. А я несколько лет параллельно занимался футболом, борьбой и легкой атлетикой. Но к 12-ти годам, когда меня позвали в спецкласс, пришлось уже выбирать, и я сделал выбор в пользу футбола. Хотя папа и потом намеками и с помощью своих учеников пытался перетащить меня в борьбу, но его попытки оказались безуспешны - в приоритете у меня был именно футбол (улыбается).
- Кто тренировал вас в детско-юношеском возрасте?
- В разное время - разные специалисты. И Анатолий Михайлович Миронов, и Юрий Васильевич Горин, и Валерий Владимирович Завьялов, и Евгений Николаевич Бузникин, и Сергей Александрович Андрейченко. Поверьте, на тренеров мне было грех жаловаться, все они - прекрасные наставники и люди.
- Первой вашей взрослой командой стал павловский «Кооператор», так ведь?
- Да, верно. Там мне повезло с партнерами - это были такие известные ветераны кубанского футбола, как Александр Артеменко, Евгений Половинко, Евгений Николаевич Бузникин, Александр Васильевич Плошник, Виктор Глушко… Я был самый молодой среди всех. Тренировали нас Владимир Евгеньевич Обедзинский и Игорь Викторович Калешин. «Кооператор» стал чемпионом РСФСР среди сельских коллективов, финальная пулька проходила в Павловской. Кроме того, я стал лучшим бомбардиром зимнего первенства Краснодара, выступая за Политехнический институт, мы впервые стали призерами зимнего первенства города, а потом - победителями краевой Универсиады. А в 1991 году меня позвал в белореченский «Химик» Багапов Хамза Абдулович. Я попал в первую для себя команду мастеров, и мне там сразу удалось стать лучшим бомбардиром второй лиги, после чего я получил приглашение на просмотр от «Кубани».
- Кто на вас вышел?
- Игорь Викторович Калешин - он тогда помогал в «Кубани» главному тренеру Юрию Федоровичу Марушкину. Наверное, Калешин заприметил меня еще в то время, когда мы пересеклись с ним в «Кооператоре». Сами понимаете, предложение от «Кубани» было для меня весьма лестным. Я сразу оповестил об этом Хамзу Абдуловича Багапова, спросил, можно ли съездить на просмотр. Он ответил: «Конечно, попробуй». Я отправился на сборы «Кубани» в Абхазию, и мне удалось закрепиться в команде.
ПРИХОД В «КУБАНЬ» И ВЫСШАЯ ЛИГА
- Получается, вы сразу оказались в высшей российской лиге…
- Да, тогда проходила реорганизация чемпионатов, и «Кубань», пусть и не по спортивному принципу, но попала в высший дивизион. Конечно, это были супервпечатления! Мне посчастливилось сыграть и против Николая Савичева из «Торпедо», и против спартаковцев Валерия Карпина, Виктора Онопко, Дмитрия Радченко, Игоря Ледяхова… Это всё громкие имена и большие команды, которые я раньше видел только по телевизору.
- Коленки тряслись, когда выходили на поле против «зубров»?
- Может, в какой-то мере и тряслись (смеется). Но не сказать, что я тушевался. Так получилось, что в 1992-м я поучаствовал практически во всех матчах - когда выходил на замену, а когда и в основе. Коллектив у нас тогда сложился очень хороший. Юрий Марушкин привез в команду ребят из Брянска и Воронежа, но и кубанских футболистов было много - Женька Плотников в воротах, Станислав Лысенко, Сергей Лысенко, Владислав Великодный, Алексей Герасименко, Владислав Лемиш, Сергей Белоус… Еще Андрей Коваленко, уже осевший в Краснодаре после Белоруссии, Мурат Зекох из Майкопа…
- Очень приличный по именам состав! Почему же «Кубань» не смогла остаться в высшей лиге?
- Сказалось много нюансов. Команда подобралась очень молодая, у нас не было большой сыгранности. Тем не менее, я не скажу, что по игре мы сильно кому-то уступали. В Москве Лемиш забил свой знаменитый гол Черчесову, и мы вышли вперед в матче со «Спартаком» - но всё-таки проиграли со счетом 1:2, пропустив решающий мяч в концовке. Зато на выезде сыграли вничью со столичным «Торпедо» (0:0) и обыграли «Ротор» (3:1), у которого был суперсостав с Нидергаусом и Веретенниковым.
- Лично вы в полной мере заявили о себе в 1993 году, верно?
- Да, именно он стал отправной точкой в моей карьере. Еще в 1992-м после отставки Юрия Марушкина исполнять обязанности главного тренера стал Игорь Викторович Калешин. Именно он перевел меня из полузащиты в атаку, и к сезону-1993 я уже изначально готовился в качестве ярковыраженного нападающего. Удалось забить 18 голов в первой лиге, и я стал вторым ее бомбардиром.
НЕСОСТОЯВШИЕСЯ ПЕРЕХОДЫ В «ЧЕРНОМОРЕЦ», КИЕВСКОЕ «ДИНАМО» И «ЖЕМЧУЖИНУ»
- Мурат Русланович, знаю, в конце 1993 вы ездили на просмотр в киевское «Динамо»…
- На самом деле мною интересовались порядка 10-11-ти клубов. Например, я мог вместе со Станиславом Лысенко оказаться в новороссийском «Черноморце», который готовился выйти в высшую лигу. Мы уже даже поехали на переговоры, но как раз в тот день трагически погиб президент «Черноморца» Владимир Бут, и они сорвались. Что касается киевского «Динамо», то оно было настойчиво, приглашая меня, и я поехал туда на 3 месяца. Мне уже выдали экипировку команды, я сидел в кабинете президента клуба Григория Суркиса и готов был подписать контракт, но ситуация изменилась.
- Что же произошло?
- На меня вышел Игорь Калешин - тогда я прислушивался только к нему. Сказал мне: «Сошлись на то, что тебе надо посоветоваться с родителями, и срочно приезжай в Краснодар». Я так и сделал, после чего мы с Калешиным отправились на переговоры с Арсеном Юрьевичем Найденовым в сочинскую «Жемчужину», выступавшую тогда в высшей лиге. Игорь Калешин должен был стать помощником Найденова, хотел меня забрать с собой, но всё опять сорвалось…
- Почему?
- Игорь Викторович остался в «Кубани». Главным тренером команды стал Леонид Васильевич Назаренко, и меня вызвали на разговор. Назаренко сказал, что заинтересован во мне, был весьма настойчив. Пришлось отказать и «Динамо», и «Жемчужине».
- Не жалели потом, что не остались в киевском «Динамо»? Всё-таки это легендарный бренд, высочайший уровень…
- Может, и жалел потом… Но «Кубань» сделала мне хорошие условия - сразу дали и квартиру, и машину. Я чувствовал, что в Краснодаре во мне действительно заинтересованы, а в Киеве пришлось бы еще многое доказывать и доказывать заново. Наверно, где-то я испугался этого. В «Динамо» нужно было бы проявлять себя на фоне таких классных игроков, как Сергей Шматоваленко, Владимир Шаран, Виктор Леоненко, Сергей Мизин, начинали играть Александр Шовковский и Сергей Ребров…
ВОЯЖИ В АЗЕРБАЙДЖАН И КАЗАХСТАН
- Как складывалась ваша карьера дальше?
- В 1994-м я получил первую серьезную травму, мне прооперировали мениск на левой ноге, но я всё равно успел забить за сезон 14 голов. В следующем году я перенес повторную операцию, однако тоже забил немало. А вот потом у меня уже пошел спад, да и в «Кубани» тренеры стали быстро меняться. Я уходил в аренду в майкопскую «Дружбу» и славянскую «Ниву». Дальше вернулся в «Кубань», однако новый главный тренер ростовчанин Синау привез много своих ребят, увеличилась конкуренция. Тогда мне предложили вариант в Азербайджане…
- «Кяпаз» из Гянджи?
- Да. Я удачно прошел там просмотр и приехал в Краснодар вместе с руководителями «Кяпаза», которые выкупили мой трансфер у руководителя «Кубани» Владимира Николаевича Середы. Мы взяли Кубок Азербайджана, победив в финале в Баку «Нефтчи» со счетом 2:0, и золото чемпионата. Но я заболел гепатитом «А», и мне пришлось вернуться в Краснодар. В 1999-м я играл за «Кубань», а потом уже уехал в Казахстан: полтора года выступал за семпалатинский «Елимай» и полгода - за «Актобе-Ленто».
- В Азербайджане и Казахстане хорошо прочувствовали местный колорит?
- Ну да, конечно, я увидел там много нового. Удивляло, что многие молодые люди в Азербайджане практически не владели русским языком. Что касается Казахстана, то в его северных и восточных городах, таких, как Павлодар, Костанай и Усть-Каменогорск, русского населения примерно столько же, сколько и казахского. А в южных городах - Шыкменте, Кызылорде - проживает больше казахов.
- В Казахстане были свидетелем, как резали баранов на футбольном поле?
- Забегая вперед, я вам скажу больше - такая традиция была и в Армавире, где я занимал пост президента клуба в первой половине 2010-х. Перед каждым сезоном привозили их в хозпостройку, в 5 утра разделывали и носили по полю, окропляли ворота. Ну а потом - шашлык и плов на всю команду (улыбается).
ТРЕНЕРЫ «КУБАНИ»
- Давайте в отдельном блоке интервью поговорим об известных тренерах, под руководством которых вы поиграли в «Кубани». Начнем с Игоря Калешина.
- Игорь Викторович больше был помощником - и у Марушкина, и у Назаренко, и у Бражникова с Новиковым. Я уже сказал, что именно Калешин перевел меня в нападение. У меня давно сложились с ним теплые отношения - мы из одного района, он был моим кумиром, я им всегда восхищался. Я прекрасно общался отцом Игоря Викторовича Михалычем, а его дети - Евгений и Виталий - росли на моих глазах.
- На очереди - Владимир Бражников.
- О Саныче можно целые книги писать! Он тоже личность с большой буквы. Со своими тараканами в голове, в хорошем смысле этого слова, со своим видением футбола, во многом отличавшемся от видения других тренеров. Если Новиков, например, делал упор на техничный и комбинационный футбол с короткими передачами, то Бражников, это ни для кого не секрет, был приверженцем киевской школы - диагонали, длинные пасы, забегания, прессинг. Но всё это шло на пользу. Кому-то из игроков такой стиль помогал сильно, кому-то - не очень, но никому не навредил точно.
- Приведите примеры знаменитых шуток Бражникова.
- Он удивлялся, почему так совпало, что у многих футболистов команды фамилии заканчивались на «о»? Говорил: «Что за фамилии пошли: Дорошенко, Пантюшенко, Гомлешко, Лысенко, Герасименко? А вот раньше были фамилии: Бобров, Стрельцов, Иванов!» Бывало, Бражников во время тренировки отходил с сигаретой к озеру посмотреть, как люди рыбачат, - и забывал, что мы тренируемся, а уже темнело. Но всё это воспринималось по-доброму (улыбается).
- Чем запомнился Леонид Назаренко?
- Леонид Васильевич многое дал мне как нападающему. Вот, кстати, любопытная история. Как-то перед сезоном он привез с собой очень хорошие бутсы - а тогда на них был большой дефицит. Назаренко видел, что эти бутсы мне очень понравились, да и размер у меня с ним одинаковый оказался. Тогда Леонид Васильевич сказал, что если я забью в первых 3-х матчах 3 или 4 гола (точно уже не помню), то он мне их подарит. Так и случилось: я забил, он подарил, и я назабивал в этих бутсах еще кучу голов (улыбается).
- Назаренко славится своим вниманием к тактике и дисциплине…
- Да, он одним из первых в России стал переходить на игру в линию сзади - пришлось перестраиваться, многое было в новинку. И дисциплина у него действительно как армейская - он же играл и тренировал в московском ЦСКА, ростовском и хабаровском СКА. Если Леонид Васильевич заходил к кому-то в комнату и видел незаправленную кровать, то мог свернуть матрас и выкинуть его в окно. Это приучало футболистов к порядку.
- С Софербием Ешуговым вы пересекались в своей игровой карьере не раз…
- Сначала я поиграл под его руководством в 1996-м в майкопской «Дружбе», куда меня и Сергея Белоуса отдали в аренду на второй круг. А потом уже Ешугов позвал меня в «Кубань» в 1999-м из горячеключевского «Нефтяника», когда в краснодарский клуб зашел владельцем Иван Александрович Паненко. Все знают, что у Софербия Бачмизовича упор на жесткую дисциплину, физическую подготовку и боевой настрой. При нем на тренировках мы и партнеров друг на друге носили, и в гору бегали, и с горы - да много чего делали (улыбается). Софербий Бачмизович изначально подбирал игроков, близких ему по менталитету и воспитанию, поэтому никаких проблем не возникало.
ГОЛЫ, ГОРДОСТЬ И ВЫДАЮЩИЕСЯ ПАРТНЕРЫ
- Мурат Русланович, вернемся к вашему футбольному пути. После «Актобе-Ленто» вы немного поиграли за краснодарский «Немком»…
- В профессиональной третьей лиге. Тогда мне было 32 года, уже накопилась усталость, и я решил спокойно доигрывать в свое удовольствие на первенство края - в следующем сезоне выступал за «Тихорецк».
- Еще наверняка давали знать о себе старые болячки?
- Да, к сожалению. Я еще с 1994 года без наколенника играть уже практически не мог. Мне делали обезболивающие - бывало даже такое, что их действия на тайм не хватало. В одном из матчей на стадионе «Кубань» я где-то на 40-й минуте почувствовал, что обезболивающее действовать перестало, и доктор оперативно сделал мне укол на скамейке запасных - у него уже был приготовлен шприц... Болячки, к слову, дают знать о себе до сих пор. Буквально 3 года назад мне сделали операцию на правой ноге, а недавно - уже третью на левой.
- Расскажите о выдающихся партнерах, с которыми вы бок о бок выступали за «Кубань».
- В обороне у нас выделялся Сергей Лысенко - мощный, самоотверженный, неуступчивый. Леха Герасименко - это вообще уникальный футболист: настоящий универсал, чуть ли не на всех позициях успел поиграть. Владислав Великодный выделялся своей скоростью, напористостью. Феноменальной культурой паса обладал Станислав Лысенко - наверное, 90 процентов своих голов за «Кубань» я забил именно с его передач. Владислав Лемиш - супернападающий с потрясающей левой ногой, и как классно он головой играл! Ну а футболиста техничнее Сергея Белоуса я, честно говоря, никогда не встречал. Он, к сожалению, так и не раскрыл до конца свой талант, а ведь в молодом возрасте уезжал в ЦСКА…
- А какими сильными качествами выделялся Мурат Гомлешко?
- Мне кажется, они у меня прибавлялись с каждым годом. Наверное, это настырность, стартовая скорость, дриблинг. Меня называли жадным футболистом - я много водился. Но иногда это всё же приносило пользу команде (улыбается). Забил немало мячей головой, много открывался, играл на опережение, активно участвовал в прессинге. При потере мяча всегда стремился побыстрее отобрать его.
- Какие свои голы особенно запомнили?
- Конечно, на память сразу приходит гол, который я забил ударом через себя - к сожалению, точно не помню, в ворота какой команды. Леонид Назаренко хотел еще повезти кассету с видео в передачу «Футбольное обозрение», - тогда ж не было интернета, как сейчас. Правда, не знаю, возил или не возил (улыбается). Как я забил? Фомин прошел по правому флангу и сделал подачу от углового флажка, а я, вбегая на скорости в штрафную, успел как-то сгруппироваться и из района 11-метровой отправил мяч в ворота через себя. Мы тогда повели в счете - 1:0, но в итоге проиграли - 1:2.
Еще выделю гол, который забил с центра поля. У соперника вратарь стоял на линии штрафной, а мяч от ворот выбивал защитник. Сергей Белоус сыграл головой по мячу в центре поля, тот стукнулся о газон и прилетел прямо ко мне - а я интуитивно как дал в касание по воротам! Голкипер бежал - не достал. И знаете, что самое смешное? Леха Герасименко начал журить меня: мол, почему я не дал ему передачу, а то он выходил бы на рандеву с вратарем (смеется). Тогда мы тоже повели - 1:0, но в итоге проиграли - 1:2. Получается, что мои красивые голы очков команде не приносили (улыбается).
- Что для вас значит быть одним из лучших бомбардиров в истории «Кубани»?
- Конечно же, в какой-то мере, распирает гордость (улыбается). Я второй бомбардир клуба в российской истории и четвертый - с учетом советских лет. Моя фотография висит на стадионе «Кубань». Бывая там, я каждый раз смотрю - сняли ее или нет (улыбается).
- Болельщики узнают вас на улицах?
- Молодое поколение - практически нет. А ровесники и те, кто старше, - бывает. Когда видят меня на стадионах, иногда говорят друг другу: «Вон, смотри, Гомлешко идет» (улыбается). А раньше в Краснодаре футболистов «Кубани» во всех ресторанах узнавали - даже песни для нас заказывали.
КРАСНОДАРСКОЕ И СТАВРОПОЛЬСКОЕ «ДИНАМО», АРМАВИРСКОЕ «ТОРПЕДО»
- После завершения игровой карьеры вы сразу решили стать тренером?
- Такие мысли у меня были, когда я еще играл за «Тихорецк». Потом я тренировал легендарную прокурорскую команду «Вымпел» (позже ее переименовали в «Космос»), мы успешно выступали на зимнем чемпионате Краснодара. В 2005-м я по приглашению Валерия Николаевича Стаценко стал помощником Владимира Васильевича Суренкова в краснодарском «Динамо». Мы выиграли чемпионат и Суперкубок края, но в Кубке уступили в полуфинале Тимашевску. В 2006 году меня пригласили в ставропольское «Динамо» - в первом круге я был помощником Сергея Зименкова, а во втором стал главным тренером. В 2007-м мы заняли 2-е место в зоне «Юг» второго дивизиона, уступив путевку в первый дивизион новороссийскому «Черноморцу».
- Дальше вы вернулись в краснодарское «Динамо», ничего не путаю?
- Всё верно. Меня пригласили туда начальник краевого управления ФСКН Михаил Михайлович Крапивный и начальник ГУВД края Сергей Александрович Кучерук. К тому времени «Динамо» 2 года было без трофеев, и они поставили жесткую задачу выиграть всё, что можно, к их юбилеям: в 2008-м Кучеруку исполнялось 55 лет, а Крапивному - 60. Ну, мы и выиграли всё, что можно: чемпионат Кубани, причем, досрочно, Кубок и Суперкубок (улыбается). Состав в «Динамо» тогда подобрался звездный, судите сами: Толик Будко, Олег Терехин, Владимир Пантюшенко, Игорек Киселев, царствие ему небесное, Виталий Стрельцов, Евгений Бузникин, Саша Головинов и, конечно же, Максим Деменко. Некоторые ребята потом возобновили свою профессиональную карьеру.
- А как складывалась дальше ваша деятельность?
- Валерий Николаевич Стаценко и Сергей Викторович Доронченко предложили мне стать спортивным директором интерната «Кубани». Я проработал там полтора года, и Доронченко предложил мне пост президента армавирского «Торпедо».
- В то время это был фарм-клуб «Кубани»?
- Неофициально. С одной стороны, это были разные клубы, но все понимали, что они тесно связаны между собой. За 4 с половиной года моего президентства в Армавире через «Торпедо» прошли 27 воспитанников интерната «Кубани», многие из них заявили о себе и продолжили потом выступать на профессиональном уровне.
- Среди болельщиков популярной была версия, что «Торпедо» специально не стремилось выиграть зону «Юг» до 2015 года, потому как не имело перспективы заявиться в ФНЛ.
- Ничего подобного, всё это досужие слухи и домыслы. Ни про одного футболиста и тренера «Торпедо» нельзя было сказать, что он не хотел выиграть зону «Юг». Но другие команды - «Ротор», «Черноморец», «Волгарь» - заслуживали путевку в ФНЛ больше. Они изначально были фаворитами в чемпионской гонке и решали конкретные задачи повышения в классе, а мы просто очень сильно пытались им помешать.
- Сезон-2014/15 получился для «Торпедо» очень неоднозначным. С одной стороны, команда испытывала огромные финансовые проблемы, но, с другой, наконец-то смогла занять долгожданное итоговое 1-е место.
- Мы могли вообще не начать тот чемпионат или сняться после первого круга. Но честь и хвала ребятам, которые до последнего терпели и бились на поле. И спасибо новому руководству «Торпедо», которое до конца рассчиталось с футболистами и тренерами, - они это заслужили.
- Последний тур тогда оказался для «Торпедо» словно сказочным…
- Нам нужно было самим обыграть дома «Спартак» из Нальчика и надеяться, что крымский «Витязь» и новороссийский «Черноморец» не обыграют дома пятигорский «Машук» и ставропольское «Динамо» соответственно. Конечно, это было стечением обстоятельств, что наши конкуренты свои матчи в родных стенах проиграли, а Нальчик не забил в наши ворота пенальти при счете 0:0. Потом уже Андрей Михеев вывел «Торпедо» вперед, и мы довели дело до «золотой победы». Столько счастья привалило за один вечер (улыбается)!
- Тогда вы предполагали, что команда заявится в ФНЛ на следующий сезон?
- Еще утром в день игры с Нальчиком я отправил в Москву сообщение, что «Торпедо» не будет лицензироваться на выступление в новом сезоне ни в какой профессиональной лиге. Это было четкое указание от руководства. Но когда мы выиграли зону «Юг», пошли разговоры, что Олег Артушевич Мкртчян хочет сохранить в Армавире команду под названием «Кубань-2»…
- Когда стало ясно, что «Торпедо» всё-таки собирается заявиться в ФНЛ под своим именем?
- В конце июня-начале июля. Мне позволил Камо Тигранович Айрапетян и срочно вызвал в Армавир. Я приехал, и он сказал, что нужно оперативно готовить бумаги. Тогда же в «Торпедо» пришел Валерий Оганесян.
- Как вы узнали, что тренировать армавирскую команду будет Валерий Карпин?
- Олег Артушевич Мкртчян вызвал меня в Москву, я прибыл в его офис. Захожу - и вижу там Валерия Георгиевича. Артушевич мне сказал еще: «Смотри никому не сболтни». Тогда еще всё держалось в секрете, но переговоры с Карпиным уже велись.
- Знаю, что «Торпедо» готовилось к ФНЛ в авральном порядке…
- Да, времени практически не было, мы лицензировались всего за 3 дня до начала турнира. Была проведена огромная кропотливая работа по приведению клубной структуры, стадиона и так далее к стандартам ФНЛ. Игроков мы собирали по крупицам в течение всего лишь 3-4-х дней. Я вам даже больше скажу: за несколько минут перед матчем 1-го тура с «Зенитом-2» в Петербурге в заявке «Торпедо» было всего лишь 7 человек. Всё решали 2-3 минуты - в это время шла электронная заявка футболистов. Мы еле успели (улыбается).
- В ФНЛ вы работали в «Торпедо» недолго, так ведь?
- Да, Валерий Стаценко пригласил меня в «Кубань», и уже с 28 августа я приступил к обязанностям ее спортивного директора.
- Что думаете про нынешнюю армавирскую команду, которая с лета 2016-го называется не «Торпедо», а «Армавир»?
- Для меня она всё равно остается «Торпедо». Сейчас это совершенно самодостаточный клуб, независимый ни от какого другого, со своим владельцем и спонсорами. Армавирский клуб хорошо развивается, выступает в ФНЛ второй год подряд. Тренирует команду местный специалист - Арсен Борисович Папикян, а если в основном составе появятся несколько своих воспитанников, то болельщиков у нее станет больше. Надеюсь, это произойдет, когда заработает академия клуба. Еще надо отметить, что в Армавире реконструировали стадион и увеличили его вместимость. Также постелили шикарное поле - да, оно искусственное, но зато одно из лучших по качеству в России.
«КУБАНЬ» И «УРОЖАЙ»
- Мурат Русланович, вы покинули «Кубань» после весны 2016 года…
- Тогда в клубе сменилось руководство. Дальше я снова год проработал в спортивном интернате «Кубани», после чего по ободному согласию сторон покинул родной клуб и вернулся в детско-юношескую школу, где начинал свой футбольный путь. Это Спортивная школа по футболу Краснодарского края, бывшая СДЮСШОР «Кубань».
- Как относитесь к тому, что ФК «Кубань» потерял профессиональный статус?
- Естественно, отрицательно. Как я могу относиться к этому положительно, если я ее воспитанник, много лет играл за нее и работал в ее структуре? Конечно, душа болит за «Кубань». Ее расформирование стало серьезным ударом для болельщиков, особенно для старшего поколения. Я руководил армавирским «Торпедо», и это была очень тяжелая ноша. Понимаю, что руководить таким клубом, как «Кубань», еще сложнее. Но всё равно считаю, что должны были предприниматься более серьезные попытки сохранить «Кубань». Сохранить все-таки легче, чем пытаться потом организовать всё с нуля заново.
- Какая у вас связь с новой, любительской «Кубанью»?
- Я входил в ее общественный совет. С радостью воспринял новость, что болельщики стремятся возродить клуб. Но я много лет шел и продолжаю идти в ногу со Станиславом Лысенко. Понимаю его решение закрыть глаза на некоторые моменты из прошлого и стать гендиректором «Урожая». У него есть четкое понимание своих действий, а руководители пообещали ему финансовую поддержку. У них сейчас основная цель - вернуть клубу название «Кубань». Повторюсь, я нахожусь на стороне Станислава. Надеюсь, у него получится возродить то, что было потеряно.
- Довольно большая часть болельщиков не признает «Урожай» преемником «Кубани».
- Многие просто не понимают, что другого пути нет. Сейчас наиболее правильно вернуть «Кубань» на базе «Урожая», с его руководством и поддержкой администрации края. Пытаться в нынешней ситуации идти параллельно в противовес «Урожаю», на мой взгляд, нелогично. Хотя, если бы Стас оставался сейчас в любительской «Кубани», я бы тоже его поддерживал.
РАБОТА ДЕТСКИМ ТРЕНЕРОМ, СЫН РУСЛАН
- Мурат Русланович, давайте поговорим о вашей нынешней работе. Вам нравится тренировать детей?
- Очень. Я уже давно сделал для себя вывод: если что-то не нравится, работать через силу не стоит. Я действительно получаю удовольствие от своей деятельности, вижу, как мои воспитанники растут буквально на глазах. Сейчас я старший тренер одной из групп, а всего у нас 3 группы 2004 года - 74 воспитанника. С другими тренерами мы смотрим в одном направлении.
- Допускаете, что еще поработаете тренером на взрослом уровне?
- Думаю, я уже опоздал с этим. Чтобы тренировать профессиональные команды, надо получать лицензии «B», «А», «PRO». Пока я посвятил себя детско-юношескому футболу и чувствую, что нахожусь на своем месте. Но не исключаю, что поработаю еще где-нибудь в селекционном отделе или спортивным директором, если поступит соответствующее предложение.
- Ваш сын Руслан стал футболистом по вашей «наводке»?
- Нет, он выбирал сам, пока я в это время мотался по футбольным делам (улыбается). Я знал, конечно, что он с 6-ти лет стал ходить на краснодарский стадион «Динамо», потом - на 2-ю Пятилетку, тренировался под руководством Александра Хамзаевича Багапова. Еще он занимался каратэ, а потом попал в интернат «Кубани» к Игорю Викторовичу Калешину.
- Как оцените карьеру Гомлешко-младшего до настоящего момента?
- У Русика очень хорошо всё начиналось. В 18 лет он дебютировал на профессиональном уровне в армавирском «Торпедо», у него была хорошая статистика, он отыграл много матчей в стартовом составе в чемпионском сезоне-2014/15. Но потом у Руслана пошла череда травм: то паховые кольца, то голеностоп, то плечо… В последнее годы он чуть упустил время и выпал из обоймы команд мастеров. Хотя стал чемпионом края в павловском «Кубань Холдинге», где сыграл много матчей в «старте», первую часть нынешнего сезона провел в краснодарском «Урожае». В будущем многое зависит от самого Руслана - в свои 24 года он еще может по-настоящему о себе заявить, но для этого ему надо трудиться и трудиться.
- Какие у него сильные стороны?
- Скажу откровенно - в плане футбольного интеллекта Русик гораздо умнее, чем был я в его годы. Ну, я-то потом тоже обматерел со временем (улыбается). У нас с ним разные сильные качества. Если у меня это была скорость, силовая борьба и дриблинг, то у него - футбольное мышление, чтение игры, передачи с обеих ног, умение вести игру. Я был на поле большим индивидуалистом, чем Руслан.
СОВРЕМЕННЫЙ РОССИЙСКИЙ ФУТБОЛ
- Перейдем напоследок к экспертной теме. Все наши клубы повылетали из еврокубков еще до весенней части. Получается, российский футбол стал совсем плох?
- Я бы не стал говорить, что ситуация прямо такая уж плачевная - всплески тоже ведь бывают. Но, конечно, эти всплески кратковременные. У нас явно есть какой-то пробел и провал в подготовке молодых футболистов. Почему-то наши футболисты, выигрывавшие юношеский чемпионат Европы, быстро пропадали с радаров, их потом было не видно и не слышно. Может, это связано с тем, что клубные тренеры доверяли не им, а опытным легионерам, с которыми легче решать турнирные задачи в формате «здесь и сейчас». Поэтому я думаю, что в России не хватает чемпионатов страны, например, U-19, U-20 и U-21, в которых молодые футболисты были бы на виду. Сейчас молодые люди «поздние», когда им от 18-ти до 23-х лет, они еще формируются - очень важно примечать таланты в таком возрасте.
И еще: мне немножко не нравится, что в футболе сейчас размываются индивидуальные качества игроков. Раньше защитники знали всех нападающих команд-соперников, а сейчас они многие фамилии даже не запоминают, поскольку те играют однотипно. Раньше же было много индивидуально ярких футболистов, каждый из которых отличался своим сильным природным качеством: у кого-то это был дриблинг, у кого-то - удар, у кого-то - ювелирные передачи. За счет таких качеств они и становились звездами, а сейчас пасы ради пасов часто вредят красоте игры. И во многом это начинается еще с детско-юношеского футбола, когда детей заставляют выигрывать турниры и выстраивать какие-то схемы… Зачем это делать? Дайте детям возможность самим показать то, что они умеют, пускай они творят на поле! Марадона, Роналду и Месси прославились и стали лучшими в мире именно благодаря своим сильным футбольным качествам. А если бы им мешали проявлять их в детстве, у них бы ничего не получилось.
- Как вы смотрите на идею расширения РПЛ до 18-ти команд?
- Я понимаю, о чем говорят противники этой реформы. При расширении в лиге увеличится количество средних команд и, как следствие, средних футболистов - в результате упадет качество футбола. Кроме того, это повлечет за собой увеличение расходов клубов. Так что я не знаю, кому расширение премьер-лиги пойдет на пользу.
- За счет чего «Зенит» заработал себе 10-очковый отрыв от ближайшего преследователя?
- Во многом это стечение обстоятельств. Не сказать, что питерцы выиграли все матчи на одном классе, - у них было немало сложных побед, добытых, в том числе, на везении. В плане такого большого отрыва «Зениту» очень подсобили потери очков их прямых конкурентов во встречах с командами второй половины таблицы. Видимо, те недонастраивались в ряде матчей, а в футболе нужно уважать каждого соперника. Полагаю, весной «Зенит» вряд ли упустит преимущество, хотя в футболе, конечно, всякое может быть.
- Что думаете про кубанские команды премьер-лиги - «Краснодар» и «Сочи»?
- Многие достижения у «Краснодара», я думаю, еще впереди. Сейчас Мураду Мусаеву нужно в хорошем смысле обрасти мясом и обматереть, набраться опыта. Тренеру очень непросто переходить из молодежного футбола в профессиональную команду, которая, к тому же, является одним из лидеров премьер-лиги. По селекции к «Краснодару» мало вопросов. У Игнатьева, как говорят, не всё было хорошо с дисциплиной, и очень жаль Кабелла, получившего серьезную травму в августе, - он оставлял весьма приятное впечатление. К сожалению, сейчас у «Краснодара» не так много воспитанников в основном составе, как хочет Сергей Николаевич Галицкий, но, надеюсь, его мечта об 11-ти воспитанниках в «старте» станет реальностью. Это был бы очень важный момент для всего краснодарского и российского футбола.
Что касается «Сочи», то это неофициальный фарм-клуб «Зенита», - как раньше было армавирское «Торпедо» для «Кубани». При этом у «Сочи» есть амбициозные хозяева с деньгами. Почему команда базируется в Сочи, хотя имеет питерские корни? Значит, ей так комфортно. Что будет дальше, посмотрим.
- А как смотрите на ситуацию с Кокориным, который отказался уходить из «Зенита» в аренду в «Сочи» и был за это «сослан» в «Зенит-2»?
- Кокорин - один из самых одаренных и талантливых российских футболистов последнего десятилетия. И я не думаю, что за 3 месяца тренировок после выхода на свободу он не набрал нужной формы, тем более Семак говорил, что видит Кокорина в составе главной команды «Зенита». Понятно, что там сейчас есть два основных нападающих - Дзюба и Азмун, но у них возможны травмы, а Кокорин - более чем достойная замена кому-то из них. К тому же, он может эффективно сыграть и чуть глубже - в полузащите. Как будет развиваться его ситуация дальше? Посмотрим…
Давид Арутюнов

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: